А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Инок" (страница 29)

   Он вовсе не кривил душой, когда порою признавался самому себе в том, что эти горы пленили его своей ни с чем не сравнимой красотой и стали чрезвычайно дороги. А порою Сане начинало даже казаться, что именно здесь и есть его дом.
   «Пора идти». Он быстрыми шагами пошёл вверх по течению речки.
   А солнце между тем уже склонялось к западу. Вскоре начал устраиваться на ночлег. Быстро соорудив шалаш из елового лапника, уселся возле не – большого только что им же разложенного костерка. Глубокий овраг и густая стена непроходимого леса делали дым незаметным для окружающих.
   От речки пахнуло свежестью ясного августовского вечера и мокрых водорослей. В котелке закипел чай. Спать не хотелось.
   «Завтра я встречу своего друга и расскажу ему обо всём, что случилось. Захочет ли Сергей вернуться, и смогут ли они вообще когда-нибудь выбраться отсюда живыми? Почему этот тип так упорно преследует нас? Что ему нужно? За всем этим, по всей видимости, скрывается какая-то тайна. Возможно, что ублюдок хочет избавиться от лишних свидетелей, чтобы прибрать себе все сокровища злополучной долины. Что же, пусть попробует. Пока что кресты встают лишь над людьми из его отряда».
   Прямо над головой одинокого путника на огромной старой сосне закричал филин. Резкий крик раздался неожиданно для человека, прервав ход его мыслей. Саня вздрогнул. А птица, казалось, вовсе не замечала сидящего внизу. Через несколько минут она бесшумно сорвалась с ветки и исчезла в чаще леса. Но в эти минуты человек уже спал у входа в сооружённый им же только что шалаш, навалившись на толстый ствол огромного дерева.
   Рыжая лисица, высунув острую мохнатую морду из близлежащих кустов, с нескрываемым любопытством разглядывала незнакомца. Таких зверей она раньше никогда не встречала. Наконец, любопытство и чувство голода взяло верх над природной осторожностью. Выбравшись из травы, плутовка неслышно подкралась к чуть приоткрытому рюкзаку. От железных банок с бумажными этикетками вкусно пахло мясом. Но разгрызть их оказалось не так-то просто. Схватив самую большую, она скрылась в лесу, не выпуская добычу из крепко сжатых челюстей. Человек же как ни в чём не бывало продолжал спать, обхватив руками, словно подушку, могучий ствол дерева.

   А всего в километре вниз по течению реки от того самого места, где ночевал Александр, расположился лагерем уже целый отряд. Это, несомненно, были те самые люди, которые до последнего времени так настойчиво шли по следу одинокого путника. Михей и предположить себе не мог, что под самым его носом мирно спит тот, кто мог бы дать ответы на очень многие вопросы.
   Место для ночёвки отряда было выбрано не случайно. Именно отсюда удобнее всего контролировать единственный известный людям выход из долины.
   – Поскорее бы они возвращались. Всё уже чертовски надоело, да и домой хочется.
   Товарищи поддержали его одобрительными возгласами. И лишь один человек из всей компании, сидевший немного поодаль, угрюмо отмалчивался. За весь вечер он не проронил ни единого слова. Там, на болоте, остались два близких ему человека, два родных брата.
   Сидящий представлял слёзы сестры и рыдания матери. Есть ли такие слова, что смогут утешить их и восполнить боль утраты? Что он скажет отцу, когда вернётся домой, как посмотрит ему в глаза, если, конечно, сможет выбраться отсюда живым.
   Непрошеные слезинки, проступая в уголках чуть прищуренных глаз, скатывались по щекам. Человек жалел сейчас, что ввязался во всю эту историю. Деньги стали ему уже не нужны. Но назад дороги нет. А в душе навсегда останется незаживающая и кровоточащая рана, которая теперь уже не даст ему покоя до конца жизни, а возможно, и после него, навечно оставшись в самой глубине души и обрекая её на нестерпимые муки и страдания.
   Человек поёжился от ночного холода. У его товарищей порою тоже рождались самые нерадостные мысли. Но вида никто не подавал. Незачем нагнетать и без того напряжённую обстановку. Каждый старался спрятать свои чувства внутри, хотя не у всех это одинаково хорошо получалось.
   Пришло утро. Александр бодро шагал вперёд по давно не хоженой тропе, стараясь не задевать низко склонявшиеся над самой головой ветки, прятавшиеся от человеческих глаз в предрассветном тумане.
   Небо на западе начинало постепенно светлеть. С воды послышалась странная возня. Подойдя поближе, обнаружил прямо перед собой целый утиный выводок. Путник присел на камень и достал из кармана засохшую корку черного хлеба. Отломив половину, бросил её в воду. Утки, заметив летящий к ним с берега маленький предмет, сначала шарахнулись в разные стороны, но, убедившись, что опасности нет, с жадностью съели хлеб и в ожидании уставились на странное двуногое существо, которое отчего-то вдруг решило с самого утра сделать им такой неожиданный подарок. Но существо уже шло дальше своей дорогой, позабыв про неожиданную встречу. Саня торопился поскорее увидеть друга, пожать ему руку, поговорить и поведать обо всём. Сейчас он, пожалуй, мог думать только об этом.
   Солнце поднималось из-за горизонта, освещая живым сиянием окрестную тайгу, которая, нежась в его тёплых лучах, казалось, кричала и пела от радости. Ведь холодная тьма августовской ночи, наконец, отступала. На смену ей приходили тепло и свет, пробуждая жизнь во всех её проявлениях. Кривые и корявые ивы, что понуро и бессильно свесили свои ветви в холодную воду речки, словно ожили и тоже запели, взглянув в лицо долгожданному светилу. Казалось, что в эти минуты они даже зеленели как-то по-особенному, выставляя напоказ сверкающую от утренней росы зелень листвы.
   Пройдя километров десять вверх по течению, завернул за очередную излучину и вышел на большую поляну. То, что здесь предстало перед глазами, заставило сердце биться в два раза быстрее. На высоком берегу примостилась небольшая землянка. Перед входом горел огонь и сидел человек, которого узнал сразу. Оступившись на камне, присел на сваленную ветром осину. Голова слегка кружилась.
   «Нужно идти», – подумал он и с криком: «Серёга, Серёга!!!», – бросился к другу, который, широко раскинув руки, тоже бежал навстречу.
   Через минуту они обнялись. Скупые мужские слёзы, появившиеся вдруг неизвестно откуда, катились по щекам, не обращая внимания на то, что два человека, стоявшие на самом краю обрывистого берега, вовсе не плакали.

   Часть 4

   Глава 1


Сырой земли завет суровый,
Сорвав, кровавую одежду,
Поведал истине не новой
Цену любви, и дал надежду.


Весы судьбы укажут точно,
В сравненьи, суть постигнуть трудно.
И человек, заблудший ночью,
Поверит в жизнь: спасенье чудно.


В его душе, лишь холод ночи.
Пустое прошлое безлико.
Никто не ждёт. Родные очи
Не станут вслед смотреть. Гляди-ка,


Родной очаг исчез бесследно,
А значит – некуда вернуться.
Вдали, растаял образ бледный,
Нельзя упасть, нельзя споткнуться.


Другой, слащавый и холёный,
Усыпан с детства лаской нежной.
Идёт, румяный и пригожий,
Живёт мечтой, живёт надеждой.


Но быстро музыка сыграла,
Недолго ром рекою лился.
Судьба не мать – ласкать не стала.
Прекрасный образ вмиг разбился,


Не выдержав лихих скитаний.
По жизни путь тернист и труден,
Тропой невзгод и испытаний
Сквозь дымки дней – туманы буден.

   Сергей с трудом мог разговаривать.
   – Саня, друг, как ты? Рассказывай скорее. Я ведь одичал здесь совсем уже. Постепенно начинаю забывать, как люди выглядят.
   Александр тоже всё ещё не мог прийти в себя и стоял, не произнося ни слова.
   «А Сёрёга-то, вроде как, совсем и не изменился. Какой был, такой и остался. Так – немного похудел разве что. А суть всё та же. Стержень не надломлен. В лицо смотрит открытыми глазами».
   Наконец, он собрался с мыслями и тихо произнёс:
   – Ты про себя давай рассказывай сначала, а уж потом и я тебе кое-что поведаю.
   – А в тайге всё по-старому, Санёк. Пойдём к огню. Там и будем разговаривать.
   В тепле за чашкой горячего и необыкновенно вкусного чая беседа постепенно вошла в своё обычное размеренное русло.
   – Рыба у тебя – просто пальчики оближешь. Давно такой не пробовал. Одного только опасаюсь, как бы язык не проглотить раньше времени.
   Серега улыбнулся:
   – Натур-продукт, видишь ли. Никакой химии. Врубаешься?
   – Да, друг в душе всё тот же. И мы по-прежнему вместе.
   – За мной хвост следом тащится.
   – И кто же это, интересно, если не секрет, конечно?
   – Секрета никакого здесь нет. Я думаю, что те же самые, хотя, возможно, состав немного изменился.
   Сергей криво усмехнулся.
   – Состав изменился. Это точно. Идут, значит, закончить то, чего не успели в прошлый раз. Ещё новости есть?
   – Новостей на сегодняшний день хоть отбавляй. Собственно, поэтому я здесь и нахожусь. Близким тебе людям требуется помощь и защита.
   – От кого?
   – Думаю, что от него же. Действовать нужно немедленно. Нас здесь с тобой словно волков обложили.
   – Сколько времени осталось?
   – Сутки в запасе есть. Это как минимум. По дороге отряд преследователей заметно поредел. Тайга преподнесла незваным гостям свой первый урок. Сюда они вряд ли придут. Следы я попутал. Скорее всего, устроят засаду, когда пойдём домой.
   – Что же, это уже хорошо и даже успокаивает немного как-то, – тихо проговорил человек, с удовольствием потягивая чай из огромной глиняной кружки.
   – По крайней мере, можно хоть спокойно и ничего не опасаясь допить чай.
   Он улыбнулся.
   – А к нам с тобой, кажется гости.
   По тропе, судорожно извивавшейся вдоль берега речушки, к землянке шли два человека. Одного из них Саня узнал сразу. Это был дядя Фёдор. Второго никогда раньше не видел. Довольно странный с виду незнакомец шагал уверенно. Если сказать точнее, то странной казалась лишь его одежда, тёплая, не по погоде, из прекрасно выделанной кожи.
   Невысокого роста коренастый крепыш ступал на землю бесшумно, словно кошка. За манерой передвигаться опытный глаз бывалого следопыта сразу мот различить ту недюжинную силу, что скрывалась внутри.
   Сергей встал и первым поздоровался с подошедшими.
   – Здравствуйте, учитель, – спокойно проговорил он.
   Александр последовал примеру товарища.
   – Оставь. Сейчас я тебе не учитель. Ты сам должен принять решение. Твой седой отец поведал мне печальную историю.
   С этими словами он кивнул головой в сторону дяди Фёдора.
   – Ты хочешь идти?
   – Да, я хотел бы идти.
   – Наверное, ты прав. Каждый человек должен уметь постоять за себя и своих близких. Будь осторожен. Ты ещё не успел пройти свой путь до конца. Если честно, я боюсь за тебя. Но ты сам решил свою судьбу и сделал выбор, достойный мужчины. Так иди и сражайся. Постарайся остаться в живых. Нет, ты просто обязан вернуться, чтобы закончить то, что должен закончить обязательно.
   Сергей улыбнулся.
   – Я постараюсь, учитель.
   – Когда придёт время, старик покажет тебе, где найти нас. Из долины мы уйдём. Здесь появилось много людей. Можно их убить, но прольётся много крови, а следом придут другие. Ты человек из другого мира и имеешь право жить там. Но помни данную тобой клятву. Я всё сказал, а ты всё слышал.
   Больше никто не произнёс ни слова. На душе у людей стало тяжело. В голове крутились разные мысли. А через несколько минут двое друзей уже вновь остались один-на-один с тайгой и огромными серыми валунами, что неподвижно лежали у самого берега речки, казалось, не обращая на происходящее вокруг, совершенно никакого внимания.
   Серёга был нимало обескуражен столь неожиданным появлением и не менее неожиданным исчезновением недавних гостей. Красавицы ели уже скрыли под своими мохнатыми кронами две маленькие человеческие фигурки. Густая стена леса стояла неподвижно. А то что происходило внутри неё, надежно пряталось от посторонних человеческих глаз.
   Первым заговорил Александр.
   – И куда это, интересно, они сматываться собрались.
   – Где-то далеко на севере есть точно такая же долина. Там много волшебной воды, много пещер, но совсем нет людей. Учитель говорил раньше, что, возможно, они когда-нибудь уйдут туда. Наверное, время пришло. Да и нам с тобой, Саня, тоже пора собираться. Выбраться отсюда будет не так просто, как может показаться на первый взгляд. На другой стороне хребта ждут – не дождутся друзья и доброжелатели. С собой – запас еды на два дня. Лишняя поклажа не позволит достаточно быстро идти. За двое суток решится всё. Или жизнь – или смерть. Хотя – что я говорю. Ты ведь сам прекрасно понимаешь. Не маленький уже и с теми людьми знаком не понаслышке. Уходим по одному. Да, да, не спорь. Я отвлеку их внимание на себя. Лес – мой дом. В драку не ввязывайся. Я смогу уйти от погони, а если понадобится, то разберусь по-своему. Верь мне. Прошу лишь об одном. Если со мной что-нибудь случиться, то ты во что бы то ни стало выйдешь отсюда живым и заменишь меня.
   – Я обещаю, Серёга. Непременно пришью этого гада, если только ты сам по какой-либо причине не сможешь этого сделать.
   Сергей улыбнулся.
   – Ну, уж так сразу и пришью. Разобраться нужно сначала.
   – Нет и ещё раз нет. Для себя я уже во всём разобрался. Поверь на слово. С каждым человеком нужно разговаривать лишь тем языком, которого он заслуживает.
   – Ладно, давай-ка присядем лучше на дорожку. Скоро всё прояснится. – Я ухожу прямо сейчас вверх по хребту. Ты двинешься часа через два. По моим следам не ходи. Можешь ненароком и на засаду напороться.
   Сергей сунул в рюкзак несколько черствых лепёшек и две большие рыбины, закопчённые им накануне.
   – Что ж, будем прощаться. Бог даст, свидимся.
   Друзья обнялись. А через несколько минут каждый из них вновь остался один на один с угрюмым и молчаливым царством леса и камня.

   Человек шёл быстрым шагом по еле заметной тропе, в окружении лишь вековых елей, которые, казалось, с каждой минутой всё плотней и плотней подступали к петляющей между камней и расщелин тропинке. Он прекрасно осознавал сейчас ту опасность, что нависла над ним и его другом. С теми отморозками, что ждали по другую сторону хребта, шутки плохи. Они пришли сюда с совершенно определённой целью. Но страха не было. После того, что произошло за последние несколько месяцев, возможная смерть не могла заставить повернуть обратно. Ему просто хотелось как можно скорее встретиться с близкими людьми, со своим маленьким сыном, которому сейчас, как никогда, нужна помощь.
   Постоянное присутствие опасности заметно увеличило приток адреналина в кровь. Какой-то особенный дух сражения уже полностью завладел пробирающимся между огромных валунов путником, не оставив даже намёка на страх в его душе, а поместив туда лишь ненависть да волю к победе, которые и помогали не замечать усталости, забыть про всё, что мешает в достижении одной-единственной цели.
   «Во что бы то ни стало преодолеть перевал и добраться до города». Только эта мысль постоянно крутилась в голове.
   Сумерки надвигались незаметно. Человек торопился, чтобы до наступления темноты успеть подняться на верх.
   «Там стоит подыскать более-менее безопасное место для ночлега. Хотя возможно, что придётся идти и ночью. Перевалив на другую сторону, можно спускаться вниз по берегу жёлтого ручья. Это поможет не сбиться с пути даже в полной темноте, идти, не оставляя за собой следов, хотя и придётся немного подмочить ноги. Но на подобные мелочи сейчас внимания обращать не стоит».
   На тайгу опускался туман. Он, белый, словно парное молоко, был как будто специально кем-то разлит по земле. В его густой пелене с трудом различались даже стоящие поблизости силуэты деревьев.
   Серега остановился, чтобы осмотреться вокруг. Непрошеный комок от чего – то вдруг подступил к самому горлу.
   «Куда я иду и зачем? Из-за чего вообще здесь оказался? Кого должен спасти, подвергая себя смертельной опасности? Хотя вот с этим как раз всё ясно. Там сын, близкие люди, которым сейчас, как никогда, требуется помощь».
   А вот что касается остального, то оно по-прежнему оставалось скрытым под густой пеленой тумана, ещё более плотного и непроглядного, чем тот, что укрывал сейчас белым покрывалом землю. И в той новой жизни, в которую человек так торопился, найти правильную дорогу будет ещё сложнее, чем в этом диком, глухом таёжном безмолвии.
   «Одиночество. Это станет нормой. Один против всех во имя добра и справедливости. ОНИ будут смеяться. В НИХ нет жалости. Но именно поэтому, именно сейчас и именно я должен идти вперёд. Идти, чтобы сражаться, чтобы доказать свою правоту и отстоять право на жизнь».
   А между тем, двигаться дальше стало уже совсем невозможно. Слишком велика опасность сбиться с дороги или нарваться на засаду.
   «Нужно подыскать подходящее место для ночлега. О том, чтобы развести огонь, не может быть и речи. Запах дыма в чистом лесном воздухе при благоприятном ветре достаточно различим на расстоянии полтора – два километра. Топором тоже особо не поорудуешь». Выражение «в лесу раздавался топор дровосека», приобрело сейчас какой-то особенный, зловещий смысл.
   Решил ночевать прямо в густых зарослях осоки, невесть откуда взявшейся на правом, более пологом берегу ручья. Собрав несколько охапок сухой травы, тут же улёгся на неё и, несмотря на то, что на улице стало довольно прохладно, сразу забылся и уснул.
   Глаза открыл с первыми лучами восходящего солнца. В нос ударил резкий запах дыма. Человек сразу всё понял и быстро поднялся на ноги.
   «Враги где-то совсем рядом. Мешкать некогда». Перекинув через плечо походную сумку, без промедления двинулся вперёд. И сделал это, надо признать, как нельзя вовремя.
   Через несколько минут на этом самом месте стоял уже другой человек, с интересом рассматривая примятую траву и уходящие в лес совсем ещё свежие следы.
   «Вот и всё, дружок, – с удовлетворением думал про себя Михей, потирая от нетерпения ладони. – Уж теперь-то точно не сбежишь. Ответишь за всё. Но почему один? Хотя – потом разберёмся. Сначала нужно прикончить этого. Раз это не Александр, следы не его, значит, его напарник, который нам как раз и нужен. Что же, держись, голубчик. Он почти бегом направился обратно, к месту ночёвки своего отряда».
   – Скорее, ребята, поднимайтесь. Этот придурок уже почти в наших руках. Покончим с ним, а там и домой можно двигать.
   Но подгонять людей на этот раз оказалось вовсе ни к чему. Всем уже порядком надоело таскаться по тайге, и каждый просто горел желанием поскорее вернуться домой. Через несколько минут, бодро двинулись вперёд, выстроившись в ровную колонну за своим предводителем. Человек прошёл недавно. След был ещё совсем свежий.

   Преодолев перевал, Серёга вдруг почувствовал странную, ничем пока не объяснимую тревогу. Это ощущение, давно и хорошо ему знакомое, вряд ли являлось предвестником чего-то радостного.
   «Скорее всего, я здесь не один. Люди, что жгли костёр, наверно, уже где-то рядом. Кто же всё-таки бродит за мной по пятам в этих диких местах со столь завидным усердием и настойчивостью? Что им от меня нужно? Сделаю круг, километра три-четыре, чтобы затем вернуться на соседний голец. Оттуда преследователей несложно будет обнаружить, если только таковые действительно имеются».
   Серёга ускорил шаг.
   «Сначала идти по склону прямо вниз, а затем вверх, по направлению к огромному гранитному утёсу, что удобно расположился на самой вершине увала. Двигаться по кругу не стоит. Не исключено, что в отряде есть следопыты опытные настолько, чтобы не попасть на дешёвую удочку». Спускаясь вниз, старался не отклоняться от первоначального маршрута, дабы не вызвать лишних подозрений.

   Оставшись один, Саня задумался.
   «Странная всё-таки это штука – жизнь. Я так давно не видел друга. Столько времени пробирался к нему сквозь непроходимые лесные дебри и болота. Совсем недавно мы были вместе. И вот теперь – я снова один. Может, это и к лучшему. Может быть. Несколько часов, и вновь одиночество».
   Но, пожалуй, и этих нескольких часов оказалось вполне достаточно, чтобы понять суть того, для чего же всё-таки этот человек здесь сейчас находится. Суть истинной мужской дружбы и взаимовыручки, суть простых человеческих отношений, которые должны править в мире людей, но которые, к сожалению, там почти начисто там отсутствуют.
   Отдать одну жизнь во имя продолжения другой. Быть может, именно в этом и заключается смысл этой самой жизни.
   «Что же, война план покажет. Поживём-увидим. Возможно, что до крайних мер дело и не дойдёт». Человек вздохнул.
   «Возможно, что и не дойдёт. На отдых осталось часа два-три, не больше. Потом – снова дальняя дорога. И неизвестно, представится ли ещё когда-нибудь возможность вот так же полежать, растянувшись во весь рост, на свежевысушенной траве или суждено будет вечно отлёживаться в совсем ином месте».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация