А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 12)

   – Ого!
   – Да, я тоже был удивлен, когда узнал.
   – Их чему-нибудь учат?
   – Конечно. Боткин организовал для них школу и учит русскому языку.
   – При подготовке сменной команды половину этих любвеобильных молодцов верните в Москву. С женами и, если будут, детьми. Пусть эти дамы тут немного поживут, осмотрятся. А потом в новую смену едут в колонию, рассказывать своим бывшим соплеменникам о том, что собой представляет Россия. С мужьями, само собой. А местные вожди не партизанят?
   – Им нет никакого смысла это делать. Сергей Петрович выстраивает взаимовыгодное сотрудничество с их людьми. Боюсь, что если они вздумают воевать против нас, то в племенах их не поймут и не оценят. После общения с англичанами человечное отношение притягивает к себе людей.
   – Это хорошо. Отпишите Боткину, чтобы он попробовал пригласить детей вождей в Москву на учебу. И вообще передайте от меня ему благодарность. – Виктор Вильгельмович кивнул, делая пометку в блокноте. – А вы, – обратился Александр к Павлу Георгиевичу, – подготовьте документы на представление Сергея Петровича к ордену Святого Владимира. Я постараюсь их подписать у Его Императорского Величества. Кстати, а что там по алмазам?
   – По алмазам… – Фон Валь сделал паузу, перебирая листочки, и, выбрав нужный, продолжил: – Все так, как мы предполагали. Разработка силами подчиненных Боткина началась к северу от форта Солнечный. Через неделю в Москву должна прийти очередная партия.
   – Хорошо. Павел Георгиевич, как обстоят дела с нашим участком проекта «Оазис»?
   – Овчинникову [61] уже выделили помещение для организации крупной мастерской и учебных цехов. Слушателей ювелирного училища тоже набрали, сейчас Павел Акимович там начал вести вводные лекции.
   – Как с оборудованием?
   – Все в порядке. Мы закупили все, что просил Павел Акимович, в полном объеме, и скоро оно должно приехать в Москву.
   – Хорошо, выделите десятую часть алмазов из каждой партии для учебных целей. В первое время, по крайней мере. Пусть ребята учатся с ними работать. Это, конечно, серьезные потери в финансах, но «на кошках» тренироваться толку мало. Нам нужны специалисты экстра-класса, поэтому не будем жадничать.

   Глава 19

   Первые алмазы, добытые в Намибии, уже поступили на европейский рынок, снимая самые жирные сливки из-за огромных наценок с продаж. Дело в том, что эти камни в те годы считались очень редкими и крайне дорогими, настолько, что были доступны только самым состоятельным людям. Так что на первых порах даже те незначительные объемы добычи и продаж имели впечатляющую доходность. А вот дальше Александр прогнозировал проблемы, так как рынок будет насыщен, то есть покупать эти камешки станет некому.
   В связи с этим у цесаревича проскочила мысль сделать так же, как в свое время поступила компания de Beers. По крайней мере, попытаться, ибо первый в истории опыт по продаже населению ненужного ему товара все-таки имел совершенно непредсказуемые проблемы. Да, по сути, как и любое новое дело.
   Александр подошел к решению задачи как к обычной маркетинговой процедуре из своей прошлой жизни. То есть занялся так называемой непрямой рекламой, а именно – произвел более десятка заказов на книги об алмазах у самых различных авторов Европы. Мало того, поручил составить «копию» древнего персидского трактата о чудодейственных качествах алмазов, которые буквально от всего спасали. Попросту устроил откровенный подлог, вспомнив о широком распространении подобных методов не только в коммерческой, но и политической деятельности. Параллельно через своих агентов заказывал статьи в европейских газетах о хоть сколь-либо знаменательных событиях, связанных с алмазами. Само собой, исключительно позитивного толка. И такие же статьи, только в негативном ключе, описывающие злоключения владельцев иных редких и известных камней. Причем на первых порах стараясь обходить стороной драгоценности британской короны, подготавливая почву для того, чтобы показать их в будущем в весьма нелицеприятном свете.
   Одним из основных концептов, под которым началось продвижение алмаза на рынок, стало позиционирование его как камня здоровья, счастья и удачи, ориентированное на самые широкие массы людей. Вторым ключевым пиар-фокусом стало продвижение кольца пусть с хоть крохотным, но бриллиантом в качестве единственного достойного обручального кольца. Любишь девушку? Ценишь девушку? Изволь продемонстрировать. Не очень красивый шаг из технологической обоймы общества потребления, но он был настолько естественен для цесаревича, что Саша о подобных контекстах даже не задумывался.
   По большому счету вся эта рекламная кампания шла только для того, чтобы развенчать устойчивое мнение о том, будто бриллиант – это камень королей, без чего не получалось снять ценовые и психологические ограничения на покупку его широкими массами. А ведь в ближайшее время «стекляшек» на рынке должно было стать существенно больше. И к этому следовало готовиться. Тем более что туда нарастающим потоком втекал не только ручеек русского торгово-промышленного объединения «Африканский алмаз», но и еще один – от британской компании New British Mining.
   Впрочем, на этом история большой авантюры с алмазами не заканчивалась. Памятуя об одном из самых успешных коммерческих писателей XIX века Федоре Михайловиче Достоевском, цесаревич списался с ним и пригласил в Москву. Надо сказать, что письмо пришло очень вовремя, так как незадолго до этого Федор Михайлович потерял жену и брата. Это не считая того, что с финансами у писателя дела обстояли довольно печально. Собственно, у Достоевского этот фронт жизнедеятельности всегда был провальным, но не будем об этом.
   Федор Михайлович приезжает незамедлительно, стараясь убежать от гнетущих воспоминаний и кредиторов, и оказывается совершенно огорошенным – Александр предлагает ему объехать всю Европу с написанием обширных путевых заметок. Причем пожелания заказчика упирались в два важных момента. Во-первых, необходимо было отражать как можно более негативные и нелицеприятные моменты из жизни «Старушки Европы», а во-вторых, подмечать и выдумывать вставки в виде чудесных историй о разных уникальных предметах, среди которых регулярно должен был всплывать алмаз как источник счастья и удачи. Само собой, в случае согласия цесаревич покрывал все долги Федора Михайловича перед кредиторами, обеспечивал командировочные расходы через приставленного к нему секретаря – миловидную и очень ответственную даму из женского взвода службы личной охраны цесаревича. Кроме всего прочего, писатель должен был поклясться, что более не будет играть в азартные игры. Если же цесаревич узнает о нарушении обета, то расправа не замедлит себя ждать, а после нее тело безвременно ушедшего игрока будет сдано для опытов в анатомический театр и никогда не будет погребено по христианскому обычаю. Для глубоко верующего человека, каким был Федор Михайлович, подобная форма устрашения возымела свое действие. Он, конечно, не горел желанием подписываться на такое, но особых вариантов у него не было, тем более что от столь щедрых предложений персон, подобных Александру, отказываться не принято. Да и смысла в этом не было никакого, так как Достоевский и сам тяготился своей страсти, но не имел сил от нее избавиться по собственной воле, а тут такой замечательный повод. Не говоря уже о том, что на какое-то время его жизнь превратится практически в сказку, когда его единственным занятием станет то, что он и без того любил, а именно путешествия и писательство, без каких-либо забот о содержании. Впрочем, в этом деле была небольшая особенность. Понимая, что путешествующая с Федором Михайловичем дама будет вызывать ненужные подозрения в излишней распущенности писателя, Александр в приказном порядке отдал писателя с приставленной к нему девушкой под венец. Впрочем, они не сопротивлялись и выглядели вполне довольные таким поворотом событий.

   Часть 3
   Чудеса на виражах

   История будет ко мне благосклонна, ибо я намерен написать ее лично.
Уинстон Черчилль

   Глава 20

   Александр лежал на кожаном диване в своем кабинете и задумчиво гладил чисто выбритую макушку, продумывая свои дальнейшие ходы. Буквально несколько часов назад он получил развернутое донесение от разведки:
...
   «…В ходе боевых столкновений 29.05-3.06.1865 года австро-прусские войска смогли создать угрозу окружения для частей генерал де Меца, что вынудило того спешно отступать, оставив значительную часть артиллерии и практически все обозы. В этой операции особенно отличился Людвиг Габленц [62] – командующий шестым австрийским корпусом. Именно благодаря его решительности и оперативному искусству и создалась угроза окружения.
   Что австрийцы, что прусаки теперь совершенно уверены в том, что ход войны переломлен и датчане неизбежно проиграют, так как потеряли практически всю свою артиллерию. То есть победа Германского союза стала вопросом времени. Впрочем, союзники не развивают общего наступления, перейдя к аккуратным операциям, сопряженным с массированными артиллерийскими обстрелами. В том числе с использованием трофейных орудий. То есть выдавливают датчан с их позиций, вынуждая отступать. Подобный подход был обусловлен очень большими потерями, которые понесли австро-прусские войска в ходе ряда наступательных операций. По предварительным оценкам, за первую половину текущего года было убито и ранено свыше двадцати пяти тысяч солдат и офицеров в австрийских и прусских частях. О потерях среди датчан ничего не известно.
   Текущая численность всех союзных войск, задействованных в войне с Данией, составляет пятьдесят семь тысяч человек. Части сильно обескровлены. Датская армия насчитывает до тридцати пяти тысяч солдат и офицеров. Также на стороне датчан сражается порядка двух тысяч добровольцев и наемных инструкторов из САСШ и КША, а также два отдельных полка ирландцев и шотландцев.
   Основной причиной столь значительных затруднений австро-прусских частей офицерский корпус уже сейчас считает внезапное появление у датчан значительного количества стрелкового оружия, заряжаемого с казны, митральез и пушек. Совершенно неготовая к войне Дания внезапно оказалась намного лучше вооружена, чем Пруссия и Австрия. Сейчас сложно сказать, кто именно осуществил им поставки оружия, но разговоры идут только о французах и англичанах, впрочем, никаких официальных заявлений не делается…»
   Солидный доклад на трех десятках страниц аккуратного рукописного текста был прочтен быстро и с огромным вниманием. Он давно его ждал, а получив, несколько растерялся. Желание затянуть войну Пруссии и Австрии с Данией, дабы максимально их ослабить, разбилось о случайные и совершенно непредсказуемые обстоятельства. «Этот Людвиг испортил всю малину…» – крутилось в голове у Александра. Конечно, потери по личному составу у союзников были очень солидны и уже сейчас в несколько раз превышали те, что помнил цесаревич из прошлой жизни. Но большая, изнуряющая война на полтора-два года между Германским союзом и Данией попросту не получилась.
   17 июня 1865 года в Николаевский дворец прибыл курьер с особо важным письмом от Отто Бисмарка. В нем канцлер предупреждал, что прежние договоренности о передаче Шлезвиг-Гольштейна в формальное правление цесаревича срываются из-за позиции Австрийской империи. Успех Людвига Габленца, решивший исход всей военной кампании, дал представителям Вены очень серьезный козырь. А они, в свою очередь, решили не отдавать в правление даже самые малые земли Священной Римской империи русскому принцу. Причина была проста – Австрия опасалась серьезного изменения политического баланса в общегерманском парламенте при появлении в нем такого игрока, как цесаревич. Ведь фактически передача Шлезвиг-Гольштейна Саше приводила к включению в состав Германского союза Российской империи. А это совершенно не укладывалось не только в головы австрийских политиков, но и в канву их политических интересов, так как борьба за гегемонию в союзе при таком решении будет ими решительно и бесповоротно проиграна.
   Не очень радостное письмо, однако Саша, ожидавший чего-то подобного еще во время заключения устной договоренности с Бисмарком, был полностью готов к такому повороту событий. Да и, если честно, даже не надеялся на то, что ему позволят провернуть подобную авантюру. Но письмо требовало ответа, и цесаревич его дал, обрушившись на Бисмарка с упреками, дескать, с ним нельзя иметь дело. И вообще, выказывал себя совершенно разочарованным человеком, который из-за недобросовестности партнера потерял серьезную прибыль, а потому не желает того ни видеть более, ни слышать.
   Конечно, все это было только игрой, направленной на формирование нужных цесаревичу обстоятельств.
   Дело в том, что тут следует помнить о том, что, дав заверение не поставлять в Данию новейшее русское оружие, Александр наверстал свое в другом. Ведь незадолго до того Дания получила тридцать пять миллионов марок международной компенсации за отмену пошлины при проходе балтийских проливов. Огромные деньги! И они, конечно, не могли остаться без пристального внимания Его Меркантильного Высочества повышенной проходимости.
   Действуя через фильтр компаний-однодневок, Джон Морган постарался поставить в Данию все, что ей было необходимо: винтовки Шарпса, нарезные пушки, митральезы и боеприпасы в изобилии. «За ваши деньги – любой товар!» Само собой, заключая параллельно контракты с инструкторами, повоевавшими при Вашингтоне и знакомыми с новыми тактиками боя. Александр так разошелся, что даже пригнал в Данию два монитора из Филадельфии, выкупив их у правительства САСШ.
   Параллельно с поставками Джон тряс фондовые биржи Лондона и Парижа, занимаясь активной провокацией и дезинформацией. В том числе и с помощью газет. Хаос творился натуральный. Морган оказался очень хорошим учеником и легко усвоил уроки, данные ему цесаревичем еще во время прошлой, Индийской, операции. Можно сказать, что лучшего ученика у цесаревича никогда и не было. Поэтому на биржевых спекуляциях и провокациях только за первую половину 1865 года Джон получил чистую прибыль порядка десяти миллионов рублей серебром.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация