А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Освобождение 1943. «От Курска и Орла война нас довела…»" (страница 38)

   Помимо серьезного кризиса на земле, 20 августа стало критическим моментом в сражении в воздухе. В этот день 8-я воздушная армия, имея боеготовыми всего 286 самолетов (128 штурмовиков, 116 истребителей и 42 бомбардировщика), произвела 738 самолето-вылетов. Для сравнения: 17 июля 374 самолетами было произведено 770 самолето-вылетов. Таким образом, высокая активность советских ВВС была достигнута за счет увеличения числа вылетов в день на одну машину. В воздухе было настолько тесно, что советские штурмовики даже атаковали бомбардировщики противника. На высоте 1800 м 11 Ил-2 655-го штурмового авиаполка под прикрытием истребителей столкнулись с крупной группой Ю-87, атаковали немецкие бомбардировщики и вынудили отказаться от выполнения задачи. Штурмовики заявили о шести сбитых «Юнкерсах». Решительная борьба за воздух стоила авиации Южного фронта потерь за день 20 августа 28 самолетов (14 истребителей, 11 штурмовиков и 3 бомбардировщика). Со стороны противника было отмечено 660 самолето-пролетов.
   Командование Южного фронта ответило на удары по флангам симметрично – собственными контрударами по флангам наступающих группировок противника. 5-я ударная армия двумя стрелковыми дивизиями и одной танковой бригадой с утра 21 августа нанесла удар из района Калиновка на Семеновский во фланг контрудару 3-й горно-егерской дивизии. Одновременно из района высоты 172 на Гараны наносили удар одна механизированная и одна танковая бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса, подчиненные на эту операцию командующему 5-й ударной армией. Кроме того, прорвавшиеся вперед части 5-й ударной армии использовали открытый фланг наступающей группы Пикера и атаковали его с запада. Ликвидация вклинения противника на южном фланге прорыва, в районе Алексеевки, была возложена на 2-й гв. механизированный корпус 2-й гв. армии.
   К 19.00 21 августа кризис на фронте 5-й ударной армии был полностью преодолен, противник был вынужден оставить Семеновский и отойти на Гараны. Хуже обстояло дело в районе Алексеевки, где неудачные действия 2-го гвардейского механизированного корпуса существенных результатов не дали. Боеспособность корпуса еще больше понизилась: в строю осталось 13 Т-34, 10 Т-70 и 4 СУ-152. Еще 51 Т-34 и 10 Т-70 числились в ремонте. Однако потери мехкорпуса были не напрасными. Под угрозой окружения Холлидт был вынужден отвести левый фланг XXIX армейского корпуса на р. Крынку. К 22 августа группа Рекнагеля была выбита из Алексеевки, Камышевахи и отошла на рубеж р. Крынки, сохраняя плацдарм на восточном берегу реки, в районе Успенской. Пробитая в немецкой обороне брешь расширилась до 12 км.

   Захваченная немцами СУ-152 на испытаниях в Куммерсдорфе. Белыми цифрами нанесена толщина брони

   Советские танкисты рассматривают отметины от вражеских снарядов на броне «тридцатьчетверки». Южный фронт, лето 1943 г.

   8-я воздушная армия 21 августа стремилась удержать пространство над полем сражения и вновь только за счет интенсивного использования имеющихся самолетов выполнила 623 самолето-вылета силами 250 боевых машин. Потери ВВС Южного фронта за день составили 15 машин (10 истребителей и 5 штурмовиков). Натиск противника в воздухе начал слабеть.
   В отсутствие града контрударов 5-я ударная армия получила возможность продвигаться вперед. В течение дня 22 августа был захвачен еще один плацдарм на р. Крынке южнее Колпаковки. Это фактически решило судьбу железной дороги, являвшейся основной линией снабжения XXIX армейского корпуса. С плацдармов на Крынке железная дорога попадала в радиус действия советской артиллерии.
   22 августа Холлидт докладывал командованию группы армий «Юг»: «В качестве временного пополнения в теперешнем районе прорыва, армия вводом в дело последних резервов и безоглядным оголением не подвергнувшихся атаке фронтов усилила силы, стоящие в центре тяжести обороны, а именно XVII АК, в частности – восемью усиленными батальонами и двумя артиллерийскими дивизионами IV АК, левое крыло XXIX АК (111-ю и 336-ю пехотные дивизии), в частности – десятью батальонами и четырьмя артиллерийскими дивизионами с правого фланга корпуса.
   Неатакованные участки фронта теперь не в состоянии отразить вражеские атаки силами более одного вражеского батальона.
   Боеспособность дивизий этой армии, таким образом, настолько ослаблена, что они не в состоянии на длительный срок удерживать оборону без срочного подкрепления как минимум двумя соединениями и ощутимого пополнения».
   Кроме того, Холлидт в докладе Манштейну привел данные по потерям армии с 18 по 21 августа 1943 г. – 6814 только унтер-офицеров и солдат. Это заставляет относиться с недоверием к опубликованной Цеттерлингом и Франксоном цифре потерь 6-й армии по «десятидневкам»: с 11 по 20 августа 1683 человека и с 21 по 31 августа – 3439 человек.
   Холлидт все же получил новые соединения для продолжения оборонительной операции. Прибывающая из Крыма по железной дороге 13-я танковая дивизия опоздала к первому контрудару. Последовательности контрударов, сдерживающих расширение плацдарма и позволяющих собрать в районе прорыва крупные силы артиллерии, не получилось. 21 августа стало в этом плане решающим днем советского наступления. Под ударами авиации и артиллерии оборона 336-й пехотной дивизии была расшатана и начали продвигаться вперед 2-й гв. армия и 28-я армия. 2-я гв. армия продвинулась в направлении Успенской, а 28-я армия начала вводить в бой стоявшие во втором эшелоне дивизии. 37-й стрелковый корпус 21 июля вышел к линии обороны «Висла», т. е. на рубеж р. Крынки.
   Состояние прибывающей в распоряжение Холлидта танковой дивизии также было далеко от идеала. В составе 13-й танковой дивизии было по одному батальону от 66-го и 93-го танкогренадерских полков, 4-й танковый полк в составе одного батальона четырехротного состава. В дивизии насчитывалось 47 Pz.Kpfw.IV с 75-мм длинноствольным орудием, 7 Pz.Kpfw.III с 50-мм длинноствольным орудием и 6 командирских танков. Противотанковую артиллерию соединения составляли восемнадцать 75-мм буксируемых пушек. В артиллерийском полку были преимущественно буксируемая артиллерия и шесть «Хуммелей». Сосредоточение 13-й танковой дивизии в районе к юго-западу от Саур-Могильского завершилось 22 августа.
   Холлидт решил строго придерживаться первоначального плана. После завершения сосредоточения 13-й танковой дивизии XVII армейский корпус получил от командования 6-й армии приказ на контрудар в южном направлении. Целью контрудара назывался разгром советского 4-го гв. механизированного корпуса в районе Кринички и создание предпосылок для сужения и закрытия бреши между XVII и XXIX армейскими корпусами. Левый фланг контрудара 13-й танковой дивизии обеспечивало наступление группы Пикера на Семеновский. Контрудар 23 августа с участием 13-й танковой дивизии был последней надеждой командования 6-й армии на удержание обороны по Миусу.
   Поддержанная сильным артиллерийским огнем, 13-я танковая дивизия поначалу быстро продвигалась вперед. Дивизии удалось пробиться на 6–7 км к югу, но далее она была остановлена западнее Алексеевки, у высоты 157,3, после потери большого количества танков. Помимо своих традиционных противников – противотанковой артиллерии – наступающие немецкие танки были атакованы с воздуха штурмовиками с ПТАБами. Контрударом 13-й танковой дивизии на Криничку немецкое командование пыталось срезать вершину «Колпаковского клина» и, пробившись к южной группировке, восстановить общую линию обороны, соединив свои разобщенные северную и южную группировки. Эта попытка была успешно отражена 5-й ударной армией; противнику удалось лишь незначительно потеснить действовавшие здесь части 3-го гвардейского стрелкового корпуса. В этот же день 4-й гвардейский механизированный корпус, перейдя в наступление из района Колпаковка на запад, вышел в район Николаевка, Донецко-Амвросиевка, охватив, таким образом, оборонительные позиции противника на р. Крынке с северо-запада. Одновременно части 1-го гвардейского стрелкового корпуса 2-й гвардейской армии вышли к станции Квашино. Железнодорожная ветка, идущая из Кутейникова на Таганрог, была перерезана в двух местах, создав угрозу перехвата путей снабжения таганрогской группировки противника.
   За день 23 августа 8-я воздушная армия выполнила 733 самолето-вылета. Потери ВВС Южного фронта днем 23 августа составили только 4 самолета (2 истребителя и 2 штурмовика). Следует отметить, что кризисная обстановка в 6-й армии заставила командование группы армий «Юг» бросить против Южного фронта основные силы своей авиации. В период с 19 по 23 августа в полосе фронта было отмечено 3505 самолето-пролетов, а в полосе Степного и Юго-Западного фронтов – 493 и 1359 самолето-пролетов соответственно.
   Убедившись в несостоятельности своих попыток пробиться полковой боевой группой (каковой в реальности была 13-я танковая дивизия в момент своего прибытия в распоряжение Холлидта) на соединение с группой Рекнагеля в районе Успенской, командование 6-й армии сменило стратегию. 24 августа 13-я танковая дивизия была переброшена через Иловайск в район Анастасиевка, Марфинская с целью усиления обороны XXIX армейского корпуса. Здесь она действовала результативнее. 25 августа 13-я танковая дивизия нанесла контрудар из района Личичьего на Успенскую, а 26 июля – удар во фланг советским войскам, наступавшим от станции Квашино на Мокрый Еланчик. В ближайшем будущем рокировка 13-й танковой дивизии на южный фас советского вклинения окажется весьма кстати. Вскоре дивизии придется пробивать XXIX корпусу дорогу из кольца окружения.
   Тем временем в планы командования Южного фронта вмешались события на соседних участках. Начатое 16 августа наступление Юго-Западного фронта натолкнулось на упорное сопротивление немцев, которое сломить не удалось. Задержалось также наступление наших войск южнее Харькова. В этих условиях развитие Южным фронтом удара на юго-запад и запад ослабленными соединениями было связано с известным риском.
   Таким образом, удар на запад без согласования с ударом Юго-Западного фронта не сулил успешных перспектив. Поэтому решено было одновременно с подготовкой удара для ликвидации немцев в Донбассе провести частную операцию с целью уничтожения таганрогской группировки противника.
   Планы меняются. В течение 25 и 26 августа войска Южного фронта произвели ряд перегруппировок, для того чтобы с утра 27 августа начать наступление с целью окружения и уничтожения противника северо-западнее Таганрога. Одновременно с перегруппировкой на отдельных участках фронта велись бои с целью занятия наиболее выгодного исходного положения для наступления. 25 августа части 2-й гвардейской армии вышли в район Лисичий, что вынудило противника оставить плацдарм восточнее Успенской и отойти на юго-западный берег р. Крынки.
   Ф.И.Толбухин поставил войскам фронта следующие задачи:
   5-й ударной армии – тремя дивизиями нанести главный удар с фронта Криничка, Артемовка на Петровский и вспомогательные удары из Калиновки на Саур-Могильский и из Амвросиевки на Свистуны. Армия должна была выйти на рубеж выс. 214, южнее Петровский, выс. 191, выс. 205, Николаевка, где прочно закрепиться, выведя в резерв не менее трех стрелковых дивизий в район Калиновка, Артемовна, Алексеевка. Задача армии состояла в том, чтобы обеспечить правый фланг ударной группировки фронта от контрударов противника с севера.
   2-я гвардейская армия частью сил должна была свернуть боевые порядки противника к югу, а остальные силы привлечь к обороне рубежа р. Мокрый Еланчик фронтом на запад. К исходу 27 августа армия должна была овладеть рубежом Ново-Еланчик, Мокрый Еланчик, Васильевка, колх. «Малая». В дальнейшем левым флангам армия наступала на юг, а на остальном фронте переходила к жесткой обороне.
   28-я армия в составе трех стрелковых дивизий наносила удар из района Авилофедоровка на Первомайский с задачей к исходу дня овладеть выс. 136; в дальнейшем, наступая на юг, «сматывать» боевые порядки противника в своей полосе. 44-я армия, после того как 28-я армия овладеет районом Первомайский, совместно с ней должна была нанести удар на юг и частью сил на Самбек с востока.
   4-му гвардейскому кавалерийскому корпусу в 20.00 26 августа войти в прорыв из района Донецко-Амвросиевка и к рассвету 27 августа выйти в район Ново-Хапрово, Мал. Екатериновка, Екатериновка, имея дальнейшей задачей выходом в район Мало-Кирсановка, Латоново не допустить отхода противника на запад и разгромить его.
   4-й гвардейский механизированный корпус, начав действия в 2.00 27 августа, частью сил должен был захватить Кутейниково, а главными силами выйти в район Покрово-Киреевка, обеспечивая действия 4-го гвардейского кавалерийского корпуса с запада. В дальнейшем, выйдя в долину реки Сухой Еланчик, в районе Григорьевка уничтожать отходящие из района Таганрога части противника. Действия подвижной группы обеспечивались фронтовой авиацией.
   Бег к морю. Действуя по намеченному плану, части 4-го гв. механизированного и 4-го гв. кавалерийского корпусов к исходу 27 августа, преодолевая слабое сопротивление немцев, вышли в район Кутейниково, Покрово-Киреевка, Екатериновка, Ново-Ивановка на тылы таганрогской группировки противника, пройдя за сутки до 25 км. Пехота 2-й гвардейской армии, используя успех подвижной группы, продвинулась на правом фланге до 9 км и вышла на рубеж Ново-Еланчик, Васильевка, Сухая Крынка, тесня противника в юго-восточном направлении.
   В ночь на 28 августа на Южный фронт прибыл представитель Ставки ВГК А.М. Василевский. К этому времени в штаб фронта начали поступать данные разведки о сборе группировки резервов противника в районе Старо-Бешево, Каракубстрой. В связи с этим днем 28 августа армиям и подвижным соединениям были поставлены следующие дополнительные задачи:
   2-й гв. армии выдвинуть в район Покрово-Киреевка, Екатериново-Хапрово 2-й гв. механизированный корпус. Одновременно передовыми отрядами стрелковых дивизий занять западный берег реки Сухой Еланчик на участке Кутейниково, Ульяновка, Вареники, а в течение ночи на 29 августа вывести на этот рубеж главные силы армий для занятия обороны.
   4-му гв. механизированному корпусу занять район Мал. Екатериновка, Красный Курган, Григорьевка, имея основной задачей обеспечить с запада действия 4-го гв. кавалерийского корпуса и не допустить прорыва противника со стороны Анастасиевки; выделить сильный отряд, которым захватить Федоровку.
   4-му гв. кавалерийскому корпусу продолжать уничтожение противника северо-западнее Таганрога, для чего к утру 29 августа овладеть районом Латоново, Ново-Петровский, Ново-Хрещатик; в дальнейшем, ведя разведку в западном направлении, сильным отрядом перехватить переправу через Миусский лиман у Ломакина.
   Отданные командованием фронта боевые распоряжения свидетельствуют о том, что основные мероприятия были направлены на прикрытие группировки фронта с запада. Предполагалось, что прибывшие резервы будут использованы немцами для деблокирующего удара. Сообразно этому предположению строился заслон фронтом на запад и северо-запад. Для выполнения этой задачи привлекались главные силы 2-й гв. армии, 4-го гв. механизированного корпуса; сюда же было обращено внимание 4-го гв. кавалерийского корпуса, которому одному главным образом приходилось иметь дело со сжавшейся к югу группировкой противника, действуя на фронте 40–45 км.
   29 августа части 2-й гв. армии заняли главными силами оборону указанного им рубежа; 4-й гвардейский механизированный корпус частью сил вышел на рубеж Щербаков, Фёдоровка; 4-й гв. кавалерийский корпус передовыми отрядами перехватил дорогу Носово – Ломакино и главными силами, сжимая кольцо окружения, вышел на рубеж Ново-Хрещатик, Кр. Колония. 1-й гв. стрелковый корпус 2-й гв. армии вышел на рубеж Пономарёв, Латоново, Кашковка. 28-я и части 44-й армии вышли на рубеж Самойлов, Печерский, Степановский. Противник был сжат на площади 25Ч25 км и начал отводить свои части с самбекского плацдарма.
   Опасения советского командования относительно деблокирующего удара с запада были небезосновательны. Для парирования возникшего кризиса командование 6-й армии в течение 28 и 29 августа стало собирать ударную группировку из вновь прибывших соединений – 258-й пехотной и 9-й танковой дивизий. В составе 258-й пехотной дивизии числилось пять пехотных батальонов средней численности из девяти штатных, слабый истребительно-противотанковый батальон, 19 легких полевых гаубиц leFH и 5 тяжелых полевых гаубиц sFH. В 9-й танковой дивизии было два мотопехотных батальона средней численности и два низкой комплектности, в том числе один на БТР «Ганомаг», 15 легких полевых гаубиц и 13 тяжелых полевых гаубиц. Танков в дивизии было 65 штук, однако на 26 августа боеготовыми были только 4 Pz.Kpfw.III с 50-мм длинноствольной пушкой и 7 Pz.Kpfw.IV с 75-мм длинноствольной пушкой.
   Для руководства контрударом с левого фланга 6-й армии был снят штаб IV армейского корпуса. Обстановка в полосе, занимаемой подчиненными IV корпусу соединениями, считалась менее критичной (уровень тревоги II по принятой в вермахте системе обозначений) по сравнению с таганрогским направлением (уровень тревоги III). Соответственно использованному как управленческий резерв штабу IV корпуса были подчинены остатки 3-й горно-егерской дивизии, 9-й танковой дивизии из района Орла, 258– й пехотной дивизии и переданной из 1-й танковой армии слабой 17-й танковой дивизии. Согласно приказу Холлидта ударная группировка должна была наступать на юго-восток с тем, чтобы на рубеже Сухого или Мокрого Еланчика соединиться с XXIX армейским корпусом. Соответственно XVII армейский корпус должен был вести сковывающие атаки в южном направлении для содействия проводящемуся контрудару.
   Немецкое контрнаступление началось 30 августа. Удар IV армейского корпуса пришелся в стык между 33-й и 87-й гв. стрелковыми дивизиями. Первая принадлежала 13-му гв. стрелковому корпусу, а вторая – 1-му гв. стрелковому корпусу. Командир 13-го гв. стрелкового корпуса П.Г. Чанчибадзе выдвинул в район вклинения противника два истребительно-противотанковых артполка. По решению командующего 2-й гв. армией от 21.00 30 августа войска армии переходили к обороне. Основным средством отражения контрудара должна была стать артиллерия. 13-й гв. стрелковый корпус усиливался шестью полками артиллерии и минометов. Также 13-й гв. стрелковый корпус должна была поддерживать армейская артиллерийская группа (гаубичная артиллерийская бригада, пушечная артиллерийская бригада) под общим руководством командира 2-й артиллерийский дивизии гвардии генерал-майора Алексеева. 1-й гв. стрелковый корпус усиливался тремя полками артиллерии, противотанковой и минометной бригадой. Фактически 30 августа 2-я гв. армия вела бои и с деблокирующей группировкой IV армейского корпуса фронтом на северо-запад, и с окруженным XXIX армейским корпусом фронтом на юг, юго-запад и даже на восток. Во 2-м гв. механизированном корпусе был создан подвижной отряд в составе 6 танков Т-34 и 5 танков Т-70, 100 человек автоматчиков и истребительно-противотанковой батареи, который продвинулся на восток, навстречу 44-й армии и в 17.30 вышел на западную окраину Таганрога. С востока к городу вышла 130-я стрелковая дивизия 44-й армии, а в ночь на 30 августа в районе Таганрога был высажен десант 384-й отдельной бригады морской пехоты.
   В 6.00 утра 31 августа группа IV армейского корпуса вновь перешла в наступление. Основной удар на себя снова приняли части 33-й и 87-й гв. стрелковых дивизий. На этот раз они были существенно усилены артиллерией. Кроме того, из боя против соединений XXIX армейского корпуса был выведен 2-й гв. механизированный корпус. Одновременно армия развивала наступление на запад двумя полками 24-й гв. стрелковой дивизии и одним полком 86-й гв. стрелковой дивизии. За день боя 2-я гв. армия потеряла 39 человек убитыми и 144 человека ранеными.
   Последнюю точку в отражении немецкого контрудара поставила соседняя 5-я ударная армия, которая использовала разрыв между IV и XVII армейскими корпусами. Прорыв частей 5-й ударной армии на Илловайск и Харциск заставил немцев бросить на это направление 17-ю танковую дивизию. Следует отметить, что в этих боях одна из частей 5-й ударной армии провела операцию, явившуюся своего рода ответом на атаку Штадлером высоты 203,4. 293-й гв. стрелковый полк подполковника А.А. Свиридова 96-й гв. стрелковой дивизии должен был захватить высоту 277,9 (курган Саур-Могила), ставшую камнем преткновения в июльских боях. Вершина высоты была захвачена 17 разведчиками в ночь на 30 августа с тыла, а затем полк Свиридова атаковал по крутому и лишенному растительности склону, где его меньше всего ждали. Уже в полдень высота была захвачена, и далее 293-й гв. стрелковый полк отбивал контратаки противника. Захват этого ключевого опорного пункта противника открыл частям 5-й ударной армии пути на Илловайск и Харциск.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация