А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Инок" (страница 21)

   Дальше – больше. Вниз по склону, километрах в двух от места странной медитации, куда-то не спеша брела медведица с двумя маленькими медвежатами. Увидеть её невозможно было бы, даже открыв глаза. Но медвежий рёв, раздавшийся как раз с той стороны, где должно в этот момент находиться семейство, подтвердил увиденное. И вдруг Сергей почувствовал, что учитель бесшумным движением руки размахнулся, чтобы его ударить. Успев перехватить удар, крепко сжал кисть своего наставника. А в ответ сразу же послышался одобряющий возглас:
   – Ну, что, для первого раза даже очень хорошо.
   Он только сейчас осознал то, что сделал.
   – Но это невозможно!
   Учитель продолжил:
   – Один раз в неделю в течение трёх месяцев будешь приходить сюда, и мы продолжим наши занятия. По окончании этого срока ты сможешь пользоваться своим шестым чувством тогда, когда посчитаешь нужным, и при чем, без помощи волшебной воды из священного источника. Обязательно овладей этим искусством в совершенстве, иначе не сможешь дальше продолжить свой путь. Запомни это.
   Стоял тёплый весенний день. В лесу весело щебетали птицы. Природа цвела и благоухала. В эти минуты совсем не хотелось возвращаться в мрачное и тёмное подземелье. Но то, что произошло сегодня на поляне, придало новый заряд жизненных сил, так необходимых для того, чтобы выжить и во что бы то ни стало дойти до цели. Дойти, чтобы идти дальше, вперёд, постигая новые, неведомые доселе ни кому из цивилизованных людей, знания. А достигнув совершенства, использовать приобретённое лишь во имя торжества добра, света и справедливости.
   Дни казались бесконечно долгими. Они тянулись один за другим нескончаемой чередой. Ночи, напротив, пролетали в мгновение ока. Порою даже казалось, что их не было вообще. Непосильный для нормального человека труд не оставлял ни капли сил. Прошлая жизнь теперь уже представлялась каким-то сладким сном. И даже та игра со смертью, в которую обстоятельства заставили их ввязаться этой зимой в тайге, сейчас не виделась такой уж ужасной по сравнению с тем, через что приходилось проходить изо дня в день.
   Порою Серёга даже начинал всерьез верить в то, что его просто-напросто хотят убить в этой грязной и вонючей шахте. Но внутренний голос да ещё, наверное, редкие, всего один раз в неделю, встречи с учителем подсказывали обратное.
   Там, у самого подножья скалы, творились вещи невероятные, если только не сказать больше, – сверхъестественные. Он начинал открывать в себе самом то, о чём раньше не мог даже подозревать. Возможно, что именно эти скрытые в каждом из нас силы и помогли человеку принять новый для него уклад жизни и справиться с невыносимо тяжёлой работой под землёй.
   А вскоре случай предоставил не только косвенные, но и самые прямые доводы, подтверждающие справедливость этих суждений. И лишь то, что ученик оказался чрезвычайно одарённым, спасло жизнь ему и ещё очень многим людям, указав дорогу к свету из мрачного подземелья.
   Три месяца, положенные на испытание, заканчивались. Несчастный уже всерьёз начал рассчитывать дожить до их завершения. И, несмотря на то, что он даже примерно не знал, что будет происходить дальше, на душе становилось легче. Подходил к концу этот каторжный труд в мрачных казематах странного завода.
   Но в тот день необъяснимая тревога вдруг овладела сознанием уже с самого утра.
   «В этом мире у меня нет ни друзей, ни врагов. А если сказать точнее, то попросту нет ни сил, ни времени, чтобы заводить знакомства. Что может представлять собой неизвестная опасность?». Вопрос непраздный. Но ответа пока не было.
   Идя обычной дорогой на работу, через узкую и тёмную расщелину скалы в вонючую подземную душегубку, бдительности не терял ни на секунду. Эта привычка необходима здесь для того, чтобы просто выжить. А в это утро человек был внимателен вдвойне.
   Странное чувство не оставляло, заставляя с какой-то особенной настороженностью присматриваться и прислушиваться ко всему, что происходит вокруг.
   «Я вновь наблюдаю за самим сабой. Ощущение хорошо знакомое, но раньше я испытывал его лишь там, у скалы, под действием волшебной воды из священного источника. Сейчас оно пришло само собой под действием смутного и ничем не объяснимого предчувствия неизвестной опасности».
   Перед глазами вырисовывались совершенно отчётливые очертания каменных стен, между которыми люди шли как раз в эту самую минуту.
   Человек прекрасно понимал, что этого не может быть. Но в последнее время жизнь научила по-иному относиться ко всему происходящему. Слишком часто многие невозможные, на первый взгляд, вещи вдруг становились реальностью. И именно поэтому идущий старался внимательно наблюдать за тем, что происходило у него на глазах.
   Подходя к очередному изгибу каменного коридора, отчетливо увидел детину с огромной дубиной на плече. Со стороны казалось, что тот поджидал именно их. Он внимательно вслушивался в тишину подземелья, а услышав приближающиеся шаги, заметно оживился и занял угрожающую боевую позу, приподняв своё оружие высоко над головой.
   Отряд быстрым шагом спускался вниз по лестнице. Шли цепочкой на расстоянии пяти шести метров один от другого. Идущий сзади постоянно видел спину идущего впереди. Правила такого передвижения под землёй были написаны кровью на потёртых стенах мрачного каземата. Если идти плотной группой, то, в случае завала, могут погибнуть все и сразу. Наверное, раньше такое уже бывало, потому что люди свято и неукоснительно соблюдали этот неписаный закон. «Раз я иду первым, значит, несу ответственность за всех».
   Дойдя до уступа, где пещера круто поворачивала направо, не подал даже вида, что чем-то обеспокоен. «А тот незнакомец, что стоит за скалой, если только такой в действительности существует, пусть уж лучше не догадывается о том, что я готов к встрече с ним. Пусть он думает, что наносит удар слепому котёнку, не видящему и не слышащему ничего, что происходит вокруг».
   А человек с дубиной между тем сохранял прежнюю боевую стойку. И в тот самый момент, когда идущие поравнялись с камнем, за которым притаился странного вида бородач, он сразу же начал опускать свою палицу на голову идущего первым – Сергея, чтобы нанести последний и решающий удар, после которого уже вряд ли можно было бы куда-нибудь идти дальше.
   Но в тот самый момент, когда булава стала с невероятной силой опускаться вниз, прямо на «мягкий» человеческий череп, неожиданно для окружающих, но более всего неожиданно для мохнатого великана идущий во главе колонны сделал два резких шага назад. К нему под ноги вывалилось круглое и громоздкое тело с большой палкой в руках и округлившимися от неожиданности глазами.
   Взмахнув своим оружием изо всех сил и промахнувшись, нападавший потерял равновесие и, словно мешок с опилками, свалился прямо под ноги своей несостоявшейся жертве.
   Серёга выхватил нож. Ещё секунда, и враг никогда уже больше не поднялся бы на ноги. Жизнь среди этих людей научила быть жестоким и решительным в такие минуты. «Если я не сделаю этого сейчас, то через мгновение он поднимется, и уж точно раздумывать не станет, а ударит наверняка, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести». Но за спиной вдруг услышал знакомый голос. Это был учитель:
   – Подожди. Не убивай. Это всего лишь испытание. Ты достойно прошёл его. Так пусть живёт и этот человек.
   Серёга спрятал нож и, не оборачиваясь, пошел дальше в темноту. А учитель не спеша уходил в обратную сторону.
   «Ничего, – успокаивал он себя. – Сегодня последний день под землёй. Больше я сюда не спущусь. Да, пожалуй, и охранника этого тоже никогда не увижу. Ну, а если, если бы я не смог? Выходит, что тогда просто смерть? Возможно, и смерть. Обычаи этих людей жестоки, но выбирать не приходится. А что здесь делал учитель? Ведь он стоял прямо у меня за спиной. Наверняка ведь пришел не для отдыха. Может быть, он хотел помочь. Был здесь, чтобы не дать мне погибнуть!»
   Человек вздохнул с облегчением. И вовсе не оттого, что избежал смерти. В некоторых случаях она, возможно, является даже избавлением. Ему стало легче потому, что он не потерял друга. Человека, которому верил. Предательство близких людей, наверное, гораздо хуже смерти.
   «Нет, людям, несмотря ни на что, нужно верить, и не стоит спешить со скоропалительными выводами».
   И это впоследствии оказалось следующей истиной, которую он усвоил один раз, но на всю оставшуюся жизнь.
   «Теперь, наверное, всё позади. Хотя, если должно случиться что-то ещё, что же, чему быть, тому не миновать. Отступать всё равно некуда. Я буду готов ко всему, в том числе и к смерти, если только она станет неизбежной, либо необходимой».
   Спустившись вниз, принялись за свою обычную работу. Серега усталости не чувствовал. Наверное, уже успел привыкнуть, а возможно, сознание того, что всё скоро закончится, придавало столько сил, что работа казалась вовсе не в тягость. И даже та противная вода, что тоненькой струйкой текла в дальнем углу пещеры и столько раз спасала его от гибели, даря новые силы в самый тяжёлый момент, сейчас оказалась попросту не – нужной.
   Обычный и размеренный ритм работы подземного цеха прервал пронзительный крик человека: «Спасайтесь»!
   Оглушительный грохот обваливающегося свода и падающих сверху камней поглотил в себе призывы о помощи гибнущих людей. Мир вокруг превратился в самый настоящий ад, в котором трудно стало вообще что-либо разобрать.
   А всего через несколько минут всё стихло. Факела, горящие по стенам, погасли. Стояла такая кромешная тьма, что даже на расстоянии в несколько метров уже нельзя было ничего разглядеть. И лишь человеческие стоны могли указать на присутствие здесь пока еще живых людей. После обвала в воздухе стоял плотный столб пыли, которая забивала нос, горло и, оседая где-то внутри, делала дыхание попросту невозможным.
   Картина помещения с обрушившимися каменными стенами и потолком вновь четко вырисовывалась перед глазами, несмотря на полную темноту. Он увидел вдруг прямо перед собой огромные завалы и погребённых в них заживо людей. Видел их искалеченные и изуродованные тела. Видел также и то, что многие пока ещё живы. Они звали и молили о помощи, либо смерти.
   «Нужно срочно отсюда выбираться. А иначе умереть придется всем. В таких условиях человеческий организм долго существовать не сможет. Недостаток кислорода, плотная стена пыли и ещё какой-то вонючий газ, что быстро наполнил все помещения подземного грота после обвала, сделают своё дело. Один-единственный выход завален камнями, по меньшей мере, метров на сто. Разобрать завал – затея пустая. Ни малейшего шанса на спасение. Ждать помощи снаружи тоже, пожалуй, бессмысленно. Ждать – значит погибнуть. Завал раскопают не раньше чем через сутки, даже если будут работать все 24 часа без отдыха и сна. А всего через час здесь никого в живых уже не останется».
   Но жить хотелось безумно. Хотелось вновь увидеть те леса и реки, те горы и тех людей, что остались там, наверху. Хотелось увидеть всё то, на что неоднократно уже смотрел раньше, но, наверное, так и не смог по достоинству оценить. Хотелось просто жить. И только сейчас, в минуту смертельной опасности, Сергей смог понять истинную цену человеческой жизни.
   «Наверное, сейчас я в ответе за этих людей, потому что один из всех находящихся здесь всё-таки способен найти дорогу к свету».
   Человек не боялся смерти. Он просто не хотел её принимать потому, что, несмотря ни на что, должен выйти отсюда сам и вывести остальных. Должен для того, чтобы увидеть своего, уже, наверное, родившегося сына. Должен сделать в жизни ещё многое, о чём сейчас не мог даже догадываться.
   Собрав волю в один-единственный кулак, метр за метром обследовал захлопнувшуюся подземную ловушку в поисках, возможно, даже не существующего выхода. Сохранять самообладание в сложившейся ситуации оказалось чрезвычайно сложно.
   «Так, спокойно, из каждого положения всегда есть три выхода». Словно заклинание, без устали твердя про себя одну-единственную фразу, наконец, нашёл, что искал.
   Источник, который столько раз придавал людям силы во время их каторжного труда в подземелье, вытекая из-под камня в противоположном углу пещеры, тоненькой струйкой бежал вдоль стены и вырывался на свет через узкое отверстие в скале, совсем рядом.
   Узким проход оказался только в самом начале. Далее, с каждым метром, он делался всё шире и шире. Осторожно спустившись к тому месту, где ручей должен выходить наружу, Серёга действительно обнаружил там отверстие.
   Схватив валявшуюся неподалёку кирку, без промедления принялся за дело. После пяти минут непрерывной работы лаз оказался пригодным для того, чтобы через него с трудом, но всё-таки мог протиснуться человек. Заглянув внутрь проёма, чуть было не вскрикнул от радости. Где-то далеко, в самом конце тоннеля, брезжил едва различимый лучик света. Сознание не обмануло. Сам не помня себя от радости, он вдруг заорал что было сил: – Скорее! Скорее все сюда! Здесь выход! Вода укажет нам путь к свету и спасёт в очередной раз!
   С трудом протиснувшись в узкий проход между камней, пополз наружу. С каждым вновь пройденным метром ползти становилось всё легче, а дышать всё свободнее. Тоннель делался шире, а воздух чище.
   Минут через десять, когда узник выбрался на свет, он увидел бегущих навстречу людей и понял, что это спасение.
   «Уже совсем скоро, они вытащат оттуда всех живых, а затем и мёртвых. Да. Сейчас я, пожалуй, прошёл своё первое испытание до конца». Больше Серёга уже ничего не помнил.

Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация