А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Инок" (страница 35)

   – Да-а, в натуре, попадалово. Ладно, хоть живы остались. Ребят жалко.
   – Это что же, значит, их всех, что ли?
   – Это значит, что всех до единого.
   Вадим приоткрыл мешок, что стоял у него под ногами, и вытащил оттуда новенькую кожаную кепку.
   – Вот, гляди-ка, например, от Михея что осталось. Новенькая ещё совсем.
   Он нахлобучил фуражку на голову водителя и удовлетворённо проговорил:
   – Во-о. Тебе идёт. Ну, Михей ты и есть, вылитый Михей. Совсем как живой перед глазами у меня сидишь.
   Водитель, слегка рыжеватый детина огромного роста, стучал зубами от холода и напряжённо всматривался в бегущую впереди машины узкую полоску дороги, стараясь не прозевать хотя бы самые крупные ухабы и рытвины. Шутки шефа он не понял, а если сказать точнее, то в эти минуты ему вообще было не до шуток. То, что с продырявленной кепкой на голове он стал похож на покойника, Лысому сильно не понравилось, и, сорвав шапку, он вышвырнул её за окно, зло процедив сквозь зубы:
   – Ты, слышь, кончай, Валерич. Не до шуток сейчас.
   Но Вадим шутить вовсе не собирался. Наверное, он и сам не мог понять, к чему всё это сказал.
   А всего через минуту сидящий вдруг погрузился в состояние меланхолии, безразличия, а может быть, и непонимания того, что происходило вокруг.
   Хотя возможно, что на самом деле все было совсем не так. Быть может, он просто напряженно думал, откинувшись на спинку мягкого кожаного сиденья. Его жизни сейчас грозила серьёзная опасность.
   – Жив ли Сергей? Чего ждать от него? Если он уже успел добраться до города, то моя жизнь может оборваться в любую минуту. Перед лицом смертельной угрозы человек вдруг стал задумываться над теми вещами, которым ещё неделю назад вообще не придал бы никакого внимания.
   «Жизнь проходит. Что останется после меня? Что скажут люди, которые придут после?» От таких мыслей к простому животному страху присоединилась ещё и та необъяснимая боль, которая гораздо сильнее любых физических страданий. Наверное, он даже не смог бы вспомнить сейчас, что именно можно положить на ту чашу символических весов, где должны находиться его добрые дела? Но зато чаша со злыми поступками оказалась наполненной до самых краёв, и, несмотря на это, туда всё равно не вошла даже половина всех совершённых злодеяний.
   Выглянув в окно, вдруг увидел то, что, наверно, и помогло на этот раз не сорваться в истерике и в последний момент всё-таки удержать себя в руках. На небольшом уступе скалы, что нависала прямо над дорогой, спокойно стояла огромная рысь.
   Кошка смотрела человеку прямо в глаза, но при этом заглянула, наверное, в самую душу, которая от этого взгляда широко открытых звериных глаз, впитавших в себя злобу и нежность, равнодушие и душевную чуткость, а также ещё многое другое, что вообще даже примерно нельзя выразить на словах, почему-то вдруг сжалась, готовая в любой момент выскочить наружу. На лбу выступил неприятный холодный пот.
   «Во что бы то ни стало успеть нанести удар первым. Или я, или он. Третьего не дано. Договориться мы не сможем. Это ясно как день. Стоит лишь поставить себя на его место».
   Размышления прервал Лысый. Он почти кричал:
   – Валерич, Валерич, гляди, кошара-то какая. Во, сука, смотрит как. Того и гляди глазами сожрёт.
   Вадим молчал. Он так и просидел, не шелохнувшись, до самого города. А когда шум проносящихся мимо машин возвестил, наконец, о том, что они уже доехали, сидевший неподвижно человек лишь слегка приподнялся в своём кресле. В голове постоянно крутилась одна – единственная мысль:
   – Зачем, зачем мне все это нужно? Сердце неприятно кололо. До боли стиснув челюсти, наконец, вылез из машины, сильно хлопнув дверью.

   Алексей обнял женщину за плечи.
   – Ну, иди, иди ко мне, не бойся. Ты чего дрожишь вся? Ничего, я тебя согрею.
   Обхватив стройную талию, мужчина прижал её к себе, давая понять, что сопротивление бесполезно. Но Таня и не думала сопротивляться. Долгие месяцы одиночества сделали своё дело. Их губы слились в единое целое. А через несколько минут он взял свою новую подругу на руки уже совершенно раздетую и аккуратно перенёс на кровать. Татьяна даже зажмурилась от удовольствия. Но в эти минуты в замочной скважине послышался щелчок ключа, и дверь приоткрылась.
   В кроватке мирно посапывал маленький Славик. И лишь первые звёзды, что уже успели зажечься на потемневшем небосклоне, стали свидетелями всего произошедшего. Но это были немые свидетели, и они вряд ли когда-нибудь и кому-нибудь смогут поведать свою тайну. Во дворе громко залаяла собака. Та самая собака, которая в детстве загоняла Игоря на крышу.
   Люди порою бывают слишком жестокими и безжалостными не только по отношению друг к другу. Немалая часть зла остаётся на братьях наших меньших, которые не могут сами выбирать себе хозяев. Встретив в жизни человека лишь один раз, четвероногий друг будет верен ему всегда. Он не способен на ложь и измену, никогда не предаст и не станет лицемерить, покупая или, наоборот, продавая свою любовь. Человек же порою вовсе не отличается столь завидным постоянством и в течение своей зачастую никчёмной жизни не раз меняет себе друзей и спутников, всегда стараясь найти как можно более выгодную партию.
   Так пусть каждый поступает так, как считает нужным. Ведь отвечать за свои поступки придётся тоже каждому. Это одна из тех истин, что живущие на Земле не в силах изменить. Мы можем лишь высказать о ней своё мнение, пытаясь тем самым себя успокоить. Но от этого ничего не изменится.
   Мохнатый сторож, что сейчас отчего-то отчаянно лаял во дворе, тоже являл собой жертву человеческого непостоянства. Хозяйке просто надоело возиться с огромным животным, и она не нашла ничего лучшего, как вышвырнуть того на улицу. Он так и жил возле дома, надеясь, что женщина изменит своё решение. Но люди не меняют своих решений в подобных вопросах. Наверное, чувства порою бывают им чужды.
   Соседские ребята сколотили мало-мальскую конуру и кормили собаку кто чем мог. А царская особа, проходя по двору, старалась даже не приближаться к своему бывшему любимчику, чтобы не травить тому душу. Как говорится, из благих соображений. Жить одной женщине было гораздо удобнее, и она не каялась в том, что, поддавшись на уговоры многочисленных родственников, которым псина, несомненно, мешала, вышвырнула бывшего друга на улицу.
   А мешал в том доме он действительно многим. И это была абсолютная правда. Ведь едва взглянув в глаза человеку, зверь без труда мог разглядеть его душу. К тому же он не умел врать и поэтому никогда не вилял хвостом перед гостем, в душе которого таились подлость и лицемерие, скрывавшиеся порою под маской благодушия и милой улыбки.
   А ещё, ещё пёс не умел вставать на колени. Не то чтобы не хотел этого делать. Просто бог вложил в сильное тело вместо рабской покорности тот самый железный стержень, сломить который не смогла бы, наверное, даже смерть. Смерти он не боялся. Сейчас отчего-то она уже вовсе не казалась такой страшной, как раньше.
   В последнее время собака сильно изменилась. Днём, вообще не подавала признаков жизни, не обращая внимания на предлагаемую еду. Но ночью, если к дому приближался кто-то чужой, мохнатый сторож сразу поднимался, принимая угрожающую позу, и злобно рычал. Наверное, это оттого, что, несмотря ни на что, собачьи инстинкты и чувство долга брали верх даже над голодом, а ответственность перед не существующим хозяином не позволяла принять ту сухую корку, что бросал случайный прохожий.
   Он никогда никому не жаловался. Выть и скулить значило проявить слабость и малодушие. Правда, дворовые ребята рассказывали, что по ночам, когда пёс мирно дремал, зажмурив глаза, по его морде скатывались на мокрую землю огромные, словно жемчужины, слёзы, такие же прозрачные и кристально чистые. А пёс в это время просто продолжал молча лежать, мокрый и грязный.
   Быть может, он вспоминал в эти минуты о чём-то своём, а может быть, это просто ребячьи россказни, и жемчуг – это вовсе не жемчуг, а мутные капли дождя, что, не переставая, лил сверху, пытаясь вымыть прошлое из собачьей души. Но стоило лишь заглянуть в его широко открытые глаза, и сразу становилось ясно, что сделать этого уже никогда не удастся. Открытый и чистый взгляд без обиняков говорил о том, что вырвать прошлое можно только вместе с душой, а мокрая и грязная шкура – это всего лишь издержки окружающих животное людей, и она никак не может повлиять на душевную чистоту.
   Возможно, что дворовые ребята и приукрасили немного свои рассказы. Но это, наверное, не так уж страшно. Гораздо страшнее будет, если их душа с годами очерствеет, став холодной и твёрдой, словно камень. И вот тогда они уже никогда – никогда не смогут разглядеть эти крупные и горячие капли, что, словно прекрасные драгоценные камни, по ночам скатывались на землю по покрытым жесткой щетиной собачьим щекам.

   Глава 6


Было, и не было ночью бессонной
Призраков света, добра и печали.
Было, наверное в юности звонкой
Или же не было. Только звучали


Странные песни в суровом ущелье.
Были и кровь, и немая утрата.
Не было света, тепла и веселья,
Не было слов, а была, лишь расплата.


Плата за верность, любовь и надежду
Грязью в лицо или выстрелом в спину.
Плата за жизнь, всю в лохмотьях одежду,
Плата за честность, потока стремнину.


Ту, что уносит в далёкие дали,
Ту, что кружит и не даст оглянуться.
Но человек – тот, что Иноком звали, –
Буре назло, был обязан вернуться.

   Город встречал одинокого путника не особенно приветливо. Глухой ночью на его пустынных улицах не было ни людей, ни машин. И лишь один – единственный человек в довольно странной одежде неторопливо брёл по тротуару, с живым и неподдельным интересом разглядывая стоящие вокруг серые громады каменных зданий.
   «Здесь как будто совсем ничего не изменилось. Словно и не было этого года, проведённого вдали от друзей и близких, вдали от семьи». Постояв с минуту возле старой церкви, пошёл дальше уверенной походкой. И даже несведущий, едва взглянув на идущего, мог бы сразу понять, что остановить его на этот раз будет непросто.
   Ведь это уже вовсе не тот робкий и законопослушный труженик, что уехал год назад в злополучную экспедицию. По асфальту шагал кто-то совсем другой. Он не боялся голода и холода, оставался равнодушен к боли, не страшился даже, наверное, самой смерти.
   Враг силён, коварен и, скорее всего, нанесёт удар подло, в спину. Именно поэтому действовать нужно немедленно, а если сказать точнее, то прямо сейчас. Всё это человек прекрасно понимал, но всего, с чем придётся столкнуться, предусмотреть никак не мог. Наверное, именно в этом и заключалась главная ошибка. Предусматривать нужно всё. Хотя в эти минуты Серёга уже не особенно задумывался над тем, что ждёт впереди. Он просто быстрыми шагами шёл вперёд, стараясь как можно скорее закончить то, из-за чего, собственно, здесь и находился.
   Дорога с городской окраины до хорошо знакомого подъезда заняла около часа. Поднявшись по грязной лестнице на третий этаж, вытащил из кармана ключ, вставил его в замочную скважину и два раза повернул по часовой стрелке. Замок щелкнул, и дверь открылась. Войдя в прихожую, привычным движением включил свет. Сердце бешено колотилось в груди. Но когда «гость» прошёл в спальню, оно стало биться ещё сильнее, так и норовя выскочить из груди. Его жена, его Таня лежала в постели, совершенно раздетая, с другим мужчиной, которого, если сказать точнее, и мужчиной-то, в прямом смысле этого слова, можно было назвать лишь с очень большой натяжкой. Юноша с красивым и совсем ещё детским лицом смотрел испуганно.
   Вошедший вытащил клинок и приставил его к тонкой шее. Едва острое, словно бритва, лезвие коснулось нежной кожи, как комната наполнилась криком, а вниз по плечу быстро побежала тоненькая струйка тёмно-красного цвета, пачкая тело, собранную в кучу одежду, постель.
   – Сергей, Серёженька, перестань сейчас же. Ты же ничего не знаешь. Этот человек хотел спасти нас. Это наш друг. Остановись. Ребёнка напугаешь.
   Сергей взглянул на кроватку, где мирно посапывал малыш, не успевший ещё проснуться.
   – Заткнись, – бросил он Алексею и убрал оружие в ножны. Поцеловав ничего не подозревающего сынишку, отвернулся к стене. Слезы сами катились из глаз, не спрашивая на то разрешения.
   – Я не стану сейчас и здесь убивать этого человека, что лежит совершенно голый и беззащитный в кровати с моей женой. Не стану, даже не потому, что напугается ребёнок. Можно вытащить незваного гостя на улицу…
   Причина заключена в другом. Наверное, женщина в подобной ситуации всегда виновата больше, чем мужчина, а кроме того, воин не может ударить слабого и беззащитного. А быть может, в эти минуты человек вовсе и не осознавал мотивов своих поступков. Скорее всего, его действиями руководил инстинкт, заложенный на уровне подсознания за время, проведённое среди дикого таёжного народа.
   «Что же, пусть пока живёт. Но с Вадимом нужно разобраться и как можно скорее. Если я не прикончу его, то он прикончит меня и мешкать при этом не станет ни секунды. Эта сволочь искорёжила сверху донизу всю мою жизнь, а также жизни ещё очень многих людей, и причём, далеко не в лучшую сторону».
   Вошедший повернулся лицом к успевшему уже одеться доктору. Подойдя к нему вплотную, угрюмо спросил:
   – Где он? Ты знаешь. Или умрёшь прямо сейчас.
   – Так дома, наверное, где же ему ещё быть-то. Сокольников, 28–31.
   На самом деле Алексей лукавил. Он прекрасно знал, что дома Вадима нет, а вместо него Серёгу там ожидаёт засада. Где на самом деле прячется шеф? Этого не знал никто, за исключением, пожалуй, нескольких человек, имена которых тоже никто не знал. Приказы поступали только по телефону, и то лишь в случае крайней необходимости.
   Мужчина вновь с тоской в глазах взглянул на кроватку, где беззаботно спал его совсем ещё маленький сын, потом перевёл глаза на супругу и тихо произнёс:
   – Хорошо. Я ухожу. Живи спокойно. Он тебе больше зла не причинит.
   – Сергей, Серёжа, да пойми же ты, тебя ведь год не было. Откуда же я знала, что ты вернёшься именно сейчас. Это всё случайно получилось!
   – Перестань причитать. Я тебя не виню. Но и тебе меня обвинять, пожалуй не в чем. Сама всё прекрасно понимаешь. Я же не на курорте прохлаждался и не по своей воле туда отправился, а лишь для того, чтобы семью сохранить. Стоящий посреди комнаты человек круто повернулся и пошёл прочь.
   – Подожди. Да подожди же ты, не уходи.
   Когда дверь закрылась, Таня безудержно разрыдалась, уткнувшись лицом в подушку, а её кавалер быстро достал из-за пазухи телефон и набрал номер. Женщина сразу поняла, куда именно он звонит.
   – Ты что, сволочь? Ты что делаешь? Он пожалел тебя, жизнь сохранил, а ты?! Она вскочила с кровати и вцепилась своему любовнику в руку, пытаясь отобрать телефон.
   – А ну пошла вон, сука!
   Доктор грубо толкнул Татьяну кулаком в грудь, и та отлетела в дальний угол комнаты, больно ударившись головой о стену. Проснувшийся от шума малыш жалобно заплакал.
   – Сиди тихо, как мышь. Тогда, может быть, и останешься в живых. А не то я разделаюсь и с тобой и с твоим выродком прямо сейчас.
   С этими словами Лёха кивнул головой в сторону кроватки и помахал у неё перед лицом невесть откуда появившимся кухонным ножом.
   – Шеф, шеф, вы меня слышите? Да. Это Лёха говорит. Он только что был здесь. Да, да, он самый. Чуть было меня не прикончил. Вас ищет. Я его на старую хату отправил, всё как договаривались. Что делать-то? Она здесь, вместе с сыном.
   – Слушай сюда внимательно.
   Голос Вадима слегка дрожал, хотя он и старался не выдавать своего волнения.
   – Закройся изнутри. Никого не впускай и не выпускай, пока не придут мои ребята. За бабу головой отвечаешь. Если что – звони.
   Вадим отключил телефон.
   – Ну что же, вот и наш гость пожаловал. Надобно встретить как полагается. Боря, дуй к Лёхе. Постучишься, скажешь, что от меня. Берёшь её вместе с ребёнком и ждёшь дальнейших указаний. Лысый, усилишь охрану на моей старой квартире. Если появится – не пробуйте брать живьём. Мёртвый этот урод мне гораздо больше нравится. Стрелять сразу на поражение.
   Вадим уже с трудом мог справляться со своими нервами, и это становилось всё заметнее для окружающих. Про новую квартиру не знал никто. И всё же он боялся.
   Убивать самому этому человеку в жизни не приходилось никогда. Хотя он не раз простым движением руки подписывал смертный приговор очень многим людям. Наверное, именно поэтому Вадик никогда раньше не задумывался над тем, что же всё-таки такое смерть и страшно ли на самом деле умирать.
   «Ничего, ничего. Всё будет нормально. Мы сумеем прикончить его. Ещё немного, и он труп».
   Мужчина нервно ходил взад-вперёд по комнате и был близок к очередной истерике. Где-то в самой глубине души он прекрасно понимал, что убить на этот раз не так просто, как может показаться на первый взгляд.

   Сергей спокойным шагом подходил к нужному дому. Непонятно отчего, но сейчас он вовсе не волновался.
   «У квартиры, наверно, засада. Но выхода нет. Удар лучше нанести сразу, в лицо, и не мешкая. Ни к чему показывать врагу свой страх, придавая тем самым уверенность в своих силах. Пусть у подонка не будет даже самого малого повода, чтобы обвинить меня в трусости и малодушии. Учитель, наверно, сейчас сказал бы то же самое».
   Он уверенно шагнул в кромешную тьму подъезда, ни секунды не сомневаясь в необходимости и правильности этого первого своего шага. Нацеленное в голову дуло пистолета не увидел, а скорее почувствовал, сделав резкий выпад в сторону как раз вовремя.
   Несколько выстрелов хлопнули почти одновременно.
   «Размышлять некогда». В два больших прыжка Серёга оказался на лестничной площадке рядом со стрелявшими. В темноте уже отчётливо различались человеческие силуэты. Он видел всех сразу и контролировал действия каждого в отдельности.
   В наступившей на несколько секунд паузе вдруг послышался зловещий шепот:
   – Ты смотри-ка, и вправду оборотень. Не берёт пуля его.
   – Нужно было серебряную зарядить, я же говорил.
   Стоявший в двух метрах незнакомец уже поднял руку с зажатым в ней пистолетом, чтобы выстрелить вновь, в упор. Но рука отделилась от тела и упала на лестницу. У бандита, стоящего сзади, слетела с плеч голова и с шумом покатилась вниз по ступеням.
   Двое оставшихся в живых с диким криком:
   – Спасайся! Оборотень! – бросились бежать.
   Он не стал их догонять. «Зачем убивать людей, которые уже не смогут причинить вреда?» Сильным ударом меча полоснул по двери. Пяти – миллиметровая сталь, а вместе с ней и деревянная обшивка разошлись под его натиском, словно масло под лезвием кухонного ножа. Замок также оказался разрубленным напополам. Дверь открылась, и человек вошёл внутрь. Свет включать не стал. И без того стало ясно, что произошла ошибка. «Хозяина дома нет. Квартира пуста. Что же, Вадим – опытный и сильный противник. К тому же, видимо, ждал меня». Если сказать честно, то Серега понял это ещё там, на лестничной площадке, судя по тому тёплому приёму, который ему оказали.
   Вслух человек, стоящий посреди комнаты, не произнёс ни слова. Он лишь ещё сильнее сжал в руках своё оружие и, до боли стиснув зубы, взглянул в темноту. Туда, где мог скрываться его враг, которого во что бы то ни стало нужно найти и уничтожить.
   «Ну, сволочь, ничего. Всё равно я до тебя доберусь. Никуда не денешься. Слышишь?! Ни-ку-да!»
   В квартире зазвонил телефон. Серёга взял трубку. На другом конце провода послышалось тяжёлое прерывистое дыхание. Первым заговорил Вадим. Его голос дрожал, хотя он изо всех сил пытался говорить спокойно. После нескольких фраз стало ясно, что говорящий прикладывает неимоверные усилия для того, чтобы не сорваться в истерике прямо в телефонную трубку:
   – Слушай меня внимательно. Повторять не стану. Твоя жена и сын у меня. Если хочешь, чтобы они остались в живых, то сделаешь всё, как я скажу. Ты меня понял?!
   – Да, я тебя понял и сделаю всё, что ты скажешь. Но от этого всё равно ничего не изменится.
   – Всё! Хватит! Сначала пройдёшь два квартала в сторону ресторана по проспекту. Затем свернёшь в парк, что напротив. Там тебя будет ждать мой человек. Я устрою вам поединок. Пусть всё будет по-честному. Если победишь ты, я исчезну. Если победит он, ты умрёшь, но твои родные останутся в живых.
   Сергей улыбнулся. В «честности» Вадима он не сомневался. Но выбора не оставалось.
   – Что же, давай сделаем так, но учти, что убить меня будет непросто. В любом случае твоим людям придётся заплатить дорогую цену за мою смерть.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация