А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 28)

   Глава 55

   От Дмитрия Егоровича к цесаревичу переходил целый перечень различных предприятий и долей в компаниях, однако самым ценным приобретением, кроме сормовского завода, стали следующие три комплекса. Во-первых, два Авзянопетровских завода, которые занимались производством железа и чугуна. Во-вторых, три медеплавильных завода: Верхне– и Нижнетроицкие и Усть-Ивановский – их грек пытался продать казне как убыточные, но общее экономическое состояние государства затрудняло всемерно этот процесс. И в-третьих, Александр получал долевое участие в золотодобывающих предприятиях Енисея, а также весь пакет документов по организации еще одной золотодобывающей компании на Амуре.
   Золото – это, конечно, хорошо, но главное – это начало вхождения в Уральский промышленный регион. Особенно вкусными для него были три медеплавильных завода, которые, конечно, требовали серьезной модернизации, но позволили бы ему в перспективе решить целый перечень задач, связанных с изготовлением гильз для боеприпасов, и заложить инфраструктуру производства телеграфных и электрических проводов. Цесаревич был очень доволен. Он уже года два думал о том, что пора бы обзаводиться своей собственной добычей меди, но пока проблем было слишком много, чтобы так далеко от Москвы закладывать производства. Да и квалифицированных рабочих не хватало для этого. Очень своевременное приобретение. Правда, рабочие там практически все были неграмотные и неквалифицированные, но главное – появлялся плацдарм.
   В 1867 году Московская промышленная корпорация должна была пополниться целым спектром предприятий. Судостроительным, вагоностроительным и металлургическим заводами в Нижнем Новгороде. Метизным заводом во Владимире. Шатурской коксовальной фабрикой. Троице-Сергиевой газовой фабрикой (светильный газ). Московскими кирпичными заводами № 1 и № 2. Московским рельсопрокатным заводом № 2. Пушкинской шерстоткацкой фабрикой и медным заводом. Коломенскими заводами малых паросиловых установок и паровозостроительным. Авзяно-петровскими металлургическими заводами № 1 и № 2. Троицкими медеплавильными заводами № 1 и № 2. Усть-Ивановским медеплавильным заводом. Клинским стекольным заводом. Александровским цементным заводом. И многими другими.
   Всего же в 1867 году планировалось серьезно модернизировать или построить «с нуля» больше четырех десятков различных предприятий, затратив для этого свыше пятидесяти миллионов рублей серебром. А также удвоить количество начальных и средних специальных учебных заведений, готовящих рабочих для предприятий корпорации. Для чего требовалось больше учителей, да и квалификация имеющихся оставляла желать лучшего, поэтому было решено открыть Московское педагогическое училище, которое бы смогло заняться подготовкой преподавателей для начальной и средне-специальной школ по программам, утвержденным ЦК ВПО. В общем работы было запланировано много, причем сам Саша не был уверен в том, что ее получится выполнить хотя бы на треть. Особым нюансом было то, что цесаревич чем дальше, тем больше умудрялся выстраивать новый контур управления в государстве, практически не связанный с тем, что имелся на тот момент в империи.

   Глава 56

   У динамично растущего промышленно-финансового конгломерата цесаревича появилось несколько довольно серьезных проблем.
   Во-первых, это острый недостаток управленцев, в особенности нормально подготовленных. Во-вторых, отсутствие оперативной и защищенной связи. В-третьих, куцый финансовый инструментарий. Так что цесаревичу пришлось принимать экстренные меры по закрытию этих угрожающе зияющих дыр в борту своего бизнеса.
   Для подготовки управленцев была учреждена особая Высшая школа при ЦК ВПО, куда отбирали молодых людей как из Военно-инженерной академии, так и с улицы. Главным критерием отбора были исключительно личные качества (психика) и способности к организационной деятельности. Александр туда привел даже двух малолетних беспризорников, заметив, как толково они управляют своей «стайкой». Само собой, не просто так, а проведя не одну беседу, дабы выяснить степень адекватности. Ведь школа являлась секретным учебным заведением с присягой и весьма жестким уставом. Причем зачислить в эту школу в обход цесаревича было просто невозможно, тем более что поначалу почти все курсы читал там он лично.
   Программа обучения была поистине уникальна, настолько, что разглашение услышанного в Высшей школе ЦК ВПО, без прямого письменного согласия цесаревича, каралось смертной казнью. Причем об этом изначально предупреждали, еще до начала обучения. Общий и финансовый менеджмент, бизнес-планирование, маркетинг, управленческий учет, макро и микроэкономика, социальная психология, психология власти, управление персоналом и человеческими ресурсами, технология управления и многое другое. Все, что Александр когда-то изучал на своем высшем экономическом образовании и самостоятельно, прошедшее через фильтр бурной финансовой деятельности «нулевых годов» XXI и середины XIX века, преподавалось слушателям этой высшей школы.
   Учитель из цесаревича был неважный, поэтому много материалов подавалось излишне скомканно и неорганично, однако вся информация шла только по делу и с многочисленными примерами. Причем важным фактором обучения стало то, что кроме изучения того спонтанного лекционного курса, создаваемого Александром, всем учащимся приходилось заниматься проектным моделированием и участвовать в постоянных бизнес-играх. Само собой, фоном шли разнообразные командо-образовательные тренинги и идеологическая прокачка, чтобы позже включить их в рыцарский орден Красной звезды. Да и вообще подготовить площадку для создания мощного, но не многочисленного управленческого звена обновленной империи.

   Часть 8
   Перед грозой так пахнут розы…

   Мудрый полководец лишь тогда ищет битвы, когда победа достигнута.

   Глава 57

   Новый, 1867 год Европа встретила настороженно и с пессимистичными ожиданиями. Газеты скулили о миролюбии и добродетелях, а потом вдумчиво пытались сделать прогнозы на конец года, «поделив шкуру неубитого медведя». То есть вели себя, как обычно.
   Назревала большая война с совершенно непредсказуемыми результатами, что основательно щекотало нервы всем главным игрокам Европейской арены. Такой же мутной осталась официальная позиция Санкт-Петербурга, который так и не обозначил свою сторону в предстоящем конфликте, избегая четких и однозначных формулировок. То есть всем стало очевидно, что Россия готовится к сюрпризу.
   Этот факт, совокупно с невозможностью открыто вмешаться в военный конфликт или подтолкнуть к нему Францию, привел Джона Рассела [105] и Генри Пальмерстона к началу большой авантюры. Им стало совершенно очевидно, что цесаревич имеет огромное влияние на отца и определяет очень многие вопросы во внутренней и внешней политике. Попытка сформировать эффективную реакционную оппозицию завершилась провалом из-за перехода Милютина и Киселева в лагерь Александра, что самым беспощадным образом проредило ряды «борцов за правду и справедливость» и необратимо подорвало их влияние. Время начинало играть на Сашу, и Пальмерстон с Расселом это ясно осознали. Скорее даже почувствовали. Нужно было что-то делать. Единственным решением, которое им пришло в голову, стала попытка устроить государственный переворот в духе тех, которыми англичане регулярно меняли правящую верхушку во Франции после падения режима Наполеона, дабы она не могла чрезмерно усилиться.
   Поэтому уже в январе 1867 года в Санкт-Петербурге начались консультации с Петром Андреевичем Шуваловым [106] – начальником штаба корпуса жандармов и управляющим III Отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Учитывая тот факт, что он и ранее довольно охотно принимал у себя доверенных лиц сэра Рассела, обсуждение предстоящего дворцового переворота было воспринято им вполне благосклонно.
   Схема планировалась очень простая – необходимо было отравить императора, захватить власть в столице и опубликовать манифест, в котором бы Александр Николаевич отрекался от престола за себя и свое потомство. Причем отравление обставить так, будто он сам с собой покончил, посчитав, что своим попустительством поставил Российскую империю на грань уничтожения. В связи с чем следующим претендентом на престол становился лояльный Великобритании Константин Николаевич – второй сын Николая I, который ей будет признан и взойдет на престол как Константин I.
   Понимая, что за цесаревичем стоит реальная вооруженная группировка, способная создать серьезные проблемы, Рассел предложил Шувалову от имени Константина Николаевича начать вести переговоры с финнами и поляками, обещая им независимость взамен на военную помощь. Да и сам Константин I вполне мог совершенно спокойно обратиться к королеве Виктории за помощью в подавлении антиправительственного восстания. И та ему поможет, попросив парламент отправить в Санкт-Петербург «несколько закаленных полков».
   Расчеты Пальмерстона и Рассела были на то, что Российская империя не сможет быстро решить этот правительственный кризис и расколется на два лагеря на какое-то время. Причем начало гражданской войны с непредсказуемым исходом им казалось неизбежным.
   Чтобы реализовать эту программу, было запланировано со вскрытием Балтики ото льда начать организовывать поставки оружия «на частные склады» в Финляндию, царство Польское и Санкт-Петербург. И не абы какое оружие, а лучшее, что у них имелось, чтобы максимально сгладить военно-техническое преимущество цесаревича. Даже с ущербом для вооружения Дании и Австрии.
   Наполеон III, конечно, старался помочь англичанам в «столь благородном деле», как дворцовый переворот в Российской империи, готовый вывести ее из игры на несколько лет, а то и десятилетий, однако и сам испытывал серьезные затруднения. Ситуация с Алжиром складывалась самая что ни на есть отвратительная. Если в 1865 году французским экспедиционным частям удалось разбить и рассеять большую часть берберских повстанцев, то уже в 1866 году они изменили тактику и перешли к партизанской войне. Мало того, у них откуда-то появились английские винтовки Энфилда. Конечно, Наполеон III понимал, что это еще ни о чем не говорит, так как поставки мог обеспечить кто угодно, но на подсознательном уровне этот факт его сильно беспокоил и затруднял сотрудничество с британскими коллегами. В частности, из-за него он отгрузил только две тысячи «табакерочных» винтовок для вооружения финских ополченцев в предстоящем восстании.
   Кроме проблем с Алжиром, война в котором ему казалась бесконечной, начались серьезные экономические затруднения в самом государстве. Противостояние с берберами и огромный кредит, выданный Австрии, подорвали и без того шаткое состояние финансов Второй Французской империи, которая пребывала в торгово-промышленном застое. Настолько подорвало, что бюджет 1866 года был закрыт с двадцатипроцентным дефицитом. Произошли задержки по зарплатам государственным служащим, сорваны графики платежей государственных заказов и так далее. Он не знал, что делать. Франция стояла на пороге катастрофы… или очередной революции, которая позволяла легко ликвидировать очень многие долги. Да что Франция – он сам, Шарль Луи Наполеон Бонапарт, стоял на пороге грандиозного краха, который еще неизвестно чем закончится. Вполне возможно, что и гильотиной.
   Подобные обстоятельства вынудили его обратиться к Джеймсу Майеру Ротшильду за помощью.
   Во-первых, Наполеона III интересовала информация о том, кто снабжает берберских повстанцев оружием и деньгами. Во-вторых, ему требовался кредит. Очень большой кредит, потому как иначе государственный бюджет расползется по швам и империя, будучи и без того недовольной императором, поднимет восстание.
   Понимая, что Наполеон III неплатежеспособен, Джеймс потребовал в уплату за первую услугу произвести его в графское достоинство, что было сделано без особых проблем и позволило императору Франции узнать, что в Алжире ему вредит ближайший сосед – Испания. А точнее, даже не она, а генерал Нарваэс [107], который вынашивал планы перехвата колонии у Наполеона III после того, как тот будет там совершенно истощен. Как говорится – сам на ладан дышит, а туда же. Впрочем, если бы Испании удалось забрать у Франции Алжир, то облик, казалось бы, совершенно второстепенной державы очень серьезно улучшился на международной арене. Да и цена вопроса оказалась посильной даже раздираемой внутренними противоречиями Испании – всего пятнадцать тысяч старых винтовок, три сотни инструкторов и поставки боеприпасов. А дальше уже сами арабы сообразили, что в открытом бою им нечего противопоставить французам, и стали их беспокоить набегами, параллельно строя в Атласских горах малые крепости и укрытия.
   Вопрос информационного характера был решен быстро и просто. Однако запрос на кредитование оказался куда более сложным, ведь взамен кредита Наполеону III просто нечего было предложить Ротшильду. Вообще. Конечно, он мог ввести его в Государственный совет, но это было Джеймсу не нужно. Точнее, это не стоило тех денег, которые просил Луи Шарль (полмиллиарда франков). Даже в предложении о передаче австрийского долга Ротшильдам было отказано, ведь «никто не знает, что будет с Австрией в ближайший год». Конечно, Джеймс был более чем в курсе, какая судьба ожидала империю Габсбургов, но не рассказывать же об этом бедному Наполеону? В общем, торговались они долго. Очень долго. Закончилось, как и водится, полумерами – граф Джеймс Ротшильд был введен в Государственный совет, а его сын Майер становился пожизненным сенатором. Взамен банковский дом Ротшильдов предоставлял Французской империи пятилетний кредит на покрытие бюджетного дефицита под десять процентов годовых. То есть Наполеон III получал небольшую отсрочку – он теперь мог заплатить государственным служащим и возобновить графики платежей по госзаказам. Однако по доброму совету Джеймса, который был дан бесплатно, ему надлежало прекратить эту бесполезную войну в Алжире и начать более рачительно вести хозяйство. Иными словами, к весне 1867 года Луи Шарль Наполеон III находился в тяжелой депрессии из-за череды неудач и безденежья, ломая голову, чтобы хоть как-то свести концы с концами.
   Ситуация в Европе ухудшалась не только во Франции, но и в Австрии. Дело в том, что уже в январе цесаревич дал отмашку рабочим группам операции «Северный олень», которые занялись ударными грабежами различных финансовых учреждений. Да, Франц-Иосиф I смог стабилизировать к концу минувшего года экономическое состояние государства и посредством крупных кредитов даже подготовился к войне. Однако стабильность эта являлась очень зыбкой. А тут впервые в Европе пошли массовые ограбления банков, проводимые вполне толково и организованно. За январь – апрель 1867 года общая сумма украденных средств достигала семидесяти миллионов флоринов. Финансовые учреждения резко увеличили расходы на охрану, но это практически не помогало, так как группы бандитов действовали решительно, нагло и были отлично вооружены. Трон под Габсбургами вновь зашатался, из-за чего им пришлось залезать в «Военный фонд» и вкладывать средства в создание больших отрядов – для прикрытия крупных банков и инкассаций. Конечно, на это ушли далеко не все средства, но дело было сделано – фонд раскупорен. Так что, учитывая постоянную потребность в финансировании этой армии полицейских, дальнейшее разбазаривание накоплений стало делом времени.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация