А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 19)

   Часть 5
   Скучная

   Не говорите мне, что эта проблема сложна. Будь она проста, не было бы проблемы.
Фердинанд Фош

   Глава 33

   В сентябре 1865 года наконец-то завершилось формирование четырех стрелковых и двух артиллерийских полков нового строя. Как раз к возвращению цесаревича в Москву. Поэтому Саша попал практически «с корабля на бал». Перед ним стояла задача не только свести указанные части в единый организм корпуса, но и подготовить к летним учениям 1866 года. А ведь нужда в учениях была острейшая. Требовалось притереть солдат и офицеров друг к другу, наладить полноценное взаимодействие между подразделениями, создать штабы и отладить службы связи. Ничего подобного ни в казармах, ни в классах, ни на плацу сделать не реально. И помочь этому «горю» могли либо боевые действия, либо полноценные, напряженные учения, сопряженные с выполнением различных задач.
   Вы думаете, быстро и без санитарных потерь провести дивизию обыденное дело? Ан нет! В свое время Александра Васильевича Суворова только за одно это умение можно было назвать армейским гением. Для сравнения: в 1935–1936 годах руководство РККА проводило Большие маневры. В ее распоряжении были современные средства связи, такие, как радиостанции и телефоны, точные карты, авиация и многое другое. Однако общая отвратительная подготовка личного состава привела к совершенно ужасным результатам. Командиры батальонов и полков путались в трех соснах. Части несли огромные санитарные потери из-за непрофессионального подхода к организации движения колонн, их отдыху, питанию и многому другому. Кому-то покажется, что это незначительные моменты военной машины. И что главное не в этом. Но именно эти мелочи в 1941 году отозвались кровавым эхом от Белого до Черного моря. «Дьявол кроется в деталях!»
   Много ли Александр смог собрать под знамена Московского корпуса? По меркам 1865 года, вполне достойные силы – двадцать семь тысяч человек, при шести тысячах лошадях, преимущественно, конечно, тягловых. Из вооружения имелось сто сорок четыре орудия и двести восемьдесят восемь пулеметов, не считая винтовок, револьверов и сабель. Сила – сравнимая с армией Датского королевства в отгремевшей датско-австро-прусской войне.
   Но тут нужно особенно отметить, что, несмотря на комплектацию по конкурсу лучшими солдатами, унтерами и офицерами этого корпуса, люди цесаревича на этом не остановились. Само собой, дабы не мешаться под ногами, с территории бывшего Московского генерал-губернаторства были выведены старые части, стоявшие там. Помимо этого, устроены многочисленные учебные роты для добровольцев, условно подходящих в войска нового строя. В конце концов, ограничиваться одним корпусом Александр не собирался. Да и вообще, отработку полноценных, качественных «учебок» требовалось начинать как можно раньше, дабы не попасть впросак при переходе на частично призывную армию.
* * *
   В ходе работы с такой массой единообразных войск возникла куча проблем самого разного характера. В частности, Владимир Александрович [86] на свой страх и риск внес ряд дополнений в форму. Упрощению подвергся полевой китель, унифицированный для всех званий и родов войск по покрою и цвету материи. Головными уборами, также утвержденными для всех родов войск и званий, в полевой форме стали обычные матерчатые кепи с козырьком. Ну и появились более совершенные сапоги с качественной и грубой подошвой, усиленной подковками. И как самый главный шаг своего тряпичного командования, Вова упразднил на некоторое время парадно-выходную форму, так как полноценно снабдить части и полевой не удавалось. Огромное количество брака и халтуры стало обыденностью. В редкой партии прибывающих кителей или сапог принималось хотя бы на двадцать процентов.
   Причиной подобных проблем были и слабость московских мощностей по пошиву одежды, в том числе и технологическая, и вороватость «бизнесменов». Конечно, Путятин мог совершенно спокойно их всех перевешать, но кто тогда работать будет? Вот и приходилось администрации Александра, используя методы анально-генитальной терапии, наставлять предпринимателей на путь истинный. В конце концов Саша, прошедший в прошлой жизни путь от обычного рядового бойца, не собирался вести свой корпус в поход без должного обмундирования. Да и вообще – каждый рядовой обходился ему в подготовке значительно дороже, чем в старой гвардии стоил императору любой полковник. А как гласит первое правило банкира: «Защищайте свои инвестиции».
   Впрочем, по снабжению частей проблемы были только с обмундированием, так как его приходилось закупать у сторонних подрядчиков, не привыкших к тому, чтобы русская Императорская армия воротила нос от «сапог с картонными подошвами». Все же, что производилось на заводах цесаревича, имелось в избытке.

   Глава 34

   Отдельным вопросом стала артиллерия.
   Первоначально на вооружение частей Московского корпуса поступали четырехфунтовые нарезные пушки образца 1860 года. Как раз те самые орудия, которые сопровождали Сашу в его Американской кампании. Настолько убогие, что он при первой возможности заменил эти «передовые решения» на полевые пушки Армстронга.
   Поставки орудий Маиевского стали вынужденной мерой, так как артиллерийским расчетам требовалось учиться стрельбе из нарезных пушек. Изучать, так сказать, баллистику в деле. Тем более этот шаг был важен в свете фактически полного отсутствия практики в Императорской армии. Смешно сказать – прицельной стрельбе канониров никто не учил, ограничиваясь лишь редкими и комичными демонстрациями вроде пальбы из пушек по гигантским дощатым щитам с малой дистанции. Поэтому Александр не стал воротить нос от этого «медного убожества» и, быстро выделав их в нужном объеме, стал гонять расчеты в хвост и гриву. Не жалея ни снарядов, ни орудий. Благо что на его заводах такие примитивные стволы изготавливались без особенных затруднений.
   Весь этот шум проходил на фоне скандала с новой пятидюймовой [87] полевой гаубицей. Все сроки проходили, а работающих прототипов все еще не было. Причем проблем была масса – начиная от качества сортов сталей и заканчивая сыростью обычной инженерной работы, связанной с конструированием тех или иных деталей. Путилов и Обухов виновато пожимали плечами и заявляли что-то в духе «ну не шмогла я, не шмогла». Маиевский и оба Барановских так и вообще резко заболели воспалением хитрости, опасаясь каких-либо жестких мер буквально взбесившегося Александра. И было с чего, ведь ему говорили, что «все идет по плану».
   Так что пришлось Саше брать ситуацию в свои руки и в срочном порядке переделывать весь проект. После небольших расчетов «на выпуклый глаз» решением цесаревича Маиевский с отцом и сыном Барановскими при теснейшей помощи всех остальных сопричастных к провалу людей занялись проектом новой четырехдюймовой [88] полковой пушки [89].
   В конце концов, все необходимые элементы этой поделки уже существовали, и их требовалось только «подогнать напильником под посадочное место».
   Легкий стальной лафет с призматической раздвижной станиной давал орудию угол горизонтального наведения в двадцать пять градусов и пятьдесят градусов – вертикальной. Этот нюанс позволял осуществлять быстрый «маневр огнем», дающий значительное преимущество перед существующими системами. Короткий ствол, длиной всего пятнадцать калибров. Пружинно-гидравлическое противооткатное устройство. Стальные, штампованные из единого листа стали колеса с бескамерным резиновым ободом и общей стальной осью. Противопульный щит. Оптический прицел. Единый узел вертикального и горизонтального наведения. Это была не пушка, а квинтэссенция ноу-хау. Впрочем, еще не понятная широким массам артиллеристов. Фактически технологический прорыв, опережающий свое время на тридцать-сорок лет, а то и более. И за это шла немалая плата. Каждое такое орудие обходилось Александру как пятнадцать пушек Маиевского по деньгам и сорок три – по человеко-часам. Ее по факту изготавливали специалисты самой высокой квалификации практически вручную.
   Дорого, долго, но, на взгляд Александра, оно того стоило. Поэтому уже 12 января 1866 года получилось отстрелять первую партию выстрелов из новой полковой пушки образца 1866 года «Ромашка». Никаких неприятных сюрпризов полигонные испытания не принесли, так как гаубичные компоненты отрабатывались уже давно, хотя и не работали устойчиво под высокими нагрузками в оригинальной гаубице, имеющей ощутимо большую отдачу. А тут, в этой «крошке», каждая деталь получилась со значительным запасом прочности. Единственным недостатком, с точки зрения современного читателя, в новом орудии было раздельнокартузное заряжание с холостыми патронами от револьвера в качестве запалов и, как следствие, поршневой затвор. Подобное решение ограничивало максимальную скорострельность на отметке шесть выстрелов в минуту. Однако для 60-х годов XIX века этот результат являлся откровением. В конце концов, шесть шестикилограммовых осколочно-фугасных снарядов, начиненных тротилом, отправляемых на дистанцию до пяти километров, никто больше не мог выдать. Имелись, конечно, новые полевые четырехфунтовые орудия Круппа, забрасывающие фугасы на четыре километра, но кроме дальности выстрела и массы гранаты, они во всем остальном уступали новым полковым орудиям Александра. Особенно по удобству эксплуатации и транспортировки.
   Время поджимало, а потому после ста выстрелов, подтвердивших вполне терпимый уровень надежности, пушка была предписана к выпуску производственному предприятию «Незабудка». А на заводах «Калибр» и «Искра» заказали выстрелы со стальными осколочно-фугасными снарядами с взрывателем мгновенного действия.
   Александр хотел расширить ассортимент еще и шрапнелью, но времени на наладку конструктивно сложных боеприпасов у него не было. Осколочно-фугасных бы снарядов успеть произвести в достатке, чтобы не оказаться в ситуации, аналогичной битве при Булл-Ране, когда к исходу первого дня боя оказалось, что пушкам стрелять практически нечем. Да и опыт Первой мировой войны прекрасно показал, что современники недооценивали расход боеприпасов у скорострельной артиллерии в реальном бою.

   Глава 35

   На третьей неделе декабря цесаревич подписал распоряжение о формировании еще шести строительных батальонов, инструкторами для обучения которых на время зимнего затишья поступали уже опытные военные строители, отработавшие ударно на Ярославской железной дороге. Тем более что Морган, по просьбе Александра, продолжал скупать в САСШ и КША всю паровую технику, которую можно было использовать впрок. То есть имелось и время на подготовку, и ресурсы, и снаряжение.
   Правда, на завод «Гудок» падал просто титанический объем работы по ремонту уже имеющейся техники и приведения в порядок той, что будут ставить на баланс. По предварительным оценкам, к началу сезона 1866 года в распоряжении военно-строительной компании «Российские железные дороги» будет числиться около пятисот паровых тракторов и экскаваторов. Невероятная по тем временам концентрация механизированных средств и техники!
   Но Александр ничего просто так не делал. И в этом деле планировалось, что уже в апреле, а то и в марте 1866 года вся эта механизированная армада рванет в едином порыве строить железнодорожную линию Москва-Тула-Орел-Курск-Сумы-Киев.
   Ни цесаревич, ни его окружение не питали иллюзий относительно возможности в столь краткий срок развернуть железнодорожное полотно протяженностью практически в тысячу километров. Но отступать как-то…
   Саша упустил этот важнейший вопрос при подготовке летом к войне с Австрией, а теперь, когда уже было не успеть, сильно переживал по этому поводу, так как снабжать корпус по разбитым грунтовкам на фургонах через полстраны – не самая трезвая мысль. Конечно, от Киева до Венгрии тоже не ближний свет, но все проще будет.
   Чувство досады и понимание, что он может серьезно промахнуться из-за одной непродуманной детали, привели к тому, что де-факто Александр уже на вторую неделю проработки вопроса стал относиться к строительству этой железной дороги как к очень важной войсковой операции (кодовое название «Каменный цветок»).
   Был учрежден единый координационный штаб. Началась разработка плана этой сложнейшей «наступательной операции» в весьма подробных деталях. И прочее, прочее, прочее. Например, металлургический и рельсопрокатный заводы выжимали из оборудования все, что только можно было выжать. На оперативно разворачиваемые склады поступали рельсы, шпалы, фрагменты металлических ферм, крепежи, шанцевый инструмент, высококачественный уголь для паровых машин, разнообразная амуниция личного состава и прочее. Прорабатывались схемы логистики и управления. В частности, перешивать участок Москва – Тула на новую колею поручалось всего лишь одному строительному батальону, в то время как остальные на имеющихся локомотивах перебрасывались на конечный участок путей и начинали активно строить. Причем не общей волной, как на сооружении полотна Ярославской железной дороги, а куда интересней. По заранее составленным картам военно-строительные части выдвигались на позиции для выполнения поставленных перед ними задач. Например, сооружения моста, осуществление выемки грунта или вырубка леса. Конечно, везти на себе никто стальные фермы не будет, однако соорудить каменные несущие опоры и подготовить прилегающий участок берега было вполне реально.
   Особую роль в этой большой авантюре играли две вещи. Во-первых, наличие военных топографических карт западной части Российской империи от 1848 года, без которых было бы просто немыслимо подготавливать «план наступления». А во-вторых, летняя поставка ста пятидесяти тонн амазонского каучука, пришедшего цесаревичу в качестве подарка от Бразильской империи. Его наличие позволило часть легких паровых тракторов «переобуть» в более интересные колеса с широким ободом, покрытым бескамерной резиновой покрышкой. А также организовать для них тележки с подобными «обутыми» резиной колесами. Смысл этой доработки сводился к тому, чтобы значительно снизить удельное давление на грунт за счет ширины обода и мягкости резиновой покрышки. Что это давало? Да ничего особенного – просто паровые трактора, которые должны были действовать в авангарде этой операции, получали достаточно высокую проходимость, позволявшую уверенно двигаться, в том числе и по мягким почвам после дождя.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация