А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Инок" (страница 15)

   Глава 4


Взмахнув крылом, сорвался в бездну
Орёл, крылатый неба странник.
Путь неизвестный и далёкий,
Пройти не просто. Он, изгнанник,


У бури милости не просит,
Под небесами нет укрытий.
Но не сдаётся, и уносит
Стихия в даль. И путь открытий


Не будет страшен птице сильной,
Коль страха нет в душе. Взлетая,
Она кричит, и тьме бессильной
Тот жизни крик в лицо бросая.

   Старшина с виду казался созданием довольно-таки свирепым. Хотя, пожалуй, что и не только с виду. Если он говорил «люминий», то спорить было совершенно бесполезно. Дискуссии приводили этого человека в какое-то особенное состояние души, названия которому в русском языке пока ещё не придумано. Впадая в этот транс, он умудрялся, стоя на одном месте и ни за что не держась, размахивать руками и ногами одновременно. При этом в разные стороны на огромное расстояние разлетались слюни и берущие за душу матерные слова, смысл которых, в общем – то, сводился всегда к одному и тому же. Оказывается, слишком умного солдата впереди не ожидало, в принципе, совсем ничто хорошее. Ему предстояло гнить в нарядах либо проводить время «на губе», оставляя про запас все свои умозаключения и таланты. Сейчас прапорщик сидел на столе, заложив ногу за ногу, и смотрел поверх лысых голов таким взглядом, что поднимать глаза никому уже совсем не хотелось.
   Игорь чистил картошку часа два кряду. Спина ныла, а пальцы рук предательски немели, отказываясь слушаться. Оставалось ещё немного. Но это немного, пожалуй, и стало самым трудным. Последние три – четыре часа в присутствии дорогого начальника обещали превратиться в сплошной кошмар. В эти минуты солдатская казарма, казавшаяся такой противной и вонючей в первые месяцы службы, представлялась просто раем на земле. И даже строевая подготовка, от которой жутко болели ноги и появлялись кровавые мозоли, не шла ни в какое сравнение с тем, что ожидало совсем скоро.
   Первые полгода, проведённые в учебке, заканчивались. Скоро начнут приезжать «покупатели». Они повезут ребят к постоянному месту службы. Игорь, конечно, не ждал, что там станет легче. Но все-таки это было хоть какое-то разнообразие в успевшем уже порядком надоесть размеренном и монотонном ритме казарменной жизни.
   Васька, сосед по койке, оказался парнем общительным и разговорчивым. Когда выдавалась свободная минута, он без устали рассказывал другу разные истории из своей прошлой гражданской жизни. Половина из них была чистой воды вымыслом, и Игорь это прекрасно понимал, но товарища не перебивал. В конце концов, какая разница, правда или нет. Главное, что в такие минуты им обоим становилось хорошо. Друзья могли хоть на какое то время отвлечься от повседневной рутины и побывать в той другой, казавшейся теперь уже далёкой и неестественной, жизни. Оказалось, что на гражданке ребята жили не так уж и далеко друг от друга.
   Вечером, после наряда, старшина построил всех на плацу.
   – Ну, что, птенцы желторотые, устали, что ли? – проговорил он, не – весело улыбаясь, и стёр испарину со лба белым платочком. После этого радостный смех полного идиота минут пять сотрясал окружающую местность в радиусе нескольких сот метров. Остальным, конечно же, сейчас было далеко не до веселья.
   «Слава Богу, что таких людей в армии немного, – думал Игорь. – Но все-таки они есть. Это, конечно, очень печально, но ничего не поделаешь, приходится мириться». Ночью все спали словно убитые. А на следующий день после утренней пробежки отец родной сообщил ещё одну крайне «радостную» весть.
   – Вот что, гаврики, сегодня после обеда у нас будет кросс. Правда, не марафонская дистанция, всего десять километров, но зато, как говорится, «всё своё ношу с собой». После этого он вновь рассмеялся своим неестественно-диким, почти истерическим хохотом.
   Жирная грязь размеренно чавкала под ногами. Автомат бил по спине, а боекомплект постоянно тянул книзу. Со всем этим бежать невыносимо тяжело. А порою, когда приходилось надевать ещё и противогаз, становилось уже совсем невмоготу. Сняв в очередной раз маску с лица, Васька вылил воду на землю и, задыхаясь, проговорил:
   – Ты посмотри-ка, целый стакан, никак не меньше. И откуда столько берётся?
   – Ты бы лучше поменьше разговаривал, силы поберёг. А то сдохнем прямо здесь, посреди поля, в этой противной вонючей жиже, и поминай, как звали – большой привет родственникам.
   Игорь говорил вполне искренне. Для людей, совсем недавно пришедших в армию, всё происходящее, пожалуй, являлось гранью их человеческих возможностей. Многие такого испытания не выдерживали и попросту сходили с дистанции. Возможно, что последовать их примеру стало бы гораздо разумнее, чем заставлять свой организм сделать то, чего он в принципе сделать не в состоянии. Но насмешки товарищей, с молчаливого согласия отцов-командиров, в армейском коллективе значили очень много, и поэтому каждый держался до последнего.
   Грязь сменилась песком, но от этого не полегчало нисколько. Сапоги вязли в сыпучем грунте, а ноги от усталости отказывались слушаться. Ребята как могли поддерживали друг друга:
   – Васька, держись, браток. Ещё чуть-чуть осталось. Последние три километра по лесу. Останавливаться нельзя. Если сядешь, то уже вряд ли поднимешься.
   Порою он брал товарища под руку и помогал ему взбираться на очередной подъём, хотя сам еле двигал ногами, прекрасно понимая, что на оставшиеся три – четыре километра его уже не хватит. И когда до лагеря оставалось совсем немного, а большая часть бойцов плелись где-то далеко позади, под весёлый мат их «чуткого» начальника Игорь понял, что силы кончились и дальше бежать он не сможет. Остановившись, выдохнул из последних сил:
   – Всё, я тут останусь. Дальше давай один добирайся.
   И вот здесь произошло то, чего никто ожидать не мог. Позднее, когда порою станет нелегко, вспомнив про этот случай, человек вновь найдёт в себе уже несуществующие силы, даже в самой безвыходной и критической ситуации.
   Васька положил руку друга себе на плечо и молча потащил его дальше. И это притом, что сам просто умирал от усталости и в его теле не осталось уже ни капли сил, в самом прямом смысле этого слова.
   До лагеря ребята все-таки добрались вместе, и вид у них был при этом, наверное, далеко не праздничный, потому что даже старшина, взглянув на своих подопечных, в недоумении почесал затылок и задумчиво произнес:
   – А вы чё, устали, что ли? Ну, тогда идите, отдыхайте. На большее он оказался попросту не способен даже теоретически. Но для посвящённых сказанное значило очень много. Ведь этих слов больше чем достаточно для того, чтобы пойти в казарму и сразу же завалиться там спать.
   На следующий день Игоря вызвали в штаб части. Начальник штаба – невысокого роста лысоватый человек – сидел, уткнувшись в какие-то бумаги и на его приход никак не отреагировал. Он даже не поднял головы от чем-то так заинтересовавшего занятия.
   – Здравия желаю, товарищ майор, – отрапортовал солдат, стараясь сделать свой голос бодрым и жизнерадостным. Всё так же, не отрываясь от бумаг, майор указал ему на стоящий возле стены длинный ряд стульев.
   – Сядь, подожди немного, нечего орать тут.
   Он сел на предложенное место. Ждать пришлось действительно не – долго. Минут через десять в кабинет вошли двое. Один – капитан, другой – старший лейтенант. Оба не местные. Лысоватый майор на минуту отвлёкся и поднял голову на вошедших.
   – Вот, забирайте бойца. Дело у вас.
   Игорь неплохо знал своего начальника штаба. Особым трудолюбием тот никогда не отличался. И раз уж с таким усердием пыхтел над столом, значит, на то имелись веские причины. Впрочем, сейчас это никого не интересовало. Из всего произошедшего совершенно ясно стало только одно. Эти два офицера, на первый взгляд довольно порядочные люди, возможно, скоро станут его непосредственными начальниками. Не понятным оставалось пока главное. Где и как долго придётся служить.
   «Но вопросы в подобной ситуации задавать должен не я, и лучше пока помолчать. Скоро всё прояснится. Торопить события, наверное, не стоит».
   – Ну, что солдат, пошли, поговорим, – один из офицеров, стоявших возле стола, обратился к нему, и они вышли на улицу.
   – Дело твое я читал, с начальниками разговаривал. Не надоела муштра – то?
   Старлей хохотнул в густые усы.
   – Да, вроде, привык. Первое время, правда, тяжеловато приходилось. А в общем – то у нас здесь всё нормально.
   Жаловаться Игорь не любил, к тому же с детства ненавидел, когда его жалеют, и потому разговор на подобную тему не клеился.
   – Сам-то родом откуда?
   – С Урала.
   – Что, неужели правда, с Урала?
   – Да, правда, а что, не похож, что ли?
   – Да нет, я про другое говорю. Урал – опорный край державы, её добытчик и кузнец.
   Сделав минутную паузу, он продолжил:
   – А служить на Урал хочешь поехать?
   Сердце в груди радостно заколотилось. И хотя приглашали не к тёще на блины, но служить на милой и близкой сердцу земле, без сомнения, гораздо приятнее, чем ехать куда-то к чёрту на кулички. В родном доме, как известно, и стены помогают. Эту простую истину он уяснил для себя наверняка и поэтому предложению был рад, хотя вида старался не показывать.
   – Я бы хотел, товарищ старший лейтенант. Но солдату не приходится выбирать, где именно служить. Офицер улыбнулся. Они присели на лавочку возле входа в штаб.
   – Скажу сразу: служба не простая. Часть находится далеко в горах. Людей немного, и поэтому особое внимание мы уделяем кадрам. Сам понимаешь: если в небольшом коллективе нет дружбы и взаимопонимания, сложно добиться хороших результатов в любой работе, а уж в нашей – и тем более.
   Говоривший закурил.
   – Нужен ещё один человек. У тебя есть на примете кто-нибудь?
   – Да есть вообще-то друг. Парень хороший, честный, общительный. В беде не оставит, это уж точно. Зовут Васькой, фамилия – Белов. За него я смог бы поручиться.
   – Хорошо, я подумаю, а сейчас иди и собирайся. Сегодня вечером мы уезжаем.
   Старлей встал и быстрыми шагами пошёл обратно в штаб, а Игорь не спеша зашагал в сторону казармы. В тот момент его посещали разные мысли, но в основном, все они сходились в одном. Хотелось как можно скорее увидеть родные места. И, возможно, тогда на душе станет хоть немного легче. А может быть, и совсем наоборот. И хорошо бы попасть с Васькой в одну часть. Вместе намного проще. Он достал из кармана небольшую пластиковую коробочку размером чуть больше спичечного коробка, чем-то напоминающую обычный сотовый телефон. Подобная трубка была и у дяди Сережи. Хотя его аппарат, пожалуй, чуть более внушительных размеров.
   Военный городок состоял из нескольких двухэтажных строений, окрашенных снаружи в камуфляжный цвет. Наверное, городком это поселение можно назвать лишь с очень большой натяжкой. В одном из зданий расположилась солдатская казарма. Во втором доме жили офицеры с семьями, а в третьем находился штаб части. Всё остальное упрятали под землю. Подземный гараж, в котором, по сути бесполезно, стоял командирский УАЗик, ведь выехать на нём за пределы части было довольно сложно, тентованный Урал, ещё один Урал, на котором находилась радиостанция. Какая именно, Игорь пока не знал.
   Закрытая взлётная вертолётная площадка представляла собой огромную шахту. Вертолёт стоял внутри, прямо под землёй. Два громадных чугунных щита весом каждый никак не меньше двадцати тонн, смыкались и размыкались над лопастями винтокрылой машины тогда, когда это было нужно.
   Где-то неподалёку находилось несколько действующих шахт, в которых прятались всегда готовые к запуску самые настоящие межконтинентальные баллистические ракеты, ради которых, собственно, и создавалось всё остальное. Что это за ракеты, сколько их и куда они нацелены, знали очень немногие. А то, где именно расположены шахты, за исключением командира, да ещё нескольких офицеров, вообще не знал никто. В городке располагался лишь центральный пульт управления, но солдат туда не допускали.
   О местонахождении их части Игорь не мог даже догадываться. Ночью новобранцев погрузили в вертолет, и они добрых пять – шесть часов мотались в воздухе.
   Когда ребята освоились на новом месте службы, то ясно стало только то, что до ближайшего жилья отсюда очень и очень далеко. В окрестных лесах не было ни дорог, ни тропинок, ни каких-либо других признаков присутствия людей.
   Впрочем, после рутины и муштры учебки жизнь здесь казалась просто раем. Хотя, возможно, не всё было так гладко, как может показаться на первый взгляд.
   Игорь неплохо разбирался в электронике. Более того, его можно назвать, пожалуй, даже мастером своего дела. Ребята, за это уважали. Один раз в трое суток, а если точнее, то на сутки через двое он заступал на боевое дежурство вместе со своим напарником, которого звали Олег. Олегу через несколько месяцев предстояло увольняться из армии, и он частенько расспрашивал своего преемника о гражданской жизни. Подобные разговоры позволяли немного отвлечься от работы, но особо расхолаживаться все-таки не стоило. И очень скоро представился случай в очередной раз убедиться в справедливости этих слов.
   Дежурство началось как обычно. Парень сидел, развалившись в кресле, и внимательно наблюдал за бегающим по кругу лучиком локатора. Неожиданно на экране появились две маленькие светящиеся точки.
   Времени на раздумья нет, хотя и суетиться, пожалуй, особо не стоит. Действовать нужно строго по инструкции.
   – Третий, третий, я седьмой, как слышите? Приём.
   – Слышу Вас хорошо, – раздался хрипловатый голос из динамика.
   – Два объекта – предположительно самолеты. Высота – 12000 м. Скорость около 500 км/ч. Идут к нам. Дистанция – 150.
   Затем наступило минутное молчание. Голос в динамике заговорил первым:
   – Никакой информации о наших самолётах в этом районе не имею. Поднимаю истребители.
   Позднее выяснилось, что НЛО на экране радара – это два гражданских самолёта, принадлежавшие какой-то иностранной делегации, которые, якобы, сбились с курса. То, как именно можно сбиться с курса, имея на борту самое современное навигационное оборудование, никто из пилотов объяснить не мог.
   Игорю командир объявил благодарность, а Олег, улыбаясь, похлопал товарища по плечу и неспешно произнёс:
   – Ну вот, теперь мне можно и домой ехать. Достойная смена подрастает.
   Было приятно осознавать, что в большом и нужном деле есть также и несколько твоих кирпичиков.
   В воскресенье вместе с Олегом и командиром взвода, старшим лейтенантом Латыповым, неразговорчивым, но справедливым мужчиной лет сорока, решили сходить за черемшой. В незнакомом лесу приходилось полностью положиться на проводников.
   Черемша, или, как её называют в народе, дикий чеснок, везде не растёт, и если не знаешь мест, то найти траву крайне сложно.
   Шли не наугад, но без дороги. Олег руководствовался понятными только ему одному ориентирами. Вокруг стоял девственный, реликтовый лес, где пока ещё не ступала нога человека, за исключением, пожалуй, солдатского сапога. Прыгая с кочки на кочку, пересекли небольшое болотце. Пройдя по косогору, усыпанному огромными валунами, поднялись немного выше. А ещё через десять минут искатели вышли на большую поляну, сплошь заросшую диким чесноком.
   Прогулка по лесу здорово восстановила силы и придала заряд бодрости на предстоящую трудовую неделю. А кроме всего прочего, это был ещё и самый настоящий деликатес, кладезь витаминов к небогатому солдатскому столу. Стоило только хорошенько попросить повара. А тот, нужно признаться, оказался настоящим кудесником своего дела.
   Утром следующего дня всех новичков собрал командир третьего взвода – усатый, побритый наголо капитан. Выглядел ли он моложе своих лет или, наоборот, гораздо старше, определить оказалось крайне сложно, а на подобные вопросы тот всегда угрюмо отмалчивался. Да и вообще про этого человека знали здесь очень немного.
   – Ну, вот, бойцы, то, куда вы попали, я думаю, вам в общих чертах уже понятно. Для особо непонятливых поясняю еще раз. У нас находится центральный пульт запуска межконтинентальных баллистических ракет. Шахт много. Сколько, точно не знаю даже я. Вокруг части расположено ещё несколько рот охраны. В нашу задачу также входит охрана вверенного объекта. И именно этому я буду вас учить, начиная с сегодняшнего дня. Занятия – ежедневно, с 13 до 15 часов. За исключением выходных, нарядов и боевых дежурств. Итак, начнём.
   Владимир Борисович, так звали капитана, на секунду отвернулся к окну. Пользуясь паузой, Игорь ткнул сидящего рядом с ним Ваську локтем в бок. Тот мирно дремал, сидя за столом, не обращая внимания на слова преподавателя. За такое разгильдяйство легко можно схлопотать пару штук вне очереди. Очнувшись от сладкой дрёмы, Васька поднял голову и удивлённо захлопал глазами, видимо, соображая, что же с ним всё-таки произошло и где он находится. Но к тому моменту, когда офицер вновь повернулся к ребятам, парень уже успел прийти в себя и принять нормальный вид.
   – Народу, я смотрю, не густо. Шесть человек. Хотя, пожалуй, это нормально.
   Он окинул всех присутствующих в зале удовлетворённым взглядом.
   – Всем строиться. Направо, бегом марш! На каждый пятидесятый шаг – подпрыгиваем в воздух. Тот, кто прыгает ниже всех, отжимается три раза. Кто собьётся со счета, отжимается пять раз. После двадцати минут занятий ребята без сил валились на скамейки. Ну, а дальше начались упражнения на растяжение, потом перекладина.
   – Плотно нагружает, – с досадой заметил Игорь, обращаясь к другу. Вечером не хотелось ничего, кроме как свалиться на кровать и уснуть. Ноги дрожали от усталости, а глаза слипались сами собой.
   Уже почти засыпая, парень с удивлением заметил, что Васька не спит. Он беспокойно ворочался с боку на бок, что-то бормоча себе под нос.
   – Ты – чего? – спросил у друга, сразу заподозрив неладное.
   – Пошли-ка, поговорить нужно.
   Они вышли в туалет.
   – Дело вот какое. Лысый с немцем бежать собрались. Не нравится им здесь, видите ли. Что делать, ума не приложу. Бежать всё равно не смогут. Или пристрелят, или в лесу пропадут. К начальству идти нельзя, нас не – правильно поймут.
   – Убежать отсюда не смогут, это верно, – подтвердил Игорь слова товарища. – Своими глазами всё видел, когда в лес за черемшой ходили. Там три ряда колючки под сигнализацией, две полосы КСП, собаки и вышки. И дорога у них одна – в дисбат, и это в лучшем случае. А в худшем, в худшем, пожалуй, действительно пристрелят.
   – Церемониться не станут. Охрана, похлеще, чем в тюрьме. А всю часть после побега на особое положение. Комендантский час так сказать. Но что же делать?
   Васька нервничал. Он изорвал листок бумаги на мелкие-мелкие кусочки, а когда дальше рвать стало уже некуда, выбросил их в мусорное ведро и принялся рвать следующий.
   – Ты, Васька, успокойся. Лучше думай. Когда решили срываться-то?
   – Пока ещё не решили точно. Они ведь и меня с собой зовут. Я согласия своего не давал, но и отказываться не стал. Нужно что-то делать. Завтра «немец» пойдет в разведку. С дневальным уже договорились, он их выпустит.
   – Хорошо. Слушай внимательно. Завтра поговоришь с «немцем». Постарайся объяснить ему, что бежать отсюда почти невозможно. А потом уже будем думать, что делать дальше. Пока никому ни слова, сами справимся. В стукачи записываться ни к чему. Понимаешь?
   – Понимаю, не дурак, – со вздохом ответил Васька, хотя где-то в глубине души почти наверняка был уверен, что самим им ни за что не справиться. Но ничего лучшего на ум не приходило, и оставалось только согласиться с доводами друга.
   Ребята сидели на одной из деревянных лавок, ровный ряд которых стоял в сквере перед казармой. Небо закрывал плотный слой туч, и на нём не светилось ни единой звёздочки. Васька зябко поёжился.
   – Холодина-то какая. Сейчас должны подойти. Сказал, что будут обязательно.
   – Как ты думаешь, дневалый нас старшине не вложит, что мы среди ночи из казармы смылись? – спросил Игорь, обращаясь к товарищу.
   – Да вроде, не должен, – зевая, ответил тот.
   – Мёрзнем здесь из-за этих придурков, а может быть, и попусту все.
   – Сейчас должны подойти, – упрямо бубнил себе под нос Васька.
   И вдруг, как бы в подтверждение его слов, совершенно отчётливо послышался звук приближающихся шагов.
   – Смотри-ка, оба идут. Ты с ними тут разговаривай, а я посижу вон на той скамейке, чтобы подозрений не вызывать. Игорь отошёл в сторону, так, чтобы его не было видно, и Васька остался один.
   – Привет, «лысый»!
   – Привет, ну что, готов?
   – К чему готов-то?
   – Ты дураком не прикидывайся. Понятно, к чему. Уходить, конечно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация