А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 13)

   Глава 21

   В той большой игре на мировой арене, куда Александра потихоньку втягивали обстоятельства, его интересовали пока четыре основных направления: Суэцкий канал, Афганистан, грядущая австро-прусская война и создание трансконтинентальной транспортной корпорации под прикрытием нейтрального государства, что-то вроде могущественного гражданского флота, формально принадлежащего Греции в начале XXI века.
   Суэцкий канал – одна из самых первых и самых значимых побед человека над природой, изменившая картину транспортных коммуникаций всего мира. Маленькая канава протяженностью в несколько десятков километров, а какой резонанс!
   Впрочем, вся постройка Суэцкого канала с самого начала была большой авантюрой, которая закончилась успехом лишь по какому-то фантастическому везению. Однако Александр не питал иллюзий относительно этого сооружения. С точки зрения конкретной стратегической выгоды постройка канала была очень опасна для интересов России. Конечно, можно было серьезно сократить маршрут из Черного моря в Тихий океан, что существенно улучшило бы товарооборот с Дальним Востоком. Но Саша очень хорошо помнил, что после завершения строительства канала контроль над ним возьмет в свои руки Великобритания. А отдавать столь важный узел транспортной коммуникации стратегическому противнику было недальновидно. Подумайте сами. Если выстраивать основной канал поставок через Черное море, то в случае войны с Англией этот канал обрывается полностью путем перекрытия Гибралтара и Суэца. И все. Вся логистическая цепочка оказывается никуда не годной. Конечно, канал поставок через Северное море тоже не отличался особенной надежностью, но там хотя бы можно было пройти.
   В связи с чем Александр придерживался того мнения, что для России его строительство решительно не нужно. По крайней мере в ближайшее время. Это понимание привело к созданию при разведывательном управлении спецгруппы.
   Никаких сложных интриг Александр плести не собирался, так как шансов противостоять искушенным в этих делах туркам, французам и англичанам у него не было. Поэтому он выбрал тактику точечных террористических акций. То есть Разведывательное управление должно было устраивать несчастные случаи местным чиновникам, страдающим особым энтузиазмом в отношении постройки этого объекта, и всячески срывать работы по возведению канала.
   Для прикрытия всего мероприятия в Египет, по согласованию с вице-королем и султаном, выехала русская экспедиция с целью изучения древних руин западнее Каира. Конечно, с русскими у турецкого правительства были определенные напряженности в отношениях, но им не отказали, так как Исмаилпаша [63] заинтересовался необычными гостями. Его интерес выражался в пятидесяти тысячах франков золотом, единовременно полученных от неизвестных лиц. Сказать, что он был счастлив видеть на земле Египта русских археологов, – значит ничего не сказать. Само собой, вместе с настоящими учеными выехало и несколько опытных специалистов по «ловле бабочек на Суматре» [64], которые в 1862 году участвовали в серии наглых грабежей и провокаций в индийских портах Великобритании.
   Забегая вперед, следует сказать, что экспедиция поначалу никак себя не проявляла, честно занимаясь археологическими изысканиями по своему профилю. Да и позже их не прерывала, подходя к вопросу системно и находя немало интересных вещей.
   Однако через месяц в делах, сопряженных с Суэцким каналом, началось какое-то сущее безумие. То в канале с пресной водой обнаруживали гниющие тела утопленников. То чиновник, симпатизирующий строительству, как-нибудь нелепо умирает. То происходит удачное ограбление банка накануне выплаты жалованья, оставив предприятие без расчетных средств на несколько дней. И так далее. В общем, у Всеобщей компании Суэцкого канала наступила черная полоса, которая уже к концу 1865 года поставила ее на грань банкротства. Ситуацию обостряло еще то, что все происшествия на строительстве с удовольствием освещали европейские газеты, стремящиеся к сенсациям. В конце концов Фердинанд де Лессепс, идейный вдохновитель строительства, не выдержал и слег от нервного переутомления. Его скосила черная депрессия, вызывающая мысли о том, будто весь мир против него.
   К слову сказать, Морган, пользуясь очень неустойчивым положением компании, потихоньку начал заниматься скупкой ее акций. Причем открыто, но не афишируя. В тех незначительных моментах, которые всплывали в прессе, он отзывался о перспективном и очень важном для человечества проекте, который нужно поддержать. Но на это мало кто обращал внимание, посчитав подобные «телодвижения» желанием сыграть на разоряющемся предприятии, ведь акции уходили к American Investment bank по очень низкой цене, практически даром.

   Глава 22

   – Сэр? – Альберт не выдержал и окликнул слишком погрузившегося в размышления Джона Рассела.
   – А? Альберт, прошу прощения. Эти новости о Египте меня совершенно выбили из колеи. Почему вы считаете, что к тем неприятностям, что возникли у французов, причастен Александр?
   – Имели место ошибки его людей, но своевременные взятки их надежно прикрыли от Стамбула.
   – Как же о них узнали вы?
   – Мы тоже даем взятки, – улыбнулся Альберт.
   – И вице-король Египта тоже не в курсе?
   – Почему же? Или взятки закрывают ему глаза?
   – Хм. – Альберт усмехнулся. – Боюсь, что это не взятка. Цесаревич просто положил ему оклад. Фактически Исмаилпаша служит сразу двум господам. Интересы Османской империи он не попирает, а вот французам вредить не мешает вполне осознанно. У них там буквально земля под ногами горит.
   – Это очень хорошо.
   – Отчего же?
   – Альберт, вы помните аксиому, которую вывел сэр Пальмерстон?
   – У Англии нет постоянных союзников, но у нее есть постоянные интересы?
   – Именно. Франция на море представляет нам определенную угрозу. Если бы не они, то война за независимость наших американских колоний прошла бы по другому сценарию.
   – С тех пор много воды утекло.
   – Но в Париже новый сгусток амбиций, причем не очень умный. Боюсь, что Суэцкий канал станет для Великобритании скорее проблемой, чем преимуществом. Ведь от Марселя до нашей Индии очень недалеко. Поэтому, чтобы держать этот краткий путь под контролем, мы будем вынуждены вторгаться в Египет и, возможно, даже его оккупировать. А это немалые деньги. При том, что доходы с него крошечные. Вынужденная, но очень дорогостоящая мера. Вы разве не слышали, что сэр Пальмерстон [65] высказывал опасения о том, что Суэцкий канал приведет к освобождению Египта из-под власти Османской империи? Боюсь, что он прав в этом вопросе. Но вот какая из держав примет Египет под свое крылышко? Я убежден, что если этого не сделает Великобритания, то туда влезет либо Франция, либо еще кто. А это в конечном счете приведет к потери нашего господства над Индией.
   – А русские? Почему Александр ввязался в это дело?
   – Не знаю, поэтому я и погрузился в свои мысли. Просто не понимаю, что это ему даст. Однако опыт Парагвайской операции, и особенно Североамериканской, дает нам понять, что там все не так просто.
   – Многоходовая комбинация? Что он может получить?
   – Единственный вариант – какая-то финансовая авантюра. Но ее доходность намного ниже, нежели вложенные Александром ресурсы. Разорить компанию Суэцкого канала, выкупить и продать ее по кускам можно намного проще. И… я не знаю. Продолжайте внимательно следить за этой операцией. Наших людей не подставляйте под удар, если понадобится – прикрывайте русских. Чем дольше будет строиться канал, тем лучше для Великобритании. Но, – он поднял палец вверх, – он должен строиться. Чтобы держать ситуацию под контролем. Желательно вечно.
   – Хорошо, – Альберт кивнул и застыл в таком положении, глядя исподлобья на своего начальника.
   – Что-то еще?
   – Да. По всей видимости, Александр ведет какую-то игру не только с Египтом.
   – Не тяните, Альберт. Куда выехали его агенты?
   – Персия.
   – Персия? – Джон удивленно посмотрел на своего подчиненного. – Что он там забыл?
   – Мы это пытаемся выяснить. Схема действий – такая же, что и в Египте. Александр выслал туда официальную экспедицию для проведения археологических раскопок.
   – Любопытный повод, не правда ли?
   – Безусловно. Но, боюсь, долго он им пользоваться не сможет. Дело в том, что с прибытием экспедиции в Персии и Афганистане началась активизация действий.
   – Вы о резком изменении хода гражданской войны между наследниками эмира?
   – Да. Александр продал Насер ад-Дин Шах Каджару десять тысяч русских винтовок, заряжаемых с дула, образца 1856 года, тысячу американских револьверов Colt Navy М1851 тридцать шестого калибра и шестьдесят шестифунтовых гладкоствольных пушек образца 1838 года.
   – Как?! – Джон аж привстал.
   – Экспедиция везла с собой подарки, дабы расположить к себе шаха. Но на этом сюрпризы не заканчиваются. Насер перевел это вооружение в один из удаленных арсеналов и занялся подготовкой отдельной воинской части под него. Так вот, недавно нам стало известно, что некий Эндрю Гибсон, лейтенант колониальных войск Ее Королевского Величества, возглавляя банду, ограбил этот арсенал. После чего Афзула смог разбить в нескольких битвах всех своих противников.
   – Вы думаете, что оружие попало к Афзуле?
   – Без сомнения, так как ранее его солдаты отличались очень плохим вооружением, а потому проигрывали битвы. Многим даже сабель не хватало. А тут такой успех.
   – Вы уже распорядились доставить в Лондон этого Эндрю?
   – Да, сэр, но мне ответили, что он погиб. Говорят, при ограблении. Ведь Афзула заплатил ему весьма приличную сумму.
   – Это все очень странно. Почему вы связываете события в Афганистане с русской экспедицией в Персию?
   – Я навел справки у сослуживцев Эндрю. Они все говорят, что не ожидали от него такой прыти. Все рекомендации о нем более чем умеренные. Можно даже сказать, что Гибсон был нерешительным увальнем. Провернуть такую авантюру он просто не мог.
   – Хм. А как Афзула относится к русским?
   – Нейтрально. Впрочем, как и остальные кандидаты на роль эмира.
   – А кто командует этой экспедицией?
   – Официально ее возглавил генерал-лейтенант Осип Иванович Ходьзко, о котором отзываются как о хорошем картографе и специалисте по Кавказу. Его заместителем и секретарем поставили Бориса Андреевича Дрона – самого известного российского востоковеда, специализирующегося на Персии.
   – Внешне все пристойно. – Рассел задумался. – Какие объекты их интересуют?
   – Они просили соизволения производить раскопки в Персеполе [66].
   – Как у нас там с агентурой?
   – Плохо. Шах нас весьма не любит. Внедрять агентов в традиционную мусульманскую страну оказалось не так просто.
   – Попробуйте поступить как Александр – отправьте туда экспедицию.
   – Не думаю, что это хорошая идея.
   – А вы попробуйте, – Джон выразительно посмотрел на Альберта. – Нам нужно разобраться во всей этой темной истории. Александру, безусловно, что-то нужно в Персии. Я допускаю мысль о том, что он начинает аккуратно копать под Индию и наше владычество там.
   – Но как он сможет это сделать? Армия Российской империи в ужасающем состоянии. Да, она огромна, но из практически миллиона человек там вооружена огнестрельным оружием едва половина.
   – И все же нам пришлось несладко в минувшей Восточной войне [67]. Мы не знаем, чего ожидать от Александра, поэтому должны перестраховываться.
* * *
   Английская разведка, конечно, была уже не так хороша, как во время Наполеоновских войн, так как с момента их окончания в нее не вкладывали ни пенса. Однако даже тех ресурсов, что у нее были, оказалось достаточно для отслеживания активности русской разведывательной деятельности в Европе, Египте и Персии. Конечно, сказывался острый недостаток персонала и опытных людей, которых просто никто не готовил, но у русских специалистов проблем хватало. Особенно в силу того, что они и сами не были специалистами хорошего уровня – им приходилось учиться на своих ошибках, закрывая «косяки» взятками, благо что для замятия дел денег хватало.
   Впрочем, несмотря на понимание общей картины в Персии и Афганистане, главную деталь англичане все же упустили. Между Александром и персидским шахом был подписан договор о сотрудничестве, в рамках которого в Москву поехала учиться первая волна персов числом в сто человек. Помимо этого, цесаревич обязался поставить шаху довольно приличное количество оружия: сто тысяч винтовок, двести полевых шестифунтовых пушек и десять тысяч револьверов. Тех самых моделей [68], что оказались в «ограбленном» людьми Эндрю Гибсона арсенале. Шаха они полностью устроили, так как все боеприпасы можно было изготавливать на месте, в отличие от нарезных пушек и казнозарядных винтовок и револьверов под патрон с металлической гильзой.
   Не обделил Александр и Афганистан. Даже более того: указанный выше договор был подписан в форме трехстороннего соглашения. Поэтому люди Афзулы тоже поехали в Москву учиться, да и с поставками оружия проблем особых не предвиделось.
   Основная задача, которую преследовал Александр этими «телодвижениями», заключалась в подготовке почвы для создания первого в истории военно-политического блока, образованного не временно, а на постоянной основе. Что-то вроде вариации НАТО или ОВД, только в ином формате. Само собой, с целью в дальнейшем интегрировать эти страны в единую экономическую зону, скрепив надежность союза тесными торговыми и промышленными связями.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация