А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не мир, но меч! Русский лазутчик в Золотой Орде" (страница 24)

   Глава 14

   Перейдя узкий в верхнем своем течении Дон и сделав краткую стоянку на несколько дней у Иван-озера, четыре сотни Камиля и пять сотен Темира пошли изгонной лавой на север, обходя любой укрепленный городок и зоря пригороды. Они брали лишь то, что можно было приторочить к сумам, удовлетворяя мужскую похоть на месте и не замечая припоздавших в своих избах селян. Петля набега была оговорена заранее, и полон нойоны решили брать только под Алексиным, чтобы не дать возможности слухам о появлении татарской рати опередить копыта коней. Кормили коней золотистым ячменем, уже собранным русичами с полей и засыпанным в закрома клетей. Для ночлега растаскивали высокие стога душистого сена, заботливо приметанного смердами. У взятых в полон выпытывали, где можно разжиться хмельным русским медом, и упивались из корчаг, славя Темира и Камиля. Резали овец, резали коров, резали, тайком испросив прощения у Аллаха, жирных свиней. Сливочным маслом смазывали ременную упряжь и опаленные солнцем участки открытой кожи. Набег шел своим чередом…
   Тысяча замкнула было крылья неподалеку от какого-то городка, который успел затворить ворота и приготовился к отражению приступа. Но тут молодых нойонов поджидал неприятный сюрприз…
   Поутру ворота городка открылись, и из них выехало десятка три татар во главе с пожилым нойоном, явно не боявшимся расположившихся вокруг сотен. Он властно махнул рукой первым подскакавшим и произнес:
   – Я – оглан Иль! Кто вас привел сюда?
   Сотник растерялся и не сразу ответил. Иль столь же властно продолжил:
   – Скажи своим нойонам, что я буду ждать их на этом месте. Именем великой Тайдулы приказываю повиноваться!
   Услышав от посыльного эти слова, Темир не посмел ослушаться. Взяв с собою два десятка нукеров в тяжелой броне, неспешно выехал навстречу.
   – Кто ты, дерзкий, посмевший вторгнуться во владения матери великого и всемогущего хана? – не отводя пытливого взгляда от лица молодого князя, вопросил Иль.
   – Я Темир, сын Оглая. Кто ты, вставший на моем пути?
   Услышав ответ баскака самой Тайдулы, Темир быстро поубавил спесь.
   – Я не знал, что мои нукеры посмели обидеть улусников матери великого хана! Обещаю, что завтра же вернем всю добычу к ногам ее достойного баскака. Молодость иногда ошибается, не так ли, светлый Иль-хан?
   – Если это глупость, а не злой замысел, можно порою и простить. Но разве вы не знали, что великий хан Джанибек любит свой северный улус и не позволяет нарушать его покой никому, даже успешному Ольгерду?
   – Откуда мы могли это знать, о достойный? Мы с другом вот уже который год спасаемся в бескрайних степях от черной смерти, что покарала великий улус Джучи. Нам захотелось лишь немного рабов, немного сладких юных дев для ночных забав и немного хмельного для дружеских вечеринок. Но я понял: это надо искать на границе с Литвою! Завтра же прикажу повернуть коней на запад!
   – Не забудь оставить полон и взятое у этих ворот, дерзкий! – надменно произнес Иль.
   Тут вдруг прорвало Камиля. Молчавший до сих пор, он взорвался:
   – А что ты можешь сделать, старый хрен, против моих сотен? Хочешь, прикажу своим багатурам, и с вас начнут стаскивать вашу бронь? Я вольный сокол, которого никто и никогда еще не сажал на свою кожаную рукавицу! Я буду летать там, где захочу, и клевать то, что захочу!
   Лицо старого хана окаменело.
   – Великая Яса учит, что за непослушанием следует смерть, – начал было он, но Камиль дерзко перебил:
   – Великая Яса умерла вместе с великим Чингисханом! Ты это знаешь не хуже меня, Иль! При Чингизе не брали взяток, чтобы управлять империей, при Чингизе он все решал сам! Сейчас же великий хан слушает то, что в его уши шепчут продажные эмиры!
   – Ты кончишь жизнь в бурьяне со сломанным хребтом, дерзкий! – прошипел Иль-хан.
   – Сначала найди меня в степи, старик, – столь же дерзко ответил Камиль. – Поедем, Темир, зачем зря надрывать голос. Мы все равно сделаем здесь то, что хотели!
   Молодой нойон дернул узду своего коня и поскакал к лагерю. Князь молча последовал за ним.
   Иль-хан был верным слугою своего господина (точнее, госпожи). Он понимал, что со своею сотней нукеров, приданных для охраны и сбора податей, ничего не сможет сделать против тысячи двух юных наглецов. Но он также прекрасно понимал, что нельзя просто не заметить дерзкого грабежа уделов матери великого хана. А потому, едва убедился, что дерзкие оставили свой стан, тотчас послал десяток с грамотой Тайдуле, сообщая о произошедшем. Пусть дальше великая семья решает как поступить!
   Темир и Камиль тем временем продолжили свой бросок на север. Они дошли до Алексина, позорили окрестности. Город взять не смогли: ворота оказались заперты, на стенах виднелось достаточно ратных для отражения приступа. Полона было много, в этих местах не было лесов, куда мог бы спрятаться простой ратай. Нукеры тщательно прочесали окрестные рощи и логи, пригнали изрядную толпу и всем своим видом показывали, что готовы вернуться в Дикое поле. На том нойоны и порешили.
   Пометав на прощание огненные стрелы за дубовый забор городка, татары неспешно отправились на юг. Пришедшая из Лопасни конная кованая русская дружина запоздала на несколько суток.
   Темир возле Воронежа устроил долгую стоянку. Праздновали успешное окончание набега, строили планы на будущее. Порешили распустить нукеров по домам, чтобы с весною собрать их вновь. Хмельной Камиль грозился в адрес далекого теперь баскака Иль-хана:
   – Этот старый осел все еще думает, что кровь чингизида в его жилах заставит согнуться мои колени?! Не те времена, не те! Если нож приводит к трону, почему он не сможет разрешить мне жить вольной жизнью? Плевал я на всех этих стариков! Пока подо мною седло, а за мною хотя бы сотня багатуров, я сам себе джихангир и великий хан! Темир, давай следующей весною пойдем на Киев? Там нет сильного князя, там нет власти Джанибека, там будем править мы с тобою!
   – Пойдем, пойдем, – успокаивал его более трезвый князь. – И в Крым пойдем, там хватит места для лихих и молодых!
   Они хвалились меж собой пленницами, добычей и мыслями о будущем, не догадываясь, что письмо Иль-хана уже достигло рук великой ханши…

   Глава 15

   Свою ставку великий хан Джанибек разбил в степи далеко от Волги. Всех прибывающих выдерживали несколько дней в отдельной юрте, прежде чем допустить в лагерь. Все доставляемые вещи протирались вином либо окуривались серным дымом. Хан хотел благополучно пережить приход проклятой чумы.
   Он знал, что степь стремительно пустела. В столице сотни трупов так и лежали непогребенными, отравляя воздух смрадом и даря пищу множеству ворон, которые, в свою очередь, разносили заразу в другие места. Джанибек с тревогой думал об Ольгерде и Симеоне: сильных соседей черная смерть не задела, они обладали большими дружинами и могли при желании явить свою волю. Утешало лишь то, что умный воитель не поведет своих ратных на зараженные земли: скученность людей быстро приведет к их гибели. Верилось, что московский князь остается верен своему слову, а литвин Ольгерд вначале должен был бы пройти через Московию или Рязань, прежде чем достичь Дикого поля.
   Джанибек скучал в этом невольном заточении. Он коротал время недолгими проездками на горячих скакунах и хмельными напитками, к которым пристрастился уже давно и теперь не мог жить без кумысной радости. Хан отошел от управления своей великой страной, полностью положившись на высших эмиров. Он ждал…
   Мать застала сына в шатре. Джанибек был нетрезв и под звуки домбры смотрел на легкий танец двух юных дев, одетых в прозрачные одежды. Плавные зовущие движения смуглых тел возбуждали, манили. Он уже было вознамерился приказать Суюмбике возлечь с ним рядом, когда появилась Тайдула. Лицо ее пылало гневом.
   – На, прочти! Твои подданные уже дерзко насмехаются над твоей властью, сын! Не пора ли явить им свою ханскую волю?!
   Буквы грамоты Иль-хана плясали перед нетрезвыми глазами. Громко приказав удалиться всем, великий хан поднялся с кошмы и попросил:
   – Расскажи сама, что здесь написано…
   Он выслушал молча. Лицо все больше трезвело, желваки начали перекатываться под кожей. Он гневался и на Темира, дерзко обидевшего его мать, и на тульского баскака, не сумевшего лично наказать дерзких, и на свою мать, прервавшую столь сладостный отдых. Подняв красные от долгого запоя глаза, Джанибек хрипло произнес:
   – Ну, и что ты теперь от меня хочешь?
   Тайдула шумно выдохнула:
   – Тебе пора прекращать пить, ты глупеешь от этого, сын мой! Как что? Достойно наказать наглеца, осмелившегося грабить мой личный удел! Вытрясти из него все, что есть в сумах его коней, а затем притянуть пятки к затылку. Вся степь должна будет узнать об этом!
   – Темир – простой степной разбойник! Ему следует просто отрубить голову, без всяких там княжих почестей. Тут ты права, и я спорить не буду. Но скажи мне, умная женщина, как мне вызвать его к себе? Как заставить добровольно явиться под саблю палача? Или он тоже… дурак?
   Последние слова хан произнес с непередаваемой иронией в голосе, желая уколоть мать за недавний укор. Но он действительно имел дело с умной женщиной, загодя все решившей и желающей лишь добиться исполнения своей воли.
   – Конечно, он не приедет. Тебе следует послать верных нукеров, которые сделают свое дело там, где настигнут наглеца. Но тебе нельзя посылать татар – Темир ходил под Алексин, это будет выглядеть так, словно великий хан карает своего подданного за лихой набег на урусутов. Поэтому пошли вдогон Темиру русских, тогда это будет похоже на месть московского князя. Заодно дай знать ему, что ты не разрешал князьку ступать на Московскую землю и верен своим обещаниям! Симеон это оценит. Его серебро тебе будет очень и очень нужно, едва мор закончится, а московский князь ни разу не задержал выхода.
   – Говоря про русских, ты имеешь в виду Андрея с его туменом? Но там осталось не больше двух тысяч, насколько мне известно.
   – Пусть хоть сто всадников! – усмехнулась Тайдула. – Посылай и обещай всем желающим свободный путь домой после казни Темира. А Симеону сообщи, что поручил его любимцу наказать за набег. Даже если Темир останется невредим, вина за это ляжет не на тебя, дорогой! Пусть сами разбираются… по-родственному!
   Джанибек все понял и улыбнулся. Мать, как всегда, все продумала до мелочей.
   – Прикажи Андрею явиться ко мне. Прикажи заготовить ярлык. Я согласен…
   …Чума действительно заметно проредила ряды Андреева воинства. Рассеянные по степи, русские сотни так и не смогли убежать от чумы. Хоронили всех по-христиански, с общим отпеванием. Ощущение тупого бессилия нависло над людьми.
   Под бунчук собралось полторы тысячи конных. Все были рады скорому уходу из проклятых степей, надеясь тем самым обмануть черную смерть. Но вначале нужно было отыскать Темира.
   Андрей навестил в Сарае давнего приятеля, Нури. Торговец обрюзг, обленился и сидел за высоким забором своего дома, стараясь не принимать никого. С Андреем разговаривал издали, хотя и широко улыбался при этом. Каждый хотел в те дни выжить по-своему.
   – Послушай, Нури! Ты в свое время был свободным джигитом. Подскажи, как проще найти такого же свободного нойона с его сотнями?
   – Он не подчиняется ханской воле?
   – Нет!
   – Тогда, если он не глуп, он будет кочевать поблизости от большой реки. Там проще с кормом для лошадей, едой для людей. Самое главное – в случае тревоги можно будет переправиться на другой берег и встретить преследователей в воде стрелами. Тут и малым числом возможно вспятить сотни!
   – А ты бы пошел Итилем, Доном или Днепром?
   – Где видели твоего князя в последний раз?
   – На южных рубежах Московии.
   Нури задумался.
   – Ты знаешь, – наконец произнес он. – Я бы ушел на Дон. По Днепру владения литвинов, там можно нарваться на хорошую трепку. По Итилю простираются владения суздальского князя. Константин – умный князь и воин, он не потерпит чужих возле себя. Уходить же вниз опасно, там чума! Да, лучше всего Дон!
   – Не хочешь проветриться со мною по старой памяти?
   Нури расхохотался, запрокинув голову назад.
   – Был Нури-багатур, да весь вышел! Я б лучше снарядил большое судно и сходил к Новгороду или немцам, поторговал там подольше. Да вот беда – боятся сейчас наши товары брать. Чума их там всех перепугала. Слышал, что в Италии творится?
   Андрей отрицательно покачал головой. Смутная тревога закралась в сердце.
   – Мрут они там как мухи! Говорят, саму королеву Тасканскую на костер положили. Купец Хызра вернулся оттуда, рассказывал.
   – Как же к ним попала эта зараза? Далеко ведь от нас за морями эта Италия.
   – Один Аллах ведает. Может, тоже с товаром завезли…
   Андрей невольно задумался. Он вновь вспомнил генуэзские суда, уходящие в алые воды моря. Там вполне могли оказаться больные люди, от которых по Италии и запылал этот страшный пожар! А ведь кресалом, высекшим искру, изначально оказался он, Андрей! Это после его неосторожной фразы за стену полетело мертвое тело! Стоило б промолчать, и зараза умерла бы на берегах Русского моря! Что же сможет остановить ее теперь? О, Боже! Прости мне невольный грех этот!
   Завтра он поведет свои сотни в степь на поиски Темира. Бог даст, все закончится удачно, они настигнут татарского князька и выполнят приказ великого хана. Потом домой?! Но ведь и они могут принести на Русь чуму! Ведь до сих пор кто-то харкает кровью и приходится быстро откочевывать, оставляя больных умирать в одиночестве! Нет, сразу он своих нукеров на север не поведет!
   – Спасибо, Нури, мне все ясно, – словно очнувшись, проговорил Андрей. – Надеюсь, еще встретимся! Пока.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация