А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Инок" (страница 20)


   Съев кислую похлебку, заменявшую завтрак, и запив стаканом не – сладкого чая, Игорь вновь задремал. Но его тут же привел в себя щелчок отпираемой двери.
   – Николаев, на выход.
   «Что им нужно? Неужели опять на допрос? Как это все надоело, в конце-то концов. Вечно, что ли, так будет продолжаться?!»
   – Давай – давай, пошевеливайся. Не охота из клетки выходить, видно? Понравилось тут? Как рыба в воде себя чувствуешь, – солдаты шутили с ним.
   «Так с „губарями“ не должны обращаться», – подумал про себя. В коридоре уже стоял Васька.
   – Вот, забирайте свои шмотки и идите. Всё, свободны. Нечего в коридоре толкаться.
   Выйдя на улицу и идя по направлению к казарме, они все еще не могли понять, что же все-таки произошло.
   – Послушай, а чего это нас отпустили-то?
   – Да я и сам в толк не возьму никак. Придем в часть, там все и прояснится.
   Поднимаясь по лестнице, ребята услышали знакомый голос дневального. Того самого, что стоял в ту злополучную ночь на тумбочке:
   – Подойти поздороваться с дежурным по части не хотите.
   – Успеем. Ты то как, дружище, зачастил смотрю. Понравилось, боишься место займут.
   – Вашими стараниями. А ты Николаев, дуй быстрей к командиру. Как, ты ещё здесь.
   Через минуту, Игорь постучал в массивную дубовую дверь и, отрапортовав, как положено, о своем прибытии, вытянулся по стойке смирно.
   – Ну, что, Николаев, ничего не хочешь мне рассказать?
   – Да нет, товарищ командир, я, вроде, уже все сказал.
   – Ну, нет так нет.
   Командир замолчал. В душе у Игоря похолодело. Он считал, что именно в эти секунды и решается его судьба. Но, улыбнувшись, подполковник вдруг добавил:
   – Только будь поумней в другой раз.
   – Разрешите идти?
   – Иди, иди.
   И вновь дни тянулись за днями, монотонные и похожие один на другой, нескончаемой и совершенно однообразной вереницей. Порою начинало казаться, что время и вовсе остановило свой ход. Его движение здесь можно было сравнить разве что с ходом судна в океане. Когда не видно берегов, то начинает казаться, что корабль и вовсе никуда не плывет, а просто-напросто стоит на якоре на одном и том же месте. Свирепый старшина в последнее время почему-то совсем перестал баловать своего подопечного тёплым отцовским вниманием. Может, потому, что тот исправно нес службу. Ходил в наряды, заступал на дежурство. А может быть, и оттого, что парень давным-давно на выпадки страшного прапорщика внимания не обращал. И последнему это казалось крайне обидным. Не желая показывать остальным солдатам своей слабости, отец родной решил просто отстать от «неправильного бойца» и переключил свой воспитательный талант на тех солдат, которые более уважительно относились к его педагогическим способностям.
   На дворе стояла середина июля. Лето было в самом разгаре. Тайга представлялась восхищенному взору во всей своей красе. Она цвела и благоухала. И хотя при напряженном ритме солдатской жизни сложно наслаждаться всей этой красотой, Игорь все-таки нет-нет, да находил минутку-другую, чтобы просто полежать, ничего не делая, на пестром и таком мягком ковре, сплетенном из пахнущих медом трав и цветов. Возможно, что именно эти короткие минуты отдыха и помогали ему в не – легкой службе, давая тот новый заряд жизненной силы и энергии, при помощи которого можно перенести все трудности и невзгоды, что порою непосильным грузом ложились на еще не окрепшие плечи. Они да еще, пожалуй, та маленькая трубка, что лежала в кармане и постоянно напоминала о доме.
   «Мать писала, что дядя Сережа ушел в какую-то экспедицию по Уралу. Люди пропали без вести. С трудом верилось, что в наши дни такое возможно, но тем не менее о дядьке вестей не было. А еще она говорила вроде, что в этот самый поход его снарядила родная супруга, чтобы денег побольше подзаработал. Она, мол, с каким-то там хмырем спуталась, который ей в этом и помог. Сначала его в экспедицию, а потом и ее в „дурку“ запрятал. Так ей и надо. Стерва она, эта Танька. Если с дядькой что-то случится, я ей сроду этого не прощу. А хмырю этому, ей-богу, морду набью, как вернусь». Игорь до боли сжал кулаки. Тяжелые мысли неприятным грузом лежали на душе. В себя его привел истошный крик дневального по роте:
   – Эй, Николаев, ты чего там расселся? Я тебя уже полчаса ищу. Давай дуй к Полякову.
   Командир роты, капитан Поляков, человек спокойный и рассудительный. Игорь его за это уважал. В отличие от старшины, он вообще никогда не повышал голоса и являлся полной противоположностью прапорщика. Но вместе с тем это был командир строгий и требовательный и повторять по два раза одно и то же не любил. Прекрасно зная это, солдат встал и быстрым шагом направился в сторону казармы. Ротного встретил на крыльце, у входа.
   – Николаев, я сейчас сильно тороплюсь, поэтому слушай меня внимательно, второй раз повторять не стану.
   Парень про себя улыбнулся: «Мог бы и не говорить одно и то же в сотый раз».
   – Ты знаешь, наверное, что Козлов у нас скоро увольняется. Так вот, два раза в неделю вместе с механиком, будешь ходить на вертолетную площадку, знакомиться с оборудованием. Иногда, если вылетим на учебные полеты, попробуешь поработать. Распорядок тебе старшина доведет. Закончив, он пошел в сторону штаба, а солдат, так и остался стоять на крыльце, не в состоянии до конца осознать все то, что только что услышал. Он в буквальном смысле слова сам не верил своим ушам. Его радость не могло омрачить даже то, что только что было упомянуто имя старшины.
   Место радиста на вертолете считалось одним из самых «блатных» в части. Работа «непыльная». А кроме того, из иллюминатора в хорошую погоду открывается вид, достойный пера художника. «Отцы-командиры» частенько летали на рыбалку, устраивая там небольшие пикнички. Немного подвыпив, они щедро одаривали солдат, которых в экипаже было всего двое, радист и механик. Если служить без залетов, то всегда можно съездить домой в отпуск. И кроме всего прочего, его больше не станут ставить в наряды. Боевая машина должна быть готова взлететь в любую минуту.
   Бойцов всегда отбирали тщательно, надежных, а главное, не болтливых. Возможно, что недавние события сыграли не последнюю роль в том, что сегодняшний разговор состоялся.
   «Но кого ещё поставят в экипаж?» Хотелось узнать это немедленно. Почти бегом он поднялся по лестнице на второй этаж.

   Часть 3

   Глава 1


Страницы прошлых лет листая,
Тебе припомнится вдруг сразу
Прошедших дней рутина злая.
А ветер, что не виден глазу,


Своим дыханием согреет
И теплотой сердец любимых
В ненастье душу обогреет.
Он чередою лиц незримых,


Но близких и родных до боли
Вонзится острою стрелою,
Вмиг, сердце вдребезги разбивши,
Вновь улетит. А став золою,


Вдруг седины оставит метку,
Исчезнув снова за горами.
И лишь слепая неизвестность
Останется кружить над нами.


Из года в год скользить по краю,
Но сердце, биться не устало.
И если ты кому-то нужен,
Поверь, не так уж это мало,


Чтоб дальше жить и вновь сражаться,
Дырявой шкуры не жалея.
И лишь одну мечту большую
В душе хранить, теплом лелея.

   Люди казались похожими один на другого, словно две капли воды. Одежда грубого пошива, довольно крепкая на вид. Из какого материала она сделана, Сергей пока определить не мог. Дядя Фёдор заговорил первым:
   – Вы мои братья, – произнёс он твёрдым и решительным голосом, обращаясь к толпе, что стояла немного поодаль. – Это мой сын, – он указал на Сергея. – Так будьте с ним братьями.
   Человек, что выглядел старше всех, а скорее всего, и являлся самым главным среди стоявших, добавил:
   – Пусть будет так, и пусть он пройдёт весь свой путь до конца.
   В знак согласия оба лишь слегка кивнули головами.
   Фёдор повернулся и зашагал прочь. Сергей машинально хотел, было, идти за ним, но вовремя остановил себя.
   Теперь его дом здесь, и идти некуда. Придётся прожить в этих странных местах несколько лет, и уже потом вступить в свой последний и решающий поединок. Что именно означают слова «пройти весь свой путь до конца», он пока ещё представлял себе весьма смутно, но надеялся в самом скором времени во всём разобраться.
   Жители леса неплохо разговаривали на нормальном русском языке, хотя и с небольшим акцентом. Даже более того, их речь, пожалуй, можно назвать литературной, чего нельзя сказать о говоре многих наших современников, порою имеющих не одно высшее образование. «Туземцы» никогда не матерились и не пользовались жаргоном. Нужно отметить, правда, что в их выражениях присутствовала некоторая краткость, но это не мешало довольно точно выражать мысль говорящего.
   К Сергею подошёл пожилой человек.
   – Пошли, – обратился он к нему без лишних церемоний. – С этой минуты я твой учитель и буду с тобой до конца пути.
   – А что это за путь такой? – неожиданно для самого себя вдруг спросил парень у подошедшего.
   – Это путь духовного и физического перевоплощения. После его окончания ты сможешь владеть многими знаниями, для тебя пока недоступными. Но запомни главное. Эти знания – только твои. Ты никогда не должен без разрешения на то совета племени передавать их другим людям. Ты никогда не должен пользоваться ими для совершения зла. Твой отец дал слово. Он ответит вместе с тобой, если ты нарушишь закон. А вот здесь будешь жить.
   Они вошли в небольшое помещение, находящееся под землёй. Стены его, выложенные брёвнами, имели всего одно окошко, выходящее на улицу, по меньшей мере, метрах в пяти от пола. Снаружи небольшую трещину в скале отыскать очень непросто, да и добраться до неё без специальных приспособлений, практически невозможно.
   В углу стояла большая деревянная кровать, а рядом с ней стол, такой же огромный и громоздкий. На столе пылилась книга, размерами совершенно определённо сочетавшаяся с остальной мебелью.
   – Это наш закон, – произнёс учитель. – Почитай его на досуге, а сейчас отдыхай.
   Он повернулся и вышел в коридор.
   – Вот попал, – с досадой думал про себя Серёга.
   «Полудикие пещерные люди, древние манунскрипты и тайные знания. Что всё это значит, в конце-то концов?» Он с интересом открыл было предложенную ему литературу, но, к сожалению, читать уже не смог. Глаза слиплись сами собой.
   Утром проснулся от яркого света. Через единственное окно солнце светило прямо в лицо. Открыв глаза, сразу встал с кровати. Учитель уже стоял рядом.
   – Пойдём, – тихо произнёс он.
   Пройдя по узкому каменному коридору, вышли на улицу.
   – Первые три месяца, будешь работать под землёй. Что делать – тебе скажут. Один день в неделю – выходной. А самый лучший отдых – это медитация. Встречаемся наверху, у скалы, по понедельникам.
   Обогнув поляну, люди протиснулись в расщелину утёса и оказались в узкой, уходящей в глубину полутёмной пещере. Странно, что хоть какой-то свет здесь всё-таки присутствовал. Его источник оставался загадкой. В ноздри сразу ударил едкий запах дыма.
   Серега не заметил человека, что сидел в нише стены, и обратил на него внимание лишь тогда, когда учитель заговорил с незнакомцем.
   – Это наш брат. Он проходит своё первое испытание и будет приходить каждый день, кроме понедельника.
   Сидящий в стене человек в знак согласия лишь кивнул головой и тихо произнёс:
   – Хорошо, я провожу.
   Внизу неизвестный газ сильно щипал глаза и не давал дышать. Люди здесь походили на чертей. Раздетые по пояс, вымазанные сажей с ног до головы, они работали, не зная отдыха.
   Осмотревшись, понял, наконец, что находится в подземной мастерской. Наверное, точнее это место можно назвать даже не мастерской, а мини-цехом, в котором плавили руду, делали оружие и, наверное, ещё многое другое, что скрывалось в темноте от посторонних глаз. В углу, в большой яме, булькал расплавленный металл.
   – Так вот откуда рыжий дым над горами. – Интересно, что за материал они используют? На бурый железняк не похоже. Вряд ли в столь примитивных печах можно достичь температуры более 1500 градусов, необходимой для выплавки чугуна обычным способом.
   Рядом с этими своеобразными «домнами» работали, не останавливаясь ни на минуту, несколько огромных мехов, приводимые в движение группой рабочих, которые по очереди обеспечивали непрерывную работу механизма. Копоть уходила через узкую щель в потолке. «Наверное, дядя Фёдор и раньше догадывался о происхождении рыжего дыма, но отчего-то упорно молчал, ничего не объясняя».
   Вместо топлива применялась странного вида смесь, чем-то напоминающая нефть. Что это такое, Серёга пока понять не мог, хотя не – плохо был знаком с геологией. И топливо, и сырьё таскали носилками, похожими на большие корыта.
   После часа непрерывной работы силы начали постепенно покидать слабеющее и не привыкшее к такой нагрузке тело. Но он отчего-то постоянно смотрел на своего напарника, «лилипута», похожего на скелет, по которому дети в школе изучают анатомию, и понимал, что сдаться – значит подвести его, значит, признать себя слабаком. А ведь учитель заикался о каком-то там испытании. В голове вдруг наступило помутнение. Человек уже практически перестал понимать, ощущать и чувствовать всё, что творится вокруг. Он как будто находился в каком-то взвешенном состоянии, когда, ничего не понимая, ни о чём не думая и ничего не замечая вокруг себя, словно запрограммированный робот, продолжал совершать одни и те же движения, независимо от своих желаний и возможностей, а если сказать точнее, то просто повторял то, что делал идущий впереди. Крепко вцепившись обеими руками в носилки, Серёга передвигал ноги, поворачивал голову и даже дышал точно так, как странный незнакомец, которому усталость, была чужда вообще.
   Запущенную чьей-то невидимой рукой и так размеренно работающую машину остановить, наверное, не могло уже ничто. Хотя, конечно же, на самом деле это было не так.
   Часа через три наступил короткий отдых. Невероятно, но «железный» человек вдруг заговорил. До сих пор, за всё время работы, он не произнёс ни единого слова, и казалось, вообще не умеет разговаривать.
   – А ты молодец. В первый раз никто столько не выдерживает. На вот, отхлебни водички. Полегче станет.
   Оба сделали по несколько глотков. По вкусу вода казалась похожей на минеральную. Но в ней было слишком много какого-то противного газа, который отдавал в нос, в глаза и даже в уши, вызывая неприятную отрыжку.
   – Сделай три больших глотка, даже если очень противно. Водица эта силы здорово прибавляет. И дышать сможешь нормально. Без неё не выжить.
   Серёга последовал совету своего наставника и выпил ещё. Человек сразу ему понравился, хотя раньше они никогда не встречались. Эти несколько часов, проведённые подземелье, его лицо и ещё что-то, что именно, он пока и сам понять не мог, вызывало доверие к незнакомцу.
   – Не верить ему – значит, обречь и себя, и его на гибель.
   Здесь, в подземелье, на той самой размытой границе между тем и этим светом, при таком отношении между людьми остаться в живых попросту невозможно. Нехватка кислорода, булькающий металл, едкий газ и, наконец, те узкие лесенки, по которым приходилось таскать руду, проходившие по самому краю бездны, – всё это создавало те особые условия, в которых внезапная гибель работающего вызывала совсем немного внимания со стороны его соотечественников.
   А вода тем временем действительно оказывала благотворное воздействие на организм. Стоявший понемногу стал приходить в себя и начал смотреть на мир уже обычными глазами, более-менее реально воспринимая окружающий пейзаж. Именно сейчас это стало попросту жизненно необходимо. Сейчас человеку уже совсем не было всё равно, сгорит ли он заживо в булькающем металле или какое-то время ещё будет карабкаться по этим узким и скользким ступенькам.
   В тусклом свете мерцающих факелов люди стали похожи на немые серые тени, застывшие возле огромных отвесных стен каменного каземата, воспользовавшись, несколькими минутами отдыха.
   А трудились здесь все на износ. Но от работы никто не отказывался. Возможно, что не могли нарушить закон, а, быть может, отступать вообще не принято в их необычном мире. Уйти с поста – значит поставить на своё место и подвергнуть смертельному испытанию другого человека. Того, что придёт сюда вместо тебя. А это, несомненно, считалось несмываемым позором и стало, наверное, следующей вечной истиной для Серёги, твёрдо усвоенной именно в этом мрачном подземелье.
   Впоследствии в своей полной трудностей и лишений жизни он никогда не уходил в сторону от опасности, порою даже заглядывая холодное в лицо самой смерти. Нельзя сказать, что рискуя собой, во имя спасения жизней других людей, человек не боялся. Нет. Но, несмотря на это, всегда был совершенно твёрд в своих намерениях. А страх – всего лишь минутная слабость, с которой нужно уметь справляться. Ибо чувства никогда не должны брать власть над разумом, в котором один раз и на всю оставшуюся жизнь чётко отпечаталось: «Иногда, жизнью приходится рисковать».
   Вечером еле добрался до кровати. Руки и ноги дрожали от усталости, а голова кружилась так, что, сев, уже попросту невозможно было больше подняться на ноги.
   Кроме всего прочего, из носа и ушей вдруг пошла кровь. Но боли не чувствовалось, и Серёга старался не обращать на это внимания.
   Весь следующий день как две капли воды оказался похож на предыдущий. Хотя люди в подземелье работали уже другие. Наверное, больше, чем один день, здесь никто не находился. И сейчас, проснувшись рано утром, перед тем как вновь спуститься в пещеру, человек, кажется, начал понимать причину тех сочувственных взглядов, что подземные рабочие то и дело бросали в его сторону.
   «Испытание продлится три месяца. Срок почти нереальный. Но нужно постараться выжить. Выжить во что бы то ни стало и несмотря ни на что. Выжить во имя, наверное, уже родившегося ребёнка. Выжить назло врагам, которые так сильно желают моей смерти. Никогда и ни при каких обстоятельствах не изменять себе». А это значило лишь то, что нужно жить и бороться до конца.
   Наконец, наступил понедельник. «Сегодня, можно остаться наверху и встретиться с учителем».
   Пожилой человек неподвижно сидел посредине зелёной лужайки, скрестив ноги под собой. Указав Серёге место напротив, он заговорил первым.
   – Я знаю: тебе очень тяжело. Но ты не должен сдаваться. Твой дух выше физических страданий и гораздо твёрже твоей плоти. Пока человек не пал духом, он живёт. Осталось два месяца и три недели. Людей не сторонись, но особо никому не доверяй. Здесь не любят чужаков. От меня ничего не скрывай. Я – твой друг. А сейчас я помогу тебе овладеть твоим первым знанием.
   Два человека встали и молча начали подниматься по склону по направлению к огромным скалам, что сплошным каменным поясом венчали вершину водораздельного хребта.
   После двух часов непрерывной ходьбы вышли к границе леса и продолжили путь по каменной россыпи. Вершину гряды обозначала отвесная каменная стена с совершенно гладкими склонами. Со скалы тонкой струйкой падала вода, образуя внизу, в месте своего падения, небольшое озерко с кристально-чистой, словно слеза, водой. Из него с весёлым журчанием вытекал безымянный ручей, устремляя в даль свою прозрачную и такую беспокойную воду. Но далеко убежать ему так и не удалось. Огромные каменные завалы прятали под собой маленькую частичку жизни, совсем недавно ими же и порожденную.
   – Это святой источник. С его помощью ты сможешь открыть в себе те скрытые до поры возможности, что дремлют в каждом из нас. То самое шестое чувство, про которое, пожалуй, нельзя рассказать словами. Скоро и сам всё поймёшь. Сделай три глотка воды из ключа, сядь, закрой глаза и сосредоточься.
   Они сидели друг против друга. Вода журчала и убегала прочь, не обращая внимания на людей, что в странных позах застыли посредине поляны. Но тем не менее она, сама того не желая, оказывала на них удивительное и, даже более того, чудесное действие. Во всём теле чувствовалось необыкновенное облегчение. Перед глазами вдруг поплыли картины окружающего леса. Казалось, что человек смотрел сам на себя, но только уже со стороны. А то, что произошло дальше, вообще не укладывалось ни в какие рамки и заставило поверить в те вещи, которые еще неделю назад показались бы попросту смешными.
   Сначала Серёга увидел пролетающую мимо ворону и, скорее всего, принял бы это за плод своего собственного, больного воображения, но громкое карканье над головой привело в чувство и подтвердило реальность всего происходящего.
   «Но ведь я даже не открывал глаз. Что всё-таки происходит?» Не – приятный холодок пробежал по телу.
   «Просто мистика какая-то», – думал про себя сидящий.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация