А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черная свита" (страница 5)

   – Корнет Чёрной Свиты его императорского величества граф Ройхо.
   Следом, справа и слева отозвались мои друзья:
   – Корнет Чёрной Свиты его императорского величества шевалье Альера.
   – Корнет Чёрной Свиты его императорского величества шевалье Эхарт.
   Мадам окинула нас заинтересованным взглядом, затем взглянула на своих девушек, которые явно повелись на нашу красивую униформу и плащи, после чего снова обратила внимание на нас и задала следующий резонный вопрос:
   – И что вас привело ко мне?
   – Это я хотел бы обсудить с вами наедине, сударыня, – ответил я.
   – Что же, – она встала и направилась к окну, рядом с которым никого не было, – пройдёмте.
   Оставив друзей, которые посматривали на девушек, я последовал за ней. И здесь, остановившись у подоконника, на котором стояло несколько горшков с цветами, и посмотрев в умные и пронзительные глаза много повидавшей на своём веку женщины, я решил не юлить и быть с ней предельно откровенным.
   – Сударыня, как вы понимаете, я и мои друзья – гвардейцы императора. Сегодня мы отдыхаем, вышли в город и имели столкновение с некими шевалье с материка Анвер, которые бывали в вашем доме. Между нами состоялись три дуэли, и все наши разногласия были разрешены после смерти этих самых шевалье. Всё случилось по правилам на поле вблизи центрального храма Бойры Целительницы.
   – Мне очень жаль неразумных дворян с материка Анвер, но я знала их не очень хорошо и пока не понимаю, почему вы пришли ко мне в дом. Конечно, я всегда рада гостям, особенно если они благовоспитанные молодые люди, но обычно меня навещают по письменному приглашению с моей стороны или по рекомендации проверенных клиен… – Она запнулась и тут же поправилась: – Друзей.
   – Я понимаю ваше недоумение, сударыня. Но дело в том, что погибшие шевалье успели рассказать нам, что не сами додумались оскорбить нас, а с подачи одного из ваших постоянных клиен… – Как и баронесса, я запнулся и тоже поправился: – Друзей. Это некто барон Финер, который покрывал грязью новую гвардию императора, и мы с друзьями считаем, что он должен ответить за свои слова. Поэтому хотелось бы знать, госпожа баронесса, будет ли он сегодня вечером или ночью у вас в гостях?
   Мадам Кристина помедлила, посмотрела в окно, немного потянула время и ответила:
   – Да, барон обещался быть.
   – И когда он появится?
   – Через пару часов.
   – Вы не против, если мы подождём его здесь?
   – Нет. Можете чувствовать себя как дома, но прошу не обижать моих воспитанниц, о которых я забочусь, словно о родных дочерях.
   – Не сомневайтесь, сударыня, – я слегка кивнул, – мы – новая гвардия и постараемся соблюдать все правила приличия.
   С сомнением мадам посмотрела на меня, но не возразила и вернулась на своё место. Альера и Эхарт беседовали с девушками, а я, на всякий случай, сел поближе к выходу, рядом с мадам Кристиной. А то мало ли, вдруг она попытается выйти и предупредить барона Финера о том, что его ждут. Так что лучше подстраховаться, тем более что я сам вызвался прикончить сволочь из старой гвардии, причём своё намерение собирался выполнить и сделать для этого всё, что возможно.
   Потекли часы ожидания. Девушки флиртовали с моими друзьями, господином в красном, как я верно его определил – купчиком средней руки, который недавно получил хороший заказ на поставку сухих круп для Второй Восточной армии генерала Карса Ковеля и за счёт этого приподнялся, и ещё двумя появившимися в салоне молодыми не очень богатыми дворянами. Мадам Кристина сидела как на иголках, а я расспрашивал её о том, есть ли у её особняка задний двор, на котором можно было бы провести поединок, и каков барон Финер в жизни.
   В общем, я вёл себя как полный отморозок, который ни на что не обращает внимания и полностью сосредоточился на своей цели. Но это было не так, я всё подмечал и из всего делал выводы. Например, мне весьма приглянулись две девушки из компании «воспитанниц» баронессы, и, глядя на их ладные фигурки, тугие и красиво очерченные груди, выпирающие из глубокого декольте, губки бантиком и раскрасневшиеся гладкие щёчки, мне думалось о том, каковы они в постели. А ещё я слушал купчика-интенданта. И из нескольких услышанных краешком уха фраз сделал вывод, что он нечист на руку и при желании его можно раскрутить на деньги. А самое главное – из расспросов мадам Кристины следовало, что барон Кей Финер не просто гость, а своего рода крыша светского салона баронессы Ивэр, официальной вдовы одного из вассалов великого герцога Ратины.
   Из всех моих наблюдений я сделал для себя вывод, что салон – место чрезвычайно интересное и занимательное. Гости много болтают, и баронесса наверняка пересказывает Финеру всё, что слышит. А как известно, информация – это сила, и если сегодня я убью покровителя этого тихого и уютного местечка, то должность покрышки будет свободна. И возникает резонный вопрос: почему бы эту должность не занять мне? Препятствий к этому нет, баронесса, если с ней поговорить всерьёз, может пойти мне навстречу, а там уж как судьба распорядится. Сложатся у нас доверительные отношения – хорошо, а нет – так и чёрт с ними. От салона всегда можно отречься, знать ничего не знаю, а в гостях у мадам Кристины бывал только как гость. Впрочем, до этого момента ещё далеко, для начала надо бы Финера прикончить, а его почему-то всё нет и нет, хотя два часа уже прошли.
   Минул третий час ожидания. Появились новые гости, ещё шесть миловидных девушек, какой-то поэт, растрёпанный юноша с голодным взглядом, музыкант и три чиновника низового уровня из Секретариата Верховного совета. Я уже начал нервничать и был готов присоединиться к отдыхающим друзьям, которые отрывались по полной программе, но наконец нарисовался тот, кого я ждал.
   В салон вошёл широкоплечий длинноволосый брюнет среднего роста в лазоревом камзоле, чёрных брюках, с кортом на поясе и с отличительной приметой – рваным шрамом на левой щеке. Он без промедления приблизился к мадам Кристине, которую я не отпускал от себя ни на шаг, поцеловал ей ручку и посмотрел в мою сторону. Мой чёрный плащ с гербом Анхо он заметил сразу, и его лицо перекосила такая гримаса, словно он лимон съел. Можно было начинать действо, ради которого мы сюда с друзьями и зашли. И, посмотрев за спину барона, где встали Виран и Нунц, язвительным тоном я поинтересовался у Финера:
   – Что, герб не нравится?
   – Ас кем имею честь? – спросил Финер.
   – Граф Ройхо, Чёрная Свита. А ты кто таков?
   – Капитан Финер, Третий гвардейский полк, господин корнет. – Барон выпятил грудь.
   – Что-то незаметно, что ты капитан. Пока я вижу только гражданского человека в дурацком камзоле со шрамом на щеке. Что, гвоздиком поцарапался?
   Барон набычился, хотел обернуться в зал и обратиться к своим знакомым, которые могли бы все вместе попробовать надавить на меня и поставить молодого корнета в неловкое положение, если понятней – задавить меня базаром. Но за его спиной стояли ещё два воина Чёрной Свиты, и он осёкся. После чего, словно затравленный волк, кинул взгляды вправо и влево и вновь сосредоточился на мне:
   – Вы пытаетесь меня оскорбить, корнет?
   – Да, – ответил я и кивнул на второй выход из зала:
   – Выйдем на задний двор?
   Помедлив, барон спросил:
   – Корт против корта?
   – У меня нет корта. Но думаю, что один из моих друзей одолжит вам ирут.
   – В доме есть оружие, и пара кортов найдётся.
   – Тогда не возражаю.
   Финер понял, что без драки его не выпустят. А если он откажется от дуэли, то его ославят на всю столицу как труса. Поэтому барону надо было биться, и он задал только один вопрос, который его интересовал:
   – Если я выиграю поединок, то смогу уйти?
   – Конечно, – согласился я. – Но ты не выиграешь, капитан.
   Последнее слово я выделил особо, и Финера всего передёрнуло. Я встал, направился к выходу на задний двор, где у мадам Кристины находился экипаж, конюшня с тремя лошадьми и пара амбаров. Гости, как водится, – за нами, в данном случае все они свидетели того, что поединок пройдёт честно и оба бойца вышли на него добровольно, в трезвом уме и твёрдой памяти, а не по принуждению. Мы остановились на небольшой площадке, пять на пять метров. Мне принесли корт, нормальный, честный стальной клинок, стандартный пехотный образец, металл не надтреснут, а лезвие наточено как надо, видно, что за ним ухаживали.
   Судьями и секундантами стали двое. С моей стороны, естественно, Альера, которому я передал ножны с ирутом, а от барона Финера – один из дворян. Оружие было осмотрено секундантами. Мы встали на площадке и приготовились к бою. По законам города если разногласия между благородными господами не терпят отлагательства до утра, то с разрешения владельца любого частного особняка в присутствии секундантов мы имели полное право укокошить один другого. Разрешение имелось, оружие тоже, секунданты присутствовали, зрители наблюдали, а боевых артефактов у нас нет, так что можно было начинать.
   – Готовы? – спросил Альера.
   – Да. – Финер и я ответили одновременно.
   – Примирение невозможно?
   – Нет, – снова одновременный ответ.
   – Начинайте!
   Барон двинулся мне навстречу стелющимся шагом, любо-дорого было посмотреть – шажки быстрые и стремительные, видно, что боец неплохой. Но я тоже простаком не был и считал, что не уступлю противнику и шансов на победу у меня больше. Я тоже сделал ему навстречу шаг, скользнул вперёд, и клинок моего корта, подобно змее, метнулся в лицо Финера. Противник отпрянул в сторону, а я, сделав пол-оборота влево, без промедления нанёс следующий удар, наискось, справа, целя в шею. Финер парировал, и два клинка сцепились.
   Зазвенела сталь, и мы одновременно разорвали дистанцию. Корт, к сожалению, не ирут, это большой шестидесятисантиметровый ножик, и если дуэль ведётся этим оружием, то вероятность получить тяжёлое ранение, при более или менее равной силе противников, очень велика. И хотя понятно, что есть эликсиры, а на крайний случай «Полное восстановление», заиметь колоторезаную печёнку не хочется, а имеется желание сделать барона вчистую.
   Ширх! Ширх! – сталь чужого корта мелькает перед глазами. Барон пытается наносить обманные удары, в свете масляных светильников лезвие его меча вспыхивает искорками, а шаги слышатся как мышиный шорох. Я никуда не тороплюсь, чувствую молчаливую поддержку друзей, жду перехода противника в атаку, и наконец он на неё решается. Сияющая полоска перед глазами – и выпад противника. Но я ушёл вправо, и стремительный удар барона пришёлся в пустоту. Новый выпад! Вновь наши клинки сталкиваются, и на автомате, наработанным движением я бью противника ногой в живот. Сапог вминается в пузо противника, и он отскакивает, при этом пытается задеть мою ногу своим кортом, но у него ничего не выходит.
   Вновь секундная заминка, я вижу, что барон ловит ртом воздух, и понимаю, что имею благоприятный момент для наступления. Шаг вперёд! Второй! Клинки сходятся в одновременных диагональных ударах справа налево, и кисть руки чувствует удар. Зрителям наверняка кажется, что снова мы разойдёмся и станем ждать слабости противника. Но я был намерен дожать барона и стал ускоряться. Все движения делаются быстрее, удары с каждым разом становятся сильнее и яростней, темп нарастает, и, заметив в глазах Финера панический блеск, понимаю, что пора.
   – А-а-а! – неожиданно выкрикиваю я.
   После чего, пользуясь кратким недоумением противника, ныряю под его руку, своей левой перехватываю его кисть и вонзаю клинок меча под рёбра барона. Сталь соскальзывает с костей, но мой нажим не ослабевает, и металл проникает между рёбер на глубину в двадцать пять – тридцать сантиметров. Финер всё ещё держится и не сдаётся. Он бьёт меня ногой по голени и вырывается. Я отпускаю его. С моим кортом в теле, он стоит на месте и молчит. Его бешеный, наполненный болью и страданием взгляд обводит зрителей, и, покачнувшись, он валится лицом на землю. Победа! Вторая за день…
   Спустя несколько минут, удостоверившись в том, что барон мёртв, мы вызвали городских стражников, которые получили объяснение обо всём произошедшем в доме баронессы Ивэр. И в этот момент я узнал, что, оказывается, Финер – не первый труп в её доме, а уже третий. Видимо, и до того на хоздворе проводились дуэли. Интересно. Но главное, что мне это на руку. Стражники быстро провели освидетельствование зрителей и секундантов, переписали их данные, кто и где живет, забрали тело барона, с которого мне ничего не причиталось, и уже через полчаса светское мероприятие в доме мадам Кристины продолжилось своим чередом.
   Мы ещё некоторое время провели в салоне, так сказать, закрепили мою победу, и ближе к полуночи пришла пора вернуться в казарму. Завтра ожидался ещё один непростой день, и требовалось выспаться. С сожалением Альера и Эхарт покидали «воспитанниц» баронессы, а я подошёл к самой хозяйке.
   – Сударыня, – с поклоном обратился я, – надеюсь, вы не в обиде на меня за прискорбный инцидент, произошедший в вашем милом и гостеприимном доме?
   Было интересно, что она ответит.
   – Барон сам виноват. Сначала подбил провинциалов на драку, а сам в ней участие принять не захотел. Он поступил подло и за это получил заслуженное возмездие.
   – В таком случае, баронесса, надеюсь, что я и мои друзья ещё сможем вас навестить?
   – В любое удобное для вас время, граф. – Мадам Кристина улыбнулась. – Двери моего дома открыты для гвардейцев Чёрной Свиты.
   На этом первый день увольнительной был окончен. И, вызвав наёмный экипаж, мы отправились в Старый дворец. День прошёл не зря. Есть неплохое знакомство, которое может пригодиться в будущем. И одержаны победы на дуэлях, которые, вне всякого сомнения, должны положительно сказаться на репутации Чёрной Свиты.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация