А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 40)

   Глава 85

   23 октября 1867 года на закрытом заседании сената Российской империи произошло слушание великого князя Константина Николаевича, который предоставил на рассмотрение материалы, собранные контрразведкой, касательно происходивших в июне-октябре событий. Никаких журналистов на собрание не пускали, однако после него была опубликована резолюция за подписью всех сенаторов, согласно которой отречение Александра II Николаевича признавалось подлогом на основании «неопровержимых доказательств, предоставленных комиссией во главе с великим князем Константином Николаевичем». Таким образом, признавались все права и схемы наследования, а Александр Александрович объявлялся императором Российской империи, восходящим на престол в строгом соблюдении законов.
   Текст этой резолюции вышел 24 октября во всех газетах Санкт-Петербурга. Также в честь столь знаменательного события Саша, уже на правах императора Александра Александровича, отменил осадное положение столицы и восстановил обычное действие законов. В связи с чем 25 октября была назначена пресс-конференция в Гатчинском дворце, на которую, помимо журналистов, приглашали и различных уважаемых людей.
   Город вздохнул облегченно. Ведь доброй традицией восхождения на трон была амнистия, а потому многие ждали, что император помилует задержанных участников государственного переворота. Однако такое мнение было ошибочным – Саша даже и не думал прощать предателей.
   Ровно в полдень в Белом зале Большого Гатчинского дворца произошло торжественное оглашение Манифеста о восшествии на престол императора Александра III.
   Неспешное прочтение сего документа слушалось очень спокойно и расслабленно, так как никаких потрясений в нем не намечалось. Ну и в самом деле, что может страшного быть в подобных «бумажках»? Однако в самом конце, после повествования о предательстве и гибели отца, Александр провозглашал новую эпоху и объявлял о созыве Земского собора, «дабы посоветоваться». Смысл сводился к тому, что «обветшалое здание» империи «кое-где прогнило», а местами в нем «завелись подлые паразиты». Потому в столь грозный час «Россия стоит на распутье: либо она возвысится, обновившись, либо сгинет, оставшись прежней». И он, император Всероссийский, принимает на себя священный долг возглавить богоугодное дело обновления. Сон у всех присутствующих как ветром сдуло – «товарищи» резко оживились, а то и вообще заерзали от неожиданно появившегося шила в «пятой точке».
   Впрочем, ничего конкретного о предстоящем «обновлении» в Манифесте не прозвучало, так что гости навалились на императора с вопросами. Но и тут их ждала томительная неясность, так как Александр отвечал уклончиво, ссылаясь лишь на то, что в самое ближайшее время он займется упорядочиванием законов Российской империи и обновлением ее аппарата. В частности, количество чиновников он обещал снизить, а их качество повысить, вместе с зарплатами. Учитывая тот факт, как Саша еще в бытность цесаревичем «провел реформу» административного аппарата в Московской губернии, Россию ждала очень большая встряска, что стало более чем очевидно для гостей данного торжественного события.
   Не обошли вниманием журналисты и тех, кого взяли под стражу в ходе наведения порядка в городе. Но тут Александр их серьезно расстроил – никакой амнистии не планировалось, ибо «нет смысла выпускать преступников на свободу». Зачем? Либо всех выпускать, либо никого, так как в противном случае логика воздаяния станет «лживой и лицемерной». Дворян, вина которых в государственной измене будет доказана, ждет позорная участь лишения дворянского достоинства. Вместе с ними подобное позорное наказание ожидало весь их род, за исключением отдельных заслуженных персон, в измене не уличенных. Впрочем, Александр особо отметил, что те родственники предателей, что решат самоотверженно трудиться во благо империи, будут восстановлены в дворянском достоинстве.
   Наказанием для изменников стали экзотические формы казни, вроде колесования, четвертования и сажания на кол, которые все еще наличествовали в уголовном праве Российской империи, а также полная конфискация всего имущества провинившегося и его ближайших родственников. Однако в силу обстоятельств Александр проявлял определенное милосердие к заключенным и позволял им, добровольно согласившись на участие в медицинских опытах, что требовались НИИ медицины, смыть позор с дальних родственников своих, возвращая тем дворянское достоинство.
   То есть, умирая, они принесут пользу обществу, ускорив работу над новыми лекарствами от тяжелых болезней. Также Александр пояснил, что опыты могут носить разный характер, в том числе с тяжелыми формами заразных заболеваний, таких как чума и тиф. В связи с чем тела погибших родственникам выдаваться не будут, как и где-то публично предаваться захоронению. Это необходимо в целях безопасности – чтобы не спровоцировать эпидемию. То есть их тела будут хоронить на закрытом кладбище при НИИ (о предшествующей захоронению кремации император благоразумно умолчал).
   В конце, после небольшой паузы, Александр заявил, что все задержанные обратились с письменным прошением на имя императора, дабы им, в случае обвинительного заключения, заменили казнь медицинскими опытами, чтобы фамилия их не теряла дворянского достоинства в полном составе. Действительно ли они добровольно подписали это прошение или их «уговорили», осталось за кадром. Важным стало то, что участие в губительных, но очень нужных медицинских опытах становилось формально добровольным, что снимало с врачей этическую ответственность за подобное действо.
   После столь шокирующих объяснений всем присутствующим стало ясно, что задержанных по обвинению в государственной измене никто на свободу выпускать не будет. Александр решил мстить тем, из-за кого погибла вся его семья. Впрочем, никто его не осуждал, понимая, что он в своем праве. Даже более того – его гнев считали праведным, ибо столько боли и страданий за столь незначительный промежуток времени Санкт-Петербург еще никогда не знал. По предварительным подсчетам, в ходе государственного переворота июня-октября 1867 года в столице погибли около тридцати двух тысяч человек и еще до ста пятидесяти получили телесные повреждения той или иной тяжести. Не говоря уже о материальном уроне – город оказался совершенно разгромлен. Многие дворцы и публичные здания попали под удар. Особенно после того, как вышли на свободу уголовники. Силами контрразведки удалось, конечно, вернуть большую часть материальных ценностей, украденных из того же Петергофа, но кое-что всетаки уплыло в неизвестном направлении. Александр так и оставался в Гатчинском дворце только по одной причине – ему просто не было возможности нигде более остановиться. Тот же Зимний дворец после событий начала октября оказался сильно поврежден от пожара – настолько, что проще было его снести и построить новый, нежели пытаться восстанавливать совершенно выгоревшие руины.
   В общем эффект от Манифеста и столь необычных пояснений был значителен. Уже на следующий день все крупные ежедневные газеты России опубликовали его текст с небольшими комментариями, а более серьезные издания стали готовить большие и обстоятельные статьи.
   Кроме того, на этом торжественном собрании была озвучена еще одна не самая приятная новость. Все регалии российских императоров были похищены неизвестными, то есть короноваться в краткие сроки было совершенно невозможно, ибо нечем. Таким образом, несмотря на вступление на престол, процедура коронации была отложена до весны 1869 года, дабы изыскать возможность в полной мере к ней подготовиться. Александр это мотивировал тем, что необходимо учинить розыск похищенных ценностей, и если он не даст успеха, то изготовить новый комплект. Плюс ко всему Саша открыто заявил о том, что эта кража очень к месту, так как позволяет ему выдержать траур по погибшей семье и родственникам, не идя на компромисс с совестью. Ведь коронация должна была традиционно сопровождаться торжествами и гуляниями, чего Александр не желал устраивать в ближайшее время.

   Глава 88

   Сложившаяся ситуация вызвала, безусловно, сильный резонанс что в самой столице, что в России, но без какой бы то ни было конкретики. Народ не понимал, как ему реагировать, а потому решил не спешить и заняться вопросами куда более насущными. А уж как там определятся «на верхах», так и можно будет подстраиваться.
   Александр же занялся административной и аналитической деятельностью, принимая дела своего отца и канцлера Шувалова, а заодно и подводя итоги завершающегося 1867 года.
   Внешнеполитические задачи можно было считать не то чтобы выполненными, а даже перевыполненными. В краткой выжимке получалось, что Австрия, Саксония и Дания оказались решительно разбиты, а Пруссия и Италия выходили из войны «выжатыми лимонами». Остальные участники в целом сохранили статус-кво, испытывая только издержки по финансам из-за большой войны в Центральной Европе. Теперь по порядку.
   Австрийская империя по итогам войны оказалась наиболее сильно пострадавшей стороной, а ее император со своей семьей погиб. Вступивший на австрийский престол Максимилиан Габсбург (брат покойного императора) даже не понимал, с какого конца браться за дела, так как степень разрухи поражала. Остатки армии возглавлял Людвиг Габленц, имея в наличии всего пятнадцать тысяч человек – прекрасно вооруженных ветеранов. Всех остальных пришлось распустить после кровавого подавления Венской коммуны и ликвидации сопротивления революционеров. Но и даже этих содержать получалось только из-за милости Бисмарка, что пересылал на нужды поддержания порядка в Вене небольшие суммы из прусского бюджета (само собой, в долг).
   Финансы и административный аппарат государства Габсбургов лежали в руинах. Дело в том, что, воспользовавшись сложностями военного времени, по всей стране начался разгул преступности, на фоне которого и действовали оперативные группы 1-го отдела КГБ ВК Московского в рамках операции «Северный олень». За те недолгие месяцы, что шла война, разведчики смогли ограбить все банки Австрии, исключая те, что располагались в Венгрии. Да и не только их – методичным ограблениям подвергались самые разные объекты, в первую очередь буржуазные и аристократические. Разведчики особенно не зверствовали, то есть старались избегать жертв, однако в плане ценностей не знали снисхождения – они забирали все золотые, серебряные, платиновые и прочие поделки, а также любые драгоценные камни. Как небольшой привесок, забирали часть ассигнаций, которыми оперативно и пользовались, оплачивая местные услуги. В конечном счете это были обычные бумажки, лишенные реальной ценности. Апогеем данной операции стало «ограбление века» – захват золотого запаса и императорских регалий Австрийской империи. Денег у Австрии больше не было, а долги многократно превышали реальный годовой бюджет.
   И вот на этом фоне, помимо сильнейшего финансового и административного кризиса, у австрийцев наметилась новая драма – славяне и венгры открыто выступили, стремясь к своей независимости. Конец октября 1867 года стал для Максимилиана Габсбурга тихим ужасом – страна на его глазах расходилась по швам, и он с этим ничего не мог сделать. Впрочем, кроме Венгрии, которая подкрепляла свое желание получить суверенитет стопятидесятитысячным корпусом, все остальные регионы выступали не столь радикально. Из Венгрии же к концу октября выслали всех австрийских чиновников и офицеров, объявив о своей независимости под управлением временного правительства. И Вена ничего с этим поделать не могла, поэтому уже 3 ноября 1867 года Максимилиан назначил Людвига Габленца канцлером с широкими полномочиями и удалился от дел, находясь в тяжелой депрессии.
   Саксония получила удар не слабее Австрии. У нее тоже удалось силами разведки выкрасть золотой запас и королевские регалии, а также пройтись «очистительной» волной тотальных грабежей. Это, вкупе с гибелью королевской семьи от рук коммунаров в Вене и оккупацией Саксонии прусскими войсками, фактически парализовало самостоятельную активность этого государства.
   Бавария, Ганновер, Мекленбург и прочие германские земли пережили эту войну на удивление спокойно. В первую очередь потому, что по настоянию своих союзников (Франции и Великобритании) старались не ввязываться даже косвенно в конфликт Пруссии с Австрией. Лондон и Париж вполне отчетливо понимали, что право завоевания никто не отменял и Пруссия вполне может очень серьезно усилиться, что теперь, в связи с ее союзом с Санкт-Петербургом, было нежелательно.
   Дания 12 декабря 1867 года капитулировала, оказавшись запертой на острове Зеландия с жалкими остатками своей армии. Что тут сказать еще? Флот у Дании остался в целости и невредимости, только толку от него практически не оказалось в этой сухопутной войне. В ходе операции по обороне острова Фюн сам король Кристиан IX был ранен и унесен на носилках с позиций, что совершенно подорвало и так слабый боевой дух. К сожалению, операция «Северный олень» в датских землях проходила очень плохо – удалось ограбить всего лишь несколько банков, да и то без каких-либо впечатляющих результатов. Дело в том, что в королевстве сохранялся относительный порядок даже на оккупированной Пруссией земле, что серьезно затрудняло скрытую работу спецслужб, а подставляться было не резонно.
   Пруссия и Италия из войны вышли победителями, но для них победа оказалась пирровой. Дело в том, что продлись война еще несколько месяцев, – и все, финансы ушли бы в сильный минус, дестабилизировав ситуацию в этих государствах. Особенно в Италии. Гарибальди так прямо Александру и писал, что он стоит на пороге полнейшего опустошения казны, такой, что вскоре ему не будет никакой возможности даже оплачивать собственных слуг. Однако все обошлось. Корабли Пруссии и Италии, получив многочисленные течи и пробоины, все-таки доковыляли к родным пристаням, лишь по счастливой случайности не затонув по дороге.
   Что же касается Франции и Великобритании, то они остались примерно в том же положении, что и до войны. Лишь за тем исключением, что все инвестиции в оборону Австрии и Дании у них прогорели. Да еще и Лондон оказался очень сильно дискредитирован в попытке государственного переворота в Санкт-Петербурге. Это дело било по его репутации очень серьезно – обычно Туманный Альбион так не подставлялся.
   В сухом остатке получалось, что все внешнеполитические задачи, которые ставила перед собой Российская империя в этой войне, удалось решить. Причем некоторые даже перевыполнить. В частности, операция по подрыву австрийской и саксонской экономики привела к тому, что по «венгерскому коридору» в Киев, а оттуда далее в Москву получилось вывезти золота, серебра и прочих ценных вещей на сумму порядка трех миллиардов рублей серебром. Само собой, без учета произведений искусства, «купленных» агентами цесаревича на черных рынках Венгрии. Плюс Джон Морган оказался достаточно расторопен и смог на биржевых колебаниях добавить еще порядка пятисот миллионов рублей к капиталу Александра. То есть общий совокупный объем Сашиного состояния перевалил за четыре с половиной миллиарда рублей серебром (включая недвижимые и промышленные объекты). И это он еще не вступил полноценно в права наследования, то есть министерство Императорского Двора еще не отчиталось ему о том, чем он владеет.
   В одних руках таких капиталов еще никогда в истории не концентрировалось, особенно учитывая тот факт, что не меньше трех миллиардов оказывались в несвязанной, высоколиквидной форме. Много это или мало? Если перевести эту сумму на современные рубли, то мы получим что-то порядка восьми триллионов. Примерно такую сумму составляла приходная часть бюджета Российской Федерации в 2010 году. Еще раз уточню – это только свободные и высоколиквидные активы, которыми обладал Александр по итогам 1867 года. Конечно, стабильные поступления у него были достаточно скромны и основывались в первую очередь на финансовых спекуляциях Моргана и продажах африканских алмазов, но даже и разовый капитал, единожды сконцентрированный в одних руках, давал Александру колоссальные возможности.
   Внутриполитическое положение было куда менее позитивно. Дело в том, что Российская империя как государственное образование в конце 1867 года находилась в очень тяжелом положении.
   Во-первых, это, конечно, финансы. Доходная часть бюджета в этом году составила четыреста шестьдесят семь миллионов рублей серебром, что давало порядка десяти процентов дефицита, который нужно было как-то покрывать. Сюда же относились и долги, которые умудрился наделать покойный Александр Николаевич – из пятисот миллионов государственного долга больше половины было на его совести. Точнее, даже не столько на его, сколько на совести отошедшего от дел в 1866 году Александра Людвиговича Штиглица, занимавшего пост управляющего Государственным банком. Именно он для «укрепления дел в казначействе» рекомендовал и организовывал получение в английских и голландских банках пятипроцентных займов. Так что в 1867 году внешний государственный долг превышал доходную часть бюджета – что не могло не «радовать». Конечно, Александр мог бы легко выкупить все государственные долги, воспользовавшись полученными в ходе войны активами, но никакого особенного к тому желания не имел по одной простой причине – это ровным счетом ничего бы не дало. Порядка двадцати пяти миллионов ежегодных платежей по процентам было ничто по сравнению с уходом пятисот миллионов фактически наличности. А ведь их можно было вложить в строительство тех же железных дорог и получить до семисот новых верст (около тысячи трехсот километров) первоклассных двухколейных путей с рельсами Р50. Много это или мало? Примерно такая протяженность железной дороги между Нижним Новгородом и Тюменью с заходом в Казань, Ижевск и Екатеринбург. Конечно, на Транссиб не тянет, но вложение получается куда как серьезное и интересное.
   Впрочем, помимо долгов, у бюджета Российской империи было очень много других проблем, таких как неупорядоченность ходящих в ней денежных знаков и полнейший хаос в налогообложении и таможенных пошлинах. Александр хорошо помнил, что одно только приведение в порядок учета и сбора налогов позволило увеличить бюджет генерал-губернаторства на две трети. Ведь многие средства самым банальным образом расхищались. А сколько уходило на взятки и утаивалось обеими сторонами? Плюс самые разные мистификации и комбинации в духе гоголевских «мертвых душ» дополняли «радужную» картину финансов российского государственного аппарата.
   Во-вторых, решительным бедствием выступал совершенно прогнивший административный аппарат вкупе с чрезвычайно запутанной социальной моделью общества, которые были по своему уровню благоденствия на уровне финансов империи.
   Как этим «умирающим и бьющимся в припадках лебедем» управлять, Александр не очень осознавал, и чем больше он перенимал дела, тем больше начинал понимать отца, который фактически самоустранился от большой игры и дал возможность сыну «порезвиться». Дела были настолько плохи, что доходило до курьезов, например, его личная финансовая активность была намного эффективней деятельности целого государства. Финансы пребывали в запустении, администрация сгнила, законы запутанные и во многом давно не отражают насущные реалии, образования, по существу, нет, дорог практически нет, промышленность хуже, чем в какой-нибудь карликовой Бельгии. Словом, сказка – а не страна.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация