А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кассандра. Пророческая бездна" (страница 1)

   Ирена Гарда
   Кассандра. Пророческая бездна

   Пролог

   – Заходи, дорогой друг!
   Перед мужчиной в светлом хитоне распахнулись двери, и он шагнул с пышущей зноем и светом улицы в прохладную полутьму дома Клеарха. В зале, куда его провел хозяин, находилось уже несколько человек. Даже при самом беглом взгляде было видно, что здесь собрался цвет Афин. Коротая время за беседой и легкой закуской, которой обносили их слуги, гости ждали появления знаменитого странствующего аэда, о котором говорила вся Греция.
   Вновь пришедший вежливо поздоровался с присутствующими, и те уважительно раскланялись с ним, словно запоздавший гость был им ровней, а не метэком, вся заслуга которого заключалась в том, что он решил собрать в единое целое сказания о событии пятисотлетней давности. Хозяин так и сиял от удовольствия, что заполучил к себе такого гостя.
   – Присаживайся сюда, достославный Гомер, – указал он на позолоченое кресло, – аэд сейчас начнет свое выступление. Он знает, кто будет его слушать и очень нервничает. Это такая честь – выступить перед человеком, взявшим на себя труд рассказать нашим детям и внукам о Троянской войне. Мы, потомки Менесфея, в этом очень заинтересованы, и надеемся, что нашему предку в твоих песнях будет уделено достойное место. Когда мы с аэдом обсуждали, что он будет исполнять, он вспомнил, что знает песнь о Кассандре, троянской прорицательнице. Я подумал, что тебе будет интересно ее услышать. Быть может, ты что-нибудь включишь в свой труд из его рассказа.
   – Все может быть, – философски заметил гость. – Веди своего аэда. И пусть встанет от меня подальше. Я плохо вижу, но прекрасно слышу.
   Хозяин сделал знак, и из-за двери вышел смущенный мужчина, прижимавший к груди формингу. Поклонившись слушателям, которые комфортно расположились не приготовленных им местах, он уселся на табурет у столика, на котором слуги поставили кубок с водой.
   – Я расскажу вам о троянской прорицательнице Кассандре. О ее великом даре, данном ей Аполлоном, об ее трагической любви, о подвигах Ахилла (Пелида) и Гектора, об играх богов и падении прекраснейшего города. Прошу почтенных жителей Афин не сердиться, если я нечаянно не воздам должное вашему прекрасному городу. Слишком о многом я хочу вам поведать и, возможно, не смогу уделить всем внимания, причитающегося согласно прошлым заслугам.

   Глава 1
   АПОЛЛОН

   Где-то поблизости хрустнула ветка, и прелестная рыжеволосая девушка оглянулась на звук. Рядом с ней, протяни руку – и дотронешься, стоял молодой мужчина. Он был нечеловечески красив: высокий рост, великолепное тело, вьющиеся волосы, обрамлявшие юное лицо с прекрасными сапфировыми глазами и красиво очерченными губами, на которых играла легкая улыбка. Мгновение назад в роще еще заливались на разные голоса птицы и вдруг разом замолкли, убоявшись соперничества с самим Аполлоном.
   Первым ее побуждением было кинуться прочь по примеру бедной Дафны, и она уже вскочила на ноги, но любопытство пересилило, и девушка осталась стоять на месте, стараясь унять дрожь, сотрясавшую тело.
   Бог чуть приподнял бровь, и красавица склонилась перед ним, хотя и не очень низко. В конце концов она царская дочь, а не торговка с рынка. Всей Троаде известен норовистый характер дочери Приама.
   Вопреки ожиданию, Аполлона не столько рассердила, сколько развеселила такая непочтительность.
   – Вот ты какая, великолепная Кассандра, о которой толкуют, будто она равна красотой самой Елене, жене спартанского царя Менелая!
   – Первый раз о ней слышу! – усмехнулась царевна.
   Да уж, проблемы у богов с дипломатичностью, что значит – не приходится никогда и никого им умасливать! Нашел с кем ее сравнивать! Ахейцы – дикари неумытые! Рассказывают, что в этой самой Спарте женщины голыми в людных местах появляются. Денег на приличную одежду нет, что ли? Возмущение придало Кассандре смелости, и она уже без робости взглянула на своего божественного собеседника.
   Аполлон легко пожал плечами:
   – Ну извини, если мои слова тебя обидели. Хотя, должен заметить, если бы ты увидела Елену, то не отнеслась бы так пренебрежительно к моим словам. Она совершенна, точно ожившая статуя.
   Кассандра вдруг почувствовала, что у нее давно уже саднит предплечье. Приподняв руку, девушка обнаружила на тыльной стороне неглубокий порез и лизнула его, чтобы унять боль. Все-таки она оцарапалась, когда обрывала ветви мирта, чтобы сплести себе венок. Водрузив его на густые рыжие волосы, она склонилась над речной водой, чтобы посмотреть на свое отражение, и именно в этот момент услышала хруст сухой веточки под ногой бога, наблюдавшего за ней из зарослей лещины.
   Эта встреча сразу возбудила в ней самые неприятные ожидания. Жаль, Гектора нет поблизости. Старший брат всегда находил нужные слова, чтобы разрешить самую щекотливую ситуацию, а то, что Аполлон появился перед ней неспроста, девушка уже не сомневалась. Сколько баек ходило о его похождениях по всей Троаде!
   Они там, на Олимпе, конечно, небожители, но уж очень падки до любовных похождений с простыми смертными. Говорят, что уже упомянутая Елена тоже не от мужа ее матери родилась, а от самого Зевса. Недаром его супруга Гера от ярости уже не знает в кого вцепиться.
   Взять ту же историю с Ио. Бедняжка совсем не жаждала любви Громовержца. Так нет: мало того, что разделила с ним постель, так потом была им же превращена в корову, которую Гера гоняла по всем мыслимым и немыслимым местам с помощью злющего овода.
   Вспомнив про участь несчастной страдалицы, Кассандра еще больше насторожилась и, оглянувшись на сторонам в тщетной надежде увидеть брата, решила ни в какую не поддаваться на божественные посулы.
   Словно прочтя ее мысли, Аполлон тихо рассмеялся и, протянув руку, коснулся ее плеча тонкими, но сильными пальцами.
   – Что тебе надо, Феб? – поинтересовалась она, набычив голову.
   – Фи, как некрасиво! – улыбнулся мужчина, ласково разглядывая девушку, почти девочку, щеки которой были краснее маков. – Я ведь и рассердиться могу!
   Тяжело вздохнув, царевна посмотрела на златовласого повесу проницательными зелеными глазами.
   – Я ни за что не посмела бы обидеть сребролукого Аполлона, покровителя нашего города! Но-о…
   – Что «но-о…»?
   Кассандра не рискнула высказать свои опасения, и снова уставилась в землю, ковыряя ее носком сандалии.
   Все также смеясь, Аполлон взял девушку за подбородок, заставив поднять лицо.
   – Посмотри на меня, красавица!
   Она заглянула в его синие бездонные глаза и почувствовала, как земля уходит из-под ног. Собрав все силы, царевна попыталась придать лицу равнодушное выражение, но из этого ничего не вышло: в ее взгляде читалась растерянность, покорность и страх перед неизбежным.
   – Вот так-то лучше!
   Девушка почувствовала его дыхание на своем лице и в то же мгновение теплые мягкие губы коснулись ее губ. Это был первый в ее жизни поцелуй. Ноги Кассандры подогнулись. Чтобы не упасть, она была вынуждена ухватиться за его плечо, и мужчина тут же прижал к себе податливое девичье тело. Его губы становились все более требовательными, а рука потянулась, чтобы сбросить с ее плеча тунику.
   – Кассандра! – резкий голос Гектора, словно бич, рассек любовный морок, и девушка, очнувшись, оттолкнула от себя мужчину. Два быстрых шага – и она оказалась около старшего брата раньше, чем остальные участники инцидента смогли вымолвить хотя бы слово.
   Гектор могучей рукой задвинул ее себе за спину, прикрыв своим телом. Его глаза потемнели, а рука непроизвольно легла на висевший на поясе меч.
   Этот жест, впрочем, вызвал у златокудрого повесы только ироническую улыбку.
   – Не делай глупостей, Приамид! Ты что, собираешься со мной драться? Ты хоть понимаешь, кто перед тобой?
   – Аполлон, – нахмурился старший брат Кассандры, – который, как я понимаю, собирается обесчестить мою сестру.
   – Или оказать ей честь! Многие цари были бы счастливы отдать мне свою дочь или сестру хотя бы на одну ночь.
   – Мне другие цари не указ. Я преклоняюсь перед могущественным небожителем, построившим вместе с Посейдоном стены моего города, но я не склонюсь перед тем, кто решит сделать мою сестру несчастной.
   – Вот как!
   Наклонившись, несостоявшийся любовник сорвал травинку и, закусив ее ровными белыми зубами, замолчал, что-то обдумывая.
   – А если я женюсь на твоей сестре? Это тебя утешит?
   Услышав такое из уст самого Аполлона, Кассандра ойкнула и от неожиданности ущипнула брата за бок, но тот только отмахнулся. С сомнением глядя на олимпийского претендента на руку и сердце любимой сестры, он покачал головой.
   – И ты готов пройти через свадебный обряд?
   – Почему бы и нет? – пожал плечами Аполлон. – Я дам вам знать, когда приду во дворец просить у Приама руки его дочери… А теперь мне пора. До скорой встречи, красавица!
   Шаг назад – и он растворился в расступившихся зарослях, которые приняли бессмертного небожителя в свои зеленые объятия и тут же сомкнулись снова, скрывая его от людских взоров.
   Выждав несколько минут, чтобы убедиться, что остались одни, Гектор повернулся к Кассандре.
   – Нам пора идти. Во дворце с ног сбились, разыскивая тебя. Хорошо, что я знаю, где ты любишь прятаться от людей. И, прошу заметить, я не стал раскрывать страшную тайну и слать за тобой слуг, а пришел сам… Впрочем, как ты сама могла убедиться, это не такое уж хорошее убежище.
   С этими словами он приобнял сестру за плечи и потихонечку повел в город, могучие стены которого выглядели точно скалы, выросшие из земли, а уходившие в небо башни давали возможность дозорным издали замечать появление врага.
   Был базарный день, и по дороге сновало множество народа. В колесницах проезжали богачи в сопровождении охраны, простой же люд шаркал ногами по дороге, поднимая облачка пыли. На спинах мужчин покоились мешки с зерном, огромные вязанки хвороста или иной, нужный в хозяйстве груз. Рядом семенили женщины, неся на руках грудных детей и ведя рядом чад постарше. Вдалеке показался купеческий караван. Люди, лошади и ослы, почуяв конец долгого пути, торопились под защиту надежных стен, ища кров и покой.
   Некоторое время брат с сестрой шли молча, думая каждый о своем. Кассандра все еще ощущала на своих губах поцелуй Аполлона, от которого в животе бегали мурашки и приятно кружилась голова. А Гектор обдумывал, что скажут по этому поводу отец с матерью. Скорее всего обрадуются. Кто же откажется породниться с самим Аполлоном – покровителем города! А для царской семьи это вдвойне приятный союз.
   Но у главнокомандующего троянской армией (а именно им был рано познавший все ужасы войны старший сын Приама) в голове бродили совсем невеселые мысли. Безусловно, такой союз выгоден. Но что будет с Кассандрой, его непокорной сестрой? В царском дворце она привыкла подчиняться только собственным желаниям, а теперь она станет рабыней мужа, который, даже при самом лучшем раскладе, через пару лет пресытится женой и… Хорошо, если вернет в Трою, а то ведь может и бросить на необитаемом острове, как Тесей Ариадну на Наксосе. Нет, не такой судьбы он хочет для сестренки! Ей нужна нормальная семья с детьми и мужем, с которым будет потихонечку стариться, растя сыновей и дочерей.
   Обеспокоенный Гектор покосился на Кассандру и встретил ее задорный взгляд.
   – Ну что, дорогой братец? Пойдешь ябедничать отцу?
   – Ничего себе «ябедничать»! – укоризненно покачал тот головой. – Сватовство Аполлона – событие государственной важности, и я обязан сообщить об этом царю. Кстати, на твоем месте я бы очень хорошо обдумал, что говорить на совете, потому что Приам с Гекубой наверняка созовут всех советников… Ты собираешься принять предложение Аполлона?
   – Не знаю, – легкомысленно отмахнулась юная «невеста». – Время покажет!
   Девчонка! Еще совсем девчонка! Ей бы еще в куклы играть, а не замуж выходить!

   Гектор не ошибся, предполагая, что Приам с Гекубой будут довольны предложением покровителя Трои. Более того, если бы чин и возраст позволяли, царь пустился бы от радости в пляс. Приам уже давно с беспокойством наблюдал за событиями, развивающимися в Ахайе. Особенно беспокоила возня, поднятая вокруг красавицы Елены, дочери царя Спарты Тиндарея (а точнее самого Зевса) и прекрасной Леды. Ее красота была столь совершенна, что почти все цари кинулись к ней свататься, едва девчонка превратилась в девушку.
   Но проблема была даже не в этом: пусть женятся, разводятся, изменяют и отвергают. Дело не в этом. Хуже, что Тиндарей по совету хитроумного Одиссея связал всех женихов клятвой, обязывающей их не держать камня за душой против избранника Елены, кем бы он ни был. Так что если кому-нибудь придет в голову мысль обидеть мужа спартанской красавицы, то вся Ахайя от края до края встанет на ее защиту.
   И что уж совсем нехорошо, так это неуемная гордыня и алчность царя Микен Агамемнона, старшего брата Менелая, ставшего мужем Елены. Он только и думает, как бы на кого-нибудь напасть. Вся семейка у него такая. Еще его отец, покойный Атрей, то на Египет кидался, то Кипр разграбил. Власть узурпировал. Сына убил, хоть и по ошибке, но все-таки… Утопил жену Аэропу, брата Фиеста накормил мясом его собственных сыновей. Да и братец Агамемнона – Менелай тоже стал владыкой Спарты по праву женитьбы, а не рождения.
   Остальные цари там тоже не лучше. Вся Ахайя представляет собой весьма неприглядную картину, где захват власти – дело ежедневное и всем привычное. Куда ни глянь – правящие династии насчитывают одно-два поколения. Взять хотя бы нынешних Ахилла, Идоменея, Одиссея. Их недавние предки нищими были, а тут – цари! Попробуй тронь!
   И что интересно: троны захватывают не свои узурпаторы, а пришлые. Этолиец Тедей уселся на аргосский трон, как некогда финикиец Кадм подмял под себя Фивы. Ахайя бурлит, как котел с похлебкой. Воины, конечно, они неплохие, да что говорить – отличные бойцы, но дурно воспитаны и невежественны сверх всяких границ и, кроме поля брани да откровенного грабежа, ничего знать не хотят. В такой обстановке заступничество Аполлона будет весьма кстати.
   Тут же был созван совет, на который призвали Кассандру. Впрочем, толку от шаловливой девчонки оказалось мало. Да, встретились, да – поцеловались, да – пришел брат, и Аполлон сказал ему о желании на ней жениться. И что? А целуется он так здорово!
   Услышав последнюю сентенцию, Гекуба пришла в ужас и потребовала, чтобы дочь шла в гинекей и никуда из своей комнаты не выходила. И за что, великие боги, им так не везет с детьми? Кассандра – сущее наказание, не желающее признавать никаких запретов. Но она – не самое большое горе в жизни стареющей царицы.
   Сколько лет прошло, а она хорошо помнит, как, будучи беременной, увидела вещий сон, что ее еще нерожденное дитя станет причиной гибели Трои. А когда крепкий и здоровый малыш появился на свет, они долго сидели с мужем у его колыбели, а потом Приам позвал Агелая и приказал ему унести сына в лес. Верный слуга без слов выполнил приказ, и они с той поры ни разу не говорили об этом ребенке. Но она-то знает, каких страданий стоило им обоим принятое решение. С той поры Приам не раз изменял жене, и Гекубе стоило больших усилий не устраивать по этому поводу скандалов. Она понимала, что это тоска гонит мужа из дворца, и, скрепя сердце, сдерживала копившуюся в нем обиду.
   Хорошо хоть, боги смилостивились и послали им еще сыновей и дочерей. Гекуба с любовью посмотрела на Гектора. Вот кто будет надеждой и опорой Трои! Уже сейчас троянцы восхищаются им сверх всякой меры. Конечно, он заслуживает эту славу, но ведь хвалебные слова могут замутить разум. Они как яд змеи – в небольших дозах поддерживают, в больших – убивают. Интересно, что он нашел в этой дикарке Кассандре, что опекает ее, точно отец родной, и вечно заступается за младшую сестру?

   Когда Гекуба в душе жаловалась на Кассандру, то не очень погрешила против истины. Слишком хорошо она знала свою дочь. Переполненная новостями непоседа, вместо того чтобы сидеть взаперти, убежала в покои сестры Лаодики, чтобы вволю с ней посплетничать. Ей было приятно болтать с сестрицей, выделяя молодую женщину из сонма законных и незаконных дочерей и сыновей Приама, которых было так много, что огромный царский дворец с трудом вмещал их вместе с супругами, детьми и слугами.
   Ей надо было срочно выяснить, как себя вести с потенциальным мужем, и все ли мужчины так хорошо целуются?
   Услышав об утреннем приключении сестры, Лаодика громко расхохоталась, но в ее голосе явственно слышались ревнивые нотки. Не всем делается такое предложение! О, если бы Аполлон предложил свою любовь ей, а не бестолковой сестрице, в которой еще не проснулась женщина! И почему жизнь так несправедлива? Конечно, Кассандра добрая и хорошая девочка, и, если быть честной, личико у нее приятное, но разве может сравниться эта замарашка с ухоженной женой Геликаона?
   Слушая лепет младшей сестры, Лаодика потянулась за тяжелым металлическим зеркалом, лежавшем на столике, критически осмотрела свою внешность и осталась довольной осмотром. Густые волосы уложены в модную прическу, красивое лицо, роскошное платье…
   – Послушай, – поинтересовалась вдруг она, перебивая сестру на полуслове, – а где вы будете жить? Он же не останется в Трое. Куда он тебя увезет?
   Описывавшая в это время свои переживания Кассандра потеряла нить повествования и недоуменно посмотрела на сестру.
   – Не знаю. Я как-то об этом не думала. И… я не хочу уезжать из дома. Я так люблю наш город! Как ты думаешь, может быть, мне удастся уговорить его остаться с нами?
   В ответ Лаодика только рассмеялась и взъерошила густые волосы сестры. И что только Аполлон в ней нашел? Она же сущее дитя!

   А в это время Гектор пытался отговорить отца от принятого советом решения, но на все доводы и примеры Приам только отмахивался от старшего сына, как от надоедливой мухи. В конце концов, у него целая толпа законных и незаконных дочерей. Даже если придется одной пожертвовать во имя Трои, то это совсем не чрезмерная плата.
   Устав от бесплодных дебатов, царь махнул рукой, давая понять, что разговор окончен.
   – Оставь меня, Гектор! Если ради Трои мне придется пожертвовать не одной, а всеми дочерьми, то даже в этом случае цена не будет велика. Что мне дочери? Управление государством – удел мужчин, а женщинам подобает рожать детей, ткать одежду и подчиняться супругу. Кассандра должна гордиться, что небожитель обратил на нее внимание, а не плакаться.
   – Но она и не плачется. Это я пытаюсь спасти ее от неравного брака, который не принесет ей счастья. И, честно говоря, я не понимаю, в чем здесь кроется подвох. С чего это Аполлон, который никогда особенно с женщинами не церемонился, вдруг готов просить у тебя руки Кассандры как простой царь? Я не верю в его смирение. У него уже было две жены. Ничего хорошего из этого не вышло. А уж мимолетных возлюбленных – вообще не сосчитать. Послушай меня, отец…
   – Опять ты за старое! – уже не на шутку рассердился Приам, бросив грозный взгляд на непокорного сына. – Трое нужен этот союз! Мы устроим великолепную свадьбу, но которую пригласим важных людей со всей Ойкумены! Это будет прекрасный повод восстановить утраченные связи и найти новых союзников. Ты сам говорил, что нам надо опасаться ахейцев, данайцев или как там их зовут. Так вот пусть они и поглядят на величие Трои! И не мешай девчонке встречаться с Аполлоном! Займись-ка лучше воспитанием своего Скамандрия, а судьба моей дочери – это моя забота, а не твоя. Иди, и оставь меня одного!
   Не осмеливаясь далее спорить с разгневанным отцом, Гектор склонил голову и быстро покинул царские палаты, направившись домой, где его ждала жена Андромаха с новорожденным малышом. Его мучила совесть за то, что собирался сделать с сестрой отец. С ранних лет он заменял малышке родителей, поскольку занятый государственными и альковыми делами Приам физически не мог уделить должного внимания всем своим сыновьям и дочерям, хотя, конечно, дети от Гекубы пользовались у него некоторыми привилегиями.

   А ничего не подозревавшей Кассандре снились ночью такие яркие сны, навеянные недавней встречей с Аполлоном и фривольными рассказами Лаодики, что она проснулась утром с сильно бьющимся сердцем. Едва успев позавтракать, она тут же отправилась в свой укромный уголок на берегу Скамандра, в надежде снова встретить божественного жениха, который, как оказалось, уже ждал ее у тихой заводи, где Кассандра часто проводила жаркие летние часы, мечтая о похожем на Гектора муже и своем будущем. То, что оно будет прекрасным, она даже не сомневалась. Да и какое еще может быть будущее у дочери одного из богатейших царей Ойкумены?
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация