А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Помазанник из будущего. «Железом и кровью»" (страница 10)

   Глава 17

   Голицын уже вторую неделю ждал приезда Стенда Уэйти [40] – бывшего полковника Конфедерации, прибывшего с небольшой группой индейцев-переселенцев на территорию империи в 1864 году. Их высадили южнее Охотска, прямо на голый берег. Американские корабли выгрузили продовольствие со скарбом и, помахав ручкой, отбыли домой. Впрочем, хорошо хоть так высадили.
   Как и предупреждал Александр, чероки решили не переезжать в полном составе в Российскую империю: большинство осталось сражаться за свое благополучие там, где они родились. Однако три с половиной тысячи индейцев все-таки пересекли Тихий океан. Не много, учитывая очень незначительную плотность заселения Дальнего Востока даже туземцами. Тем более что многие из званых гостей были довольно хорошо знакомы с цивилизацией. Но на дворе моросила дождиком глубокая осень, куда более прохладная, чем обычно, поэтому чероки, не привыкшие к такой погоде, оказались в очень сложном положении. То есть перед доверенным представителем цесаревича всплыла новая и весьма непростая задача – расселить беженцев по утепленным зимовьям и приставить к какому-нибудь делу.
   Александр догадывался о том, что его американские друзья попытаются как-нибудь превратно выполнить свои обязательства, чтобы поставить переселенцев на грань вымирания. Ведь они за людей индейцев и не считали, а потому тяготились условиями договора. Так что Голицын был проинструктирован относительно индейцев заранее, еще в Москве. В частности, цесаревич рекомендовал Михаилу Михайловичу ни в коем случае не селить их в одном месте единым коллективом. Собственно, этот совет и послужил причиной некоторых трений. Стенд просил помощи в зимовке за счет выдачи теплой одежды и еды, дабы основать поселение чероки. А Михаил хотел расселить индейцев семьями по городам и деревням Дальнего Востока, да еще и охочий молодняк забрать в учебные части экспедиционного корпуса.
   На первый взгляд обращение за помощью к Голицыну выглядело странно, так как никаких грандиозных постов Миша не занимал. Но, несмотря на это, являлся самым влиятельным лицом в Восточной Сибири и русской Америке, а также прилегающих землях [41]. Подобное влияние имело очень простой подтекст. Во-первых, статус личного порученца цесаревича, с которым никто не хотел ссориться. Во-вторых, наличие реальной силы, способной на месте оперативно решить целую массу проблем «непонимания». Поэтому генерал-губернатор Восточной Сибири Михаил Семенович Корсаков очень внимательно прислушивался к рекомендациям князя Голицына. Ведь, как известно, «до царя далеко, до Бога высоко», а до зубов вооруженные солдаты – вот они.
   Конечно, на Дальнем Востоке в те дни уже существовало казачество, но Забайкальское войско даже в самом начале XX века могло выставить от силы две с половиной тысячи бойцов. А в середине 1860-х – едва неполную тысячу, да еще и вооруженную по принципу «чем Бог послал». А у Голицына в распоряжении имелось без малого две тысячи солдат и офицеров [42], при новейших винтовках, револьверах и даже пулеметах. Шутка ли? Сорок пулеметов! Да, механических, но для тех дней и того региона – невероятная сила. Фактически экспедиционному корпусу противопоставить на Дальнем Востоке в 1860-е годы было нечего, он обладал полным приоритетом влияния.
   Впрочем, ругаться с казаками или с официальным руководством Михаил Михайлович не спешил. И даже напротив, сразу по приезде успел совершить несколько важных визитов вежливости и договориться о целом ряде мероприятий на будущий, 1865 год. Перед Голицыным вообще стояло очень много разнообразных задач, которые просто невозможно было решить в одиночку, поэтому Миша и стремился не обострять обстановку, стараясь по возможности договариваться. Хотя, конечно, имел при себе несколько специалистов и благословление цесаревича для ведения совсем уж неформальных переговоров.
   Ключевой задачей, поставленной перед Голицыным Александром, стало создание транспортной инфраструктуры в регионе. Причем не абы как, а согласно предварительно разработанному плану, оперативно подгоняемому «по месту».
   Одним из элементов этого плана стало судоходство по Амуру и его притокам протяженностью полторы тысячи верст [43] от Николаевска до Сретенска с десятками речных портов. Само собой, для полноценного поддержания речного хозяйства требовалось много чего сопутствующего. Например, судостроительный завод, ремонтные мастерские, училище, несколько начальных специальных школ и прочее. Все это требовалось создавать с нуля при остром дефиците личного состава и ресурсов. Ведь любой болт, любую гайку приходилось везти либо из Москвы через Балтику, либо из Северной Америки.
   Другим звеном стал проект железной дороги протяженностью около трехсот восьмидесяти верст (от Сретенска до Усть-Баргузина на берегу озера Байкал). Конечно, сооружение железной дороги в такой глухомани являлось очень сложной задачей, но она требовалась. Александр решил потихоньку начинать уже строить Транссибирскую транспортную магистраль. Безусловно, в сроках он не ограничивал Михаила, понимая, что задача архисложная, но она была поставлена и за нее будет спрошено. Что заставляло Голицына не откладывать ее в далекий ящик, и пусть не спеша, но начинать реализовывать. Да, насыпи и выемки быстро не сделаешь, но изыскания и просеки – вполне. Вот с них он и начал, а дальше видно будет.
   Впрочем, одной только материковой инфраструктурой план не ограничивался.
* * *
   – Как бы то ни было, вы ставите передо мной практически невыполнимую задачу, – сказал Голицын, грустно и задумчиво смотря на цесаревича.
   – Я хочу вас расстроить, Михаил Михайлович, эта задача одна из… – Александр улыбнулся. – Ну да не печальтесь. Вы не одни там будете. Я Моргану отпишусь, да еще отсюда, из Москвы, буду вам помогать всемерно.
   – Не понимаю я вас. Как же можно вручать дело, которое невыполнимо?
   – Уверяю вас, все, что я поручаю, – выполнимо. Как там говорится – глаза боятся, а руки делают? Михаил Михайлович, вы выезжаете туда в качестве моего представителя. Вам самому копать лопатой не будет никакой необходимости. Прибыв на место и развернувшись, вы свяжетесь со мной и начнете потихоньку, в рамках доступных ресурсов, работать над проектами. А я, в свою очередь, начну вливать на Дальний Восток новые ресурсы.
   – Деньги? Ими одними каши не сваришь.
   – Так никто об этом и не говорит. Переселенцы, технические специалисты разного профиля, промышленное оборудование, воинские части, оружие с боеприпасами и прочее. Все, что может понадобиться на местах. Даже шанцевый инструмент поначалу буду высылать кораблями. Вы поймите, Михаил Михайлович, ваша роль будет заключаться не в ректальном рождении заводов, дорог, пароходов сразу по прибытии, а в администрировании поступающих ресурсов. Вы, как мой верный соратник, будете направлять их в нужное русло, контролируя ситуацию на месте.
   – Но ведь я не знаю, как со всем этим управляться!
   – А я, думаете, знаю? Мы тут все дилетанты. Кто-то больше, кто-то меньше. В чем-то новом всегда разбираются исключительно методом «научного тыка», не зная того, как, что и почему. Иначе это дело новым и не было. Или вы думаете, вам в ходе боя начальство напишет инструкцию о том, как вести себя в нестандартной ситуации? Голова для чего человеку дадена? Фуражку носить? Нам всем нужно много учиться и работать над собой, но времени просиживать за партой у нас не имеется. Увы. Поэтому предстоит все осваивать на ходу. Рискованно, конечно. Но в противном случае нам придется плестись в хвосте планеты всей, учась у более решительных и умных соседей. – Александр выдержал паузу и вопросительно поднял бровь.
   – Хорошо, я вас понял. Давайте по порядку. С созданием транспортной инфраструктуры от Николаевска до берега Байкала все ясно. Думаю, что эту задачу нужно будет развивать дальше. Ведь Амур, судя по прочитанным мною сведениям, не самая лучшая река для судоходства, да и льдом ее затягивает не на один месяц. Это я к тому, что от Байкала до Николаевска нужно будет тянуть железную дорогу в качестве дублирующей транспортной ветки.
   – Безусловно, но только после того, как вы соорудите участок от Амура до берега Байкала. И не забудьте о связи. Это очень важный момент. Я выделю вам двадцать телеграфных аппаратов и семь телеграфистов.
   – Почему специалистов так мало?
   – Просто нет больше. Обучите из местных. Отберите десятка три-четыре пытливых до техники юношей и учите. Благо, что ничего сверхъестественного в этом деле нет. Учите, осваивайте технику и при первой же возможности прокладывайте телеграфную линию от побережья до Иркутска. А потом и во все ключевые города. Без нормальной связи на тех расстояниях никак не обойтись.
   – А где столько кабеля взять?
   – Пятьсот верст [44] телеграфного кабеля я вам через год вышлю кораблем. Потом еще. Быстро и много не выйдет его изготовить. Зато у вас будет время персонал подготовить, – улыбнулся Александр. – Может быть, получится заказать где-нибудь в САСШ или КША. Но не обещаю.
   – Хорошо. Ладно. Что у нас дальше?
   – В Николаевске [45], Новоархангельске [46], Гонолулу [47], Наха [48], Петропавловске, Охотске и на острове Цусима необходимо соорудить полноценные морские порты. Но не только соорудить, но и наладить регулярное сообщение между ними. Кстати, не забудьте развернуть при каждом порту полноценную угольную базу, а также еще одну на атолле Мидуэй. Безусловно, вам понадобятся корабли, так как без грузоперевозок и рыболовства никак не получится обойтись. Джон Морган уже выкупил судоверфь Mare Island NSY на фиктивного владельца American Ships Industry. Директор этой компании будет подчиняться вам лично. Территориально верфь расположена в тридцати семи километрах от Сан-Франциско. Конечно, оборудование там не передовое, но для ваших нужд должно хватить. По крайней мере на первое время.
   – А персонал там есть?
   – Конечно. Перед покупкой верфь находилась в запустении и имела менее тридцати процентов сотрудников. Так что Джон прошелся по западному побережью и укомплектовал ее персоналом. Он божится, что набирал самых лучших рабочих. Там все одно ребята из-за кризиса практически без работы сидели, так что шли на подписание контракта довольно охотно. Морган писал, что не раз и не два даже до драки доходило у соискателей.
   – А почему именно эта верфь? Я слышал, что Новоархангельская верфь с 1838 года строит пароходы.
   – Безусловно, задействуйте и ее, но Mare Island NSY выбрана потому, что она находится в зоне незамерзающих вод. Тем более что в Новоархангельске пока имеются весьма серьезные проблемы с персоналом. Там всего жителей раз-два и обчелся. Да и с материалами куда меньше вариантов, как-никак, она стоит на отшибе.
   – Кстати, а материалы мне для постройки кораблей где брать?
   – Понятия не имею, – развел руками Александр. – Эту задачу вам надлежит решить самостоятельно. В конце концов наладить при верфи новые производства. Думаю, местное население с удовольствием пойдет к вам на работу, если шкурничать не будете.
   – Шкурничать? – удивленно переспросил Голицын.
   – Думать о себе прежде дела.
   – Ваше Императорское Высочество! Да когда же я…
   – Знаю. Но мало ли, голова от власти вскружится? Потому и говорю. Мы с вами не самые простые солдаты на этой войне. Как глупости в голову полезут, так утонем. Да еще и Россию с собой на дно прихватим. Так что следите, Михаил Михайлович, тщательно следите за тем, чтобы не потерять верность долгу и уважение собственных подчиненных. Федор Ушаков, Александр Суворов – у вас есть у кого учиться правильным манерам в случае надобности. Не в укор, а в совет. Там места глухие. Не заиграйтесь от чувства всемогущества.
* * *
   Разговаривали в тот день цесаревич и князь очень долго. По большому счету перед Голицыным ставилась только одна задача – всемерно укреплять положение Российской империи в регионе. Ради этого он и инфраструктуру строить был должен, и под Корею «клинья подбивать», и в Японии поддерживать гражданскую войну, и китайским повстанцам помогать… и вообще – вести полноценную региональную политику.
   Для одних только «факельщиков» [49] Голицын вез с собой пятьдесят тысяч винтовок образца 1856 года и шестьдесят шестифунтовых русских пехотных пушек образца 1838 года. Ради такого дела Александр даже вне плана выделил сорок пять токарных и фрезерных станков для частичной модернизации Тульского оружейного завода, где эти заказы и разместили. Станки на завод поставили безвозмездно, а за каждую винтовку платили стандартную закупочную цену, поэтому недоброжелатели Александра в правительстве не смогли пролоббировать отказ. С пушками же Саша поступил проще – он выкупил образцы с изношенными стволами и перелил их на московском оружейном заводе МГ. Много этого вооружения или мало? Судите сами. К 1865 году «Восьмизнаменная армия» [50] династии Цинь насчитывала около двухсот пятидесяти тысяч человек и была вооружена на уровне XVII века. А те немногие стрелки из фузей могли бить от силы на сто – сто пятьдесят шагов. Дальше просто пуля не летела. Да и той же полевой артиллерии у них не было просто как категории.
   Зачем Александру нужно было поставлять китайским повстанцам оружие? Все просто. Цесаревич стремился максимально ослабить Китайскую империю, а если получится, то и раздробить на множество малых государств. Ведь по отдельности они слабее и их легче подмять под себя России. Именно по этой причине Саша смог выбить у отца бумажку, дарующую Голицыну полномочия вести от лица Российского правительства переговоры с любыми местными властями. Мало ли, границу поменять нужно будет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация