А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 29)

   Глава 58

   В самый разгар австрийских грабежей в Париже произошел разговор двух братьев Ротшильдов. Они частенько ездили друг к другу, дабы повидаться, пообщаться и обсудить в приватной обстановке важные дела.
   – Альберт, что у вас там творится?
   – Ты об ограблениях?
   – Да.
   – Подготовка к войне. Вполне разумная.
   – Александр?
   – А есть варианты? Бисмарк хитер, но это не его стиль.
   – А цесаревич? Он разве так работает?
   – Помнишь то сумасшествие, связанное с Индией и паникой на Лондонской бирже?
   – Такое не забывается. Все-таки это цесаревич устроил?
   – Я думаю, что да. Всплыл корабль, на котором грабили индийские банки, само собой, косвенно. Он сейчас служит в Тихоокеанском флоте Российской империи. А до того его видели на Гавайях, незадолго перед прибытием туда Александра. Боюсь, что он и банки ограбил, и с биржи маржу взял.
   – Какой беспринципный молодой человек… – Джеймс с задумчивой улыбкой потер подбородок.
   – Я тоже впечатлен. Также, по моим сведениям, он стоит и за североамериканской компанией МММ, которую на днях закрыли из-за банкротства. Я отследил с большим трудом несколько цепочек вывода средств – они все уходят в American Investment bank. Правда, доказать это будет крайне сложно.
   – Но ты-то поверил. Почему?
   – Потому что, дорогой Джеймс, я уже посмотрел, как Александр ведет дела. К сожалению, он тщательно путает следы и зачастую уничтожает опасные документы, то есть многое уже сейчас можно только со слов узнать. Но даже этого мне хватило для вывода – этот мальчик очень опасен.
   – Это верно. Ты в курсе, что Рассел сейчас готовит? Англичане его тоже сильно испугались.
   – Рассел? – Альберт снисходительно улыбнулся. – Очередную «гениальную» идею о том, как натравить полудохлую Францию на Пруссию?
   – Нет. Намного интереснее. Англичане вместе с неким месье Шуваловым готовят государственный переворот в России с целью удалить Александра от власти.
   – У них есть шансы?
   – Сложно сказать. Но что рассказывал Лайонелл, говорит о готовности даже поддержать дело британскими войсками. Они хотят сделать подлог отречения Александра II за себя и своих потомков, совместив его с отравлением, после чего предложить кандидатуру вполне управляемого Константина Николаевича.
   – А они не боятся, что цесаревич сомнет Константина, как яичную скорлупу? Я с Александром общался лично – он не уступит. Тем более что отречение за потомков, если мне память не изменяет, незаконно в Российской империи.
   – Что мешает за Александра II признать цесаревича и всех его братьев недееспособными?
   – Да, это будет хорошим ходом. Впрочем, подробностей я не знаю. Только вот не уверен, что подобное решение поможет. Какая сила будет за Константина?
   – За него пойдут польские и финские ополчения, гвардия и несколько английских полков. Еще, я думаю, жандармы.
   – Ты думаешь, они справятся?
   – Не знаю. Гвардия ведь давно уже не та, а ополченцы цесаревичу не помеха. Хотя сражение будет без сомнения. И не одно.
   – Надеюсь, Лайонелл там не замешан? Очень не хотелось бы ссориться с Александром.
   – Замешан. Он участвует в финансировании этого проекта. Альберт? Что ты так смотришь? Ты так уверен в победе Александра?
   – Я с ним общался. Это быстрое, решительное, безмерно жестокое и очень умное животное. В описанном тобой деле нет никакой уверенности в успехе – риски проиграть очень высоки. И, если честно, я бы не хотел, чтобы цесаревич после похорон Константина узнал о том, что к гибели его родителя наша фамилия имеет хоть какое-то отношение.
   – Да брось ты эту панику. Как он узнает?
   – Не знаю, Джеймс, не знаю. Но боюсь. Ты же в курсе, что он нам заказал уничтожение Габсбургов в огне революции? Как бы мы сами в ней не сгорели.
   – Мы ему нужны.
   – Мы нужны, но совсем не обязательны. Он стремится минимизировать свои потери в ресурсах, людях и времени, но это еще не значит, что он не справится без нас. Пожалуйста, поговори с Лайонеллом, ты же к нему собирался в гости, предупреди, чтобы самым тщательным образом замел все следы. Ничто не должно нас компрометировать. Я боюсь, Джеймс, что мы начинаем слишком опасную игру. Александр имеет все шансы переплюнуть лавры Наполеона. Не дай нам бог ошибиться и промахнуться с выбором стороны. И еще: предупреди всех наших – пусть Лайонелл играет сам, на свой страх и риск, не дело подставляться всем.
   – Ты паникуешь?
   – Да. Паникую.
   – Неужели он такой страшный?
   – Джеймс, дело не в этом. Это предчувствие. Не верю я, что классический дворцовый переворот в лучшем духе XVIII века сможет его отстранить от власти. Поверь – он уже правит. За ним войска. За ним деньги. За ним поддержка в широких слоях общества.
   – А ты не думал, что такой сильный игрок нуждается в ослаблении? Не угрожает ли он нашей семье самим фактом своего существования?
   – Думал. Угрожает. Но пока он пытается договариваться. С ним вообще очень выгодно договариваться.
   – Значит, нужно помочь Лайонеллу.
   – Что?!
   – Да. Помочь. Александра нужно всемерно ослабить, а Константина поставить в такие условия, когда он не сможет пойти на примирение с цесаревичем, да и вообще будет вынужден сражаться до конца.
   – Как?
   – Я незамедлительно переговорю с Луи, ему уже терять особенно нечего. Так что проведу через него операцию по финансированию повстанцев. А заодно отправлю в Санкт-Петербург группу анархистов с заданием убить максимальное количество представителей августейшей семьи, как только начнется государственный переворот. Константин Николаевич не сможет отмыться от такого шага, да и даже перевести стрелки.
   – Джеймс, ты так уверен в том, что он согласится выступить проводником анонимного финансирования?
   – Если ты прав и Александр действительно настолько опасен, то я готов пойти на определенный риск и простить Наполеону III часть долга, выданного на покрытие бюджетного дефицита. Это сильно укрепит его положение на троне, ведь отдавать ему нечем. Ради спасения своего положения он пойдет на такую мелочь.
   – Как знаешь, Джеймс, как знаешь… Я пока побуду в стороне.
   – Трус!
   – Я не трус, но я боюсь. Не зли медведя, в ярости он ужасен.
   – Ты трус, Альберт. Ничего он нам не сделает – руки коротки.

   Глава 59

   21 апреля 1867 года произошло переломное заседание рейхстага Германского союза, по итогам которого Пруссия в лице Бисмарка демонстративно покинула зал, не дожидаясь окончания встречи.
   Дело вот в чем. После целой череды официальных протестов по поводу интенсивного вооружения Австрии, которая с конца зимы даже начала потихоньку формировать новые полки, готовясь к войне, Бисмарк принял решение вынести на рейхстаг обсуждение этого вопроса. И призвать остальных участников к всеобщему порицанию Австрии. Но ничего не вышло. Ганновер, Бавария и Саксония высказались за то, что все сказанное Бисмарком – личное дело Австрийской империи и что они вообще не понимают, зачем Пруссия лезет в эти вопросы. Как не сложно догадаться, посредством Ганновера говорила Англия, через Баварию – Франция, а через Саксонию – Австрия. Остальные же государства-участники, поняв, что «дело пахнет керосином», постарались либо высказаться максимально расплывчато, либо вообще остаться в стороне. Никто не хотел впрягаться в большую войну. На следующий день Пруссия объявила о мобилизации, а в ведущих северогерманских газетах появилось обращение канцлера к народу, согласно которому «коварная Австрия» готовит нападение на Пруссию с целью подчинения своей власти, а потому, «дабы быть готовыми»…
   Меньше чем через сутки последовал ультиматум от Австрии, но, как и следовало ожидать, Франц-Иосиф был послан далеко и надолго, а точнее, полностью проигнорирован. Поэтому уже 26 апреля в Австрийской империи объявляется о частичной мобилизации северных областей.
   На следующий день Джузеппе Гарибальди обращается к народу Италии с призывом «защитить Родину» от агрессии австрийцев. Дескать, те готовятся вернуть свои старые владения в Северной Италии. В итальянской армии призывную систему только ввели, а потому резервистов практически не было, что повлекло за собой приказ о переброске практически всех армейских соединений к австрийской границе и начало формирования десяти новых добровольческих полков.
   Франция и Великобритания засуетились, пытаясь дипломатически затянуть начало войны, но всем было плевать на их ноты протеста и предложения «все спокойно обсудить». 1 мая была объявлена мобилизация в Баварии, Саксонии и ряде других малых германских государств. Но пока все было спокойно – дальше бряцанья оружием никто не заходил.
   Тем временем цесаревич начал перебрасывать части корпуса под Льгов. Без какой-либо спешки и суеты. Со стороны даже толком было не ясно, что происходит, разве что к 1 мая весь личный состав Московского корпуса, во главе с цесаревичем, уже находился недалеко от Киева и участвовал в заранее запланированных учениях. Оказывается, еще осенью император подписал приказ о проведении масштабных учений, но особенно этот факт не афишировался. Переброска войск по железной дороге, форсированные марши, развертывание оборонительных рубежей, учебные стрельбы и многое другое. Иными словами, большая и насыщенная программа, которая шла в развитие малых учений 1866 года, проведенных под Можайском. Впрочем, кроме Московского корпуса, к границам Австрийской империи никаких иных сил не перебрасывалось, поэтому Франц-Иосиф I принял подобное действо за обычную перестраховку. Возможность решительного наступления на Австрию всего лишь одним корпусом казалась ему сумасшествием, а для полноценной концентрации сил русским нужно было время, за которое можно будет что-то выделить для прикрытия опасного направления.

   Глава 60

   3 мая 1867 года юго-восточнее Герлица прусский пограничный разъезд был обстрелян австрийскими войсками. Один человек погиб, трое оказались ранены. Причем повода для обстрела не было никакого – солдаты ехали по своей территории, совершая штатное патрулирование. Пруссия потребовала выдать виновных. Однако таковых не нашлось – ближайшая пограничная часть клялась, что не стреляла и вообще не имеет никакого отношения к случившемуся инциденту. Собственно, так оно и было – провокацию устроила небольшая группа агентов Бисмарка по его прямому распоряжению и совету Александра. И именно по этой причине слова австрийской стороны о том, что она разберется и виновных накажет, Вильгельма не устроили. Он потребовал незамедлительной выдачи преступников, понимая, что, в принципе, любое затягивание играет против Пруссии.
   7 мая, в силу нежелания императора Австрийской империи выдать виновников «подлого убийства», король приказывает Бисмарку силами прусской армии их задержать и предать суду. В тот же день австрийская застава оказалась взята, а ее личный состав или погиб в ходе штурма, или был повешен по решению военно-полевого трибунала. И понеслось. Уже к 1 июня Пруссия, Австрия, Бавария, Италия и Дания были плотно втянуты в войну. Саксония и Ганновер продолжали проводить мобилизацию, но в боевые действия не вступали, выдерживая нейтралитет. Англия и Франция «кудахтали как наседки», но не совершали никаких агрессивных шагов. Санкт-Петербург также осуждал агрессию «цивилизованных держав», которые «как малые дети дерутся, не желая договариваться», но в дело не вступал. Лишь цесаревич получил от императора приказ выдвинуться к австрийской границе, дабы «помочь пограничным частям в случае австрийского нападения».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация