А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 3)

   Глава 2

   Проснувшись в неурочный час, ближе к обеду, Александр отправился на конную прогулку. Тем более что требовался пригляд за владениями, для которого лучше всего подходили именно неожиданные визиты.
   – Дмитрий Андреевич, – обратился цесаревич к начальнику эскорта, – слышал, что вы вчера посещали новый атлетический центр. Как он вам?
   – Необычное место.
   – Чем же? Оснащением?
   – Нет, теплый бассейн, тренажерный зал, массажные комнаты и прочее меня не удивили. Замечательно, что они собраны в одном месте для удобства, но ничего необычного, на мой взгляд, в этом нет. Как раз напротив – все логично. Но вот люди…
   – Люди? – удивленно переспросил Александр. – Что же в них необычного?
   – Вы в курсе, что теперь в служилом сословии считается очень престижным заниматься атлетикой? Как попугаи, стали подражать вам.
   – Но это же неплохо! Здоровые, подтянутые люди, по-моему, намного лучше раскисших жировых бочек.
   – Да, но для них посещение атлетического центра имеет другое значение. Они туда приходят больше пообщаться, отметиться, нежели заниматься. Он стал местом для массовых свиданий. Одна болтовня вместо тренировок. Из-за чего туда стало не попасть людям «с улицы». Если бы Николай Платонович нам всем места заранее не бронировал, то мы бы тоже не смогли попасть на тренировки.
   – Хм. Какие недальновидные «товарищи»! Ладно, не горюй, разберемся. Эта показуха мне не нужна. Не хотят тренироваться, пускай по ресторанам болтаются, нечего места занимать. Кстати, по поводу мест. Как тебе наш новый кремлевский женский взвод? Ну, чего молчишь?
   – Мне нечего сказать про них. Женщины в военной форме моему глазу непривычны и противоестественны. Я понимаю, что они нужны, но все одно смириться не в состоянии.
   – Ничего, привыкнете. Не слышали, никто за девушками не ухаживает?
   Дмитрий Андреевич удивленно посмотрел на цесаревича:
   – Так запрещено же!
   – Мало ли. Дамы они красивые, аккуратные.
   – Да больно крепкие они. Даже пошутить нельзя. Вот на днях Прохор Марию за попу ущипнул, так до сих пор весь в синяках. А как тяжело мужчине носить такие украшения, наверное, понимаете. Вот человек и извелся. Перестал уважать себя, все страдает от того, что женщина побила. Мы ему, конечно, стараемся помочь, но все без толку. Думаем, что если так пройдет еще пара недель, то придется с ним расстаться.
   – Все так плохо?
   – Да. Его же Николай Платонович на отдых домой отправил. А он, дурачок, с горя запил. Дескать, непотребный стал: женщины бьют, боевые товарищи отворачиваются, начальство от дел отстраняет.
   – А как, говоришь, зовут ту горячую даму?
   – Мария Илларионова.
   – Хорошо, я с ней поговорю. – Дмитрий Андреевич посмотрел на цесаревича удивленным и непонимающим взглядом. – Не удивляйтесь. Прохор ваш уже не боец, раз от такой малости сломался. Он все одно будет уволен.
   – А Мария тут при чем?
   – Так выясню, нравится ей Прохор или нет. И если симпатичен, то твоего сослуживца будет ждать после увольнения свадьба. Да и к работе пристроим. Не пропадет. Думаю, в тот же атлетический центр можно будет поставить. Если подучить немного, то вполне справится с ролью тренера. У него ведь физическая подготовка на уровне. Вот и будет этих болванчиков гонять, чтобы без дела лясы не точили.
   – Печально это.
   – Почему? По моему мнению, не такой и плохой вариант.
   – Ему служба очень нравилась. Он такое усердие прикладывал, так старался.
   – Тут одного старания мало. Нужно еще характер иметь. Сам же говоришь, что слаб он оказался. А ну его кто на крючок посадит? Ведь подведет своих боевых товарищей, ей-богу, подведет. А оно вам нужно? Без характера и доверия в вашем деле никак нельзя.
   – И все одно – жаль Прохора.

   Глава 3

...
   Спустя несколько дней на большом рабочем совещании в Николаевском дворце
   – Товарищи [4], давайте перейдем к следующему вопросу.
   – Ваше Императорское Высочество. – Путилов [5] встал со своего места, держа открытую папку. – Завод перочинных ножей вышел на свои расчетные мощности и работает отменно. Модель Барс М1 [6] довольно популярна в дворянской среде и неплохо покупается.
   – А в Европу уходит?
   – Мы пока обсуждаем объемы. Думаю, несмотря на копирование иностранными компаниями, поставки будут довольно значительными. Сейчас идет речь суммарно о пятидесяти тысячах ножей, но, думаю, это только начало. Пробные партии.
   – Отменно.
   – Московская бумажная фабрика № 1 два дня назад полностью сдана. Наконец-то. Подрядные организации на несколько недель просрочили заказы.
   – Вы наложили на них штрафы?
   – Нет, просто погрозили больше не заключать контракт.
   – В договоре предусмотрены штрафы за срыв сроков?
   – Конечно.
   – Обязательно наложите взыскания, четко следуя букве договора. И не забудьте передать эти сведения для публикации в московские газеты. Нужно не упускать возможности для освещения нашей позиции по порядку и дисциплине. Безответственность поощрять не стоит.
   – А это не ударит по авторитету подрядчиков?
   – Ударит. Но, чтобы этого избежать, заключите с ними новый договор. Ведь в целом вы ими довольны?
   – Да, в целом доволен.
   – А чем была вызвана задержка?
   – Поставщиками строительных материалов. Они срывали регулярно поставки.
   – Мы с этими компаниями имеем какие-то договора?
   – Нет.
   – Отлично. Тогда обсудите этот вопрос с подрядчиками и передайте материалы Алексею Петровичу [7]. – Александр повернулся к Путятину. – Разберетесь, в чем там проблемы?
   – Так точно. Думаю, обычное разгильдяйство.
   – Согласен. Но нужно проверить. Кстати, Николай Иванович, фабрика выпускает полный ассортимент?
   – Нет, пока нет. Освоили выпуск туалетной бумаги. Но есть некоторые затруднения в технологическом процессе ее производства. Отрабатываем. Думаю, переходить к выпуску салфеток пока не стоит. Отработаем первый и основной тип продукции и двинемся дальше.
   – Хм. Хорошо. Что у нас дальше?
   – При разворачивании химической фабрики «Гендель» появились очень серьезные трудности. Острый недостаток оборудования.
   – А его закупить где-нибудь возможно?
   – Не думаю. По большому счету эта фабрика уникальна. Вопросы массового производства серной и азотной кислот нигде в Европе до сих пор толком не решены. Тем более у нас же проблемы именно в специальном оборудовании, которое мы изготавливаем на основании лабораторных опытов. Плюс вылезли новые нюансы в виде получения целого спектра побочных продуктов.
   – То есть технологические трудности связаны не с осуществлением изначального плана?
   – Именно так.
   – Хм. Постарайтесь не затягивать с оптимизацией. Азотная кислота – это важнейший стратегический продукт. Селитру закупаете по оговоренной нами схеме?
   – Да. Пока ни англичане, ни французы, ни турки не бьют тревогу. Но вообще я думаю, что нужно искать другое решение. Слишком уязвимый канал. Вдруг война? И все – канал поставки будет потерян, а официально технологию массового производства азотной кислоты пока светить не стоит.
   – Что по этому вопросу скажет Иван Васильевич? [8]
   – Мы продвигаемся в этом направлении. Но пока что все упирается в проблему качественных насосов высокого давления. Николай Дмитриевич? [9] – Авдеев кивнул на Баршмана.
   – Да, с насосами беда. Сроки получения достойно работающих образцов пока не ясны. Кое-что у нас получилось сделать, но для задач ректификации воздуха они пока не пригодны. Опытные образцы поршневых насосов мы передали Борису Семеновичу [10].
   – Все так. Они очень помогают, но опыты с вакуумными лампами показали, что их параметры недостаточны. Причем очень серьезно.
   – Ладно. – Цесаревич пожевал губами, раздумывая об услышанной информации. Его очень не радовали ответы в духе «работа ведется». Даже злили. Он любил результаты, а не оправдания. Впрочем, ничего поделать Александр не мог. Знаний ему явно не хватало для того, чтобы вмешаться и «родить» нормальные насосы глубокого вакуума и высокого давления. – Так, что у нас дальше?
   – Пороховой завод «Искра».
   – Что по нему?
   – Цеха по выделке черного пороха полностью введены в эксплуатацию и покрывают с большим запасом все наши потребности в нем. Есть задел для увеличения объема в два раза.
   – Почему зарезервировали?
   – Так нам же нет нужды в таком объеме черного пороха!
   – У нас проблемы с поставкой селитры?
   – Нет. Мы ее пока без затруднений получаем.
   – Хорошо. Тогда сформируйте трехмесячный запас селитры и запускайте производство черного пороха в полном объеме. Излишки будем поставлять в Императорскую армию или флот по цене себестоимости и транспортных издержек. Я поговорю с Его Императорским Величеством. Думаю, порох будет не лишним. Если же нет, то наладим выпуск патронов для винтовок и карабинов Шарпса. У нас их сколько сейчас? – Александр вопросительно посмотрел на Астафьева [11].
   – Две тысячи триста двадцать пять винтовок и тысяча двенадцать карабинов. Но все разных калибров. Износ стволов разный, но в среднем небольшой.
   – Их можно активно применять в обучении стрельбе?
   – Конечно.
   – Отлично. Николай Иванович, организуйте на бумажной фабрике линию обычной бумаги для снаряжения патронов к «Шарпсам». Попробуем использовать их с пользой. Кстати, а что со вторым направлением работы «Искры»?
   – Все идет по плану. Первые партии бездымного пороха уже изготовлены. Качество проверили – на первый взгляд все в норме. Сейчас они поступили на изолированные склады. Изучаем их поведение при разных климатических условиях.
   – Хлопок получаете по оговоренной схеме?
   – Да. Под прикрытием производства стерильных бинтов закупаем в КША хлопок самого высокого качества. Объемы небольшие, поэтому возмущения в Великобритании нет никакого. Даже более того – я слышал, что в «Панче» [12] нас высмеивали.
   – Пускай смеются. Такс. С патронным заводом все нормально?
   – Да. Перевели на него всю нагрузку по выделке стрелковых патронов с цельнометаллической гильзой с Московского оружейного завода. Сейчас вышли на отметку восемь тысяч винтовочных и две тысячи револьверных патронов в сутки. Налаживаем выпуск гранат для 4-фунтовых пушек Маиевского [13].
   – Увеличить выпуск патронов возможно в ближайшее время?
   – Нет. Мы выжали все из наличного парка станков. А завод «Ант» [14] перегружен работой. Ему не до нас.
   – Ладно. Что у нас дальше?
   Когда через три часа совещание закончилось, Александр чувствовал себя выжатым как лимон. Большой объем разноплановой информации, конечно, радовал, но все одно – изматывал. Отвык он от него за минувшие годы.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация