А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 41)

   Глава 86

   Дверь в камеру со скрипом открылась. На пороге появился незнакомый барону мужчина с керосиновым фонарем в руках.
   – Выходи! – Но Александр Людвигович медлил в нерешительности, ему было страшно. Понимая, что этот «товарищ» сам не выйдет, мужчина с фонарем кивнул куда-то в сторону, после чего в крохотную камеру вошли два крепких молодца и подхватили барона под руки. Дальше все завертелось – Александр Людвигович из-за плохого самочувствия не очень понимал и замечал происходящее и пришел в себя только помытый, побритый и переодетый, в каком-то просторном, но несколько затененном помещении Литовского замка. Скрипнула дверь, и вошел кто-то крупный, по крайней мере, уже не свежие доски пола надрывно заскрипели от массы его тела. Барон не оборачивался.
   – Александр Людвигович, – Штиглиц вздрогнул от знакомого голоса, – надеюсь, мои люди обходились с вами вежливо? – Неспешными шагами его обошел Александр.
   – Ваше Императорское Высочество…
   – Величество, – Саша перебил его и выразительно посмотрел в глаза. – Сенат признал подлог Шувалова, и я был не только восстановлен в правах, но и принял престол по праву наследника.
   – Неудивительно… – вполголоса произнес Штиглиц, кашлянул и продолжил: – Ваше Императорское Величество, могу я узнать, за что меня задержали? Я всю свою жизнь положил служению Отечеству, и перед смертью, которая уже на подходе от старости ли или от вашей руки, мне хотелось бы знать, за какое такое злодейство меня и мою жену держат в столь неприглядном месте.
   – Как? Вам еще не сказали?
   – Мне сказали, что я обвиняюсь в государственной измене, но без каких-либо подробностей.
   – Александр Людвигович, вы обвиняетесь в попытке проведения государственного переворота, в ходе которого погибла моя семья, мой император и многие мои родственники. – У Штиглица глаза округлились от не то удивления, не то ужаса.
   – Но…
   – Что «но»? Александр Людвигович, не нужно строить из себя невинную овечку. Ваша связь с Ротшильдами получила полное подтверждение. – Штиглиц поперхнулся. – Мне известно, что всю эту канитель в Санкт-Петербурге финансировали они, а именно лондонский дом при активной помощи из Парижа. Я задержал большое количество исполнителей. – Саша выразительно посмотрел на узника. – И вы хорошо знаете, что у людей без кожи нет более секретов – они рассказывают все, что слышали даже в утробе матери.
   Штиглиц содрогнулся:
   – Ваше Императорское Величество, вы ведете себя как варвар. Разве можно с людей живьем сдирать кожу?
   – Александр Людвигович, вот поверьте, я тоже думал, что нельзя… пока не попробовал. Вы знаете – отлично все сдирается. Главное, не спешить и нормально обеззараживать раны, чтобы «объект» раньше времени не умер. – Саша злобно улыбнулся: – Впрочем, это была шутка. В наше время кожу действительно не сдирают. Это не выгодно, так как человек умирает слишком быстро. Мало ли что, может, пленник солгал или что-нибудь упустил. Я работаю тоньше – вышедшие от меня люди не теряют «товарного вида». Но вот внутри они все сломаны настолько, насколько это возможно. – Снова недобро ухмыльнувшись, Саша продолжил: – Уверяю вас, Александр Людвигович, я в курсе всех ваших проказ. Вы же, наверное, уже знаете, что вас осудили и признали виновным, но я по вашему личному прошению заменил смертную казнь через четвертование на казнь через медицинские опыты. – Лицо барона перекосилось ужасом. – Да, дорогой Александр Людвигович, на вас и вашей жене будут ставить опыты в Научно-исследовательском институте медицины. Вы послужите на благо своей страны.
   – Откуда в вас такая ненависть ко мне?
   – Ненависть? Отнюдь. Мне лично на вас плевать. Ваше имущество конфисковано, дворянское достоинство и все награды аннулированы, а вы преданы всеобщему презрению и порицанию. Вас уже нет. Даже если я вас выпущу на свободу, никто вам не протянет руки, ибо испугается связаться со столь нечестивым человеком.
   – Зачем тогда этот разговор? – Штиглиц с серым лицом смотрел на императора.
   – Я хочу вам предложить спокойную жизнь и тихую смерть от старости. За одну услугу.
   – Значит, я вам все-таки нужен?
   – Вы желательны в этом деле, но при необходимости я смогу обойтись и без вас. Опубликовать ваши дневники от имени той или иной подпольной организации я смогу и сам.
   – Мои дневники? Зачем вам они?
   – Конкретно ваши дневники мне вообще не нужны. Я опубликую правильные дневники. – Александр улыбнулся. – И даже растерзанным трупом вы послужите моим интересам, желая того или нет. Поэтому я предлагаю вам принять мое предложение и сделать то, что я вас попрошу.
   – Что именно я буду должен сделать?
   – Я собираюсь приступить к решительной реформе банковской системы Российской империи, а потому вам надлежит написать статью и выступить перед журналистами на пресс-конференции с пояснениями. Все необходимые тезисы, которые там будут отражаться, я вам выдам.
   – А как же мое полное общественное порицание и конфискация имущества?
   – Сенат рассмотрит вновь открывшиеся факты и признает вашу вину не полной, дескать, действовали вы под давлением. Поэтому смертная казнь будет заменена на конфискацию имущества, сопряженную с лишением дворянства. В свою очередь, я, как император, явлю свою милость и подарю вам небольшой домик с прислугой и пожизненным содержанием в Санкт-Петербурге. Как вы понимаете, выезжать за пределы города вы не сможете. Формально запрета не будет, но если вы это сделаете, с вами незамедлительно случится несчастный случай. Вас устраивает это предложение?
   – А что, кроме статьи, я смогу делать?
   – Спокойно жить. После статьи вы объявите о том, что разочаровались во многих своих делах, и уйдете на покой. Будете сидеть в своем доме и учиться рисовать. Да. Именно рисовать. Вы же никогда этого не умели, но всегда так ценили. Но ничем публичным вы заниматься не будете. Я бы вас сослал куда-нибудь в Сибирь, но, увы, на нее у меня другие планы.
   – А врачи?
   – Будут вам врачи. За мой счет.
   – Хорошо. Я согласен.

   Эпилог

...
   25 декабря 1867 года. Берлин. Городской дворец
   – Я не доверяю Александру. – Вильгельм I Гогенцоллерн сидел в кресле за рабочим столом и раздраженно постукивал по столешнице пальцами. – Я не понимаю, что за игру он ведет. За кого он играет? Франция? Англия?
   – Ваше Королевское Величество, – Отто фон Бисмарк слегка кивнул, – я могу вас заверить в том, что Его Императорское Величество Александр Александрович Гольштейн-Готторп-Романов играет свою и только свою игру. – Вильгельм удивленно поднял бровь. – Да, вы правы, это удивительно. Уже давно никто на российском престоле так не поступал. Но именно к этому выводу я пришел примерно год назад в ходе подготовки войны с Австрией.
   – Поделитесь вашими наблюдениями со своим королем.
   – Поначалу мне казалось, что Александр англофил и играет ключевую роль в Санкт-Петербургской английской партии, которая для отвода глаз на него ворчит. Посудите сами – он выступил с облегченным полком для личного участия совместно с королевским флотом Великобритании в войне Конфедерации за независимость. Чем реализовывал интересы Лондона, так как для Санкт-Петербурга усиление САСШ казалось значительно выгоднее за счет ослабления Туманного Альбиона. До того по его инициативе происходит подтверждение брака с британской принцессой. А потом, после успешного и стремительного окончания этой войны, он устраивает новую, в ходе которой Великобритания фактически превращает Аргентину в свою колонию. Были кое-какие недоразумения, но в целом он действовал в британских интересах. По крайней мере, так казалось при первом приближении.
   – То есть вы считаете, что это все декорации?
   – Именно так, Ваше Величество. Декорации. После внимательного анализа его кампании в Северной Америке я пришел к выводу, что он преследовал только свои интересы. Все стало ясно после того, как Александр начал собирать с американских государств акты о признании интересов Российской империи в Тихом океане. Положение России в этом регионе очень шатко, впрочем, как и любых других европейских государств, поэтому усиление САСШ могло привести к рождению серьезного конкурента. И он его задушил в зародыше. Теперь же практически вся северная часть Тихого океана находится либо во владении, либо под доминированием Российской империи с центром в Гавайском королевстве, где стоит флот Александра. Смешной, конечно, по меркам Туманного Альбиона, но флот, который превышает экспедиционные силы англичан в тех водах. По моим сведениям, там сейчас располагается двенадцать парусно-винтовых фрегатов, которые до того служили флоту Северо-Американских Соединенных Штатов. Да плюс еще около двух десятков малых парусно-винтовых кораблей вроде корветов и шлюпов. Конечно, эта база уязвима, но такая мощная и подвижная эскадра в Тихом океане может в течение нескольких месяцев полностью парализовать движение торговых судов любого государства в регионе и решительно угрожать Индии. Впрочем, хочу заметить, формально корабли принадлежат не Российской империи, а либо Гавайскому королевству, либо Русско-американской торговой компании, и служат на них практически поголовно ирландские добровольцы.
   Вильгельм улыбнулся:
   – Хороший шаг. Не уверен, что они будут особенно решительны против французов или голландцев, но вот английский флаг будет вселять в этих моряков прямо-таки волшебную ярость. А что Лондон, он никак на это не отреагировал?
   – Почему же? Они встревожены, но у них там нет серьезных баз, а держать большие дежурные эскадры слишком накладно. Да и у самого Александра там с базами не все хорошо. В том же Гавайском королевстве пока еще нет ни одного крупного форта, то есть несколько линейных кораблей при удачном стечении обстоятельств смогут все там уничтожить. Эта эскадра их тревожит, но не сильно, так как они понимают, насколько она уязвима в честной войне.
   – В честной войне? – Вильгельм удивленно поднял бровь и вопросительно взглянул на Отто.
   – Я могу поставить все свое состояние под залог того, что в случае войны с Великобританией Александр вооружит каждую лоханку и поднимет на ней черный флаг, устроив кровавую баню торговому флоту Туманного Альбиона. Австрийская война показала, что император очень опасный игрок. Он не рыцарь без страха и упрека, нет… назвать его человеком чести даже у льстецов язык не повернется. Этот человек не постесняется никаких средств, если они пойдут на пользу дела. Природный варвар… викинг, если хотите, умный, решительный, коварный и абсолютно бессовестный. А если добавить к этой характеристике то, что он очень трепетно относится к верным ему людям и старается не рисковать ими по пустякам, то совершенно очевидно, что война будет очень тонкой, хитрой, интересной и непредсказуемой.
   – А она будет?
   – Безусловно. Он играет на себя и только на себя. А свои интересы он отождествляет с интересами Российской империи. Австрийская империя, давний конкурент и вредитель, пала от его хитроумной комбинации. Ее теперь можно возродить только Божьим провидением. Следующим шагом будет Франция. Я пока даже не представляю сценарий той комбинации, которую для нее готовит цесаревич, но совершенно уверен, что не далее чем через десять лет Париж будет в руинах.
   – Потом Великобритания… – улыбнулся Вильгельм.
   – Нет, Ваше Величество. Потом будет Османская империя – последний союзник Великобритании на континенте. И только потом придет черед Лондона. Александр действует последовательно, избавляя своего главного врага от союзников, разбивая их одного за другим. К тому времени, когда Лондон столкнется с Санкт-Петербургом лицом к лицу, у Туманного Альбиона не будет сильных союзников и ему придется воевать лично. А вы знаете, как хороши солдаты из англичан, – Отто улыбнулся. – Они разве что красивы своей формой.
   – Вы так убежденно об этом говорите. Я вот не понимаю, как Александр сможет воевать с Лондоном. У него же нет флота. Мало этого, он не занимается его созданием. Как?
   – Примерно тот же вопрос задавал Александру Мольтке незадолго до взятия русскими войсками датских позиций. Он не понимал, как Александр столь незначительными силами сможет быстро смять оборону датчан. Да и не только он не понимал. Но наступил день атаки, и датчане пали практически без сопротивления. Вы читали отчет Мольтке о том бое. У Его Императорского Высочества слишком много секретов, чтобы мы о них могли догадываться.
   – Вы его просто превозносите. Он ваш кумир?
   – Нет, Ваше Королевское Величество, но я не считаю зазорным учиться у сильных игроков. А Александр, без сомнения, является сильнейшим из наших современников, я бы сказал – это новый Наполеон. Только он у власти не во Франции, которая за пару десятилетий поставила на колени всю Европу и была сокрушена лишь Россией. А в России… И я убежден, что в течение ближайших двадцати-тридцати лет ее могущество станет колоссальным. Пруссия же сейчас недостаточно сильна, чтобы создавать свой политический оркестр или просто солировать на мировой сцене. Увы, но пока нам приходится выбирать, к какому из существующих центров присоединить свой голос. И, выбирая трезво, я бы предпочел Великобритании Россию. Тем более что во многих вопросах мы имеем общие интересы.
   – Отто, вы, видимо, очень сильно устали, – Вильгельм смотрел недоуменно на своего канцлера. – У Пруссии своя игра, и подстраиваться под кого бы ни было, тем более этих восточных варваров, нам не пристало.
   – Но если бы не они, то решительная победа над Австрией была бы проблематична. Варвары они или нет, но нам с ними придется считаться.
   – Вы слишком хорошего о них мнения. Я, конечно, к вам прислушиваюсь, но очень прошу подобные речи более при мне не вести. В конце концов, я не настолько пал духом, чтобы совершенно разочароваться в возможностях своего собственного государства отстоять независимость и интересы.
   – Как вам будет угодно, – Бисмарк вежливо поклонился, – Ваше Королевское Величество.
   – Мне так будет угодно. На сегодня я вас больше не задерживаю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [41] 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация