А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Притчи@ру. Секрет счастья" (страница 6)

   Доброта заразительна

   Ш
   ел дождь, и видимость на дороге была плохая. На обочине трассы стоял «мерседес», а в нем пожилая женщина. Хозяин проезжавшего мимо подержанного «понтиака» притормозил, поняв, что старушка нуждается в помощи. Она не знала, чего можно ожидать от приближающегося мужчины. Но больше часа никто не останавливался, все проезжали мимо ее машины, застрявшей на транзитной магистрали. Этот мужчина не внушал пожилой даме никакого доверия. Мало ли кто это может быть. Преступник, бродяга…
   Мужчина чувствовал, ее напряжение, видел страх, исказивший лицо, и понимал, что она думает о нем. Поэтому он взял инициативу на себя и начал диалог:
   – Я иду помочь, не беспокойтесь, сейчас разберемся с вашей машиной, – и представился.
   Все оказалось проще простого – спустившееся колесо. Но для пожилой женщины это было неразрешимой проблемой. Мужчина опустился под машину, чтобы увидеть, где лучше поставить домкрат, взял в багажнике запасное колесо, и, когда закручивал последний винт, старушка опустила стекло и заговорила. Рассказала, откуда едет, как стояла больше часа здесь, под проливным дождем, надеясь, что кто-нибудь поможет, и что не знает, как его отблагодарить. Мужчина только улыбался, пока прятал инструменты и спущенное колесо в багажник «мерседеса».
   Старушка спросила, сколько должна ему и сказала, что любая сумма будет оправданной, если подумать о том, что, если бы не он, она могла провести здесь остаток дня или даже всю ночь, так и не дождавшись помощи.
   Он же не думал о деньгах, ему не стоило большого труда заменить колесо. Помочь в беде – это лучший способ отплатить за оказанную кем-то помощь в прошлом. Мужчина сказал, что если она обязательно хочет заплатить, то может это сделать в следующий раз, как только увидит, что кто-то нуждается в помощи.
   – Тогда вспомните обо мне, – сказал на прощание мужчина.
   Он подождал, пока старушка уехала, и, несмотря на то что день был пасмурным и мрачным, почувствовал себя хорошо. Сел в свой старенький «понтиак» и продолжил свой путь.
   Проехав несколько десятков километров, старушка увидела маленькое придорожное кафе и решила согреться чашечкой горячего кофе перед тем, как преодолеть последний отрезок своего пути.
   Кафе находилось в каком-то богом забытом месте. Рядом с ним стояли две старые бочки из-под бензина. Она вошла, огляделась. Кассовый аппарат времен ее молодости, старая мебель. К ней тотчас подошла очень милая официантка и предложила бумажное полотенце, промокнуть мокрые от дождя волосы. У нее было открытое лицо и приятная искренняя улыбка.
   Официантка находилась где-то на восьмом месяце беременности, но этот факт никак не повлиял на отношение молодой женщины к посетителям кафе. Пожилая женщина невольно задумалась, как люди, имеющие так мало, могут быть такими доброжелательными к посторонним? И вспомнила о своем дорожном спасителе.
   Перекусив и выпив горячего кофе, женщина попросила счет и протянула официантке банкноту в сто долларов. Когда девушка вернулась со сдачей, столик был пуст. Посетительница ушла. Официантка уже собиралась догнать пожилую даму и рассчитаться, но тут заметила на столе записку, нацарапанную на салфетке, а под ней – четыре банкноты по сто долларов.
   Девушка читала записку, и ее глаза наполнялись слезами. «Ты ничего мне не должна. Мне помогли так же, как я помогаю тебе. Если когда-нибудь захочешь отплатить мне, сделай то же самое для кого-нибудь другого, кто нуждается в помощи. И не переставай относиться к посетителям так же, как сегодня отнеслась ко мне. Продолжай дарить свою любовь, не позволяй, чтобы эта цепочка добра прервалась».
   Официантка занималась своей привычной работой – убирала столики, наполняла сахарницы, обслуживала посетителей, но остаток дня пролетел незаметно.
   В эту ночь, придя домой и осторожно, чтобы не разбудить уставшего мужа, укладываясь в кровать, она думала о пожилой посетительнице. Откуда та могла узнать, как ей тяжело, и как она нуждается в помощи? Тем более сейчас, когда малыш вот-вот появится на свет, и как обеспокоен всем этим ее муж, который трудится не покладая рук. Она нежно поцеловала спящего мужчину в лоб и, засыпая, услышала тихий шепот: «Все будет хорошо, я люблю тебя…»

   Сила сочувствия

   В своей книге «Концерт для расстроенных инструментов» автор Х. А. Валлехо Нагера рассказывает нам историю о Фаустино, шизофренике, который не выходил из больницы для душевнобольных.
   У Фаустино, как и у всех пациентов, был свой мешочек с драгоценностями, который он повсюду носил с собой. С той только разницей, что у остальных мешочки были заполнены множеством мелочей: календариками, остатками пищи, карамельками, бумажками, картинками, а в мешочке драгоценностей Фаустино находились всего два предмета: ручка от зонтика и фотография в рамке. Никто не знал, где Фаустино достал их. Когда его спрашивали, кто это на фотографии, он лаконично отвечал: «Мать».
   Никому не было доподлинно известно, на самом ли деле это портрет его матери или какой-то другой женщины, которую Фаустино принимал за свою мать.
   Дни Фаустино проходили одинаково. С утра он обычно шел в больничный сад, усаживался возле раскидистого дерева на границе тени и света, и вынимал из своего мешочка с драгоценностями портрет матери. Медленно, внимательно смотрел на него, нежно целовал и осторожно возвращал на место… Потом он доставал ручку от зонтика, рассматривал ее на свет, поворачивал под разными углами, подставляя под солнечные лучи, с восхищением наблюдая, как они преломляются и как изменяется цвет ручки. Та к он проводил все время до обеда и был абсолютно счастлив. Фаустино любил свои драгоценности всей душой и не нуждался ни в чем другом. Это были странные и изумительные чувства: Фаустино, ручка от зонтика и фото матери.
   Как-то раз в их отделение поместили пятнадцатилетнего мальчика по имени Луисито, он был умственно отсталым и не должен был находиться в отделении для тяжелых душевнобольных, однако, по распоряжению начальства, его приняли. Мать Луисито была серьезно больна и не могла ухаживать за сыном, именно поэтому подросток попал в больницу.
   Находясь в отделении, Луисито не переставал плакать, тоскуя по дому и матери. Фаустино, несмотря на свою болезнь, не мог спокойно переносить страдания других. Он стал медленно приближаться к мальчику, пытаясь его успокоить, но Луисито не унимался. В один из таких моментов Фаустино открыл свой мешочек с драгоценностями и показал мальчику свою ручку от зонтика, и вдвоем они стали рассматривать ее на свет, любуясь изменениями, происходящими на поверхности. Они так увлеклись, что под конец Луисито почти забрал из рук Фаустино драгоценную ручку, но тут Фаустино опомнился и быстро спрятал ручку в мешочек: у всего есть свои пределы.
   Со временем они стали лучшими друзьями и проводили все дни вместе, рассматривая ручку от зонтика в преломлении солнечных лучей.
   Потом, похоже, Луисито наскучило это занятие, и их отношения охладились, а вскоре они вообще забыли друг о друге.
   Как-то раз родственники Луисито приехали проведать его в больницу и сообщили, что его мать умерла. Они уехали, оставив мальчика один на один со своим горем в отделении для душевнобольных. Луисито плакал и никак не мог успокоиться, одна из монахинь пыталась его утешить, но все было напрасно.
   Фаустино, как и в первый раз, осторожно приблизился и спросил, что произошло.
   «Он потерял свою мать», – ответила монашка. Фаустино замер, потом подошел к мальчику и обнял его. Повисло молчание. Вдруг Фаустино запустил руку в свой мешочек, вытащил ручку от зонтика и протянул ее Луисито, в подарок. Луисито принял подарок и опять разразился слезами. Тогда Фаустино, с искаженным болью лицом, очень медленно снова открыл свой мешочек, так же медленно достал и вручил Луисито портрет своей матери…

   Часы

   Шесть шахтеров работали на большой глубине в шахте, когда раздался взрыв и выход из туннеля завалило. Какое-то время все в отчаянии смотрели друг на друга. Потом стали прикидывать, что могут сделать. Мужчины были опытными работниками, и поэтому для них не составило труда подсчитать, сколько времени понадобится их коллегам, чтобы разобрать завал, и на сколько времени хватит воздуха в шахте. Получалось, что в самом лучшем случае, если они все сделают правильно, кислорода хватит на три часа, от силы на три с половиной. Но смогут ли их товарищи за это время разобрать завал с той стороны? Успеют ли они до того, как закончится кислород?
   Договорились расходовать воздух очень экономно, все погасили свои лампы и опустились на землю. В темноте и неподвижности тяжело вести счет времени, к тому же только у одного из них были часы.
   К нему были обращены все вопросы: «который час?», «сколько минут прошло?», «а сейчас?»… Время невыносимо тянулось, и казалось, что каждая минута длится целый час. А с каждым ответом их товарища уменьшалась надежда, и воздух, кажется, густел от напряжения.
   Начальник смены понял, что если так пойдет и дальше, то от страха они будут дышать глубже и чаще, и тогда их шансы выжить уменьшатся. Он приказал, чтобы никто больше не задавал вопросов, и только владелец часов каждые тридцать минут информировал товарищей.
   Выполняя приказ, шахтер контролировал время и, когда прошли первые полчаса, сказал: «Прошло полчаса». Все остальные шахтеры зашептались, в воздухе чувствовалось беспокойство. Владелец часов понял, что с каждым последующим объявлением времени его товарищи будут думать, что их последняя минута приближается. Поэтому он решил продлить время их жизни, они не заслуживали таких мук. И в следующий раз он проинформировал шахтеров о том, что прошли следующие полчаса, когда на самом деле прошло сорок пять минут. У его товарищей не было возможности перепроверить информацию, но они даже не подозревали, что их обманывают.
   Окрыленный успехом владелец часов объявил об истечении следующих тридцати минут только через час. Другие пятеро поверили опять. Отрезанные завалом люди посчитали, что после обрушения провели в туннеле полтора часа, и подумали, как все-таки медленно тянется время. На самом же деле прошло два часа пятнадцать минут. Хозяин часов продолжал четко информировать товарищей об истечении последующих тридцати минут, когда на самом деле проходил час. Группа спасения в это время делала все возможное, чтобы скорее разобрать завал и добраться до шахтеров. Они прекрасно понимали, что дорога каждая минута и что вряд ли они успеют добраться вовремя. Спасатели разобрали завал через четыре с половиной часа. Пятеро из шести были живы. Только один погиб от удушья, тот, у которого были часы. Такова сила наших мыслей и нашей веры.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация