А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Освобождение 1943. «От Курска и Орла война нас довела…»" (страница 15)

   Обсуждение доклада состоялось 3–4 мая 1943 г. на совещании в Мюнхене. Присутствовавший на нем Г. Гудериан впоследствии вспоминал:
   «Совещание открыл Гитлер. В своей 45-минутной речи он обстоятельно обрисовал положение на Восточном фронте и поставил на обсуждение присутствующих предложения начальника генерального штаба и возражения генерала Моделя. Модель, располагая подробными разведывательными данными, особенно аэрофотоснимками, доказал, что как раз на этих участках фронта, на которых обе группы армий хотят предпринять наступление, русские подготовили глубоко эшелонированную, тщательно организованную оборону. К тому времени русские уже отвели главные силы своих мотомеханизированных войск с выступающих вперед позиций и в свою очередь на вероятных направлениях нашего прорыва, который мы намечали провести согласно нашей схеме наступления, необычайно усилили свою артиллерию и противотанковые средства»[43].
   Интересно отметить, что именно Модель, а не фельдмаршал Гюнтер фон Клюге руководил подготовкой плана наступления войск группы армий «Центр» в рамках общего плана операции «Цитадель». Более того, оба командующих группами армий, и Манштейн, и Клюге, придерживались мнения, что «Цитадель» нужно начинать в мае. Впрочем, еще в октябре 1942 г. Вальтер Модель стал четвертым в списке молодых генералов, которые были определены как подходящие фигуры для назначения на должность командующего группой армий, если такая вакансия вдруг откроется. Но так или иначе, нужные факты и цифры были вброшены на совещании и оказали решающее воздействие на самого фюрера.
   По данным, представленным Моделем, Центральный фронт К.К. Рокоссовского в начале мая насчитывал 31 дивизию, 1200 орудий, 200 установок реактивной артиллерии и 1500 танков. Численность боевых подразделений войск Рокоссовского оценивалась немцами в 124 тыс. человек. Это давало Центральному фронту почти двойное превосходство над 9-й армией, насчитывавшей в середине мая 324 924 «едока» при численности боевых подразделений 67 188 человек, 824 орудия и около 800 танков и САУ. При этом аэрофотоснимки показывали множество советских противотанковых позиций и траншей на пути немецкого наступления. Прорыв этой развитой системы обороны требовал сильной пехотной составляющей. Однако большая часть пехотных дивизий армии Моделя имела численность пехоты вдвое меньше штатной, многие из этих соединений расформировали, по крайней мере, три из штатных девяти пехотных батальонов. Такие шестибатальонные дивизии были заметно слабее девятибатальонных соединений, вступивших на территорию СССР 22 июня 1941 г. и периодически прибывавших с запада после переформирования или формирования заново. Артиллерийские батареи в дивизиях 9-й армии были сокращены с четырех штатных орудий до трех, а в некоторых батареях было по одному-два орудия. К 16 мая 1943 г., т. е. к моменту, когда по плану должна была начаться операция «Цитадель», пехотные дивизии имели среднюю «боевую численность» (численность непосредственно участвующих в бою подразделений) в 3306 человек. Острой проблемой также был транспорт. Тринадцати пехотным дивизиям 9-й армии недоставало 2000 грузовиков, а 4-я танковая дивизия из-за нехватки была вынуждена держать 2500 лошадей.
   Особенно хорошо видна разница между возможностями ударных группировок Моделя и Манштейна, если сравнивать «боевую численность». Пятнадцать пехотных дивизий 9-й армии к началу «Цитадели» имели среднюю «боевую численность» 3296 человек, а восемь пехотных дивизий 4-й танковой армии и армейской группы «Кемпф» – 6344 человека. Например, 167-я пехотная дивизия 4-й танковой армии насчитывала 17 837 «едоков» при «боевой численности» 6776 человек. Пехотные соединения Манштейна имели почти вдвое большую численность боевых подразделений. Причины этого довольно просты: восстанавливая фронт после сталинградской катастрофы, верховное командование бросало в группу армий «Юг» соединения, прошедшие в 1942 г. переформирование на западе. Напротив, у Моделя в основном были пехотные дивизии, находившиеся на Восточном фронте с 1941 г. Неудивительно, что именно Модель стал инициатором сдвига сроков начала «Цитадели». Дело было не в личных качествах Моделя как военачальника, а в объективном состоянии его войск после нескольких кровопролитных сражений за Ржев.
   Доклад Моделя произвел сильное впечатление на Гитлера. Никто из присутствовавших на совещании в Мюнхене командующих и даже начальник Генерального штаба Курт Цейтцлер не смогли выдвинуть убедительных аргументов против выкладок командующего 9-й армией. В итоге было решено сдвинуть срок начала операции «Цитадель» на месяц. Это решение впоследствии станет одним из наиболее критикуемых среди принятых А. Гитлером за всю войну.
   Естественно, что апостериори, с учетом опыта провала «Цитадели» появились различные версии и интерпретации этого решения. Один из биографов Моделя, Стивен Ньютон, пишет: «Начальник оперативного отдела штаба группы армий «Центр» полковник Георг Петер фон дер Гребен сразу после войны заявил, что Модель своим рапортом добивался не отсрочки, а отмены наступления. Фон дер Гребен предположил, что Модель пытался манипулировать Гитлером, надеясь, что после нескольких отсрочек наступления русские потеряют терпение и сами начнут атаку. Это дало бы фон Клюге, фон Манштейну и Моделю желанную возможность вести оборонительные бои, а не наступать. В обоснование своего заявления фон дер Гребен сказал, что Модель построил в районе Орла серию оборонительных позиций, захватив даже тылы соседней 2-й армии. Такие позиции, по его утверждению, были необходимы только в случае наступления русских. Но такая интерпретация событий является спорной, хотя и допустимой»[44]. Действительно, за год до этого, весной 1942 г., Красная армия сделала первый ход уже в мае. У немецких командующих были все основания считать, что советское руководство не будет ждать и перейдет в наступление уже в мае или в начале июня. Сама по себе подготовка оборонительных позиций под Орлом ни о чем не говорит. Ее можно оценить как мероприятия «на всякий случай». Застрелившийся в апреле 1945 г. Модель не оставил ни мемуаров, ни дневников, и поэтому мы можем лишь строить предположения о его действительных планах.
   В том варианте, в котором развивались реальные события, решение Гитлера отложить «Цитадель» действительно весьма уязвимо для критики. Проблема была в том, что пополнения получала не только 9-я армия, но и противостоящие ей советские войска. Сегодня мы можем оценить ситуацию не по разведывательным сводкам, а по объективным данным о численности войск сторон. В апреле 1943 г. Центральный фронт насчитывал 538 480 человек, 920 танков, 7860 орудий и 660 самолетов. В начале июля в распоряжении К.К. Рокоссовского было 711 575 человек, 1785 танков и САУ, 12 453 орудия и 1050 самолетов. Немецкая 9-я армия к 4 июля достигла «боевой численности» 75 713 человек (при общей численности 335 тыс. человек), число танков возросло с 800 до 1014, орудий – с 3006 до 3368. Как мы видим, Центральный фронт наращивал основные показатели численности войск более быстрыми темпами. Соотношение сил между армией Моделя и фронтом Рокоссовского перед началом операции по сравнению с маем 1943 г. не улучшилось, а даже ухудшилось. Задержка с началом операции не дала ожидаемого результата. Следует также отметить, что именно в мае 1943 г. в инженерные части Воронежского фронта начали поступать противотанковые мины, для установки которых в итоге было два месяца. Мины в июле 1943 г. станут настоящим бичом немецких танков.
   Здесь мы плавно переходим от планирования операции к состоянию и планам немецких войск двух групп армий перед началом летнего наступления 1943 г. План наступления на северном фасе Курской дуги, разработанный Вальтером Моделем, базировался на нехарактерном для немецкой военной школы приеме ввода танковых соединений в прорыв после взлома обороны противника пехотой. Он собирался прорвать позиции Центрального фронта атакой пехоты при поддержке тяжелых танков, штурмовых орудий, артиллерии и авиации. Из восьми подвижных соединений, имевшихся в распоряжении 9-й армии, только самую слабую – 20-ю танковую – Модель собирался использовать при первом ударе.
   На направлении главного удара 9-й армии должен был наступать XXXXVII танковый корпус, полоса которого лежала между деревнями Гнилец и Бутырки. По сведениям немецкой разведки здесь проходила граница между 13-й и 17-й армиями. Действительно, в этом месте проходила разделительная линия между 13-й и 70-й армиями. XXXXVII танковый корпус (генерал танковых войск Иоахим Лемельзен) должен был в первый день нанести удар силами 6-й пехотной и 20-й танковой дивизий, удерживая в резерве гораздо более сильные 2-ю и 9-ю танковые дивизии. Они должны были вступить в бой только после взлома обороны советских войск. Слева от корпуса Лемельзена должен был наступать XXXXI танковый корпус (генерал танковых войск Йозеф Гарпе). Его 86-я и 292-я пехотные дивизии атаковали высоты возле Понырей, а подвижное соединение (18-я танковая дивизия) оставалось во втором эшелоне. Слева от корпуса Гарпе находился XXIII корпус (генерал пехоты Фриснер). Его задачей было нанесение вспомогательного удара на Малоархангельск силами 78-й штурмовой и 216-й пехотной дивизий. Соответственно справа от корпуса Лемельзена должен был наступать XXXXVI танковый корпус (генерал пехоты Ганс Цорн). Его ударная группа состояла только из пехотных дивизий: 7, 31, 102 и 258-й. Еще три подвижных соединения – 10-я танкогренадерская, 4 и 12-я танковые – оставались в резерве группы армий для развития успеха. В ходе подготовки операции было решено, что фон Клюге передаст их Моделю после того, как его собственные танковые дивизии выйдут на оперативный простор позади оборонительных позиций Центрального фронта. Данные по численности танков в соединениях 9-й армии и в резерве группы армий «Центр» см. в табл. 6.

   Таблица 6
   Состояние танкового парка дивизий ГА «Центр», выделенных для проведения операции «Цитадель».

   В целом план наступления 9-й армии можно назвать несколько двусмысленным. Остается впечатление, что Модель стремился предотвратить сковывание самых ценных подвижных соединений. Оставаясь во втором эшелоне, они могли быть быстро переброшены на другие участки фронта для латания рушащегося под ударами Красной армии фронта.
   Танковых дивизий армии Моделя не коснулись многие меры по реорганизации танковых соединений. В частности, ни одна из них не имела огнеметных танков. По штату января 1943 г. в танковых батальонах создавались взводы огнеметных танков, по семь машин в каждом взводе. Кроме того, новейшие САУ «Веспе» и «Хуммель» имелись не во всех танковых дивизиях армии Моделя. Процесс ввода в состав артиллерии танковых дивизий вермахта самоходной артиллерии коснулся их в незначительной степени. Полный комплект из 12 «Веспе» и 6 «Хуммелей» имели только 2-я и 4-я танковые дивизии. Еще 6 «Хуммелей» было в 9-й танковой дивизии. Остальные танковые дивизии, использованные 9-й армией в операции «Цитадель», не имели бронированных САУ в артполках.
   Если сам по себе план операции «Цитадель» был простым и даже примитивным, то эта незатейливость была с избытком компенсирована замысловатым планом командования группы армий «Юг». Помимо наступления на Курск силами 4-й танковой армии, предполагалось наносить удар на северо-восток силами армейской группы «Кемпф». Последняя стояла фронтом на восток по реке Северский Донец, и ее наступление в любом случае уводило от главной цели – Курска. Тогдашний командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Э. фон Манштейн описал свой замысел так:
   «По мнению командования группы, решающим фактором для использования этих армий было то обстоятельство, что противник вскоре после начала операции бросит в бой свои сильные оперативные резервы, стоявшие восточнее и северо-восточнее Харькова. По меньшей мере, столь же важной, как удар на Курск с целью отсечения находившихся там вражеских сил, была задача обеспечить с востока этот удар от подходящих вражеских танковых и механизированных соединений, нанося встречные удары. Разгром этих сил был также важной целью операции «Цитадель».


   Армейская группа Кемпфа имела задачу удерживать одним пехотным корпусом полосу обороны на Донце от пункта юго-восточнее Харькова до района Волчанска. Ее танковый и пехотный корпуса (всего 3 танковые и 3 пехотные дивизии) должны были активными действиями обеспечить операции по прорыву у Курска на восток или северо-восток. Для выполнения этой задачи эта группа должна была начать наступление с Донецкого фронта на участке Волчанок – Белгород с целью овладения силами пехотного корпуса рубежа, обращенного фронтом на восток вдоль Корочи, а ее танковый корпус должен был продвигаться на северо-восток в общем направлении на Скородное. Другой танковый корпус в составе двух танковых дивизий, бывший сначала в резерве группы армий, должен был быть переподчинен группе Кемпфа, после того как она овладеет достаточным районом и обеспечит себе свободу действий в северо-восточном направлении. Совместно с упомянутым выше танковым корпусом в бою на открытой местности они должны были разгромить подходящие танковые соединения противника»[45].
   В армейской группе Кемпфа к операции привлекались III танковый корпус генерала Германа Брейта и корпус «Раус», названный так по имени своего командира Эрхарда Рауса. Но на этом приеме своеобразие плана операции группы армий «Юг» не ограничивалось. Еще об одном оригинальном ходе поведал начальник штаба 4-й танковой армии генерал Фридрих Фангор, будучи уже в плену у американцев:
   «Фельдмаршал фон Манштейн и генерал Гот подробно обсудили введение в сражение сил и проведение наступления во время пребывания командующего группой армии в штабе 4 ТА 10–11 мая. Генерал изложил несколько новых идей, касающихся наступления, и фельдмаршал принял их за основу для планирования всех дальнейших операций. Выдвигая эти предложения, генерал учел несколько заметных изменений в расположении советских войск. Было известно, например, что 10-й танковый корпус был сосредоточен в окрестностях Обояни, а в течение нескольких дней в середине июня наблюдалось интенсивное передвижение значительного количества автотранспортных средств из Воронежа к Курску. Одновременно продолжалось значительное сосредоточение сил противника вдоль реки Оскол южнее Курска. Гот пришел к выводу о том, что, возможно, русские осведомлены о наших планах и именно поэтому они переместили свои стратегические резервы на восток, чтобы держать их в боевой готовности
   На основании этой оценки генерал Гот решил, что приказ о наступлении прямо на север вдоль прямой трассы через Обоянь не следует понимать буквально. По мнению Гота, местность и расположение противника существенно препятствовали бы такому продвижению. В районе 20 км на юг от Обояни местность отлого спускалась в направлении севера-востока и севера к р. Псёл. И постепенно поднималась снова на другом ее берегу, давая возможность отличного обзора для русских. Местность, пересекаемая р. Псёл вокруг Обояни, была слишком узкой из-за большого количества водоемов, а направление течения реки не давало возможности обойти их. Любая русская дивизия, отброшенная от Белгорода, тем не менее, могла удержаться на новом естественном рубеже обороны за р. Псёл, по обеим сторонам Обояни и на юго-востоке от города и нанести наступающим большой урон.
   Генерал Гот также понимал, что советский стратегический резерв, включающий несколько танковых корпусов, быстро вступит в бой, протискиваясь через узкий проход между реками Донец и Псёл в районе Прохоровки (около 15 км на северо-восток от Белгорода). Если бы передовые части 4 ТА вступили в тяжелый бой с ними в районе, пересекаемом р. Псёл около Обояни, то русские танки могут нанести сильный удар по нашему правому флангу и иметь успех, именно из-за того, что наши танковые дивизии будут ограничены в продвижении рекой Псёл. Так как эта ситуация могла быстро обернуться катастрофой, Гот понимал, что в его планы не должно входить столкновение с советским бронетанковым резервом около Прохоровки до начала непосредственного наступления на Курск. Он считал жизненно важным ввести в такое сражение самое мощное из имеющихся соединения, с тем чтобы мы могли сначала вынудить противника вступить с нами в бой на выбранной нами территории, не пересеченной р. Псёл, на которой наши танковые дивизии могли бы использовать в полной мере свою превосходящую мобильность и силу. Следовательно, после прорыва рубежа обороны противника 2-й танковый корпус СС не должен продвигаться прямо на север вдоль р. Псёл, а резко повернуть на северо-восток к Прохоровке для уничтожения танковых сил русских, которые мы надеялись застать именно там»[46].
   Таким образом, одним из ключевых моментов в планировании наступления группы армий «Юг» стала забота о защите флангов от контрударов советских резервов. Опыт войны с СССР убеждал немцев, что контрудары будут. Вопрос был в том, чтобы минимизировать их последствия. Как показали последующие события, оба решения (удар «Кемпфа» и поворот к Прохоровке) оказали существенное влияние на действия 5-й гв. танковой армии. Одновременно последствием разделения сил на основной и вспомогательный удар стало отсутствие резервов. Теоретически в резерве у Манштейна был XXIV танковый корпус Вальтера Неринга. Однако он был резервом на случай советского наступления в Донбассе и располагался довольно далеко от южного фаса Курской дуги. В конечном итоге корпус Неринга был использован по своему прямому назначению – для защиты Донбасса. Резервов, готовых к немедленному вводу в сражение, у Манштейна не было. Все соединения его ударной группировки начинали операцию, выстроившись в одну линию. Необходимость развить успех на каком-то участке требовала вывода из боя дивизии с другого.

   Таблица 7
   Качественный состав бронетехники дивизий группы армий «Юг», выделенных для проведения операции «Цитадель», на начало июля 1943 г.

   В таблице не показаны прибывшие в состав ГА «Юг» незадолго до операции 39-й танковый полк «Пантер» (200 машин, о них см. ниже) и 503-й батальон тяжелых танков (45 «Тигров»). Далеко не все соединения к началу «Цитадели» получили предусмотренные новыми штатами САУ в артполки и огнеметные танки. Полностью укомплектован САУ «Хуммель» и «Веспе» был только II танковый корпус СС. В артполках всех его соединений было по двенадцать «Веспе» и шесть «Хуммелей». В XXXXVIII танковом корпусе такой же комплект имела только «Великая Германия». Начали перевооружение 11-я танковая дивизия (6 «Хуммелей») и 7-я танковая дивизия (6 «Веспе» и 6 «Хуммелей»). Несмотря на немногочисленность, эти САУ играли важную роль. Немцы часто формировали так называемую бронегруппу из танковых батальонов, батальонов мотопехоты на БТР «Ганомаг» и бронированных САУ артполка. Такая бронегруппа могла проходить сквозь заградительный огонь артиллерии по изрытому воронками полю в разрывы фронта и развивать успех, глубоко вклиниваться в оборону противника. К лету 1943 г. в большинстве подвижных соединений вермахта один-два батальона мотопехоты были посажены на БТР «Ганомаг» (80–100 БТР) и могли следовать за танками, практически не опасаясь осколков снарядов и бомб.
   По таблице также видно, что летом 1943 г. танки Pz.III все еще занимали важное место в системе вооружений танковых войск Германии. Если брать общую численность танков по всем корпусам, то число «троек» даже превосходит число «четверок». Даже в эсэсовском корпусе их было довольно много. Операция «Цитадель» стала «лебединой песней» танков PzKpfwIII. До этого «тройки» были основой немецкого танкового парка в блицкригах на западе, в нападении на СССР в 1941 г. и в походе за нефтью на Кавказ в 1942 г. Танк непрерывно модернизировался, и на поля сражений под Курском вышли совсем другие машины, чем те, что пересекли границу в июне 1941 г. С 1942 г. PzKpfwIII получил длинноствольное 60-калиберное 50-мм орудие, дополнительное бронирование. К лету 1943 г. «тройки» получили бортовые экраны для защиты от выстрелов противотанковых ружей и кумулятивных снарядов. Курская дуга стала последним сражением, в котором PzKpfwIII использовался в значительных количествах. В некоторых соединениях «троек» было даже больше, чем Pz.Kpfw.IV.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация