А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черная свита" (страница 8)

   Наклонившись под стол, я нашёл толстую папку с бумагами, раскрыл её, вчитался в первый лист и оторопел. Это был список всех агентов Тайной стражи великого герцога Канима, которые были отправлены на север работать на подрыв власти Григов. И всё это с домашними адресами, настоящими фамилиями и краткими характеристиками на каждого человека. Пролистнул десяток листов, а там – планы относительно проведения всех диверсионных мероприятий в герцогстве Григ. Охренеть!
   – Уходим! – толкнув меня в бок, прервал моё чтение Альера.
   – Пора! – поторопил Эхарт, взваливший уже связанного по рукам и ногам Вейфеля на плечо.
   – Да, надо делать ноги, – согласился я, кинул папку в сумку, которая весила около тридцати килограммов, и мы с Нунцем направились на выход.
   Альера уходил последним и, прежде чем покинуть помещение, опрокинул на пол пару масляных светильников. Горючая жидкость разлилась по дереву. Вырвавшийся из темницы, в которую его заключили люди, огонь весело заполыхал. И, кинув в пламя обрывки каких-то гардин и штор, Виран последовал за нами.
   Спустя десять минут наша карета уже катила по тёмным улицам Герцогского города. Вокруг всё по-прежнему было тихо и спокойно. Стражники на нас внимания не обращали, редкие прохожие тоже, и единственная заминка случилась на мосту, который мы проезжали всего полтора часа назад.
   Как оказалось, выехать из Белого города – не проблема, а вот въехать в него в тёмное время суток можно было только после досмотра и проверки. В тот момент сердечко у меня сильно забилось, потому что связанного бастарда не заметить было нельзя, и я приготовился к драке с патрулём городской стражи, который перекрыл нам проезд. Но в дело вступил Альера, который не растерялся, а совершенно спокойно подозвал к себе старшего в наряде сержанта и сунул ему в ладонь пару золотых иллиров. После этого проезд был открыт, мы миновали мост и вскоре благополучно и без происшествий добрались до тихой улочки с арендованной нами конюшней в паре кварталов от дома мадам Кристины Ивэр.
   Эхарт занялся лошадьми и каретой, а мы с Вираном перетащили пленника в конюшню, бросили его в один из денников, а сами быстро подсчитали добычу. Всего в наши руки попало две тысячи иллиров и примерно на такую же сумму драгоценных камней. Вот это куш! Вот это деньги! С ними уже можно думать о каком-то светлом будущем. На каждого из нас минимум по тысяче триста монет. По самой грубой прикидке, наше жалованье за двадцать шесть месяцев службы. Не хило, однако.
   – Надо же, – пересыпая на ладонях золотые кругляшки, сказал Виран, – впервые такую сумму в одном месте вижу. Выгодное это дело, врагов уничтожать.
   – Это точно, – согласился я и вошёл в денник, где лежал уже очнувшийся Вейфель. – Только дело ещё не доделано.
   Я сел на табуретку перед бастардом Григов, а полукровка, открыв раскосые глаза и оглядев полусумрак конюшни, которая была освещена всего парой ламп, посмотрел на меня:
   – Ты кто?
   Вскинув левую руку, я обнажил свой фамильный браслет с руной «Справедливость» и сказал:
   – Я Ройхо. Кто именно, догадываешься?
   Вейфель наклонил голову набок, шмыгнул носом и ответил:
   – Уркварт, недобиток. А ведь я говорил отцу, что тебя необходимо прикончить, несмотря ни на что. А он… – Бастард наклонился вперёд и сплюнул себе под ноги. – Впрочем, сейчас это уже не важно. Что ты хочешь со мной сделать?
   – Сначала хочу с тобой поговорить.
   – А потом убьёшь меня?
   – Конечно. – Я не стал скрывать своих намерений.
   – Тогда какой мне смысл с тобой разговаривать? – Вейфель невесело усмехнулся.
   – Смерть, она разная бывает, сын Андала Грига. Ответишь на мои вопросы честно, умрешь быстро и незаметно, а нет – тебе будет очень больно.
   – Боль – это серьёзный аргумент.
   – Особенно для тех, в чьих жилах течёт кровь дари, – добавил я.
   Бастард задумался, помолчал и произнёс:
   – Хорошо, я буду с тобой говорить и расскажу тебе всё, что знаю. Но у меня есть одно условие.
   – Какое?
   – Я хочу умереть в бою. Дай мне честную схватку один на один. Меч против меча.
   – Не ожидал от тебя подобного, полукровка, – удивился я.
   – Достали! – Вейфель попытался вскинуться, но верёвки на руках и ногах не позволили ему этого сделать. – Всю жизнь меня попрекают родословной и непохожестью на других людей. Но я ведь не только дари, но и человек, оствер из славного и древнего рода Григов. Я прошу честную смерть, так подари её мне!
   – Успокойся. – Моя левая ладонь прижала чахлую грудь бастарда и оттолкнула его к стене. – Моему отцу, графу Квентину Ройхо, и матери никто такой возможности не дал. Вы пригнали в наш замок своих гоцев и всех дружинников вместе с моей старшей роднёй перебили. Вот и вся ваша честь. Но я пойду тебе навстречу. Будет тебе честный бой.
   – Договорились. – Голос бастарда стал равнодушным и глухим. – Задавай свои вопросы.
   О чём спрашивать, я знал. И пока было время, старался получить от полукровки всю информацию, какую только возможно. Конечно же это сведения о моих сёстрах и братьях, о положении дел на севере и той секретной встрече, в которую я и мои товарищи сегодня ночью самым грубым образом вмешались. Вейфель, которого я вскоре развязал, отвечал достаточно откровенно. И через несколько часов у меня в голове сложилась чёткая картинка того, что происходит в самом северном феодальном владении империи Оствер, на правителя которого в последнее время свалилось очень много неприятностей, но он пока держался.
   Самая главная проблема для Андала Грига – это вцепившийся в него, словно клещ, великий герцог Ферро Каним, который, пользуясь войной на Мистире и своим положением одного из истинных хозяев империи, тайно и явно подрывает мощь и благосостояние северного герцога. Сначала были явные удары. От имени Верховного имперского совета Каним приказал вдвое повысить налоги в герцогстве Григ и отправить из этого владения на фронт три тысячи воинов. Властитель севера возражать не стал, потому что это бунт, и налоги платит аккуратно и в срок, благо деньги в его казне имеются, а вместо своих воинов на Мистир он отправил наёмников, добровольцев и крестьян, то есть дружину сохранил и держит при себе.
   Но помимо явных уколов, великий герцог наносит тайные. Под видом разбойников диверсионные отряды Канима бродят по всей территории герцогства Григ, строят базы и оборудуют схроны, подбивают крестьян и горожан Изнара к акциям неповиновения и готовят восстание. А три недели назад один из таких отрядов под предводительством человека, который по подробным описаниям был уверенно опознан как Рагнар Каир, в пух и прах разгромил обоз с продовольствием для приморских крепостей и разогнал две сотни герцогских дружинников. В этом бою погиб один из законнорожденных сыновей Грига.
   Разумеется, правитель севера подобное прощать был не намерен и решил сделать всё, чтобы остановить диверсантов Канимов. В леса были посланы поисковые отряды, начался дополнительный набор дружинников и городских стражников, а в столицу был отправлен Вейфель, которому предстояло через пару дней предстать перед Верховным имперским советом с жалобой на одного из его членов. Но без доказательств выступать смысла не было. И полукровка через свои связи в торговой среде смог наладить контакт с одним из мелких чиновников великого герцога Канима, который имел доступ к секретной информации, и тот за четыре тысячи иллиров – половина суммы в золоте, половина в драгоценных камнях – был готов предать своего повелителя и после этого эмигрировать за границу.
   В принципе, хоть с доказательствами, хоть без, Каниму бояться особо нечего. Однако он живёт в империи не сам по себе, и в случае выступления Вейфеля, да ещё с документами, которые подтвердили бы проведение его воинами диверсионных акций на территории другого феодала, ему пришлось бы отозвать своих бойцов с севера, дать Григу передышку и возместить его финансовый ущерб. А это потеря лица и, как следствие, небольшой толики влияния. И всё бы могло сложиться для полукровки и его отца вполне неплохо, если бы не я. Впрочем, вместо меня разрушить их планы могли бы тайные стражники Жала Канимов.
   Такие вот дела на севере. Но это не всё, что донимает Андала Грига. Помимо военных расходов, посылки дружин на фронт и налётов «разбойников» у него во владении появились ещё две напасти. Старые, про которые большинство жителей герцогства уже стали забывать.
   Одна – это пираты Ваирского моря, которые последние двадцать лет, после того как мой кровный дедушка Игна Ройхо разгромил их, не тревожили имперское побережье. Ранней весной этого года десант с двух кораблей высадился в тридцати километрах от моего родового замка, провёл дерзкую разведку в глубь территории герцогства, разорил пару деревень и с добычей беспрепятственно ушёл в море. Коль так, то наверняка вскоре они снова нагрянут и с гораздо большими силами.
   Другая напасть – племена нанхасов, северных кочевников, которые начали миграцию с северо-востока материка Эранга на северо-запад. По зиме три сотни лихих воинов на оленях, как ездовых, так и гужевых, атаковали один из окраинных герцогских замков. И хотя наглых дикарей отбили, как и пираты Ваирского моря, они обязательно вернутся.
   Вот и получается, что неприятности пролились на голову почти столетнего герцога проливным дождём, который предвещает ливневый паводок. И если с каждой отдельно взятой бедой Андал Григ мог бы справиться, то со всеми вместе разом это сделать проблематично. Так что, как ни крути, ему необходимы союзники, и дополнительная задача Вейфеля состояла в том, чтобы после выступления перед Верховным имперским советом попросить аудиенцию у великого герцога Витима. И во время этой встречи намекнуть ему, что Андал Григ готов признать себя вассалом правителя столичного региона.
   Слушая полукровку, с одной стороны, я понимал, что Григ делает то, что должен, и по большому счёту он мне не враг. Но с другой – между нами кровь, примирение невозможно, и при всём моём уважении к герцогу я сделаю всё от меня зависящее, чтобы помочь Канимам его свалить…
   Наш разговор с Вейфелем подходил к концу. Я узнал всё, что хотел, – про обстановку на севере, положение моих родных, а также планы Андала Грига, и значит, время жизни моего пленника истекает. Близится рассвет, и нам ещё нужно избавиться от трупа, который мы намереваемся выкинуть в реку. Оттягивать бой между мной и полукровкой смысла не было. Пора переходить к финалу. Попросив у Альеры клинок, я передал его бастарду и вышел в широкий проход между денниками. Вейфель взял ирут, посмотрел на зарубки, сделанные Вираном на гарде, потом бросил взгляд на Альеру, на меня и на Эхарта, поддержки и сочувствия в наших глазах не нашёл и встал напротив меня.
   – Готов? – спросил я Вейфеля.
   – Готов. – Он передёрнул плечами.
   – К бою!
   Первый шаг я оставил противнику, и он его сделал. Быстрый выпад в моё лицо, очень хорошо поставленный удар, который мог бы достичь цели, но не достиг её. Я отступил на полшага назад и вновь застыл. Вновь выпад, а за ним пара неплохих базовых ударов сверху вниз, которые я отбиваю. И снова рывок бастарда вперёд. Я этого уже жду, отбрасываю чужую сталь вправо, после чего, без перехода, делаю ответный выпад, но не высокий, в область лица или шеи, а низкий, в живот Вейфеля. Клинок вонзается в тело полукровки, металл проникает в него легко и практически без сопротивления, и противник сам насаживается на клинок. Слышится звон падающего ирута, а следом хрипы из горла незаконнорожденного Грига, которого я снимаю с меча, и его тело с глухим стуком падает на проходе.
   – Слабенький боец, – отмечает Альера, поднимая свой клинок.
   – Но дрался до конца, – сказал я.
   – Так никто и не спорит. – Виран повернулся к Эхарту и спросил его: – Мешок под тело приготовил?
   – Само собой, – отвечает румяный и довольный Нунц, который наверняка уже думает о том, сколько денег из своей доли он сможет переслать бедным родственникам в провинцию. – Самый большой выбрал.
   – До рассвета успеем к реке съездить и вернуться?
   – Должны. – Нунц пожимает плечами.
   На мгновение мы все застываем на месте. На выходе тихо всхрапывают лошади. Альера чистит сталь ирута. Эхарт посматривает на сумку с деньгами и драгоценностями. А полукровка Григов делает последнее конвульсивное движение телом. Я поворачиваюсь к Нунцу:
   – И чего мы стоим, господин корнет? Мешок давай, труп упаковывать станем. Время поджимает.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация