А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Инок" (страница 31)

   Женщине стало нехорошо. Голова закружилась, и она без сил опустилась на диван. Ноги отказывались слушаться. Теперь Таня была уже уверена в том, что именно имел в виду Александр, когда говорил о том, что ей стоит самой подумать, от чего её муж не торопится возвращаться домой. Пожалуй, пока неясно оставалось только одно: вернётся ли он вообще когда-нибудь.
   «А ведь не знает же, не догадывается даже, что я не виновата. Ведь хотела как лучше и даже в страшном сне не могла представить себе, что всё так обернётся. Идиот. Зачем он тогда пошёл – то туда? Одну меня здесь оставил».
   Говорящая вдруг замолчала, поняв, что сейчас сказала что-то не то. Вся прошлая жизнь цветными картинками проплывала перед глазами. Многое нужно было сделать по-другому, во многих ситуациях вести себя иначе. Но прошлого, как известно, не воротишь.
   «В данный момент мы имеем только то, что имеем в данный момент, и ничего более. А хорошего, к сожалению, имеется очень и очень немного. И слава Богу, что хоть и очень слабенький, но всё-таки лучик надежды, не – смотря ни на что, прорывается сквозь сплошную стену людской жестокости и равнодушия».
   Разыгравшийся не на шутку ветер, резвясь, гонял по тротуару только что сорванные им же с деревьев листья. Осень потихоньку вступала в свои права. Не обращая внимания на все усилия развеселившегося забияки, природа постепенно погружалась в какое-то особенное состояние, пока еще не зимнего, но уже – покоя. А жизнь, тем не менее, вовсе не собиралась умирать даже в сбросивших свои летние наряды деревьях.
...

– Не рубите деревья, они ложатся спать,
– Чтобы с новою силой весною для жизни проснуться опять.

(Слова из песни.)
   Странные слова из забытой песни в голову пришли неожиданно.
   Тане нравилось просто сидеть возле окна небольшой кухни своей маленькой, но уютной квартирки и просто смотреть сквозь запотевшие стёкла, как идёт дождь вперемешку с мокрым и тающим при первом прикосновении к земле снегом. Смотреть, как разбойник ветер налетает на мокрые и стонущие под его порывами тополя. Хотя, наверное, слово нравилось было здесь не совсем уместно. Взгляд со стороны не всегда объективен. Он вряд ли может проникнуть в глубину человеческой души.
   Не отрываясь глядя на оконное стекло, женщина не думала ни об осени, ни о дожде. Её голова в эти минуты была занята совсем другими мыслями. До боли в глазах Татьяна всматривалась в мокрый асфальт, надеясь, что там вдруг появится тот единственный, так нужный ей сейчас мужчина. Тот, кто смог бы помочь и стал так дорог в эти минуты. Но мужчина не появлялся. Вместо него на тротуаре мелькали совсем другие силуэты. Много, и самые разные, но совсем не те. Лицам с улицы не было до неё никакого дела. А Таня, надежды не теряла. Она ждала его и думала о нём просто потому, что больше уже не могла думать ни о чём другом.
   «Дождь не перестаёт ни на минуту. В тайге сейчас, наверно, и сыро, и холодно. В такую погоду там долго не выдержать». Сердце ныло, а душа тщетно пыталась вырваться на волю.
   «Надо же, столько разных людей, и все они так не похожи и вместе с тем так похожи друг на друга. У каждого – своя судьба. Кому-то легче, кому-то тяжелее. Но какой бы ни была дорога, тяжёлой или лёгкой, далёкой или близкой, каждому нужно пройти её до конца и постараться сделать это достойно. Странно, но почему все люди вдруг стали так равнодушны друг к другу? Хотя, наверное, это вовсе не удивительно. Ведь и сама была ничем не лучше».
   Ей, почему-то только сейчас вдруг стала понятна цена истинной человеческой дружбы и любви. Той дружбы и той любви, которые нельзя купить за деньги или поменять на модные шмотки. Лишь тогда, когда ставкой становится жизнь, начинаешь по-настоящему понимать, как важно, чтобы в трудную минуту рядом находилось надёжное плечо любимого человека, на которое всегда можно рассчитывать. Плечо человека, которому не нужно будет платить за то, чтобы он пришёл на помощь. Сейчас, она это поняла, но, пожалуй, уже слишком поздно.
   «Я не вправе осуждать, даже если он не вернётся. Осуждать не буду, но ждать не перестану никогда». Встав от окна, прошлась по комнате. Ветер на улице, казалось, и вовсе взбесился. Он неистово дул, с остервенением раскачивая огромные деревья, грозя в любой момент свалить их на землю, срывал сухие ветки и швырял в прохожих. Люди разбегались в разные стороны, прятались в подъездах домов. Но самые упрямые всё-таки медленно пробирались вперёд, стараясь не упасть под натиском особенно сильных порывов бури, хватаясь за голову и ловя сорванные шапки.
   Со стороны смотреть было смешно. А прохожим в эти минуты наверняка смеяться вовсе не хотелось. И лишь один человек продолжал спокойно сидеть посреди двора. Он не обращал внимания на взбесившийся ветер, на сплошной поток льющейся с неба воды, на палки и сучья, падающие где-то совсем неподалёку. Что именно творилось у него на душе в тот момент, о чём размышлял странный незнакомец, и какие обстоятельства могли заставить седовласого старца отдыхать посреди двора в такую дикую непогоду, для постороннего человека навсегда так и останется загадкой.
   Наконец, он встал и не торопясь побрёл прочь. А через несколько секунд, уже вообще скрылся из виду. Но в глазах еще долго стоял странный ссутулившийся силуэт. Неизвестно откуда появившийся и неизвестно куда исчезнувший человек словно растворился в мутных каплях холодного осеннего дождя.
   Проснулся Вадим только под вечер. Голова трещала и готова была в любой момент разлететься на куски. Во рту пересохло. Он налил дрожащей рукой из графинчика полный стакан воды и залпом его выпил.
   «Недоброе что-то происходит со мной. Вроде, никогда раньше таких срывов не случалось. Так и с ума недолго сойти». Достав из кармана серебряный портсигар, с удовольствием закурил.
   Мысли всё ещё путались в голове, но после нескольких глубоких затяжек человек немного успокоился.
   «Кого я боюсь? Одного-единственного дикаря, который ещё не известно, сможет ли выбраться живым из тайги? У меня охрана, оружие. За меня милиция и закон. У него – в полной мере, пожалуй, только ненависть. Но с другой стороны, что если он всё-таки случайно сумеет выйти оттуда живым во второй раз? В такие случайности я не верю. Достаточно. Нужно держать себя в руках. Эмоции в сторону. Выход есть. Выход должен быть».
   Вадим быстро встал и почти бегом выскочил из кабинета. Он шёл к машине, а в голове уже созрел новый коварный план.
   Через двадцать минут мужчина сидел в чистом и прибранном кабинете своей старой знакомой, Вероники. Той самой Вероники, что помогла упрятать Таню в лечебницу для умалишённых.
   – Ну что, как дела, девушка? Светка тебе для меня ничего не передавала?
   – Говорила, что Вы придёте. Но пока ничего новенького. Вадим Валерьевич, похоже, что Танька что-то заподозрила. Общения избегает. Хотя Светлана в этом ещё не уверена.
   – Понятно. У меня есть ещё один вариант. Что, если мы познакомим её с мужчиной? Ну, сама понимаешь, таким молодым, сильным, красивым. Деньги у него будут, соответственно. Спасёт женщину от изверга, она и влюбится в него. А если Сергей вернётся, то лишним окажется. И до меня ему, пожалуй, дела не будет никакого. Когда этот мавр узнает, что у него есть свояк, мы поможем ему покончить жизнь самоубийством.
   – Попробовать можно, но клюнет ли Танька, это вопрос.
   – Вероника, ты словно маленькая девочка. Пускай даже и не клюнет. Сходит он пару раз к ней в гости. И если между ними ничего не произойдёт, всё равно по городу поползут слухи. Молодой ухажер начнёт друзьям хвалиться. Расскажет, как ему было хорошо с подругой, и всем сразу станет интересно. А языки у нас тут, ты и сама знаешь какие. Новости такого рода быстро расходятся. Только бы она его в дом к себе впустила. Какое там может быть изнасилование. Это уж так, на крайний случай. Есть у тебя на примете кто?
   – Пожалуй, есть один человек, Лёшей зовут.
   Женщина многозначительно улыбнулась.
   – Думаю, справится. Во всяком случае, лучшей кандидатуры не подыскать.
   – Так в чём же дело? Поговори, объясни парню суть вопроса. А я к твоему гонорару ещё немного прибавлю. Полтинничек, к примеру.
   – Хорошо, я попробую. Начинать, как я понимаю, нужно немедленно?
   – Да, и чем скорее, тем лучше.
   – Тогда времени даром терять не будем.
   Вадим встал и, не попрощавшись, вышел в коридор.
   Алексей работал санитаром в той самой больнице, которой руководила Вероника. Это был высокий и красивый молодой человек. Парень любил, как говорится, пожить на широкую ногу. Она это прекрасно знала, и именно в этом заключался главный козырь.
   Увидев юношу, быстрым шагом идущего навстречу, женщина изменилась в лице и сладким голосом проворковала:
   – Лёша, зайдите ко мне, пожалуйста.
   В кабинете начальница положила перед ним пачку сторублёвых бумажек, продолжив:
   – Вам нужно просто познакомиться с женщиной. Познакомиться и провести с ней время.
   У сидящего от удивления глаза стали круглые, словно пятикопеечные монеты. Работа, которую предложила Вероника, несомненно, ему нравилась, а столько денег вряд ли возможно заработать даже за целый год. Парень улыбнулся и ответил коротко:
   – Я всё сделаю.
   – Хорошо. Тогда начнём с того, что посидишь в детском, на приёме. Да чего ты испугался. Главное – не принимай всё близко к сердцу. Смотри в карточке, что раньше назначали, и делай то же самое. Большого ума не нужно, честно тебе скажу. Один раз в месяц она обязательно приходит на осмотр с ребёнком. Вот фотография. Так что дерзай давай, студент.
   В кабинете участкового терапевта детского отделения городской больницы Лёша сразу же почувствовал себя, словно рыба в воде.
   – Что же, неплохо, неплохо, – бубнил он себе под нос. – И деньжат можно подзаработать, и удовольствие получить. А заодно и начальником не – большим побыть, хотя и недолго совсем. То-то сейчас дежурные сестры ходят, слюну глотают. А если точнее, то просто-напросто завидуют. Пусть походят, побесятся. Чихал я на них. У меня дела поважнее сейчас, да и друзья посолиднее, пожалуй. Пропасть не дадут и в беде не бросят. Да да, войдите, не заперто.
   В дверях показалась полная женщина, с вида лет тридцати-тридцати пяти. Лёха взглянул на лежащую перед ним фотографию.
   «Так, ну это уж точно не она. Вот, чёрт побери, навязалась ты на мою голову, свинья жирная», – думал он про себя.
   – Ну, что, мамаша, на что жалуемся?
   Женщина подняла глаза и с удивлением посмотрела на новоиспечённого врача.
   – Как это понять – на что я жалуюсь?
   Теперь уже доктор – такой приятный и симпатичный с виду, в недоумении смотрел на неё поверх толстых очков.
   – Ты чего пришла – то? – вновь проговорил он, и еле слышно прибавил, – морда поросячья?
   – Дак, я вот ребёнка привела, температурит чего-то.
   – А-а-а. Ребёнка, говоришь, привела? Ну, это хорошо. Это мы сейчас живо изладим.
   Он весело прищурился на один глаз и начал быстро листать толстую медицинскую карточку, ту, что первая попалась под руку.
   – Обслужим, как говорится, по первому классу, мамаша, не извольте беспокоиться.
   Алексей был слишком занят делом для того, чтобы отдавать отчёт своим словам. Человек разговаривал лишь для того, чтобы заполнить тишину и не дать пришедшей прийти в себя.
   – Сервис – прежде всего.
   Удивлённая посетительница продолжала в недоумении хлопать глазами.
   А человек в белом халате, не обращая на неё внимания, по-прежнему полностью был поглощён чтением чьей-то медицинской карты.
   – Так и есть. Вот оно. Свинка! Точно!
   С гордым видом и чувством исполненного долга, тоном, не терпящим возражений, врач, наконец, произнёс:
   – Пенициллин, по полкубика три раза в день.
   Последнюю фразу он прочитал уже в другом месте.
   Внимательно слушая, женщина и не подозревала, что у сидящего перед ней доктора даже нет специального медицинского образования, а санитаром в этой больнице он работает совсем недавно. Но, несмотря на это, нужно признать, что по-латыни читать Лёша мог, хотя и с трудом. Тяга к языкам, как, впрочем, и невостребованный талант, присутствовали с детства. А потому, всё только что сказанное было для него лишь пустым звуком. Казанова наблюдал за реакцией мамаши. Та же, по всей видимости, уже заподозрила что-то неладное.
   – Доктор, а Вы что же, ребёнка-то смотреть не будете?
   – А-а, ребёнка-то, ребёнка-то можно и посмотреть. Ну, давай, подходи сюда, богатырь ты наш. Так, живот в порядке, спина, вроде, тоже. Всё нормально, можете идти. Милая моя, я же вам по-русски сказал! Идите, идите! Пошевеливайтесь! Там, за дверями, очередь, люди ждут.
   Женщина с ребёнком вышла за дверь. Здесь по-прежнему не было ни одного человека. Расстроенная, чуть не плача, она тащила за руку маленького сынишку, который, чувствуя настроение матери, пищал и упирался изо всех сил.
   Подойдя к двери кабинета заведующей поликлиникой, осторожно постучала. Ответа не последовало. Там не было никого. Всхлипнув, мамаша понуро поплелась к выходу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация