А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не мир, но меч! Русский лазутчик в Золотой Орде" (страница 19)

   Глава 3

   Пришедшие из Тана в Венецию и Геную галеры наделали большой переполох. Вид раненых моряков, обломки стрел, торчащих в бортах, не мог не впечатлить экспрессивных италийцев. Узнав о смерти родных и близких, женщины начинали рвать на себе волосы и громко стенать, требуя кары Господней и человеческой для безбожных татар. Глава правительства Венецианской республики дож Андреа Дандоло собрал срочное заседание для рассмотрения случившейся ситуации.
   Были выслушаны многочисленные свидетели. Андреоло Чиврано и два его товарища, явившиеся инициаторами резни, сгоряча были взяты под стражу. Правительство постановило произвести тщательное расследование, вплоть до применения пытки к задержанным. Пар первых эмоций оказался спущен, встал логический вопрос: а что дальше?
   Давнишняя вражда между двумя торговыми соперниками на европейских морях была забыта. Венеция и Генуя объединились, чтобы в дальнейшем действовать одинаково. Вновь проявился известный принцип: когда торгаши видят выгоду, они готовы перегрызть горло друг другу. Когда же пытаются спасти убытки – идут на любой союз!
   Первым делом специальная комиссия занялась подсчетом убытков. А они оказались действительно велики. Генуэзцы потеряли 350 000 золотых дукатов, венецианцы на пятьдесят тысяч меньше. К этому добавлялось то, что прекращался подвоз азиатских товаров, следовательно, многое, в том числе и зерно, должно было подорожать вдвое. Италийцы решили срочно исправлять ситуацию, но начали делать это весьма оригинальным путем.
   Забыты были намерения провести расследование и наказать истинных виновников. Дон Чиврано успел пустить в дело свои золотые запасы, подкупив нужных людей. Теперь оба правительства громко требовали одного: пусть хан Джанибек вернет республикам все потери и накажет зачинщиков со своей стороны! Кого? Любимую Тайдулу? Полный нонсенс, но италийцы этого не замечали. Они также намерены были потребовать от великого хана выдачи нового ярлыка с более выгодными для себя условиями аренды ордынских земель и возможностями для торговли. Обе республики начали готовить послов в Тан и Сарай-Берке.
   Джанибек также был разгневан. На его землях избивали его людей, посланных выполнить не только ЕГО волю, но и документ, который сами же италийцы подписали год назад. В выданном им ярлыке на аренду Тана и правил торговли, в частности, было написано: «… также и эти венецианцы под предлогом обладания ярлыком противозаконные действия в городах Монгольского государства пусть не совершают. Совершившие их – непременно будут устрашены!»
   Великий хан был человеком слова. Отсюда понятно его быстрое решение: изгнать всех венецианцев с берегов Азовского моря сроком на пять лет, впредь до выдачи нового ярлыка. Генуэзский порт Кафу в Крыму решено было пока оставить в покое, чтобы не прерывать торговлю с европейцами полностью.
   Маховик военной карьеры Андрея раскручивался все быстрее. Мало того, что его оставили сотником, пополнив людьми, еще (опять-таки не без помощи Кадана) он назначался Тайдулой старшим летучего отряда из трехсот человек, имевшего целью разгромить в устье Дона укрепленное венецианское поселение Порто-Пизано.
   – Ты лично проследишь за тем, чтобы все золото, серебро и драгоценности, которые будут в этом городке, были собраны и переданы мне! – потребовала ханша, активно штопающая протори от недобранных по ярлыку Азакских доходов. – Позже я сама награжу отличившихся. Иди и помни, что твое будущее целиком зависит от этого похода. Я верю, что брат Кадана – верный и преданный слуга своей госпожи!
   Сборы заняли двое суток. Понимая, что сила его отряда во внезапности, Андрей повелел идти одвуконь, имея третьего для перевозки оружия, брони и запаса еды. Не брались ни котлы, ни шатры. А вот многочисленные арбалеты и железные стрелы из Тана были прихвачены почти на каждого. Молодой сотник уже понял их преимущество перед простым луком против сплошного железного доспеха.

   Глава 4

   Укрепленного венецианского поселения отряд достиг после полудня. Сентябрьское солнце милосердно грело, а не испепеляло. Дон широкими заливами отбегал то вправо, то влево. Высокие травы, испокон века не знавшие косы, путали ноги уставших лошадей, хлестали по сапогам всадников. Степь и река были безлюдны, лишь вдалеке несколько человек на утлом челне проверяли выставленные в затоне сети.
   Дозорные доложили, что Порто-Пизано уже показался в виду. Но сообщили при этом весть, заставившую Андрея задуматься. У причала городка стояли две небольшие галеры, еще несколько более крупных кораблей бросили якорь неподалеку от берега. Он решил не спешить и вначале все проверить сам. Нукерам было приказано встать на отдых, не разжигая костров.
   Венецианский опорный пункт, выстроенный совсем недавно в пику генуэзским конкурентам и призванный укрепить присутствие республики в Приазовье, представлял из себя несколько десятков каменных и саманных домов, обнесенных рвом, валом и частоколом. От ворот до причалов было несколько десятков саженей, очевидно, основатели городка учли размеры весеннего паводка, закладывая ближайшие к реке дома. В виду причалов действительно находилось восемь галер и один галеот, а это значило, что жившие в городке могли рассчитывать на скорую военную поддержку. Андрей задумался. Бывших у него под рукой сил явно не хватало для уверенного победного штурма.
   «На кораблях наверняка есть пушки! Каждая галера – до сотни мужчин, прекрасно владеющих холодным оружием. Для высадки им потребуется совсем мало времени. Значит, всё? Провал?! Или класть людей с призрачными надеждами на успех, или сохранить их и уйти прочь… Ха, вот тебе и будущее, которое зависит от этого похода! Скверное будущее…»
   Андрей грыз былинку, всматриваясь в даль. Его внимание привлекли размеры судов. Те, что пришвартовались, значительно уступали остальным. Случайно? Или корабли с глубокой посадкой просто не могли подходить к бревенчатым причалам и производили погрузку-разгрузку с помощью небольших лодок? А вон и сами лодки, вытащенные на берег! СТОП!
   От предчувствия правильной догадки у Андрея даже вспотел лоб. Если быстрым броском захватить все лодьи и челны на берегу, дальние галеры людьми уже помочь не смогут! Остаются эти две… А команды этих должны будут думать больше о своих проблемах, чем о жителях городка. Что для моряка самое дорогое? Это судно, которое было и будет его вторым домом! ЕСТЬ!!
   План боя рождался сам собою. Андрей прокручивал вариант за вариантом, действуя за себя и за противника. Казалось, слабых мест в нем не было… Но это в голове. А вот как будут действовать его люди? В конечном итоге они-то и решат все!
   Он вернулся на стоянку и велел сотникам опросить людей. Его интересовало, кто из нукеров мог хорошо плавать. Таковых нашлось всего семеро.
   Весь вечер был посвящен подготовке к ночному штурму. Конные отъезжали и возвращались, стараясь оставаться не замеченными со стороны городка. За изгибом русла на берегу росла большая куча сухого камыша и бурьяна. Из них вязались большие вязанки, последние собирались в подобие плота. Нукеры работали споро и молча…
   Пала обычная южная ночь, звездная и темная. Две молчаливые змеи выползли из балки и расползлись в разные стороны. Одна, длинная, направилась к дальней от реки стене частокола. Другая, покороче, но более округлых размеров, сместилась в сторону причалов. Достигнув оговоренных мест, сотники остановили своих людей.
   Тем временем громадный неуклюжий плот уже выплыл из затишка и, направляемый шестами, медленно направился в сторону ближайшей галеры. Лишь едва слышное журчание воды сопровождало его движение. Если бы капитан выставлял на ночь дежурных, те смогли б разглядеть на воде темную массу и поднять тревогу вовремя. Но беззаботность – враг побежденных!
   Плот ткнулся о борт и затих. Через минуты в разных его углах вспыхнули крошечные огоньки. Вот они начали расти, вот запрыгали веселыми лисятами, вот слились в один жаркий всепожирающий пламень. Он же, в свою очередь, послужил командой для всех!
   По второму причалу поскакали всадники с вязанками все того же бурьяна. Они сбрасывали их возле второй галеры, возвращались. Навстречу спешили другие. Запоздалый крик тревоги совпал с моментом, когда с берега полетели огненные стрелы. Одни падали в завал, зажигая его, другие впивались в борта, надстройки, палубу. Сонные венецианцы вылетали из трюма полуодетыми и сами становились жертвами безжалостных оперенных ос. Для сотни нукеров, рассыпанной на берегу, они являли собою прекрасные мишени. Огненный бой превратился в расстрел…
   А в глубине берега две сотни пошли на штурм. Конные подлетали ко рву, спрыгивали, карабкались вверх. Одни метали арканы и кошки на веревках, другие строили живые лестницы, по которым карабкались третьи. Это были опытные воины, всю жизнь кормившиеся своей саблей и верной службой. Тяжело заскрипели отворяемые ворота, и судьба Порто-Пизано была решена!
   Со стороны галеота прогремел пушечный выстрел, второй, третий. Ядра мячиками прыгали по воде, с шуршанием входили в прибрежный песок, чмокали в человеческую и конскую плоть. Одна галера и оба причала жарко пылали, поэтому сотник посчитал дело сделанным и дал команду к отходу.
   Несчастные обитатели Порто-Пизано с рассветом были согнаны на центральную площадь. Мало кому удалось ночью перемахнуть через забор и скрыться в степи: нукеры четко выполнили план Андрея, сразу же оцепив городок по периметру. Пленных не били, что само по себе уже было удивительно. Убедившись, что дома пусты, Андрей въехал в центр толпы.
   – У вас есть два выбора! Либо вы выкупаете свою свободу и идете на все четыре стороны, либо мы гоним вас вместе с собою и продаем! Нам сегодня нужны только деньги! Свобода стоит десять золотых дукатов! Если у вас их нет, попросите выкупить вас того, у кого они есть! После этого, клянусь, вы возьмете все свое оставшееся добро и выйдете из города. На реке ваши собратья, они не дадут вам пропасть с голода. Выкуп принимаю в течение часа здесь! Потом мы уходим!
   Ропота среди воинов по поводу запрета грабежа не было. Андрей своим честным словом пообещал всем награду по возвращении в ставку. Он не скрыл, зачем отряд был послан Тайдулою. Рискнуть же попасть под гнев великой ханши из-за горсти монет или дорогого халата никто не захотел.
   За час все было закончено. В плен гнать никого не пришлось, более трех тысяч звонких монет перекочевали из кошелей венецианцев в сумы победителей. Ворота распахнулись, и радостная толпа устремилась к обгорелым причалам, на которых растерянно стояли моряки, не посмевшие прийти городу на помощь. Один из сотников, с явными аланскими чертами лица, подошел к Андрею:
   – Может, хоть теперь ты позволишь моим воинам пройтись по домам этих неверных? Махмуд просит для своих людей того же.
   – Рустам, ты видишь этих людей? Они – хорошие воины, поверь! В их трюме достаточно железных панцирей, чтобы одеть сотню. На второй галере тоже. Если мы все займемся перетряхиванием тряпья, а они ударят, то мы потеряем не только собранное, но и самих себя. Согласен?
   Рустам молчал и сопел. Жажда легкой наживы никак не хотела сдаваться перед смыслом слов старшего. Андрей усмехнулся:
   – Хорошо! Только поклянись, что твои воины все найденное честно выложат в траву там, в степи. Мы поделим поровну. И будь готов, когда я дам команду уходить, запалить этот город! Великий хан приказал выжечь пристанище клятвопреступников!
   Рустам радостно кивнул и поспешил прочь. Андрей велел своей сотне и Махмуду готовиться к отходу.
   Между тем опасения Андрея начинали сбываться. С уцелевшей галеры стали выгружаться на причал облаченные в железо люди. Судно отчалило, объехало стоявших на якорях, приняло с них новых воинов и вновь ткнулось в бревна пирса. Новая разгрузка. На берегу постепенно начал выстраиваться щетинистый железный прямоугольник. Андрей наблюдал за этим со стены, злая усмешка играла на губах.
   – Махмуда сюда!
   Дождавшись появления сотника, Андрей приказал:
   – Готовь свою сотню у нижних ворот. Как только дам знак, вылетай и бей им в брешь. Я беру своих и пешими выхожу в ров.
   – Может, лучше уйдем? Конных они не достанут. Рустам уже готов зажигать.
   – Ты хочешь, чтобы до ушей великого дошло, что его лучшие нукеры позорно бежали, едва увидев строй венецианцев? Да?!
   – Тогда хотя бы останься на стенах. Железным трудно будет лезть на них.
   – Видишь, как встали их галеры и галиот? Они начнут стрелять, едва начнется атака. Берег отлогий, своих не заденут, а от стен полетят щепы! Я войду в ров, чтобы их спины укрыли меня от ядер. По тебе тоже бить не станут, когда ты ворвешься в их смешанные ряды. Но едва побегут – не преследовать! Снова в город и тогда уходим.
   Андрей широко улыбнулся и дружески хлопнул Махмуда по окольчуженному плечу. Тот согласно кивнул в ответ.
   Прошло еще довольно много времени, прежде чем железный строй зашевелился и двинулся на пригорок. Деловито-серьезно пророкотали орудия и пищали, чугунные шары прочертили воздух, чтобы впиться в дерево, круша все на своем пути. Второй залп, третий…
   – Помните: всем бить в центр! Только в центр. Заряжающим не суетиться и не копаться. Стрелять всем вместе по моей команде. Рва никому не покидать! Не спешим, пусть подойдут ближе. И помните: Махмуд нас прикроет! Не трусить!
   Ритмично громыхали латы приближающихся. Как-то даже радостно пели ядра. Пятьдесят нукеров стояли с арбалетами наготове, еще пятьдесят – за их спинами, держа в руках еще по самострелу. Тот вид боя против панцирной пехоты, который родился в голове Андрея после Танской резни, сейчас суждено было проверить на практике. Пятьдесят саженей, тридцать, двадцать…
   – Пли!
   Полста железных стрел с жужжанием сошли с лож, чтобы вывалить в центре строя заметную брешь. Спотыкаясь о павших, задние спешили ее заделать.
   – Пли! Пли! Пли!..
   Строй смешался, разорванный на две части. Бока убегали вперед, центр же зиял пустотой. Венецианцы в растерянности затоптались на месте.
   – Махмуд! – изо всех сил прокричал Андрей.
   Сотня тяжело вооруженных вершников галопом вылетела из ворот, довершая начатое. Смелые оставались на месте и пробовали отбиться, их били копьями сверху. Малодушные пытались бежать, и их били в спину. Словно мстя своим же за позор, пушкари занизили прицел, и следующий залп с галер порвал тела как своих, так и татар. Конные поспешно развернулись и устремились в ворота…
   …Андрей остановил коня на изломе береговой крутизны и оглянулся. Порто-Пизано пылал, зажженный во многих местах. Его никто не пытался тушить, лодки сновали от берега к судам, свозя на них бывших горожан. У причала ничего не было, оставшаяся целой галера неторопливой многоножкой выходила на донскую струю.
   – Рустам! Делите, что удалось найти!
   Русич смотрел, как татары разбирали добычу, и не заметил, что рядом с ним оказался Махмуд.
   – Ты великий воин, Андрей, – негромко произнес тот. – Я скажу это всем и буду молить Аллаха, чтобы тебе дали тысячу, и моя сотня была в ней. Мы взяли город и богатство, мы выиграли бой у тяжелой пехоты, потеряв всего шесть человек своих! Акыны должны обязательно сложить об этом песню!
   – Спасибо, Махмуд, ты тоже хороший воин. А что ждет нас впереди – лишь одному Богу ведомо И… великому Джанибеку…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация