А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Освобождение 1943. «От Курска и Орла война нас довела…»" (страница 12)

   Однако пока командующий фронтом собирал «отовсюду» бригады и дивизии, наметился кризис на фронте 69-й армии, где готовилась перейти в наступление армейская группа Кемпфа. По иронии судьбы толчком к планированию наступления стали именно переброски советских войск. Разведка армейской группы Кемпфа перехватила переговоры между 107-й стрелковой дивизией и штабом 40-й армии. Дивизия должна была сосредоточиться в районе Ахтырки, и этот район прикрывался крупными силами зенитной артиллерии, стянутыми с других участков. Лучшего момента для наступления трудно было придумать – I авиакорпус мог действовать почти без помех. Командующий армейской группой после стабилизации обстановки предусмотрительно вывел «Великую Германию» во второй эшелон. Теперь элитная моторизованная дивизия вермахта должна была сыграть одну из главных ролей в сражении за Харьков. Дивизия должна была пройти через порядки наступающей 320-й пехотной дивизии и, двигаясь на северо-восток по правому и левому берегам реки Коломак, дойти до Ковяг и Высокополье. Далее «Великая Германия» должна была повернуть на север, к Богодухову. Совместно с «Великой Германией» должен был наступать полк «Туле» дивизии «Тотенкопф». Наступать на Богодухов с запада также должна была 167-я пехотная дивизия, поддержанная «тигриной» ротой «Великой Германии». Начало наступления назначалось на 5.00 7 марта. Таким образом, 7 марта должно было стать днем наступления на Харьков с трех сторон.
   Задачей дня 7 марта для 2-го танкогренадерского полка «Лейбштандарта» был город Валки. Батальон Пайпера на БТР «Ганомаг» обошел город с востока и северо-востока, блокируя пути отхода его защитников. В результате реализации этого плана 143-й и 146-й гвардейские стрелковые полки 48-й дивизии армии П.С. Рыбалко были окружены. Разведывательный батальон и танковый батальон «Лейбштандарта» также установили контакт с танками «Великой Германии». Таким образом, отходящие на север из города Валки советские части попадали под удар «Великой Германии». 1-й танкогренадерский полк «Лейбштандарта» 7 марта не выполнял никаких охватывающих маневров и просто продвигался с плацдарма на Мже в северном направлении. Полк «Дойчланд» дивизии «Дас Райх» 7 марта завершил бои за Новую Водолагу и захватил плацдарм через Мжу в районе Павловки. Немедленно была организована противовоздушная оборона переправы. Эта предосторожность оказалась нелишней, поскольку вскоре последовали атаки советских штурмовиков. Они были встречены огнем счетверенных 20-мм автоматов, примененных наконец-то по прямому назначению. Второму полку дивизии, «Дер Фюреру», было приказано воспользоваться захваченными полком Хармеля переправами и наступать далее на Ковяги и Люботин. Лидером наступления «Дер Фюрера» был III батальон на БТР «Ганомаг». Продвижение эсэсовцев вынудило командование 3-й танковой армии вывести из города Харьков стоявшую в нем 62-ю гвардейскую стрелковую дивизию и направить ее на позиции между Борками и Мерефой, к юго-востоку от города. П.С. Рыбалко еще не знал, что план немецкого наступления предусматривает обход города, а не его лобовой штурм.
   Пока эсэсовские дивизии двигались в обход Харькова с севера, начал наступление корпус Рауса. Дивизия «Великая Германия» была разбита на три боевые группы. Первую боевую группу возглавлял командир танкового полка фон Штрахвиц. Состояла она из II батальона танкового полка, гренадерского полка, саперов и истребителей танков. Вторая боевая группа (Боермана) состояла из фузилерного полка дивизии и I танкового батальона. Последняя боевая группа (Вэтьена) создавалась вокруг разведывательного батальона дивизии, который усиливался батальоном штурмовых орудий. Наступление началось по плану, в 5.00 7 марта. Быстрее всех продвигалась боевая группа Штрахвица, менее чем за четыре часа покрывшая с боями расстояние в 10 километров. Первое действительно серьезное сопротивление боевая группа встретила на подступах к Ковягам. Однако разведкой было установлено, что фланги обороняющихся советских частей открыты, и позиция была захвачена после полудня атакой с запада. К 13.30 группа Штрахвица вышла в район южнее Перекопа (в 2–3 км от Ковяг), где был уже слышен шум боя эсэсовских частей в районе Валок. Вскоре Штрахвицу представилась возможность воспользоваться результатами действий «Лейбштандарта», атаковав танками севернее Перекопа колонну отступающих частей 48-й гвардейской стрелковой дивизии. Гораздо менее успешно наступали две другие боевые группы «Великой Германии» и полк «Туле». Боевая группа Вэтьена вместе с эсэсовским полком наступала на левом фланге «Великой Германии» вдоль железной дороги, идущей на Харьков по западному берегу реки Коломак. Группа встретилась с ожесточенным сопротивлением частей 69-й армии в лесистом районе у станции Искровка и районе Шелестово. 76,2-мм пушки были серьезным противником наступающих «Штурмгешюцев», и их позиции были вынуждены брать пехотинцы в ближнем бою. Бой в Шелестове продолжился с наступлением ночи, поскольку горящий город освещал поле сражения. Группа Боермана двигалась вдоль шоссе на Коломак, но больших успехов также не добилась, соединившись во второй половине дня с группой Вэтьена в районе Коломака. Боерман получил приказ сменить в Перекопе гренадерский полк «Великой Германии», чтобы высвободить его для дальнейшего наступления в составе группы Штрахвица. К вечеру группа Штрахвица собралась в районе Ковяг, ожидая сосредоточения гренадеров дивизии. Плохая погода заставила проводить наступление без авиационной поддержки, на которую так рассчитывали Кемпф и Раус. В целом результаты наступления корпуса Рауса следует оценить как умеренные.
   Но тяжелее всего шло немецкое наступление южнее Харькова, где XXXXVIII танковый корпус встретил плотный огонь артиллерии, как противотанковой, так и гаубичной. Напомню, что артиллерия стрелковых бригад в полосе эсэсовского корпуса отстала из-за нехватки горючего. В результате артиллерийского противодействия прорыва через Мжу и выхода к южной окраине Харькова ни 6-я, ни 11-я танковая дивизии по-прежнему не достигли.
   К 8 марта танковый корпус СС достиг решительного результата в прорыве обороны войск 3-й танковой армии юго-западнее Харькова. Разбитая совместными действиями «Лейбштандарта» и боевой группы Штрахвица 48-я гвардейская стрелковая дивизия выходила из боя для приведения себя в порядок. Брошенная в бой с марша 104-я стрелковая бригада в боях с «Дас Райхом» за Новую и Старую Водолагу потеряла до 70 % личного состава и, не имея даже 45-мм выстрелов и минометных мин, отошла в район хутора Кут (8 км юго-западнее Люботина). Теперь «Тотенкопф» выводился из-за левого фланга «Лейбштандарта» и должен был формировать внешний фронт окружения города. Наступление раскладывалось на два этапа. Первой задачей дивизии был удар в направлении Старого Мерчика, города к западу от Люботина. Эту задачу выполнил полк «Эйке» к 17.00 8 марта. Следующим этапом был захват Ольшан, узла дорог к северу от Люботина. Наступление на Ольшаны должен был провести полк «Тотенкопф», усиленный разведывательным батальоном и батальоном штурмовых орудий дивизии. Однако до наступления темноты «Тотенкопф» достичь Ольшан не смог.

   Расчет ПТР на позиции в районе Харькова. Март 1943 г. Противотанковые ружья были уже почти бесполезны против модернизированных и новых немецких танков.

   «Лейбштандарт» начал наступление в 7.30 утра 8 марта. Ближайшей целью наступления был Люботин. Глубокое продвижение на направлении главного удара обошлось дивизии недешево. К тому моменту в танковом полку дивизии насчитывалось всего 36 танков, не считая нескольких Pz.II, применявшихся для разведки и в качестве посыльных. Однако сопротивление отходящих советских частей было уже слабым, и к 15.00 эсэсовцами дивизии Дитриха был захвачен Люботин. Далее вопреки всем приказам боевая группа, созданная вокруг 1-го танкогренадерского полка «Лейбштандарта», двинулась по шоссе на Харьков. Гренадеры полка взгромоздились на танки и самоходные орудия в качестве десанта, и колонна направилась к западной окраине Харькова. Не доходя пяти километров до Харькова, наступающие столкнулись с частями 303-й стрелковой дивизии полковника К.С. Федоровского, форсированным маршем переброшенной к Коротычу, и танками 86-й танковой бригады. Последняя была передана 3-й танковой армии из частей фронтового подчинения. Эсэсовцы впоследствии заявили об уничтожении пяти Т-34 и тридцати орудий разных калибров, но прорыв в Харьков не удался. Хуже того, он шел вразрез с задачей «Лейбштандарта» и пересекал поперек полосу наступления «Дас Райха». Более дисциплинированный Майер вместе со своим неизменным спутником – танковым батальоном Вюнше – продолжал двигаться на север и захватил Пересечную к северо-западу от города. На север в обход Харькова также продвигался 2-й танкогренадерский полк на правом фланге «Лейбштандарта», впереди которого шел батальон Пайпера на БТРах «Ганомаг».
   Продвижение «Дас Райха» 8 марта сдерживалось отставанием XXXXVIII корпуса, в результате которого полк «Дойчланд» был вынужден выстроиться фронтом на восток, а наступление продолжал только «Дер Фюрер» в широкой полосе всей дивизии. Лишь взаимодействие с правофланговой боевой группой «Лейбштандарта» позволило полку частично выполнить задачу дня.
   Ситуация с остановленными южнее Харькова двумя дивизиями XXXXVIII танкового корпуса стала нетерпимой, и на 8 марта было назначено решительное наступление на этом участке фронта. В 11-й танковой дивизии была создана боевая группа Шиммельмана из 15-го танкового полка, мотопехотного батальона на БТР «Ганомаг» и дивизиона артиллерии. Танковый батальон дивизии состоял из 36 танков Pz.III (из них семь с 75-мм 24-калиберным орудием) и 7 танков Pz.IV с длинноствольным орудием. Группа Шиммельмана должна была воспользоваться открытым вследствие продвижения эсэсовцев на север флангом оборонявшихся в Ракитном 253-й стрелковой и 195-й танковой бригад. Группа должна была пересечь реку Мжу в полосе «Дас Райха» и обойти Ракитное с тыла. С фронта одновременно проводилась атака 111-го танкогренадерского полка 11-й дивизии. Однако 8 марта захват Ракитного не состоялся. Группа Шиммельмана не смогла пробиться в исходное положение для атаки, а атака в лоб на десяток противотанковых пушек и окопанные танки успеха не принесла. Несколько большего добилась 6-я танковая дивизия, атаковавшая Соколово. В дивизии фон Хюнесдорфа было немного танков, но среди них присутствовали шесть недавно прибывших огнеметных танков Pz.III. Всего на 7 марта в 6-й танковой дивизии насчитывалось 30 боеготовых танков. Противником 6-й танковой дивизии была рота чехословацкого батальона полковника Людвика Свободы. В состав усиленной роты под командованием надпоручика Яроша входили 350 солдат и офицеров, четыре противотанковых орудия, три 76-мм орудия, 8 ПТР, 24 ДП, три 82-мм миномета, три 50-мм миномета, 6 станковых пулеметов. В результате боя 8 марта, длившегося до 3.30 ночи 9 марта, рота погибла полностью вместе со своим командиром. По донесению штаба 3-й танковой армии этот успех стоил немцам 19 подбитых танков, 6 БТР и до 400 человек убитыми и ранеными.
   Тем временем обострение обстановки к западу от Харькова вынудило командование Воронежского фронта ослабить оборону к югу от города. 8 марта 6-й гвардейский кавалерийский корпус был выведен из состава армии в распоряжение командования фронта и сосредотачивался в районе Дергачей (к северу от Харькова). Обстановка в целом еще не оценивалась советским командованием как катастрофа. Представитель Ставки ВГК на Воронежском фронте А.М. Василевский готовил контрнаступление. Предполагалось 25–28 марта 1943 г., после сосредоточения 1-й танковой армии М.Е. Катукова и 64-й армии М.С. Шумилова (будущая 7-я гвардейская армия), перейти в наступление на Днепропетровск и Запорожье. Во втором эшелоне предполагалось использовать 62-ю армию В.И. Чуйкова.
   Однако 9 марта немецкое наступление развивалось без помех. В этот день боевой группе Шиммельмана из 11-й танковой дивизии удалось пересечь Мжу по построенным «Дойчландом» мостам и к 11.30 выйти в тыл оборонявшимся в Ракитном стрелковой и танковой бригадам. К 14.45 Ракитное было захвачено. Трофеями немцев стали один танк Т-34 и несколько орудий. После захвата Ракитного 11-я танковая дивизия двинулась на Мерефу. Вторая дивизия XXXXVIII корпуса, 6-я танковая, 9 марта отбила у 78-го гвардейского стрелкового полка 25-й гвардейской стрелковой дивизии Тарановку. Бои за Харьков дорого стоили обеим дивизиям XXXXVIII танкового корпуса: 11-я танковая дивизия на 10 марта насчитывала 29 боеготовых танков, а 6-я танковая дивизия – только 6. В тот же день 9 марта Юго-Западный фронт попытался помочь своему северному соседу. Из 3-й гвардейской армии был переброшен 2-й танковый корпус, который нанес контрудар из района Змиева. Однако он был отбит 15-й пехотной дивизией.
   Еще ночью 9 марта полк «Тотенкопф» занял Ольшаны, а к середине дня захватил плацдармы на реке Удай, к востоку от Ольшан. Полк «Эйке» шел следом, и район Ольшан был приготовлен к круговой обороне. «Дас Райх» провел 9 марта в бою с 303-й стрелковой дивизией за Коротыч, который был захвачен «Дер Фюрером» к вечеру. «Дойчланд» сосредоточился севернее Коротыча в готовности наступать на Харьков с запада. Наступление всех трех боевых групп «Лейбштандарта» началось в 6.00 9 марта из района Люботина. Батальон Пайпера, возглавлявший наступление своего полка, вышел на подступы к Дергачам. На юг от Дергачей шло хорошее шоссе в направлении Харькова. Казалось, город был на расстоянии вытянутой руки. Штаб 4-й танковой армии запросил радиограммой штаб корпуса Хауссера о возможности захватить город внезапной атакой.
   Эсэсовцы штурмуют Харьков. Иногда при описании событий под Харьковом утверждается, что Хауссер начал штурм Харькова 10 марта 1943 г. по собственной инициативе. Якобы он втянулся в тяжелые уличные бои, стремясь оправдаться перед Гитлером за оставление Харькова в середине февраля. Однако это не соответствует действительности. В 15.30 9 марта, получив запрос о возможности захватить город штурмом, Хауссер выпустил приказы подчиненным ему дивизиям начать наступление на Харьков 10 марта. Гот был информирован об отданных приказах и не возражал. Во всяком случае, никаких распоряжений, отменяющих его приказы, Хауссер из штаба 4-й танковой армии не получил.
   К моменту подготовки к штурму города II танковый корпус СС более месяца не выходил из боев, и его состояние было далеко не блестящим. В наихудшем положении был «Дас Райх», танковый полк которого насчитывал всего 26 танков. Автомашины и тягачи соединения прошли уже около тысячи километров без надлежащего технического обслуживания. Командир дивизии Валь характеризовал состояние техники «Дас Райха» как критическое. Чуть лучше обстояли дела в «Лейбштандарте», насчитывавшем 40 танков, включая 10 Pz.II. Лучше всего выглядел позже всех вступивший в бой «Тотенкопф» с 49 боеготовыми танками (30 Pz.III, 14 Pz.IV и 5 «Тигров»). Собственно 10 марта части «Тотенкопфа» и «Лейбштандарта» потратили на захват города Дергачи. Как и любое сражение, в котором участвовал 6-й гвардейский кавалерийский корпус, оно стало трудным для немцев. В атаке были использованы «Тигры» танкового полка дивизии «Тотенкопф». После захвата Дергачей и выхода «Лейбштандарта» к деревне Черкасское к востоку от города все было готово для штурма Харькова с севера. С востока город должен был атаковать полк «Дойчланд» дивизии «Дас Райх». Второй полк дивизии – «Дер Фюрер» – наступал в обход города с юга.

   Харьков снова в руках немцев. Самоходная 37-мм зенитная установка на полугусеничном шасси дивизии «Дас Райх». Март 1943 г. Здание слева ныне гостиница «Харьков».

   В момент освобождения 16 февраля 1943 г. город Харьков готовился к обороне. Оставшаяся в городе в качестве гарнизона 62-я гвардейская стрелковая дивизия и местное население копали рвы, строили надолбы, заборы из колючей проволоки и ежи. Несколькими поясами город прикрывали баррикады. Приказом командующего Воронежским фронтом Ф.И. Голикова 2 марта начальником обороны города был назначен заместитель командующего фронтом, «герой» обороны Крыма в 1942 г. генерал-лейтенант Д.Т. Козлов. Впрочем, средств связи для управления войсками в городе у него не было, и 11 марта, когда отдельные группы эсэсовцев прорвались к центру города, Д.Т. Козлов выехал из города, как было написано в отчете штаба 3-й танковой армии, «в неизвестном направлении». Реальным руководителем обороны города был заместитель командующего 3-й танковой армией генерал-майор Е.Е. Белов. По капризу фортуны назначенная первоначально в гарнизон города 62-я гвардейская стрелковая дивизия была выведена из города и заняла юго-западные подступы к нему. Занимавшие оборону в городе соединения вступали в бой с марша и не имели информации о построенных оборонительных сооружениях, натыкаясь на них чаще всего случайно.
   Для обороны Харькова в состав 3-й танковой армии прибыли 19-я стрелковая дивизия полковника Г.А. Гоголицына, 17-я стрелковая бригада войск НКВД полковника И.А. Танкопия, 86-я танковая бригада (почти без танков), три противотанковых полка и дивизион РС. Помимо этого в состав 3-й танковой армии 9 марта поступил 2-й гвардейский танковый корпус В.М. Баданова, насчитывавший 120 танков, из 3-й гвардейской армии Юго-Западного фронта. Также Воронежскому фронту передавался 3-й гвардейский танковый корпус И.А. Вовченко из состава Южного фронта. Командование Воронежского фронта решило остановить наступление в обход города 6-м гвардейским кавалерийским корпусом и корпусом Баданова, одновременно предприняв наступление во фланг немецким войскам у Харькова. С этой целью создавалась ударная группировка в 40-й армии в составе 183, 340 и 107-й стрелковых дивизий и 102-й танковой бригады. Направлением наступления были Ольшаны, которые были уже предусмотрительно прикрыты Хауссером «Тотенкопфом».
   10 марта армии П.С. Рыбалко был подчинен 18-й танковый корпус Б.С. Бахарова. К тому моменту 110-я и 181-я танковые бригады корпуса, не имевшие матчасти, выходили на переформирование. 170-я танковая бригада насчитывала 6 танков Т-34 и 22 Т-70, собранных из разных частей. Корпусу был придан 141-й танковый полк в составе 4 Т-34 и 6 Т-70. Первоначально 170-ю бригаду корпуса Бахарова предполагалось использовать в атаках по флангу армии Гота в районе Изюма в качестве поддержки 53-й гвардейской стрелковой дивизии. Однако 10 марта корпус получил приказ совершить 150-километровый марш и сосредоточиться в районе Чугуева, куда он прибыл в 3.00 11 марта. Новой задачей корпуса было участие в контрударе фронта совместно с корпусами И.А. Вовченко и В.М. Баданова. Но всем этим планам не суждено было сбыться. Задача корпуса Хауссера была существенно облегчена действиями армейской группы «Кемпф». К 10 марта «Великая Германия» вышла на подступы к Богодухову. В условиях глубокого охвата фланга 69-я армия М.И. Казакова вынуждена была отойти на восток и занять позиции между Богодуховом и Харьковом. Задачей армии было удержание дороги Харьков – Белгород и Богодухова. Однако обе эти задачи М.И. Казаков считал для себя невыполнимыми и попросил передать Богодухов в ведение соседней 40-й армии К.С. Москаленко. Командующий фронтом согласился с этим решением, и границы между армиями были перенарезаны. К тому моменту 40-я армия оборонялась фронтом на юго-восток от Краснокутска до Богодухова. Но уже 11 марта Богодухов был захвачен «Великой Германией», и между 40-й и 69-й армиями образовался ничем не прикрытый разрыв. Это вынудило командование Воронежского фронта бросить корпуса И.А. Вовченко и В.М. Баданова в 40-ю и 69-ю армию соответственно. От первоначального плана контрудара по охватившей Харьков группировке пришлось отказаться. Более того, защищать город от обхода с севера было некому.
   Планировавшееся сокрушение перешедшей в контрнаступление группировки немецких войск требовало все больше сил. 11 марта командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский приказал 21-й армии начать походный марш в район Курска, где получить боевую задачу от представителя Ставки А.М. Василевского. Тем временем на улицы Харькова входили эсэсовцы двух немецких дивизий.
   Главным участником уличных боев за Харьков стала дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер». Утром 11 марта тремя боевыми группами дивизия начала штурм города со стороны Белгородского шоссе. Наименее удачно действовал 2-й танкогренадерский полк, который был остановлен контратаками 86-й танковой бригады. Второй полк дивизии продвигался быстрее и даже вышел к главной площади города. Однако контратаки 179-й танковой бригады заставили отойти назад. В наихудшем положении оказался разведывательный батальон Курта Майера, атаковавший город с северо-востока при поддержке девяти танков и двух самоходных противотанковых пушек. Вследствие нехватки топлива наступление остановилось. Батальон занял круговую оборону на кладбище, контролировавшем дорогу на Чугуев. Вскоре батальон Майера был окружен оборонявшими город советскими войсками.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация