А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 11)

   Глава 18

   Александр, сидя за своим рабочим столом, позвонил в колокольчик, и в кабинет вошел дежурный.
   – Пригласите на вечер Павла Георгиевича. И передайте, чтобы взял с собой все документы по делу «Омега». И еще Виктора Вильгельмовича [51] с Алексеем Петровичем оповестите о том же. Часов в семь пусть оба и подходят.
   – Слушаюсь, Ваше Императорское Высочество, – козырнул дежурный и поспешно вышел за дверь.
   Вечером явились все трое. Дежурный доложился, и приглашенные гости степенно зашли в кабинет цесаревича, крепко сжимая в руках толстые картонные папки, набитые какими-то бумагами.
   – Рад вас видеть. Присаживайтесь, – Александр кивнул им на кресла, установленные подле его стола специально для посетителей. – Николай, – обратился цесаревич к уже выходящему дежурному, – ко мне никого не пускать и постарайтесь не отвлекать на текущие дела. Завершим совещание, подойдете сразу с пакетом.
   – Есть! – вытянулся дежурный и окончательно скрылся за дверью, аккуратно прикрыв ее за собой.
   – Итак, товарищи, начнем-с. Давайте по порядку. Алексей Петрович – вам слово.
   – Как вам будет угодно, – кивнул Путятин, развязывая завязки своей папки. – Экспедиция Федора Петровича [52] продвигается очень медленно. По последнему донесению, две недели назад вошла в Омск. А это отстает от запланированного графика на три месяца.
   – Чем вызвана задержка?
   – Дорогами. Точнее, их отсутствием. Да и конфликты с местным руководством нередки. Столь серьезная и обстоятельная экспедиция чиновников пугает. Еще и доносы на них идут сплошным потоком, а их Федор Петрович обязан проверять по мере своих возможностей.
   – Много выявили нарушений?
   – Массу. Кхм. – Алексей Петрович на несколько секунд задумался. – Если говорить откровенно, то честных чиновников, особенно высокопоставленных, в экспедиции не встречается. Кеппен доносит о совершенно диких вещах.
   – Насколько?
   – Сорок семь разного рода чиновников на текущий момент скоропостижно скончались. И пока не ясно число их подручных. Разбито три банды общим числом до ста семидесяти человек.
   – Вместо усопших кто назначен? Их бывшие замы?
   – По-разному. Но после замены дела более-менее стабилизировались. Воровать, конечно, продолжают, но с умом. Я бы даже сказал – аккуратнее и скромнее. Да и в поведении многое переменилось.
   – Хорошо. Соберите несколько оперативных групп по три-четыре человека и пройдитесь по всем доносам, поступившим из крупных городов по ходу следования экспедиции. Только аккуратно. Не светитесь. Мне нужны коррупционные схемы и ключевые лица, на которых они крутятся. При строительстве Транссиба, я думаю, нужно будет подстраховаться и убрать всех, кто сможет помешать этому делу. Где-то физически ликвидировать, где-то перевести на другую должность, где-то осудить. Понятное дело, что всех не уберешь, поэтому я хочу знать – что там да как и с кем можно иметь дело. Задача ясна?
   – Вполне.
   – Хорошо. Что по второстепенным вопросам экспедиции?
   – До Омска в целом изыскания завершены. Федор Петрович подготовил достаточно материалов для начала строительства железной дороги. С картами все намного хуже. Он занимается уточнением только предстоящего маршрута железной дороги, корректируя и отмечая все сопутствующие объекты, такие, как речушки, озерца, сопки и так далее. А также по возможности уточняет места для геологической разведки.
   – Таких мест много?
   – Хватает. На данный момент выслали двадцать три экспедиционных отряда для проверки его предположений. Еще семнадцать заявок просто некем отработать. Думаю, дальше будет больше.
   – Это неплохо. Пусть лучше будут неотработанные ориентиры для геологов-разведчиков, чем их не будет вообще. А с фотографиями как обстоят дела?
   – Сейчас в нашем архиве тысяча семьсот двенадцать фотокарточек. На них запечатлена природа, населенные пункты, люди. Все подписано с той или иной точностью. Работаем над альбомами.
   – Хорошо. Тогда по этому вопросу все. Товарищи, – Александр обратился к фон Валю и Дукмасову, – у вас вопросы или дополнения?
   – Ваше Императорское Высочество, – Павел Георгиевич почесал затылок, – на днях мне сообщили, что компания САСШ Western Union Company занимается проектом по соединению Европы с Америкой телеграфным кабелем через Берингов пролив и Россию. Я подумал, что этот вопрос напрямую будет касаться экспедиции Федора Петровича.
   – Интересно… – Александр задумался. В его воспоминаниях были только кабели, уложенные по дну Атлантического океана. – И на какой стадии находится этот проект?
   – С тех пор как «Грейт Истерн» стало прокладывать кабель между Северной Америкой и Европой, дела Western Union Company идут печально. Сейчас стадии, собственно, никакой и нет. Они ищут желающих вложиться, но с ними беда. В Европе и Америке гуляет расхожее мнение о том, что через дикую Россию тащить кабель очень неразумно.
   – А вы что думаете? – обратился Александр к Алексею Петровичу.
   – Хороший проект. Но, как мне кажется, весьма дорогой.
   – Павел Георгиевич, напишите директору Western Union Company письмо о том, что я хотел бы с ним побеседовать по поводу вложений денег в их проект трансконтинентального телеграфного кабеля. После того как он отреагирует, сделайте утечку в прессу через Моргана. Я в одиночку платить за все это удовольствие не собираюсь.
   – Хорошо, – сказал Дукмасов, делая аккуратную запись в блокноте.
   – И еще, Виктор Вильгельмович, изучите вопрос диверсии на «Грейт Истерн». Думаю, взрыв котлов, приведший к затоплению судна где-нибудь в Атлантике, будет нам интересен.
   – Ваше Императорское Высочество, а экипаж и пассажиры этого чудного корабля спасутся?
   – Боюсь, что взрыв будет очень мощным, а потому судно стремительно затонет, не дав провести эвакуацию людей. – Александр улыбнулся. – Попробуйте в машинном отделении заложить максимально большой заряд. Павел Георгиевич, где сейчас находится корабль?
   – Где-то в портах Великобритании. Готовится к восстановлению оборванного трансатлантического кабеля.
   – Отменно. Задействуйте свою агентуру. Думаю, несколько сотен килограммов тротила вы сможете заложить в виде единого фугаса. Ведь так?
   – Да, конечно. В такой обстановке это не должно вызвать затруднений. Предполагаю, что бункеровка в полном объеме будет проводиться непосредственно перед выходом в море. Это позволяет нам пронести хоть тонну взрывчатки и заложить ее в угольных ямах.
   – Хорошо. Теперь все по этому делу? – Александр посмотрел на своих гостей и, не видя никаких возражений, продолжил: – Тогда переходим к следующему вопросу. Виктор Вильгельмович, начинайте.
   – С чего именно?
   – Да с самого провального участка и начинайте.
   – Как вам будет угодно. – Фон Валь немного порылся в бумагах и, достав нужные, продолжил: – Амазонка. Экспедиция Петра Петровича Семенова [53].
   – Так, и что с ней случилось?
   – Как я смог выяснить, англичане и французы нам активно противодействуют. Из-за чего местные племена как будто с ума сошли. Половина личного состава экспедиции погибла. Остальные находятся практически в осадном положении.
   – Они все-таки смогли закрепиться?
   – Да. Петр Петрович пишет, что его отряд занял несколько важных точек на берегу Амазонки и ее притоков. Там сооружены паллиативные форты и организованы пристани. А для поддержания транспорта на реке там бегает два сильно изношенных паровых катера.
   – Откуда они их взяли?
   – Выменяли на каучук у правительства Бразилии.
   – Хорошо. Что они сами просят?
   – По меньшей мере, две роты солдат. Он считает, что нужно «пообщаться» с туземцами на более понятном для них языке.
   – Ха, – усмехнулся Александр, – какой он, однако, гуманист!
   – Да они с нашими людьми даже разговаривать не хотят!
   – Хорошо. Решите вопрос с проектом легкой речной канонерской лодки. Вооружение – четыре пулемета и одна курсовая казнозарядная двенадцатифунтовая пушка Армстронга. Ход – не меньше десяти узлов. Сколько вам нужно времени?
   – Не знаю, Ваше Императорское Высочество. Думаю, не меньше года. Нужно же конкурс провести, а не первый попавшийся проект брать.
   – Хм… ладно. Заодно наведите справки о том, где их поближе к Амазонке можно будет построить.
   – Будет исполнено, Ваше Императорское Высочество, – кивнул фон Валь.
   – А пока пошлите Петру Петровичу три роты солдат, запросив с него до роты для отправки в Россию. Ну и пулеметов штук двенадцать туда пошлите с командами. Причем солдат отбирайте не абы как, а толковых. Эти сложнейшие условия, замечательная возможность для подготовки частей особой выучки. Кстати, как у Генри Тейлора [54] идут дела?
   – Хорошо. Заказанное вами ружье с трубчатым магазином под унитарный патрон им почти закончено. По крайней мере, первая модель готова и сейчас проходит стендовые испытания.
   – Это та, которая со скобой для перезарядки?
   – Да.
   – На каком калибре в итоге Генри остановился?
   – Ровно один дюйм [55]. Он посчитал, что этого достаточно, несмотря на рекомендации. Говорит, что отдача становится слишком высокой для быстрой стрельбы.
   – Что показывают стенды?
   – Хорошую стрельбу пулей на сто – сто пятьдесят метров и удовлетворительную – картечью. В плане надежности – не очень живучий «ствол» получился, но как временное решение можно использовать.
   – Тогда размещайте заказ на заводе МГ, штук триста. И как будут готовы – высылайте Петру Петровичу. С патронами сможете решить проблему?
   – Не знаю. Генри решил их делать на бездымном порохе, да и с лаком для картонных стаканчиков пока затруднения.
   – Бездымный? – Александр удивился. – Ведь договорились его пока не светить.
   – Генри уверяет, что с ним получается вести намного более точную и управляемую стрельбу из его ружья из-за меньшей отдачи. Да и засоряется она меньше.
   – Ладно, все одно она в глухомани будет использоваться. А что с лаком?
   – Мы работаем над дешевой и надежной пропиткой для полноценной гидроизоляции картонного стаканчика гильзы, вставляемого в латунное донце с капсюлем. Пока не очень получается.
   – А другая есть?
   – Конечно.
   – Работы продолжайте, а пока разворачивайте производство патронов с наилучшим из возможных решений. Пулевых патронов делайте по одному против десяти картечных. Думаю, пули они смогут отменно пускать и из винтовки с пулеметами. Так. Что у нас есть еще из специального снаряжения?
   – Идут работы над бронежилетом со стальными наклепанными пластинами, новыми образцами амуниционной разгрузки, униформой из пятнистой ткани защитного цвета и прочими вещами. Но все это пока в стадии разработки. Готового нет ничего.
   – Держите руку на пульсе. Передайте, чтобы обо всех успехах или провалах по данному сектору разработок дублировали доклад мне лично.
   – Хорошо, Ваше Императорское Высочество.
   – Так, пошли дальше. Как у нас обстоят дела на парагвайском пятачке?
   Дела у Михайловского [56] обстояли намного лучше, чем у их северных коллег. Строительство русской военно-морской базы в Александровске-на-Паране [57] и большого порта-спутника практически завершилось. Особую роль в этом деле сыграли Бразильская империя и Парагвайская республика, которые в ходе минувшей войны громили Аргентину. Броненосцы [58] Лопеса смогли полноценно заблокировать Буэнос-Айрес и обеспечить надежное сообщение по рекам Парагвай и Парана. Ведь противопоставить им противнику было просто нечего. Так что, быстро пустив ко дну все, что только может плавать у аргентинцев, этим любимцам Лопеса пришлось искать место для постоянного базирования. Как ни странно, выбор пал как раз на разворачиваемую русскую военно-морскую базу, которую Парагвай и Бразилия ударными темпами бросились отстраивать. Лопес с ди Суси опасались открытого вмешательства Великобритании, аналогичного тому, что произошло несколько лет назад во время Гражданской войны в САСШ. Ведь ничто не мешало англичанам «сдать в аренду» подошедшую эскадру крейсеров. Поэтому латиноамериканским союзникам требовалась дружественная, но формально нейтральная территория, на которой броненосцы не только смогли бы базироваться, но и ремонтироваться, не опасаясь нападения. А тут такое удобное со стратегической точки зрения место.
   Но все обошлось. Боевые действия ушли от русла Параны, и смысл передачи Аргентине эскадры полностью пропал. Броненосцев Великобритания выделить бы не смогла, а деревянные корабли на блиндированные конструкции бросать бессмысленно.
* * *
   – То есть правительственные войска Аргентины разбиты уже больше чем два месяца назад?
   – Именно так, но активное вмешательство Великобритании привело к тому, что война из обычной плавно перешла в какую-то умопомрачительную бойню, в которой армия Лопеса стала одной из действующих сторон.
   – Странно… – Александр задумался. – Вы ведь мне докладывали, что народ Аргентины не стремится воевать с парагвайцами, считая их чуть ли не братьями.
   – В семье не без урода, – развел руками Виктор Вильгельмович. – Эти борцы за «свободу и независимость» сколачивают банды и присягают на верность сбежавшему в Лондон президенту Аргентины. После чего англичане им отсыпают старого оружия с военной амуницией, и вуаля – очередной партизанский отряд готов.
   – И что, они серьезно воюют против Лопеса?
   – Нет, конечно. Почти вся их деятельность связана с грабежом местного населения и разборкам между собой. С войсками Лопеса они стараются дел не иметь, так как те и вооружены лучше, и обучены серьезнее, и с дисциплиной там порядок.
   – А сам Франциско что думает делать?
   – Аккуратно, потихоньку вытесняет с занимаемой территории эти банды, оккупируя Аргентину. Ну а местное население ему активно помогает, поэтому особенно серьезных потерь он не несет. Сейчас всего пять банд осталось, остальные полностью уничтожены в боях. Да и эти – сводные части, побитые парагвайцами в сражениях.
   – Зачем Лондон вооружает повстанцев? Он надеется выиграть войну?
   – Вряд ли. Мне кажется, правительство в изгнании обещает золотые горы.
   Впрочем, еще до того как Лопес разбил последнюю банду и взял всю Аргентину под свой контроль, в Рио-де-Жанейро начались мирные переговоры между прибывшим правительством Аргентины и Лопесом. Бразилия же, не участвуя в боевых действиях, ограничиваясь лишь обширными военными поставками соседу, выступила как нейтральная сторона.
   Итогом мирных переговоров стал заключенный 15 марта 1865 года «Парагвайский трактат», устанавливающий новые границы в регионе. За Российской империей закреплялся Александровск-на-Паране с прилегающей территорией, несколько расширенной по инициативе Лопеса – в благодарность за помощь. Уругвай полностью аннексировался Бразильской империей, осуществившей еще осенью 1864 года его оккупацию. Парагвай же увеличивал свою территорию вдвое. За ним закреплялись все спорные земли с Бразильской империей, все аргентинские владения по левому берегу Параны, а также весьма значительные районы, прилегающие к городам Сальто, Буэнос-Айрес, Хунин, Росарио и так далее. Мечта Лопесов о выходе Парагвая к морю сбылась, в равной степени с помыслами Лондона о получении военно-морских баз в южной части Латинской Америки. Ведь Аргентина становилась фактически «дочерним предприятием» Великобритании, подписав первый в истории договор, делающий ее доминионом [59].
* * *
   – Павел Георгиевич, запросите подробный отчет по состоянию Александровска-на-Паране. Я хочу поговорить с отцом о том, чтобы наладить регулярные учебные плавания между Санкт-Петербургом и этой базой.
   – Хорошо, Ваше Императорское Высочество, но это займет время. Мне нужно будет списаться с Михайловским.
   – Я вас не тороплю. Так, Виктор Вильгельмович, продолжайте. У нас осталась Африка?
   – Да. Проект «Оазис», возглавляемый Сергеем Петровичем Боткиным [60].
   Боткин оказался самым талантливым и удачливым администратором из всех руководителей экспедиций, посланных Александром. В устье Оранжевой реки он довольно быстро развернул полноценный форт, названный им Солнечным. А рядом с ним – морской причал с неплохим волнорезом, сооруженный простым навалом камней грядой, и речной порт. Но на этом Сергей Петрович не остановился.
   – А как дела обстоят внутри форта?
   – Судя по отчету Боткина, вполне неплохо. Несколько больших резервуаров с пресной водой позволяют не только решить вопрос питья и приготовления пищи, но и полностью перекрыть потребность личного состава в вопросах гигиены. Каждую неделю он проводил обязательный банно-прачечный день. Ежедневные умывания и мытье рук перед каждым приемом пищи. Это и многое другое пока помогают избегать ему эпидемий, да и вообще у него практически нет потерь в личном составе. Он сам пишет, что ему в этом деле очень помогает казарменное положение и армейская дисциплина. Без них, как он считает, было бы все намного хуже.
   – Я так понимаю, там возводятся какие-то хозяйственнобытовые и жилые постройки. Какой материал они применяют?
   – Сергей Петрович, как вы и рекомендовали, наладил связь с Михайловским, и ему много чего возят из Бразилии и Парагвая. В частности, немало бурого угля для отопления и технологических нужд. Там, конечно, пустыня, но довольно холодная, особенно по ночам. Иногда требуется отапливать помещения. Древесину везут тоже из Бразилии. Это оказалось дешевле и проще, чем закупать у соседей, практически не разрабатывающих этот вид сырья. Плюс Сергей Петрович соорудил небольшую мастерскую по выделке красного кирпича. Первоначально планировали сушить на солнце, но поставки очень дешевого бурого угля решили проблему в другом ключе.
   – Это неплохо. А много ли кирпича вырабатывает мастерская? – Александр несколько скептически хмыкнул: – Там же вроде бы в команде не было специалистов по этому вопросу.
   – Недурственно. Конечно, не завод, но для всех текущих нужд хватает, позволяя пускать дефицитную древесину на более важные задачи. Да и особых специалистов там не потребовалось, дело-то нехитрое.
   – А стены самого форта из чего изготовлены? Тоже из кирпича?
   – Валуны. Их там много.
   – Навалом?
   – Конечно. Хотя местами люди Боткина используют глину для уплотнения.
   – Хотел бы я взглянуть на все это. – Александр задумался. – Фотографий нет?
   – Нет, мы не смогли найти добровольца, чтобы ехать в такую глушь.
   – Попробуйте найти. Уж постарайтесь, Виктор Вильгельмович. Да и Павла Георгиевича и Алексея Петровича подключайте. Мне нужен штатный фотограф в этом проекте. Хм. – Александр задумался, взяв паузу. – По постройкам все?
   – Нет. Рядом с большим водопадом на реке Оранжевая Боткин поставил дежурный форт – Андреевский. Это примерно в двухстах семидесяти верстах от устья.
   – То есть он потихоньку продвигается в сторону Трансвааля?
   – Именно так. Просит у нас речных пароходов для реки, ибо на лодках против течения ходить тяжело, даже под парусом.
   – Я думаю, актуальность проекта речной канонерки стала сильно выше. – Александр выразительно взглянул на Виктора Вильгельмовича, и тот кивнул в ответ, после чего продолжил:
   – Кстати, помимо пароходов, Сергею Петровичу требуется много менового товара для торговли с местным населением.
   – Зачем это ему сдалось?
   – После нескольких стычек его люди захватили в плен некоторых довольно уважаемых местных жителей. Подержали в гостях, побеседовали и предложили «дружно жить вместе». Вот аборигены и наладились в гости, да не просто так, а с каким-нибудь хламом. Хотя, конечно, те же коровы очень даже недурственно помогают людям Боткина выживать. Он их мясо сушит и солит, запасая впрок. Плюс через Моргана заказал оборудование для небольшого консервного завода. Я пока не подписывал, хотел с вами посоветоваться.
   – Подписывайте. Им это действительно нужно.
   – Там ведь в британской Капской колонии большие проблемы. Конфликт на конфликте. Англичане совершенно негров за людей не держат, вот они оттуда и бегут. Пытаются сопротивляться, но каждый раз заканчивается плачевно.
   – Сергей Петрович у нас просто умница. Если получится интегрировать этих аборигенов в наше общество, то мы надежно закрепимся в Южной Африке.
   – Он уже занялся этим. Как я уже выше говорил, на нашу территорию идет довольно обширная эмиграция аборигенов из Капской колонии. Так вот, большая часть этих эмигрантов – женщины, в том числе и молодые. А в подчинении Сергея Петровича практически поголовно одни мужчины. Ну, он и решил совместить, так сказать, приятное с полезным.
   – Бордель открыл? – удивленно спросить цесаревич.
   – Нет, что вы! Сергей Петрович как раз напротив – очень жестко пресекает подобные поползновения. Всем солдатам и унтер-офицерам, которые, как правило, не женаты, он предлагает исправить это недоразумение, взяв себе юных негритянок. Само собой, после крещения и мытья. И вы знаете, берут. Уже треть гарнизона обзавелась темнокожими девушками в качестве второй половинки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация