А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черная свита" (страница 20)

   – Приехали! – послышался голос возницы, и коляска остановилась.
   Спрыгнув на мостовую, я быстро огляделся, поправил клинок и направился в телепорт. Впереди вся ночь, и, чувствую, крови мой ирут сегодня напьётся вдоволь.

   Глава 16

Империя Оствер. Грасс-Анхо. 20.12.1404
   Полковник Гедмин Сид встал из-за стола, подошёл к окну, посмотрел на пустынный полутёмный внешний плац, освещённый двумя фонарями, и огладил свои седоватые усы. Затем командир Чёрной Свиты повернулся ко мне, окинул меня взглядом и спросил:
   – Каир так и сказал, жест доброй воли?
   – Так точно, господин полковник! – Я вытянулся по стойке «смирно». – Он именно так и выразился. Предложил мне поучаствовать в уничтожении герцога Андала Грига и предупредил об измене генерала Кена Эштри. А затем барон объяснил позицию великого герцога Ферро Канима и намекнул на возможное сотрудничество своего сюзерена с имперскими патриотами.
   – И ты ему веришь?
   – Я всего лишь корнет, господин полковник, но мне кажется, что он был честен.
   – Угу, – буркнул Сид и задал следующий вопрос:
   – И что ты сделал?
   – Телепортом перешёл из Йонара в Грасс-Анхо, через почтовую сеть магической школы «Истинный свет» разослал по столице записки в места, где отдыхают наши парни, и сразу же поспешил к вам.
   – Ну что же, корнет, ты всё сделал верно. Благодарю за службу!
   Правым кулаком я чуть пристукнул по груди в районе сердца и отчеканил:
   – За Анхо и империю!
   – Ступай в казарму, корнет. Сегодня у нас будет жаркая ночь.
   – Есть!
   Чётко развернувшись, я покинул кабинет Гедмина Сида и уже в коридоре услышал его команды своему адъютанту лейтенанту Фею:
   – Общая тревога! Личный состав поднимать тихо! Экипировка полная для пехотного боя! Всем воинам раздать эликсиры и имеющиеся в наличии энергокапсулы! Построение через десять минут на внутреннем плацу! Время пошло! Вперёд!
   Я ускорился и рванул в мою казарменную комнату. Только вбежал в неё, как по помещениям, в которых проживали корнеты Чёрной Свиты, начали ходить дежурные солдаты из Второго гвардейского полка. Они будили моих товарищей, а я в это время быстро переодевался и гадал о том, успеют ли приготовиться к неприятностям Альера и Эхарт, отдыхающие в салоне баронессы Ивэр, и смогут ли охранники моего дома отбить натиск мятежников и бойцов Витима, если они выйдут в город? Кто знает? Это мне было неизвестно, так что вскоре я перестал донимать себя предположениями. И, надев поверх свитера и полевой униформы панцирь, поножи, налокотники и шлем, я выскочил в коридор, где прихватил со стойки и круглый кавалерийский щит. После чего вместе с товарищами по роте выбежал на внутренний плац, который был ярко освещён. Нас здесь было около сорока пяти корнетов, десяток офицеров постарше и пара дежурных магов из школы «Мир», специализирующихся на работе с живой природой.
   Тишина опустилась на каменный мешок. Все мы замерли, и в сопровождении капитана Винса появился Гедмин Сид. Он быстро прошёл вдоль нашего строя, затем выдвинулся на середину и начал психологическую накачку:
   – Воины! Стало известно, что предатели из Первого и Третьего гвардейских полков задумали убить нашего императора! Не допустим этого!
   – Не-е-ет! – дружно выдохнул строй.
   – Готовы ли вы защитить Марка Анхо?!
   – Да-а-а!
   – Готовы ли вы беспощадно карать каждого, кто покусится на его жизнь?!
   – Да-а-а!
   – Я знал, что вы ответите именно так. И прежде чем мы покинем казарму и выйдем к северным воротам, откуда ожидается основной натиск мятежников, я хочу сказать вам, что горжусь вами!
   – За Анхо и империю! – отозвались корнеты.
   – До конца! – продолжил полковник.
   – До конца!!!
   – Нале-во!
   Мы развернулись, и от капитана Винса последовала следующая команда:
   – Справа по одному! На внешний плац! Бегом марш!
   Корнеты через казарму устремились в сторону сквозной арки, которая выходила на внешний плац. И, пробегая через проход от солдат, каждый из нас получал в руки небольшой подсумок – стандартный полевой гвардейский комплект, в котором находился один магический эликсир здоровья, один бодрости, антидот и пара средних энергокапсул-гранат.
   Прошла пара минут, и мы уже на внешнем плацу. Снова строй застывает без движения, изо ртов вырывается парок, на столицу опускается мороз, и я вижу, как к полковнику с разных сторон подбегают несколько солдат, видимо разведчики, которые уже побывали у северных и южных ворот, и что-то ему докладывают. Сид кивает, затем достает из кармана амулет-переговорник, кстати, достаточно редкий предмет, и с кем-то разговаривает, как мне кажется, с графом Руге или с кем-то ещё из главарей «Имперского союза». А когда он поворачивается к капитану Винсу и появившемуся командиру четвёртого взвода барону Ичиго и даёт им инструкции, то по их озабоченным лицам мне становится понятно, что моя информация подтвердилась.
   Минула ещё минута. Полковник исчезает в казарме, а команду над ротой принимает Винс, который провозглашает:
   – Рота! Слушай боевую задачу! Противник, бывшие гвардейцы из Третьего полка, в количестве двух тысяч человек начинает движение через северные ворота к императорским покоям! Наша задача дать время верным присяге воинам Второго гвардейского полка и магам занять оборону на подступах к Старому дворцу и задержать мятежников до подхода подкреплений из города! Необходимо выиграть хотя бы час! Разрешается применение энергокапсулы! – Капитан сделал двухсекундную паузу и скомандовал: – Принять эликсиры бодрости!
   Допинг – это серьёзно. Два часа бодрости и повышенной реакции в обмен на гарантированные двенадцать часов усталости по окончании действия эликсира, разумеется, если не принять антидот или не получить помощь квалифицированного мага, который восполнит бойцу потраченные силы организма. Впрочем, нас это не касается, так как в подсумке имеется противоядие, а у меня ещё и кмит с «Полным восстановлением», и я всегда могу его использовать.
   Я открыл пристёгнутый на ремне подсумок, из ячейки вынул пузырёк с эликсиром и проглотил горькую жидкость. Практически сразу моё тело встряхнулось, по нему пробежала сильная дрожь, а кожа покрылась мурашками, задеревенела и потеряла всякую чувствительность. Но вскоре эти неприятные симптомы прошли. Глаза закрылись, вновь открылись, и мир вокруг меня заиграл новыми красками. Всё стало чётче и резче, в голове не было ни единой посторонней мысли, а в мускулах поселилась дополнительная сила.
   Капитан Винс дождался, пока все примут эликсир, и скомандовал выдвигаться к линии обороны – одному из парков перед северными воротами. Наш отряд, в котором помимо бойцов Чёрной Свиты находилось два десятка солдат, маги из школы «Мир» и присоединившиеся по дороге дворцовые слуги с арбалетами – человек пятнадцать, направился навстречу бунтарям. Топот сапог разрывал ночную тишину. Вырывающийся из разгорячённых внутренностей парок тут же рассеивался. И наш отряд шёл в свой первый общий бой.
   Мы обошли левое крыло дворцового комплекса, где суетились люди и по этажам метались отблески фонарей, прошли дорожками сада, миновали один из пустых гостевых павильонов и вскоре вышли в большой парк. Здесь отряд остановился, и я осмотрелся. Вблизи несколько масляных фонарей. Слева и справа высокие кедры и большие валуны, раскиданные вдоль широкой дороги, – своего рода сад камней. Мороз крепчает, а между деревьями виден снежок, на который нападала свежая хвоя. Капитан приказал арбалетчикам спрятаться за деревьями и валунами, а солдатам и корнетам перекрыть дорогу. Чёрная Свита выстроилась в четыре шеренги, и несколько человек приготовили энергокапсулы, двухкорпусные шары, которые должны проворачиваться и врезаться в противника. Где-то у ворот был слышен шум и приглушаемые деревьями крики, видимо, мятежники уже находились на территории дворца, и, пока имелось время, вперёд вышел капитан, крепыш Ичиго, который оглянулся на Винса и стал давать дополнительные инструкции.
   – Там, – Ичиго махнул рукой в сторону ворот, – полупьяный сброд и наймиты врагов империи, которые стремятся добраться до дворца, и эти мерзавцы наверняка полезут в драку, так что на мирный исход не рассчитывайте, но и не бойтесь. Мятежники трусливые сволочи, которые сильны толпой, а у нас есть чем их встретить. И когда они подойдут, по команде швыряйте в них энергокапсулы, только подальше шары метайте, а то и нас заденет. А затем, до тех пор, пока не упрёмся в организованное сопротивление, погоним их обратно. Первый натиск сдержим, отыграем какое-то время. А когда вторая волна пойдёт или нас начнут обходить с флангов, с боем, через парк отойдём к гостевому павильону, а от него – к императорским покоям дворца. Главное, не тушуйтесь и во время отступления не отрывайтесь от отряда. Пустили мятежникам кровь, приостановили предателей и отошли.
   Барон Ичиго замолчал, а из строя ему задали вопрос:
   – Господин капитан, а кто южные ворота прикроет?
   – Дежурная рота Второго гвардейского полка и патрули.
   – А помощь будет?
   – Не сомневайтесь, подмога уже спешит к нам.
   Тем временем шум приблизился. К Ичиго присоединился Винс, и они остановились на дороге перед строем. От ворот показались фонари и факелы, и отчётливо были слышны отдельные гневные выкрики и мат. А затем, немного позже, показались люди, толпа вооружённых солдат под предводительством офицеров. Эта неорганизованная масса текла прямо на нас. И когда в свете фонарей толпа увидела перед собой капитанов Чёрной Свиты, за спиной которых находились мы, бунтовщики сначала замялись, а потом остановились.
   – Эй! Вы кто?! – из толпы раздался чей-то выкрик.
   – А ты глаза открой, болван! – ответил крикуну Винс. – Мы – Чёрная Свита! Куда идёте?!
   Толпа недовольно зашумела, послышались ругательства и угрозы, и в первые ряды протолкался тощий, словно жердь, офицер с тонкими усиками и яркой розовой лентой через плечо.
   – Господа, я полковник Порро, командир Первого батальона Третьего гвардейского полка. Уйдите с дороги, мы направляемся к императору.
   – Зачем?
   – Хотим потребовать увеличения жалованья. Ведь несправедливо получается, что вы получаете больше нас.
   Судя по всему, Порро пытался заговорить нашим офицерам зубы. В то время как он балаболил, его подручные начали подталкивать солдат вперёд, и толпа сначала неуверенно, а затем всё агрессивней стала надвигаться на капитанов.
   – Назад! – прокричал Ичиго.
   Однако его слова вызвали только очередную порцию злых выкриков, и старшие офицеры Чёрной Свиты, дружно отскакивая назад, отдали одну и ту же команду:
   – Бей!
   В спину нашим капитанам полетело несколько дротиков, но цели ни один из них не достиг. Между нашим отрядом и толпой гвардейцев возникло легкое зеленоватое свечение, и короткие тяжёлые копья, на секунду зависнув в воздухе, упали на дорогу, видимо, маги из «Мира» постарались.
   Мятежные гвардейцы, или те, кто затесался в их ряды, первыми проявили агрессию, и нам требовалось действовать без колебаний. Промахнуться и не попасть в толпу сброда, который скучился в световом коридоре дороги, было невозможно. Стрелки из темноты парка выстрелили из арбалетов, и одним из первых, с болтом в глазнице, свалился полковник Порро. Далее среди изменников упали местные магические гранаты, всего три штуки, но бед они натворили немало.
   Секунда. Вторая. Яркие вспышки. И взрывы. Энергокапсулы выпустили на волю свою разрушительную энергию, и она, калеча и убивая солдат, раскидала тела передовых мятежников в разные стороны. Крики боли и яростные вопли смешались в единую какофонию звуков, а капитан Винс прокричал:
   – Вперёд! Пленных не брать! По команде – отход!
   Мой меч оказался в руке. Щит – на сгибе левого локтя, и я готов к бою. Единым монолитом мы двинулись по дороге, прошли пятачок открытого пространства, миновали трупы, которых было около шести-семи десятков, и столкнулись с оглушёнными и наполовину ослеплёнными людьми из вторых рядов враждебной нам массы. Ируты Чёрной Свиты и корты солдат Второго гвардейского полка вступили в дело. Сталь засверкала в отблесках света от фонарей, и первые две минуты боя я запомнил как сплошную бойню. Щит отталкивает мятежника, а меч проникает под его доспех или бьёт врага в голову. Упор ногой. Рывок вперёд. Передо мной контуженый человек с оружием в руках, и лезвие моего клинка вонзается ему в шею. Правая рука на себя. Шаг вперёд. Снова упор ногой. И новый удар.
   Кровь. Месиво. И убийство всякого, кто против тебя.
   Однако так продолжалось не долго, а лишь до тех пор, пока мы не упёрлись в стену вражеских щитов. Были слышны команды чужих офицеров, выстраивающих своих бойцов, и пришёл черёд серьёзного боя. Однако снова в шеренги мятежников полетели энергокапсулы. Строй врагов рассыпался, часть из них рванула в стороны, в парк, а некоторые, человек пятьдесят, оказались храбрыми ребятами и, не оглядываясь на кровавую кучу позади себя, побежали на нас.
   Щит принял удар чужого клинка, и я чуть развернул корпус тела. Левая рука отвела вражеский меч в сторону, я оказываюсь с противником один на один, и мой ирут, словно молния, ударяет бунтовщика в правую руку. Стремительный росчерк острой стали, которая вонзилась в мясо и порезала сухожилия бицепса, и меч возвращается к телу. Мятежник, кряжистый солдат, который ещё вчера спокойно служил и не думал ни о каком бунте, кричит от боли. Его голова задирается к тёмному небу, а лезвие моего клинка слева направо режет горло солдата, и он захлёбывается своей кровью.
   Рядом со мной идут другие корнеты, которые работают словно автоматы. И, чувствуя поддержку товарищей, я продолжаю рубить мятежников. Прыжок вперёд, на темноволосого здоровяка, пытающегося достать одного из наших солдат, который вырвался из общего строя. Удар! В длинном выпаде ирут пробивает латы и вонзается ему в бок. Противник заваливается, а мой щит кромкой бьёт его в переносицу, оказавшуюся на уровне моей груди. Новые шаги вперёд, под ногами недобиток, и острие клинка вонзается ему в грудь. Наш строй теряет монолитность, но мы всё равно наступаем, не оставляя за собой ни одного живого противника. Магический коктейль в жилах играет и бодрит, и каждое движение даётся легко. Наши удары сильны и неотразимы, а кровь врагов летит в разные стороны. На наших губах играют улыбки, и мы готовы гнать мятежников до самых казарм. Но сделать этого нам не дают.
   – Отход! – слышится команда Винса.
   Мы разворачиваемся спиной к толпе, которая приходит в себя и начинает давить на нас. Маги отбивают летящие нам вслед дротики и стрелы, и отряд устремляется на исходную позицию. Сорок метров – и мы на месте. Позади гремят новые взрывы, а арбалетчики из-за валунов и кедров бьют в особо наглых мятежников, которые вырвались вперёд.
   – Корнет Деке! – выкрикивает наш капитан.
   – Я! – откликается мой сосед.
   – Возьми пять солдат и пройдись по левому флангу. Возможно, не все мятежники двинулись по дороге. Останови их или отвлеки. Через пятнадцать минут отойдёшь к гостевому павильону.
   – Есть!
   Деке и пять бойцов Второго полка исчезают в темноте парка, и Винс обращается уже ко мне:
   – Ройхо!
   – Я! – Мой взгляд направлен на командира взвода, который смотрит на новую массу мятежников, снова идущую от ворот к дворцу.
   – Тебе та же задача, что и Дексу. Выбери пять рядовых и посмотри, что по правому флангу. Иди до прогулочной тропы, а от неё – к павильону.
   – Есть!
   Не особо привередничая, я наугад выбрал бойцов, и мы ушли в тень деревьев. Заслон оставался на дороге, а наша задача ясна: пройтись по декоративному лесу. Солдаты пыхтят, словно паровозы, звякают оружием и доспехами, и под их ногами хрустят неубранные веточки и редкий снежок. И если бы я имел возможность выбора, то отправился бы на обход парка сам. Но приказ есть приказ, и спорить с ним бессмысленно. Шум позади стихает, мы углубляемся в мешанину кедров и валунов, а на одной из дворцовых башен два раза бьёт колокол.
   «Надо же, – подумал я, – примерно полтора часа назад я вошёл в тихий ночной дворец и принёс в него войну. Всего девяносто минут, а сколько изменений».
   Впереди, над прогулочной тропой, вспорхнула сова, ночной хищник, выслеживающий мышей или иную мелкую добычу. Птицу вспугнули не мы, это точно. И, повернувшись к солдатам, я прошептал:
   – Тихо! Затаитесь за камнями и ни звука.
   Старший среди солдат, кажется сержант, крепкий и очень подвижный усатый ветеран, молча кивает, и его руки указывают бойцам, где спрятаться. Гвардейцы всё сделали чётко и быстро, а я, положив на землю щит, достал из подсумка энергокапсулу, прошёл метра три вперёд и оказался у посыпанной песочком тропинки. Место знакомое, пару раз я здесь с патрулём проходил, и если противник двинется в обход, то именно по этой тропе. Я спрятался за шершавым стволом дерева и практически сразу в свете тускловатой зимней луны увидел на тропе нескольких человек, семь или восемь, которые цепью один за другим шли в сторону дворца.
   «А вот и диверсанты, наверняка посланные за жизнью императора Эриком Витимом», – мелькнула в голове мысль, а руки сами собой, как на тренировке, провернули металлическое яйцо в руках. Тихо звякнул стопор, это сигнал, что у меня есть восемь секунд, и я начал отсчёт. Один! Два! Три! Четыре! Пять! Пошла! Магическая граната полетела на тропинку и упала в самом центре вражеской группы. Я прижался спиной к дереву, зажал руками уши, прищурил глаза, и тут же произошёл подрыв энергетической капсулы.
   Ду-ду-хх!!! Эхо взрыва разорвало тишину и прокатилось по парковой зоне. Со стороны тропинки пришла вспышка света и горячий воздух. Мощный кедр, прикрывающий моё тело от ударной волны, вздрогнул, и на меня посыпались сучки, шишки и иголки. Миг! Снова всё стихло, и, выхватив меч, я отдал команду солдатам:
   – Круши изменников!
   Я выпрыгнул на тропу и, словно по наитию, сразу же пригнулся. Над головой просвистел арбалетный болт, и тяжёлая короткая стрела воткнулась в дерево за моей спиной. Глаза выискивают противника, а он тут как тут, рослый парень в тёмном, обтягивающем тело костюме, в пяти-шести метрах от меня. Он откидывает свой арбалет, из-за спины выхватывает саблю, по длине лишь немногим меньше моего ирута, и встаёт напротив меня. Помимо него уцелело ещё три убийцы, вроде бы раненые. Но отвлекаться на них некогда, пусть ими займутся гвардейцы, а я встречу наименее пострадавшего киллера.
   Противник крутанул в руках саблю, да так ловко, что сразу видно – передо мной мастер. Нет слов и криков, он хочет уничтожить меня, и этим всё сказано, а почему не убегает, того я не знаю, может, не хочет бросать бойцов своей группы. Убийца имитировал выпад вперёд, но я не повёлся. Он пугнул меня раз-другой, а я стою спокойно в базовой стойке и краем глаза наблюдаю за тем, как солдаты, сбившись в плотный клубок и прикрывшись щитами, давят раненых и контуженых диверсантов, и понимаю, что каждая секунда – это мой выигрыш.
   – Ну же! – выкрикиваю я противнику и киваю в сторону его товарищей. – Нападай! Твоих парней убивают!
   – А-а-а! – взвывает тот и кидается в атаку.
   Взмах сабли. Удар! Сталь бьётся о сталь. Выпад, который я опять отбиваю и одновременно встречаю противника прямым ударом ноги в туловище. Мои движения стремительны, но противник не слабее и тоже двигается быстрее обычных людей. Он ловко, словно кошка или профессиональный гимнаст, перекувыркнулся назад, приземлился на ноги и снова бросился вперёд. Удары посыпались на меня градом, отвлечься не получается, а диверсант начинает менять угол атаки, крутит финты, запутывает меня и пытается достать моё бренное тело своей сталью. Хрен ему! Я тоже выкладываюсь на сто процентов, ускоряюсь и выдаю всё своё мастерство. Сильнейший удар от правого плеча, и сабля противника поддаётся под натиском ирута. От металла посыпались искры, и враг, покачнувшись, замирает. Новый размен сильными ударами, и резким перекатом противник уходит в сторону и разворачивается к лесу.
   «Что так?» – думаю я и замечаю, что, пока мы рубились, солдаты уничтожили диверсантов и теперь поворачиваются к нам.
   Киллер прыгает в сторону парка. Я за ним. Догнать его нереально, слишком он быстрый, а мне за ним бегать неинтересно. Но один из подранков пытается встать. И прежде чем сержант-гвардеец с хеканьем вонзает в него свой клинок, он выкрикивает что-то неразборчивое, кажется «Акса!». Беглец на миг застыл и развернулся ко мне. Воспользовавшись этим, мощным ударом я отбиваю его саблю и делаю короткий шажок ему навстречу. После чего, прихватив лезвие ирута перчаткой левой руки, толкаю клинок на противника и, когда сталь прижимается к его туловищу, тяну меч вниз. Остро заточенный металл идёт легко, и грудная клетка диверсанта вскрывается. Он дёргается, хрипит, а я отталкиваю его ногой прочь с тропы и наношу добивающий косой удар. Голова врага раскалывается, словно орех, и только после этого можно сказать, что победа за мной.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация