А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь из легенды" (страница 5)

   – Нет, Галка, я уже влюбилась, и перевлюбляться мне совершенно не хочется.

   После химии 9-й «А» опять оставили на классный час.
   – Не забудьте за новогодними хлопотами, что четвертого января мы с вами встречаем ночной поезд из Москвы, – напомнила Нина Петровна. – Жду вас возле школы в семь тридцать утра. Запишите это себе в дневники и, пожалуйста, не проспите. С родителями мы уже обо всем договорились, так что готовьте вашим гостям места и теплый прием. А пятого января в шестнадцать ноль-ноль проведем совместную дискотеку. Надеюсь, все участвующие в культурной программе ничего не забыли?
   – Помним!
   – Не забыли! – нестройно отозвались девятиклассники.
   – Ну и отлично, – улыбнулась им Нина Петровна.

   Глава 7
   Гости приехали!

   Когда ребята из московского поезда высыпали на платформу, Калинкина толкнула подругу в бок:
   – Гляди, и у них близнецы!
   Ольга обвела гостей тревожным взглядом и тоже заметила двух совершенно одинаковых девочек в ярко-красных куртках, черных джинсах и пушистых белых шапочках с многочисленными висячими помпончиками. Лица москвичек были очень симпатичными, глаза – большими и серыми, а выбивающиеся из-под шапочек волосы – темными и кудрявыми.
   – Надо брать их! – прошипела Ольге в ухо Галка.
   – Кому? – тихо спросила Ольга.
   – Я думаю, что тебе.
   – Еще чего! Меня от наших близнецов тошнит, а ты предлагаешь мне еще и с чужими связываться…
   – Ну ничего ты не соображаешь! Надо этих близняшек сразу нейтрализовать. Ты только посмотри: Добровольские уже стойку сделали под названием «Мы с вами одной крови». Они ведь даже масти одинаковой – все четверо темновато-кудреватые и сероглазые.
   Ольга обернулась на одноклассников, и внутри у нее опять заболело и заныло. Петербургские «двое из ларца» с неприкрытым интересом разглядывали столичных близняшек. Девчонки в красных куртках тоже мгновенно обратили внимание на местных близнецов и бросали на них красноречивые взгляды.
   Пока Ольга в состоянии полнейшего замешательства переводила взгляд с Добровольских на чужих девчонок и обратно, Галя Калинкина протиснулась сквозь толпу одноклассников к классной руководительнице. Она хотела в момент распределения москвичей по домам оказаться у нее под рукой.
   – Девчонки! Давайте к нам с Ольгой! – помахала она рукой столичным близняшкам, как только Нина Петровна заговорила о петербургских квартирах.
   Девочки нерешительно приблизились к Калинкиной с Ларионовой.
   – Но… мы вдвоем… – виновато проговорила одна из них.
   – Знаем, знаем, – поспешила успокоить их Галка, – своих близнецов имеем! Тоже всюду парой ходят. Вы будете жить у Ольги, – и она кивнула на Ларионову. – А мы с ней подруги и живем рядом. Так что приглашайте из своих еще какую-нибудь подружку. Но только одну! У нас в квартире всего одно спальное место.
   – Вообще-то… – опять начала все та же близняшка, которая, очевидно, была побойчей, – у нас почти нет подруг… Нам не надо… Мы же и так вдвоем…
   – Удивительно, что я об этом сама не догадалась, – спохватилась Галка. – А ведь могла бы, кажется… – И она посмотрела на Ольгу таким взглядом, в котором явно читалась ничем не прикрытая брезгливость по отношению к эдакой близнецовой неполноценности.
   Ларионовой показалось, что девчонки из Москвы могут обидеться, и поспешила исправить положение:
   – Это ничего, что подруг нет, мы понимаем… Но вы ведь все равно можете посоветовать Гале какую-нибудь хорошую девочку из вашего класса.
   – Ну… можем, конечно, – вступила наконец в разговор вторая сестра. – Пусть пригласит Оксану Панасюк. Вон она стоит около нашей Ирины Ивановны… На ней лиловая дубленка.
   Оксана Панасюк была маленькой худенькой девчушкой, придать солидности которой не смогла даже экзотическая дубленка взрослого фасона.
   – Оксана Панасюк – это хорошо. Она много места не займет… – согласилась Галка и оглушительно крикнула: – Эй, Оксана! Двигай к нам!
   Панасюк вздрогнула от неожиданности и, сгибаясь под тяжестью огромной сумки, подошла к девочкам. Вблизи она показалась им еще меньше. Ее кукольное личико утопало в капюшоне, отороченном пушистым крашеным песцом. Слабые руки Оксаны неожиданно разжались, и сумка шмякнулась на платформу.
   – Ну, набрала ты добра! – восхитилась Галка. – Что у тебя там?
   Оксана скромно потупила глаза, а одна из близняшек рассмеялась:
   – У нее там книги! Никак не могли уговорить не брать. Убеждали, что к цивилизованным людям едем, дадут почитать, если что. Но какое там! Всю дорогу читала свои, головы не поднимая!
   – Книги, говорите? – Галка с трудом и большим уважением оторвала неподъемную сумку от платформы. – Это мне подходит. А что у тебя там?
   И две девочки, петербурженка и москвичка, пошли по перрону так занятые друг другом и сумкой с книгами, что сейчас никто и ничто не могло их ни заинтересовать, ни остановить. Последним, что услышала Ольга, было имя знаменитого Гарри Поттера.
   – Ну все, они нашли друг друга! – расхохоталась Ларионова и представилась близняшкам: – Давайте знакомиться: я – Оля.
   – Маша, – ответила одна из сестричек.
   – Саша, – улыбнулась другая.
   – Саша? Опять Саша? – не могла скрыть своего удивления и даже некоторой досады Ольга.
   – Что значит «опять»? – в один голос спросили москвички.
   – Видели наших близнецов? – показала на Добровольцев Ольга.
   Девочки кивнули.
   – Так вот: мы в своих Саше-Паше никак не разберемся, а теперь вот вы – Саша-Маша – приехали.
   – Как же можно их перепутать? – удивилась та, которая назвалась Машей. – Они же совершенно разные.
   – Ну… не знаю… у нас их все путают. Может быть, откроете нам ваши близнецовые секреты?
   – Посмотрим! – рассмеялась другая девочка, Саша. – Если будете себя хорошо вести, то… – она подмигнула сестренке, – может быть, и откроем.
   На следующий день перед дискотекой к Ольге с близняшками зашли Галка и Оксана Панасюк. Галка, как только познакомилась с москвичками, тут же приступила к допросу:
   – Вот скажите мне честно, неужели это так здорово – существовать в двух экземплярах?
   – И вовсе мы не в двух, – обиженно насупилась одна из девочек. – Каждая из нас – индивидуальность! А в том, что мы так похожи, ничего плохого нет. Многие, между прочим, нам даже завидуют.
   – И чему же?
   – Ну… все-таки близнецы не на каждом шагу встречаются. К нам всегда все хорошо относятся, улыбаются. И я не понимаю, почему ты на нас вдруг так рассердилась? Мы ведь еще совсем не знакомы!
   – Не принимайте Галкино раздражение на свой счет, – вмешалась Ольга. – У нас… вернее, у меня, свой счет к нашим близнецам.
   – Именно! – подтвердила Галка и показала на подругу. – Вот она, Ольга, является пострадавшей от близнецовой подлости и одинаковости. Я вам кое-что сейчас расскажу, – заявила она и, не слушая Ольгиных возражений, начала: – Вы, конечно, видели наших красавцев Добровольских. Прикиньте: для них девушки – коллекционный материал. Они их собирают, сортируют, отбраковывают и обмениваются ими. Над Ольгой они тоже посмеялись: один пригласил на свидание, а пришел другой. И прочее, и прочее, и прочее… И тянется эта тягомотина уже довольно долго. В покое ее они не оставляют, играют, как кошки… вернее, как наглые злобные коты с мышкой.
   – Ну… не такая уж я безответная мышка, – начала было Ольга, но Галка ее перебила, обращаясь исключительно к москвичкам: – В общем, девчонки, требуется ваша квалифицированная помощь. Окажете?
   Близняшки переглянулись, и одна из них спросила:
   – Тебе, Оля, хочется их наказать или…
   – Вот именно что «или»! – опять встряла Галка. – Наказать, правда, тоже не помешает. Больно уж зарвались, думают, что им все позволено! Но вообще-то, главное тут другое… Да, Оля? – Она выразительно посмотрела на подругу.
   И Ольга решилась:
   – Да… Мне очень нравится один… но я в них все время путаюсь. Вот ужас-то в чем! А они этим пользуются.
   – Девчонки, посмотрите хорошенько на нас! – обратилась к подружкам одна из сестричек. – Неужели вы не видите различий между нами?
   – Ну почему не видим… видим…У тебя на заколке нет черных полосок, – без особого энтузиазма начала перечислять Галка, и Ольга опять поразилась ее наблюдательности, – на карманах джинсов у тебя только одна строчка, а у сестры – две, на чьей-то из ваших шапочек – два синих помпончика, а на второй все помпоны разного цвета.
   – Ничего себе!
   – Ну, ты даешь! – восхитились сестренки. Одна вытащила из волос заколку, внимательно рассмотрела ее и с удивлением отметила: – Точно, нет черных полосок. Дай-ка, Сашка, твою… А на этой есть. Ты, Галя, прямо Шерлок Холмс! А что скажет доктор Ватсон? – Маша с любопытством посмотрела на Ольгу.
   – А доктор Ватсон может только удивляться способностям своего патрона и ничего более, – развела руками Ларионова.
   – А ты что молчишь, Оксанка? – Маша обратилась к своей однокласснице. – Ты ведь нас никогда не путаешь. Как тебе это удается?
   Панасюк тонкими пальчиками заправила за уши короткие прямые волосы, пожала плечами и сказала:
   – Н-не знаю… Мне кажется, заколки тут ни при чем… У Машки взгляд открытее и в то же время решительнее, а Сашка все время какая-то настороженная. У них вообще характеры разные, они на все по-разному реагируют. В общем, я не знаю… Но для меня Саша и Маша – два совершенно разных человека. Я не могла бы их спутать друг с дружкой.
   – Вот видите, – Маша улыбнулась, – мы совершенно разные люди, только очень похожие внешне! А вы не пытались своих близнецов различать по чертам характера? Они ведь здорово отражаются на внешности.
   – Чего я только не пыталась… – грустно покачала головой Ольга. – Ничего не выходит, потому что наши Добровольские специально культивируют свою похожесть. Она им очень выгодна. Например, совсем недавно зачет по геометрии два раза сдавал один и тот же. А стихи Пушкина на литературе два раза читал другой братец. Мы должны были выучить каждый по пять стихотворений, так представьте: Добровольский два раза сдавал разные стихи, то есть выучил целых десять штук!
   – Ну вот! Вы же смогли понять, что отвечает один и тот же! – заметила Маша.
   – Это все благодаря Галкиным шерлокхолмсовским способностям: по «молниям» на школьных сумках определили, что геометрию сдает сумка без язычка на «молнии», а стихи читает сумка с полноценной «молнией».
   – То, что вы сейчас рассказали, доказывает, что ваши близнецы совершенно разные люди, – вступила в разговор Саша.
   – И это ты заключаешь из того, что у одного сломалась «молния», а у другого – нет? – усмехнулась Галка.
   – Возможно, что это тоже некий показатель.
   – То есть? – удивилась Ольга.
   – Наверняка один из братьев более порывистый и резкий, а потому сильней дергал свою «молнию», вот она и потеряла язычок. Но гораздо важнее другое. Один из ваших Добровольских, тот, который запросто два раза сдает геометрию, скорее всего, как все математики, человек рациональный, прямой, более решительный и, возможно, даже суховатый. А второй, любитель Пушкина, наверняка мягкий и романтичный. Скорее всего, один в подчинении у другого.
   – У вас тоже так? – спросила Галка.
   – Конечно, – улыбнувшись, согласилась Саша. – У нас Машка – главная! Она все решает. Разве вы не заметили?
   – И тебя это устраивает?
   – Вполне. Мне неинтересно руководить. Пусть это делают те, кому нравится. Я думаю, Машка, натренировавшись на мне, станет во главе какого-нибудь предприятия. Ее уже сейчас интересует менеджмент и всякое такое.
   – А тебя? – спросила Галка.
   – А я еще не решила, что буду делать дальше. Мне многое интересно. После девятого мы обе пойдем в десятый, а потом… У меня будет еще время подумать. А вот Оксанка наша уже все о себе знает на десять лет вперед – она чуть ли не ночует в Третьяковской галерее, искусствоведом хочет стать.
   – Не может быть! – рассмеялась Ольга.
   – А что тут смешного? – рассердилась Панасюк, и кончик ее вздернутого носика покраснел.
   – Ничего смешного в этом, конечно, нет! – поспешила успокоить ее Ларионова. – Просто… у нас в классе есть один мальчик… Телеви… то есть Петр Казбеков. Тебе будет интересно с ним поговорить, потому что он – знаток нашего Русского музея и тоже хочет заниматься искусством. Он тебе может даже Цвингер показать. У него такие фотографии!
   – Он был в Германии? – восхитилась Оксана, и от возбуждения краска с носика расползлась на все ее маленькое личико.
   – В общем, он тебе все сам расскажет, – закончила разговор на эту тему Ольга, заметив себе, что Панасюк, в отличие от нее, оказалась культурным человеком, поскольку о Цвингере знала. Ольге стало стыдно за себя, и она поспешила перевести разговор на другое: – Не кажется ли вам, девочки, что мы опоздаем на дискотеку, если немедленно же не выйдем из дома?!
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация