А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Освобождение 1943. «От Курска и Орла война нас довела…»" (страница 16)

   Жизнь «тройки» в какой-то мере продолжилась в САУ «Штурмгешюц», StuGIII. Эта самоходка строилась на шасси PzKpfwIII практически до конца войны. К 1943 г., с началом выпуска модификации Ausf.G, немецкие САУ приобрели тот облик, который сделал их «Фердинандами» в глазах советских танкистов. StuG III Ausf.G. получили монолитную 80-мм лобовую броню и 75-мм пушку с длиной ствола 48 калибров. Это позволило им поражать танки Т-34 на дистанциях свыше 1000 м, будучи неуязвимыми для «тридцатьчетверок» до дистанции боя 300–500 метров. Одновременно САУ получили командирскую башенку, значительно улучшившую работу командира самоходного орудия. Все это наряду с хорошо себя зарекомендовавшим шасси танка Pz.Kpfw.III делало «Штурмгешюцы» грозным противником.
   Роль САУ «Штурмгешюц» в вермахте постоянно возрастала. Это хорошо видно даже в пределах 1943 г. В апреле в германских войсках на Восточном фронте насчитывалось 589 StuGIII и 5 StuHIII (модификация со 105-мм гаубицей). 30 июня их число возросло до 916 StuGIII и 68 StuHIII. В конце года, 31 декабря 1943 г., количество «Штурмгешюцев» перекрыло другие виды техники: 1441 StuG и 66 StuH. Это было больше, чем любого другого типа бронетанковой техники вермахта. Для сравнения, Pz.IV 31 декабря было почти вдвое меньше – 822 единицы.
   Основной организационной структурой, объединявшей «Штуги», были отдельные батальоны. По штату K.St.N.446 от 1 декабря 1943 г. каждая батарея САУ состояла из трех взводов по три орудия в каждом и одного «Штурмгешюца» в управлении батареи. Батальон включал три батареи и роту управления, а всего 31 самоходную установку. 2 марта 1943 г., в связи с появлением на фронте модификации САУ с 105-мм гаубицей (Sd.Kfz.142/2), был введен еще один штат батареи: 7 САУ с 75-мм орудием и 3 с 105-мм гаубицей. В сражении на Курской дуге участвовали батальоны САУ обоих типов (см. табл. 8).

   Таблица 8
   Отдельные батальоны штурмовых орудий, 4 июля 1943 г.

   По этим данным хорошо видно, что корпус на острие главного удара 9-й армии получил сразу два батальона «Штурмгешюцев», его спутники – по одному и только вообще не имевший танков XIII танковый корпус был усилен двумя батальонами «Штугов». На этом фоне настоящей сиротой смотрится 4-я танковая армия на южном фасе дуги. Однако она получила всего один батальон САУ, т. к. ее дивизии уже имели StuGIII, вплетенные в организационную структуру дивизий. Помимо отдельных батальонов «Штурмгешюцев», существовала еще одна форма организации – батальоны САУ в составе элитных дивизий. Батальон «Штурмгешюцев» панцергренадерской дивизии «Великая Германия» насчитывал перед началом сражения 35 машин, столько же САУ было в эсэсовских дивизиях «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и «Тотенкопф». Только дивизия СС «Рейх» выбивалась из этого ряда, она могла выставить 34 САУ.
   Операция «Цитадель» стала «лебединой песней» еще одного символа успехов 1939–1942 гг. – пикирующего бомбардировщика Ju87 «штука». Советские солдаты называли его «лаптежник» или «певун». Архаично выглядевший самолет с неубирающимся шасси и невысокой скоростью обладал, однако, высокой точностью бомбометания с пикирования. В течение первой половины 1943 г. количество «штук» на фронте непрерывно росло. В канун нового, 1943 г. люфтваффе располагало 286 пикировщиками этого типа, в конце зимы – 362, в конце мая – уже 513, а на 30 июня – 523 самолетами. Это был абсолютный максимум числа пикировщиков в боевых частях за всю войну. Из них 442 Ju87 находилось на Восточном фронте, и большинство «штук» были стянуты к Курской дуге. Вообще для наступления под Курском немцами было использовано 70 % всех самолетов люфтваффе на Восточном фронте. Количество самолетов, задействованных для проведения операции «Цитадель», показано в табл. 9.

   Таблица 9
   Количество самолетов в 1-й авиадивизии и VIII авиакорпусе на 5 июля 1943 г.


   Хорошо видно, что группа армий «Юг» лидировала по числу самолетов, выделенных для проведения операции. Несмотря на внушительное количество «штук», на сцене появились самолеты, которым было суждено стать основой люфтваффе во второй половине войны. Эскадра штурмовиков SchG1 вооружалась ударными модификациями истребителя FW190. Истребитель дебютировал на западе, а на востоке появился осенью 1942 г. Эскадра штурмовиков не была полностью перевооружена на Фокке-Вульфы. Помимо них в ней были двухмоторные Hs-129. Был там и откровенный антиквариат – в 7-м отряде доживали свой век бипланы Hs123A-1.
   Постоянное использование люфтваффе против советских танковых атак подвигло немцев на создание специальных противотанковых самолетов. Помимо обычных «штук» в составе VIII авиакорпуса было небольшое количество Ju87G-1 c 37-мм пушками под крылом. Они должны были использоваться в качестве истребителей танков, пикировать утяжеленные пушками машины уже не могли. Основным противотанковым самолетом немцев на тот момент был штурмовик Hs129B-2. Он использовался в боях с весны – лета 1942 г. и должен был поражать танки огнем 30-мм пушек. Все четыре отряда, вооруженные «Хеншелями» (около 60 самолетов), были сведены в группу капитана Бруно Майера и направлены в VIII авиакорпус. Незадолго до «Цитадели» часть Hs129 была отправлена в Германию и перевооружена на 30-мм пушки МК-103, подвешивавшиеся под фюзеляж. Их главным достоинством был более высокий темп стрельбы. Не следует думать, что немецкие войска на северном фасе Курской дуги остались без противотанковых самолетов. В составе I авиакорпуса ГА «Центр» был отряд двухмоторных истребителей танков Bf110G-2/R1, вооруженных 37-мм BK-3,7.
   Завершить описание немецких войск, выделенных для операции «Цитадель», можно сводными данными о численности соединений в ударных группировках ГА «Центр» и ГА «Юг». Всего для операции «Цитадель» немецким командованием привлекалось 777 тыс. человек в 44 дивизиях. Из этого числа 335 тыс. человек, 3630 орудий и минометов, 920 танков находились в составе 9-й армии (14 пехотных, 6 танковых и 1 танкогренадерская дивизии). Еще 110 тыс. человек, 940 орудий и минометов, 31 САУ входили в состав 2-й армии (7 пехотных дивизий) на западном фасе Курской дуги. Привлеченные к операции войск группы армий «Юг» разделялись между 4-й танковой армией (4 пехотных дивизии, 2 танковых дивизии и 4 танкогренадерских дивизии) и армейской группой «Кемпф» (три пехотных и три танковых дивизии). Первая насчитывала 223 тыс. человек, 1089 танков, 1774 орудий и минометов, вторая – 108 тыс. человек, 419 танков и САУ, 1073 орудий и минометов. Распределение сил между корпусами, образующими ударные группировки на северном и на южном фасе Курской дуги, показано в табл. 10.

   Таблица 10
   Численный состав ударных группировок групп армий «Центр» и «Юг» на 4 июля 1943 г.*


   По детализированным данным о численности соединений видно, что разница в численности войск северной и южной ударных группировок немецких войск не пропорциональна разнице в числе танков и САУ. Ударная группировка Манштейна обладала существенным перевесом над ударной группировкой Моделя в числе танков и САУ, их было вдвое больше. Однако в числе пехотных батальонов и в артиллерии разница куда менее существенная. Существенная разница в результатах двух групп армий была связана, скорее, с соотношением сил обороны и наступления на том и другом фасе.

   Новая техника

   Оперативный приказ Гитлера от 15 апреля требовал: «На направлении главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие». Наилучшее оружие, т. е. новейшие образцы военной техники. Ожидание поступления новой техники было одним из побудительных мотивов немецкого командования для переноса даты летнего наступления. Поэтому новая немецкая техника заслуживает отдельного описания.
   Предполагалось, что тяжелобронированные танки и САУ станут неуязвимым тараном для взлома все усиливавшейся обороны советских войск. Сражение на Курской дуге действительно стало дебютом для нескольких типов немецкой боевой техники. Самым ярким дебютантом лета 1943 г. был танк PzKpfwV «Пантера». Впоследствии машины этого типа получили широкое распространение в вермахте и встречались практически на всех фронтах. Танки этого типа должны были постепенно вытеснять Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV в немецких танковых дивизиях. «Тройку» «Пантеры» вытесняли еще и на производственных мощностях компании Даймлер-Бенц, производство Pz.IV сохранялось до конца войны. Чаще всего «Пантеры» и Pz.Kpfw.IV разносились по разным батальонам танкового полка танковой дивизии. Однако их первое боевое применение стало особенным со всех точек зрения.
   Первой организационной структурой, объединявшей новые средние танки «Пантера», был 51-й танковый батальон, сформированный 9 января 1943 г. из 2-го батальона 33-го танкового полка. «Предком» первого батальона «Пантер» стала 9-я танковая дивизия, которой и принадлежал 33-й полк. Вскоре появился на свет еще один батальон бронированных «кошек». 6 февраля 1943 года на основе 1-го батальона 15-го танкового полка майора фон Зиферса (von Sievers) сформировали 52-й танковый батальон. Формировался батальон во Франции. Родителем этого подразделения стала 11-я танковая дивизия. И 9-я, и 11-я танковые дивизии были старыми, проверенными в боях соединениями, участвовавшими во многих важнейших операциях немецких войск.

   Только что вышедшие из цеха танки Pz.V «Пантера». Германское командование возлагало большие надежды на новую технику.

   Материальная часть в 51-й батальон поступала с 10 по 31 мая, в 52-й – с 15 по 31 мая. Оба батальона были укомплектованы по штату, 96 Pz.Kpfw.V. Все «Пантеры» предсерийного выпуска, использовавшиеся для тренировок, были отправлены обратно на завод. Однако вследствие множества технических проблем новенькие «Пантеры» батальонов постоянно возвращались на завод для переделок, и экипажи получили мало времени для подготовки к предстоящим боям. Наконец, 24 и 25 июня 1943 г. 51-й танковый батальон получил свои 96 машин, которые были немедленно погружены на железнодорожные платформы и отправились на Восточный фронт. 28 и 29 июня танки получил 52-й батальон. Дополнительно оба батальона получили по два ремонтно-эвакуационных танка «Бергепантера». Для объединения 51 и 52-го батальонов под единым командованием был сформирован штаб 39-го танкового полка, который возглавил майор Мейнрад фон Лаукерт. Штаб получил 8 танков «Пантера» 28 июня и также был спешно отправлен на восток.
   С организационной точки зрения было создано ядро танковой дивизии, на 100 % оснащенной новыми танками. Для превращения этого «скелета» в полноценное танковое соединение нужно было сформировать разведывательный батальон, два танкогренадерских полка, артиллерийский полк, саперный и противотанковый батальоны, вспомогательные части. На выходе получилась бы, например, 28-я танковая дивизия. Кстати говоря, дивизия с таким номером создавалась незадолго до «Цитадели» как фальшивая, с целью введения в заблуждение советской разведки. Никаких видимых причин, препятствующих формированию настоящей дивизии с новой техникой, не наблюдается. С 10 января 1943 г. до начала операции для этого можно было использовать части хорошо себя зарекомендовавших танковых или пехотных дивизий. Но этого сделано не было. Тем самым в первое боевое применение «Пантеры» было заложено противоречие. С одной стороны, предполагалось, что танк станет заменой Pz.Kpfw.III и IV в танковых дивизиях. Согласно директиве ОКХ от 14 июня 1943 г. предполагалось до декабря того же года сформировать в большинстве танковых дивизий батальон на «Пантерах». С другой стороны, было сформировано подразделение, выглядевшее как средство качественного усиления, подобное отдельным батальонам танков «Тигр». Для подразделения качественного усиления полк и даже батальон «Пантер» был слишком многочисленным, предполагавшим его нарезку между несколькими соединениями. Но и с этим возникли проблемы.
   Первоначально «Пантеры» были обещаны генерал-полковнику Вальтеру Моделю, командующему 9-й армией группы армий «Центр». Но ни одной «Пантеры» Модель не получил. Танковый полк фон Лаукерта был подчинен 4-й танковой армии группы армий «Юг». Штаб полка и 51-й танковый батальон прибыли в район сосредоточения 1 июля. 10 поездов из Франции с техникой и личным составом 52-го танкового батальона начали разгрузку 3 июля 1943 г., за день до начала операции. В процессе разгрузки поездов батальон понес первые потери, два танка сгорели из-за неисправности двигателей. Из-за близости района сосредоточения к фронту экипажи «Пантер» даже не имели возможности протестировать свои радиостанции, всякие радиопереговоры были запрещены командованием. Получение столь солидного пополнения должно было побудить командование танковой армии распределить батальоны между танковыми корпусами. Однако II танковый корпус СС Пауля Хауссера не получил ни одной «Пантеры», весь 39-й танковый полк был отдан командиру XXXXVIII танкового корпуса генералу танковых войск Отто фон Кнобельсдорфу. Но и внутри XXXXVIII корпуса «Пантеры» не были разделены между дивизиями как средство качественного усиления, хотя именно этого требовали правила применения отдельных танковых батальонов и полков во Второй мировой войне. Собственной мотопехоты, инженерных и артиллерийских средств у фон Лаукерта не было, и «Пантеры» должны были «паразитировать» на других соединениях, давая в обмен защиту своей толстой брони. Но немецкое командование в лице Германа Гота сосредоточило все 200 «Пантер» в полосе одного соединения, дивизии «Великая Германия». Тем самым на два полка пехоты дивизии и на инженерные средства соединения легла колоссальная нагрузка – танковый парк дивизии в один момент возрос почти втрое. Перед сражением в составе «Великой Германии» было 129 танков, в том числе 15 «Тигров». Добавленные к этим танкам 200 «Пантер» превращали «Великую Германию» в неуправляемого монстра. Строго говоря, полк «Пантер» в том виде, в котором он попал на фронт, гораздо лучше подходил для использования на северном фасе Курской дуги. Для более слабых танковых дивизий Моделя и шестибатальонных пехотных дивизий «Пантеры» в роли танков поддержки пехоты были бы полезнее.

   САУ «Штурмгешюц». Доля этих самоходных орудий в 1943 г. в общей численности германской бронетехники неуклонно возрастала. Самоходки приобрели командирскую башенку и бортовые экраны.

   Радиоуправляемая танкетка «Боргвард» B-IV. Эти роботы-саперы должны были проложить путь немецким танкам через советские минные поля.

   Еще одним дебютантом на полях сражений Курской дуги была самоходная установка «Фердинанд». Название этой САУ стало на страницах наших мемуаров и даже научных работ нарицательным для всех видов немецкой самоходной артиллерии. Своим появлением на свет этот необычный истребитель танков обязан политическим играм вокруг конкурса на новый тяжелый танк. Представив на испытания опытный образец тяжелого танка VK 5401 (P), доктор Фердинанд Порше был настолько уверен в своей победе, что, не дожидаясь официального заказа, начал изготовление 90 предсерийных образцов. Но конкурс был выигран конкурентом танка Порше, тяжелым танком VK 3601 (H) фирмы Хеншеля. Машина Хеншеля была принята на вооружение под индексом Pz.Kpfw.VI (Sd.Kfz.181) Tiger Ausf.H. Изготовленные на «Нибелунгенверке» шасси танков Порше на какое-то время повисли в воздухе. Но уже 23 июня 1942 г. Гитлер и А. Шпеер приняли решение о передаче 90 находившихся на разных стадиях сборки шасси «Тигров» Порше для изготовления штурмовых орудий, вооруженных новым 88-мм орудием с длиной ствола 71 калибр. Формальный повод для такого заказа уже существовал – задание на самоходную установку с 88-мм орудием Pak 43 было выдано еще в марте 1942 г. К началу 1943 г. вокруг корпусов на сборочной линии «Нибелунгенверке» закипела жизнь. В искрах сварки и визге металлорежущих станков рождалась машина, которой было суждено стать легендой (а в какой-то степени мифом) Второй мировой войны. Самоходная установка получила название 8,8 cm Pak 43/2 Sfl L/71 Panzerjager Tiger (P) Sd.Kfz. 184 Ferdinand.
   В то время как на фирме «Нибелунгенверке» в городе Сент-Валентин в Австрии завершалась переделка 90 «Тигров» Порше в самоходные артиллерийские установки, формировались два батальона истребителей танков, которые предполагалось вооружить «Фердинандами», 653-й и 654-й. Первый формировался на базе 197-го дивизиона штурмовых орудий. Батальон был сформирован в 1940 г. и к 1943 г. уже успел поучаствовать в боях на Украине летом 1941 г., штурме Севастополя и наступлении 2-й полевой армии в районе Воронежа в июле 1942 г. В январе 1943 г. был выведен в Ютеборг для переформирования и перевооружения на новую технику. Второй батальон «Фердинандов» формировался на базе 654-го моторизованного батальона истребителей танков (Panzerjäger-Abteilung 654 (mot.). Это подразделение было сформировано еще 26 августа 1939 года и до 1942 г. никакого отношения к бронированной технике не имело. Воевал батальон в составе 2-й танковой группы на центральном участке советско-германского фронта. Вооружение батальона составляли в 1941 г. 37-мм противотанковые пушки, в 1942 г. батальон был перевооружен на 75-мм пушки Pak 40 и переделки трофейных французских 75-мм пушек – Pak 97/38(f). Только в декабре 1942 г. батальон получил САУ «Мардер» II и хоть как-то приобщился к бронетехнике. В феврале 1943 г. батальон был выведен в Гамбург на переформирование и с марта 1943 г. стал 654-м тяжелым батальоном истребителей танков (schwere Panzerjäger-Abteilung 654). Формирование проходило в апреле 1943 г. в районе Руана во Франции.

   Рисунок, показывающий принцип применения «Боргвардов»: подъехать к препятствию и опустить на грунт массивный заряд взрывчатки.

   Организационная структура батальонов была одинаковой и включала три роты по 14 машин (три взвода по четыре САУ и 2 САУ в управлении) и штабную роту из трех САУ. Помимо 45 «Фердинандов» в состав батальона входили: один бронетранспортер Sd.Kfz.251/8 (машина для эвакуации раненых), шесть 8-тонных полугусеничных тягачей, 15 18-тонных полугусеничных тягачей, два 35-тонных трейлера, автомашины и мотоциклы. Численность личного состава батальона составляла около 1000 человек. Командиром 653-го батальона был назначен майор Штейнвац, а 654-го батальона – майор Ноак.
   653 и 654-й батальоны «Фердинандов» были объединены под управлением 656-го полка тяжелых истребителей танков под командованием Эрнста фон Юнгефельда, став соответственно его первым и вторым батальоном. Полк был подчинен XXXXI танковому корпусу генерала танковых войск Йозефа Харпе, входившему в состав 9-й армии генерал-полковника Вальтера Моделя. На 5 июля в 656-м полку насчитывалось 89 «Фердинандов», одна машина не прибыла к началу операции в связи с поломкой транспортной платформы. Помимо двух батальонов «Фердинандов» в состав средств качественного усиления XXXXI танкового корпуса входил 216-й батальон штурмовых танков (49 САУ «Брумбар»), а также 313 и 314-я роты радиоуправляемых танкеток «Боргвард» (10 машин управления на шасси САУ «Штурмгешюц» и 72 танкетки B IV). Это были своего рода роботы для преодоления инженерных заграждений и узлов обороны. Каждая танкетка несла 500-килограммовый заряд взрывчатки, который по достижении цели опускался на землю по специальной аппарели. Затем «Боргвард» отъезжал назад, и по радио давалась команда на подрыв заряда.

   Машина управления «Боргвардами» на шасси танка Pz.III.

   Менее известными, чем «Пантеры» и «Фердинанды», участниками сражения на Курской дуге были штурмовые танки (фактически САУ) Sturmpanzer IV. Это были тяжелобронированные САУ на шасси танка Pz.IV со 150-мм орудием в неподвижной рубке. Позднее, в 1944 г., установка получила наименование «Брумбар». Орудие САУ было разработано на базе тяжелого пехотного орудия sIG33 фирмой «Шкода». Лобовая броня в 100 мм делала САУ «крепким орешком» для противотанковой артиллерии. Организационно Sturmpanzer IV занимали нишу качественного усиления и были объединены в 216-й батальон штурмовых танков трехротного состава. К началу «Цитадели» он был полностью укомплектован и прибыл на фронт в составе 45 машин. Эта техника досталась 9-й армии Моделя и использовалась на северном фасе Курской дуги.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация