А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черная свита" (страница 1)

   Василий Иванович Сахаров
   Чёрная Свита

   Глава 1

Империя Оствер. Грасс-Анхо. 15.04.1404
   Закутанный в тяжёлую алую мантию худой темноволосый юноша с большими карими глазами, на голове которого сияла золотая корона, император Оствера семнадцатилетний Марк Четвёртый Анхо, вжался в мягкую обивку сделанного из редких пород дерева и драгоценных металлов огромного трона, а его побелевшие от напряжения пальцы крепко сжали изогнутые подлокотники. Официальный единовластный глава огромнейшего государства, а по сути марионетка Верховного имперского совета с высоты трона наблюдал за происходящей в зале перед ним склокой. Он внимательно вслушивался в то, что выкрикивали его так называемые советники, а на деле – настоящие правители страны, и старался запомнить каждое их слово. Не часто великие герцоги, архимаг, глава Торгово-промышленной палаты и патриарх выказывали свои истинные чувства. И молодой император, которого с недавних пор стала интересовать политика, глядя на самых могущественных людей в государстве, приходил к выводу, что, если ему повезёт и всё сложится хорошо, когда-нибудь он сможет перехитрить и переиграть этих людей и стать реальным властителем завещанных ему предками земель. Но этот миг если и настанет, то очень и очень не скоро. И пока, будучи только государственным символом, на заседаниях Верховного имперского совета, которые проходили ежемесячно в Новом дворце города Грасс-Анхо, он мог быть всего лишь зрителем и на каждое слово, обращённое к нему, отвечать дежурными фразами одобрения тех или иных действий своих высокопоставленных «подданных».
   «Ничего, – подумал молодой император, всматриваясь в раскрасневшиеся лица расположившихся за круглым тёмно-красным мраморным столом великих герцогов, – наступит час, и я припомню вам всё, господа. Гибель семи моих предшественников, закабаление народа, дрязги, воровство и предательство государственных интересов. Вы ответите за все мои обиды. Пока же я буду вас слушать и одобрять все ваши решения, а по окончании Совета попрошу о маленькой услуге, и это будет мой первый крошечный шажок на пути к самостоятельности. Говорите, господа! Спорьте, и даже можете подраться! Пока вы ещё можете себе это позволить».
   Марк размышлял о своём, а члены Верховного имперского совета продолжали заседание, которое было похоже на базарный торг, во время которого сталкиваются интересы нескольких купцов, считающих, что все вокруг мошенники и хотят их обмануть, а сами они кристально честные люди. Каждый отстаивал свою точку зрения и имел желание получить что-то лично для себя в обход других. И так продолжалось до тех пор, пока из-за стола не привстал великий герцог Ферро Каним, крупный широкоплечий мужчина в сером плаще, под которым виднелся такого же цвета камзол с нашитым над сердцем гербом – скорпионом с человеческой головой.
   Все присутствующие посмотрели на него, а Каним ударил ладонью по мрамору и, нахмурившись, произнёс:
   – Хватит спорить! Предлагаю каждому высказываться по очереди, и давайте обойдёмся без резких слов и завуалированных оскорблений. – Голос великого герцога эхом разносился по Залу Совета, члены которого затихли, и, на несколько секунд прервавшись и посмотрев в лицо каждого человека за столом, Каним продолжил: – Империя в кризисе, на Мистире война, на Эранге и Анвере тоже вот-вот полыхнёт, и, чтобы выжить, мы должны держаться заодно и поступаться своими личными интересами ради общих. А кто думает, что с врагами можно договориться и отделение от империи спасёт его, то он очень сильно ошибается. Нас ненавидят все вокруг, и выход из состава Оствера – это только отсрочка нападения. Поэтому лишь единение и следование старым традициям может дать нам победу над внешними врагами. Так что давайте говорить по существу.
   Ферро Каним, согласно древнему ритуалу, взглянул на трон, посмотрел в глаза императора, и тот ответил заученной фразой:
   – Одобряю слова великого герцога Канима.
   – Благодарю. – Ферро слегка кивнул и, присев за стол, обратился к членам Совета: – Кто начнёт первым?
   – Я скажу! – оправив лазоревый камзол с гербом, изображающим вздыбленного дикого коня, с места порывисто вскочил двадцатипятилетний великий герцог Туир Кайяс. Он со злобой посмотрел на главу Торгово-промышленной палаты, полного пожилого шатена в просторном шёлковом балахоне, магната Вара Виглица, и начал говорить: – Наша Первая Юго-Восточная армия потеряла девяносто процентов солдат и офицеров, а великий герцог Эйсо Кайяс попал в плен и был казнён. Мы должны отомстить ассирам и асилкам за поражение наших войск и гибель моего отца, разбить их в пух и прах и растоптать врагов. Это приоритетная цель! Таково моё слово, а кто против него, тот враг империи!
   – Не горячитесь, благородный Туир, – снова заговорил хитрый и умный Каним. – Мы делаем всё, что только возможно. Шлём на Мистир войска и магов, жрецов и наёмников, рабочих и добровольцев, припасы и оружие. И если надо, то количество солдат и снаряжения увеличится. Но сможете ли вы разумно использовать то, что даёт вам Верховный имперский совет?
   – Смогу! – почти выкрикнул Туир. – Однако мне нужны не отдельные полки и отряды, а всемерная поддержка Совета. И я прошу вас, благородные лорды, объявить Красную тревогу и мобилизацию всех сил империи, которые должны быть немедленно брошены на Мистир ради уничтожения не только Ассира и Асилка, но и Арзума с Цегедом, готовых ударить на нас со дня на день. Король Унеч Первый назвал эту войну Последней, и мы должны сделать всё от нас зависящее, чтобы так оно и было. Но, разумеется, победителями обязаны стать мы, а не враги.
   Каним посмотрел на императора, и тот послушно кивнул:
   – Разрешаю голосование.
   Восемь человек за мраморным столом проголосовали, и объявление Красной тревоги было признано нецелесообразным, поскольку сражения на Мистире пока не грозили империи гибелью и пожар войны ещё мог быть затушен имеющимися в наличии армиями без всеобщей мобилизации и напряжения всех сил государства. Туир, которого не поддержал никто, кроме Ферро Канима, сел на своё место и опять бросил злой взгляд на Вара Виглица, который воспользовался его тяжёлым положением и неделю назад своими наёмными отрядами занял один из богатых приморских городов материка Мистир, издавна принадлежащий Кайясам.
   На мгновение над столом повисла тишина, и следующим слово взял архимаг Вихт Дассар, худой старый человек в белом хитоне, лицо которого было покрыто толстым слоем тонального крема, ретуширующего большие тёмно-бурые пигментные пятна. Как обычно, оперевшись на витой серебристый посох в руках, он завёл речь о своих проблемах, о том, что магическое искусство в упадке и на новые исследования Академии магии и колдовства требуются немалые дополнительные ассигнования. И как это было всегда, двухсотпятидесятилетнего чародея, который не имел практически никакого влияния и силы, а являлся голосом Совета Магических школ, никто не слушал, скучно. Зато ему высказали претензии относительно низкой боеспособности имперских магов, которые проигрывали почти все групповые боестолкновения с чародеями ассиров.
   На упрёки Вихт Дассар лишь молча покивал, и Марк Анхо мог ему только посочувствовать, поскольку положение старика было чем-то похоже на ту ситуацию, в которой оказался он сам. Вроде бы имеется должность, но нет реальной власти, и, чтобы выжить, надо со всеми соглашаться.
   Тем временем Совет шёл своим чередом и продлился ещё два часа. Великие герцоги, которые имели общие интересы и большинством голосов обычно достигали нужного им результата, решили все свои вопросы. Они надавили на Вара Виглица, который обязался отправить на помощь Туиру Кайясу одну из своих наёмных армий и освободить захваченный на Мистире город. Затем феодалы скоординировали свои действия по весенней военной кампании, постановили собрать новые воинские формирования на Эранге и Анвере и нанять дополнительные ватаги вольных морских лордов. И на этом как таковое заседание было окончено. Кажущийся чрезмерно молодым столетний имперский патриарх Миш Ловитра, стройный и подтянутый мужчина в роскошном светло-синем дворянском костюме, который был расшит золотом и серебром, благословил своих собратьев остверов на духовный и мирской подвиг. И после этого протокол заседания был передан для исполнения в Секретариат Верховного имперского совета, в котором помимо рядовых чиновников находились постоянные представители всех восьми управляющих империей кланов.
   Пришло время расходиться. Но в этот день концовка Совета несколько отличалась от всех предыдущих.
   Марк Четвёртый кинул взгляд на своего истинного советника и человека, которому всецело доверял, – канцлера имперского двора графа Тайрэ Руге. Он дождался его одобрительного и незаметного для всех присутствующих слабого кивка и заговорил:
   – Господа заседатели моего возлюбленного Верховного имперского совета. Попрошу минуту внимания.
   Снова взгляды реальных правителей обратились на трон и правителя номинального. Наверняка каждый из членов Совета подумал о том, что сейчас мальчишка попросит о какой-нибудь игрушке, и выразитель общего мнения, великий герцог Каним, произнёс:
   – Мы слушаем вас, повелитель.
   Под строгим и проницательным взглядом хитрого и жесткого Скорпиона, как иногда называли Канима, молодой император вспомнил об участи своего отца, который после рождения наследника неожиданно для всех, упав с лошади, скончался. И, втянув голову в плечи, он пожалел, что решился обратиться к Совету. Однако Марк удержал своё волнение под контролем, слабости не показал и продолжил:
   – Сегодня Верховный имперский совет, который взвалил на себя тяжелейшую ношу управления нашим государством, принял ряд очень важных решений, которые станут благом для всех граждан империи, и я доволен вами, мои верные подданные. В начале заседания великий герцог Ферро Каним сказал правильные слова о том, что только следование традициям поможет нам пережить смутные времена и одолеть всех наших врагов. Я полностью поддерживаю его точку зрения и хотел бы вспомнить ещё об одной традиции, которая уходит корнями в глубину веков.
   Марк прервался, и Каним спросил его:
   – И что же это за традиция, ваше величество?
   – Во время войны император может выезжать на поля самых ожесточённых сражений, где его присутствие обязательно взбодрит имперских солдат и заставит дрожать от страха сердца врагов. И я готов к подобным выездам на любой материк нашего государства. Но для этого необходимо общее согласие Совета и дополнительный указ вашего Секретариата.
   Члены Совета переглянулись, и пара человек недоуменно и не скрываясь пожала плечами, мол, чудит мальчишка, и только Каним, словно подтверждая какие-то свои мысли, полуприкрыл глаза. Вновь над столом повисла тишина, которую прервал патриарх:
   – Ваше величество, не думаю, что это потребуется. Наши армии сильны, и они разобьют врагов. Всё будет как всегда.
   – Не скажите, уважаемый Ловитра, – вмешался молодой Кайяс, – положение серьёзное, и в случае, если нас сильно прижмут, я бы не отказался от того, чтобы император своим присутствием оказал моим войскам моральную поддержку.
   И снова голос Канима:
   – Думаю, это возможно. Однако хотелось бы узнать, что повелитель подразумевает под дополнительным указом, который должен одобрить Совет.
   – Во время войны император лично формирует свою военную свиту, которая состоит из выпускников военных лицеев, – отчеканил Марк. – Эта свита всегда при нём, и при выезде на театр военных действий она становится его личной охраной.
   – То есть вы желаете возродить Чёрную Свиту?
   – Да, – кивнул молодой император.
   – В её прежнем количестве, одна рота?
   – Именно так.
   Ферро Каним оглядел остальных людей за столом и сказал:
   – Я согласен с решением императора.
   Дополнительная рота охраны для императора ни у кого удивления не вызвала. Мальчику мало трёх гвардейских полков, каждый из которых более чем наполовину укомплектован пьяницами, ворами и людьми без чести, и он хочет поиграть в солдатики? Пусть поиграет. Финансовый расход на роту молодых благородных дворян невелик, и Верховный совет согласился на воссоздание Чёрной Свиты императора.
   Это было последним решением главного управляющего органа империи на очередном заседании, и мало кто придал этому событию большое значение. Ведь что такое одна рота по гвардейским штатам, если последнего самовластного императора Квинта Первого Анхо, которого предки великих герцогов убили более четырёхсот пятидесяти лет назад, не смогли защитить пять элитных гвардейских полков, батальон магов, три роты личных телохранителей и три десятка магов-воителей? Ничто. И что такое сто двадцать молодых дворян на фоне наёмных соединений Торгово-промышленной палаты, которые насчитывают в своих рядах более ста тысяч воинов? Снова ничто. Каждый из членов Верховного имперского совета имел свою собственную армию, а потому долго думать насчёт воссоздания Чёрной Свиты никто не стал. У всех хватало иных, более важных забот, и только великий герцог Ферро Каним, покидая Зал Совета, на миг остановился перед троном и отвесил императору учтивый поклон. Глядя на несколько необычное поведение Канима, молодой Анхо подумал о том, что Скорпион наверняка догадывается о его далеко идущих планах вернуть себе власть в государстве.
   «Ну и плевать! – решил Марк. – Всё равно мне терять нечего, отступить уже невозможно, и придётся идти до самого конца…»
   Спустя час в своей повседневной одежде, белом камзоле с разрезными рукавами и чёрных брюках, заправленных в кожаные сапожки, скинув тяжеленную императорскую мантию и корону, в сопровождении Тайрэ Руге император прогуливался по дорожкам сада Старого дворца. И глядя на высокого и подвижного сорокапятилетнего мужчину, который месяц назад открыл ему всю истинную подоплёку происходящих в империи Оствер событий и свои намерения, Марк спросил его:
   – Скажите, Руге, а когда вы решили, что должны помочь императору вернуть власть?
   Граф резко дёрнул шеей, расстегнул верхнюю пуговицу своего коричневого онгрелина-полукафтана и, кинув быстрые взгляды вправо и влево, ответил:
   – В тот самый момент, когда прочитал книгу о деяниях великого Иллира Анхо, ваше величество, а затем совершил небольшое путешествие по империи и смог увидеть разницу между тем, что было когда-то и что есть сейчас.
   – И что вы стали делать?
   – В тот момент ничего, ведь мне было всего четырнадцать лет, и я не знал, каким путём должен идти. Прошли годы, я окончил столичный военный лицей «Аглай» и, познакомившись с несколькими офицерами-наставниками этого учебного заведения, узнал о том, что не одинок в своих стремлениях. Люди, готовые что-то сделать ради императора, имелись всегда, но они были лишены лидера и разобщены. Я поставил перед собой первую цель, создание организации патриотов, через несколько лет стал вожаком истинных имперцев и смог из нескольких групп единомышленников сколотить достаточно крепкую подпольную структуру. Тогда мы хотели оказать помощь вашему отцу, который понимал, что является марионеткой, и хотел бежать из дворца, чтобы обратиться за помощью к жителям Грасс-Анхо. Однако он промедлил, и Верховный имперский совет, который узнал о его планах, большинством голосов принял решение о том, что император болен на голову и нуждается в замене. Так погиб Марк Третий и был коронован сирота Марк Четвёртый.
   – И что дальше?
   – Прошли годы. Организация сторонников императора понемногу окрепла и обрела сторонников в самых разных слоях общества, и теперь наши агенты практически везде – среди чиновников, жрецов, армейских офицеров, торговцев, магов, тайных стражников и наёмников. И было принято решение действовать. Понемногу, исподволь все ваши никчёмные учителя и большая часть служителей императорского двора были заменены верными вам людьми, а я занял должность вашего канцлера-распорядителя и обеспечил вам доступ к правдивой информации. Вы всё поняли верно и правильно, ваше величество, и я вам открылся.
   Император остановился, помолчал и, повернувшись к графу, спросил его:
   – А смерть моего учителя по военной истории, господина Бунна, который угорел в своём доме два года назад, тоже ваша работа?
   – Да, – не стал отнекиваться Руге, – он являлся агентом Тайной стражи великого герцога Витима, и должен был умереть. Точно так же, как дворцовый конюший, начальник охраны, сокольничий, пара садовников и постельничий. Все они погибли от рук наших бойцов. С остальными было проще – подкуп, шантаж, долги, женщины и перевод на новое место службы.
   – Понятно… – Марк помедлил и, продолжив движение по дорожке, задал Руге новые вопросы: – Граф, а что будет дальше? Каковы ваши планы?
   – Наши планы, ваше величество.
   – Хорошо, наши, – согласился император.
   – Дальше начнётся то, что мы уже проделали во дворце, но только в масштабах столицы. Понемногу, выбивая одного за другим, мы очистим от чужих сторонников и ставленников чиновничий и военный аппарат Грасс-Анхо. И преданные вам люди займут должности градоначальника, коменданта города, командиров всех воинских формирований столичного гарнизона и гвардейских полков. После этого мы уберём великого герцога Эрика Витима, который считает столицу своей ленной вотчиной, и постараемся договориться с его наследниками. Ну а позже, овладев Грасс-Анхо, с помощью имперских полков и преданных вам людей во всех крупных городах мы перехватим власть в государстве.
   – И Чёрная Свита, которая вскоре будет набрана, станет ударной силой этой операции?
   – Конечно, но не основной, а вспомогательной. Рота будет одним из фрагментов большого плана, отрядом, который станет постоянно находиться на виду, привлекать к себе внимание шпионов и помимо этого обеспечивать вашу личную безопасность.
   – А если у нас ничего не получится?
   – В таком случае мы все умрём, и вы, ваше величество, и я, и те молодые дворяне, которые станут вам служить в Чёрной Свите или иных местах. Опасность того, что наш заговор раскроют, очень велика, но отступать нельзя. Империя разваливается на кусочки, и только воля Верховного имперского совета всё ещё держит территории и граждан вместе. Но сила великих герцогов, которые думают лишь о себе и своих вотчинах, уже не так велика, как прежде, и вскоре начнётся агония империи Оствер. И предотвратить развал и хаос сможет воля только одного человека, прямого потомка Иллира Анхо, императора Марка Четвёртого. Ваша воля, мой повелитель.
   – Вы переоцениваете меня, граф, – пробурчал несколько смущённый подобными словами император.
   – Я в вас верю, ваше величество, потому что мне и тем, кто стоит за мной, ничего иного не остаётся. Есть идеал – это старая империя, и мы будем к нему стремиться, таков наш жизненный путь.
   – Ну что же, – номинальный владыка империи Оствер развернулся в сторону дворца, – раз так, то я постараюсь соответствовать великому предку и вернуть себе власть. Всё равно, как вы правильно заметили, ничего иного не остаётся. Кстати, когда начнут прибывать молодые дворяне, которые войдут в Чёрную Свиту?
   – Как только выйдет указ Секретариата Верховного совета, который будет оглашён по всему государству. Это произойдёт уже завтра, а набор начнём через неделю. И естественно, его пройдут только те, кто должен, а все случайные люди будут отсеяны или дополнительно проверены, как потенциальные приверженцы императора.
   Марк мотнул головой, промолчал и вновь подумал о том, что ждёт его впереди: «Граф прав, свернуть с выбранного пути уже невозможно. И даже если всё отменить, то лично для меня в лучшую сторону изменений не будет. Пройдет два-три года, меня заставят жениться на девушке, которую изберёт Совет, и, как только родится наследник, в любой удобный момент мне могут устроить несчастный случай. Хочу ли я себе такой судьбы? Разумеется, нет. А значит, чтобы выжить, мне придётся бороться с противниками всеми возможными методами и средствами. И план Руге ничем не хуже любого другого».
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация