А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Инок" (страница 11)

   – Дядя Гриша, посмотри-ка.
   Он указал рукой на знакомое всем место. Посреди поляны стояла изба, где ещё совсем недавно ребята топили печь и пили горячий чай.
   – Вот это да! А нас там, видно, уже поджидают. В маленьком окошке еле заметно мерцало пламя свечи.
   – Там чай растет, но мне туда не надо, – мрачно пошутил Толик.
   То, что творилось на душе у людей в эти минуты, вряд ли можно описать при помощи великого и всемогущего русского языка. Силы иссякли, а от сознания того, что три часа непрерывной ходьбы потрачены попусту, руки опускались, а ноги наотрез отказывались слушаться.
   – В избу заходить нельзя – там смерть. А позади – там смерть тоже. И казалось, что они уже чувствовали на своём затылке ее леденящее дыхание.
   Первым пришел в себя Григорий.
   – Ребята, я понимаю, тяжело, но здесь стоять не стоит.
   Других слов у него, наверное, попросту не было.
   – По старому следу не пойдем, там может быть засада.
   И вновь три человека упрямо пробирались вперед наперекор разбушевавшейся непогоде. Иногда падали, затем поднимались и вновь шли, порой даже сами переставая понимать, кто они, и куда же все-таки идут этой страшной ночью.
   Казалось, что вьюга попросту сошла с ума. Она бесилась, верещала, кричала, стонала, приходя в неистовую ярость от того, что упрямые люди до сих пор еще не умерли, несмотря на все её неимоверные усилия. Так продолжалось часа четыре, пока идущий впереди Толик вдруг не повалился лицом в снег и не заявил, что никуда дальше не пойдет:
   – Лучше уж здесь умереть.
   – Ну что же, пожалуй, я тоже останусь, – спокойно произнёс дядя Гриша, – Я стар, а ты, Сашок, иди, авось выберешься.
   – Да вы что, я вас не брошу. А может быть, нас никто уже и не преследует. Они-то, небось, тоже люди, устали поди, да в избе отдыхают, чай пьют. Давайте костерок разведем, обогреемся, перекусим чего, а там можно и в путь тронуться.
   Но на этот раз путники сильно ошиблись в своих суждениях. По следу шел сильный, не знающий жалости ни к себе, ни к другим зверь. Сразиться с ним они не могли, для этого нет ни сил, ни оружия. Всего один нож на всех. Нужно было расходиться. Это давало хоть кому-то шанс выжить, пусть даже очень и очень сомнительный. Ведь человек вряд ли смог бы долго протянуть в одиночку в такой враждебной для него стихии. Но только так можно получить ту слабую, одну-единственную, но все-таки возможность, которая позволила бы бороться дальше, только в этом мог заключаться единственный, хотя и очень трудный, но все-таки путь к спасению.
   Что же, со стороны, пожалуй, судить всегда намного проще, а в тайге чувства в очередной раз взяли верх над разумом. Все устали и находились в полном изнеможении, буквально на грани срыва. А на то, чтобы бороться тогда, когда сил уже не осталось, способны, наверное, очень немногие.

   Леха шел впереди. Остальные еле поспевали за ним.
   – Никуда они, голубчик, от нас не денутся, – говорил он с ухмылкой на лице. – А вот и изба. Кружат милые. Айда зайдем. Войдя, налил себе кружку горячего чая, отхлебнул глоток и уселся на стул.
   – Лысый, пойдете со мной, а вы здесь останетесь. Устали, небось. И повторяю ещё раз: ни в коем случае не спать.
   Сказав, поднялся и вышел за дверь. Новые напарники поспешили следом.
   – Будьте наготове. Автоматы снять с предохранителей. Стрелять без предупреждения. Пленных брать не станем.

   Костер разложили возле огромной сосны. Ее густая крона служила путникам крышей. Сбоку от ветра спасал густой осинник. Три человека сидели и грели руки возле огня. Чайник уже закипал.
   – Будем по очереди дежурить, чтобы нас не застали врасплох.
   Толик вызвался заступить первым.
   – Вон с того бугра, в ста метрах отсюда, дорога хорошо просматривается в обе стороны. Если что замечу подозрительное, сразу к вам. Ну, я пошел.
   Минут пять Григорий с Саней сидели в полном молчании. Вдруг тишину глухой зимней ночи разорвал дикий крик Толика:
   – Ребята, беги…
   Его голос на полуслове оборвал треск автоматной очереди. Все стихло, но ненадолго. Через несколько секунд снег вокруг сидящих возле костра людей вздыбился фонтанчиками снега от пуль. Лес вокруг вновь наполнился грохотом выстрелов и криками умирающих. Дядя Гриша с глухим стоном повалился на землю. Саня упал рядом с ним. Одна пуля прошла ему навылет через плечо, вторая попала в живот. Он потерял сознание, лежа в луже собственной крови.
   – Ну, вот, кажется и все, – с удовлетворением проговорил Леха. Поставив автомат на землю, он растивал у костра озябшие руки.
   – Сейчас в избу пойдем, греться и спать.
   Но говоривший даже в кошмарном сне, пожалуй, не смог бы предположить себе того, что произойдет с ним в следующую минуту, а иначе наверняка не стал бы строить таких долгосрочных прогнозов. Трое его товарищей, что остались в избе, были уже мертвы, а он со своими спутниками переживет друзей совсем ненадолго.
   Возвращаясь обратно, бандит вдруг увидел перед собой невысокого, странного вида человека. Ему показалось, что он вырос прямо из-под земли. Не успев даже поднять свое оружие, Алексей повалился на снег. Через его голову пролетела маленькая, блестящая звездочка и, оставив в ней неширокую щель, воткнулась в стоящую позади сосну. Лысый с товарищем упали рядом. Умирая, они даже не успели понять, что же все-таки с ними произошло за последние несколько секунд.

   А в лесу, между тем, бушевала уже самая настоящая буря. В неистовом и зловещем свисте ветра, балом в полной мере правили смерть и ужас. Метрах в двадцати-тридцати не было видно ничего. Александрыч говорил, как всегда, спокойно.
   – Дальше идти наугад нельзя. Начнем кружить и топтаться на месте. Лучше двигаться по руслу ручья. Он выведет на хребет, а дальше посмотрим. Старик сделал шаг вперед и вдруг замер на месте. В десяти метрах от них, на пригорке, стоял волк. Огромных размеров зверь пристально смотрел на людей, не моргая и не шевелясь. Ветер начал вдруг дуть с каким-то особенным, диким остервенением. Вьюга просто взбесилась от злости. Но огромный матерый хищник, казалось, не замечал того, что творится вокруг. Здесь был его дом. Наверное, непогода вовсе не причиняла стоявшему особенных неудобств, и он не снисходил до того, чтобы обращать на пургу хоть какое-то внимание. Сейчас зверь был гораздо сильнее природы, так как сам является ее творением, созданным именно для того, чтобы бороться и выживать. Да, пожалуй, и сильнее людей, что с неподдельным удивлением таращили на него свои забитые снегом глаза, и всё никак не могли сообразить, привиделось им всё это или происходит на самом деле.
   Сергей вдруг негромко начал бормотать себе под нос:
   – Человек вынул нож. Серый, ты не шути. Хочешь крови – ну, что ж, я такой же, как ты.
   Александрыч оборвал его на полуслове.
   – Слушай, ты, Серый, помолчал бы лучше. Переохладился, видать. В планы этого зверюги явно не входит то, чтобы пустить нас на мясо сейчас, иначе бы он вел себя совсем по-другому, уж ты мне поверь. А вот что ему нужно, я и сам пока понять не могу. Ведь не заблудился же, в конце-то концов.
   Старик хихикнул.
   – И какой-то взгляд странный. Я бы сказал даже, почти человеческий.
   Вновь посмотрев на пригорок, говорящий даже рот открыл от удивления. Там никого не было.
   – Вот тебе и на?! Видение какое-то, да и только.
   Он протер глаза, но от этого ничего не изменилось.
   – Ладно, пошли давай. Нечего время зря терять.
   Люди вновь шагали вперед, навстречу своей, пока еще им не известной судьбе. А перед газами долго еще маячил странный силуэт серого цвета, что совсем недавно неподвижно, словно каменное изваяние, стоял на близлежащем снежном бархане. И то, как зло насмехался он над стихией своим равнодушием, а также непоколебимой волей и уверенностью в собственной правоте, возможно, придаст путникам в самый ответственный момент ту недостающую, но вместе с тем так жизненно необходимую каплю сил, без которой они, быть может, не смогли бы выжить.
   По руслу речки подниматься стало немного легче. В низине ветер дул не так сильно. Густой ольховник, росший плотной стеной по краям оврага, смягчал его порывы. Пройдя километра три вверх по ручью, добрались, наконец, до скалистого гребня хребта.
   – Дальше пойдем вдоль скал. Километров через пять они закончатся. Там берет начало другой ручей. Он впадает в ту самую речку, вдоль которой мы и пришли в эту злополучную долину. Проговорив, Александрыч долго тёр уставшие от не стихающего ни на минуту ветра глаза замёрзшими руками. Вскоре двинулись дальше. Но силы были уже на исходе. Ноги постепенно переставали слушаться своих хозяев.
   – Ух ты, смотри-ка, а вот и наш серый спутник. Серега указал на совсем еще свежие, продолговатые отпечатки волчьих лап.
   – И чего это он крутится здесь, – дед в растерянности почесывал затылок. И вдруг откуда-то слева, из-под скалы, перекрывая шум бури, послышался протяжный вой волка.
   Оба от неожиданности вздрогнули.
   – Странно как-то воет. Как будто зовет кого. Пойдем, Серега, посмотрим. Назад нам все равно нельзя. А значит, нужно вперед двигаться. Правильно?
   – Правильно.
   – Ну, так пошли, чего встал-то.
   Сергей, конечно, не поверил своему напарнику. Вряд ли волк на самом деле звал кого-то, если только, конечно, не готовился к обеду. Но идти действительно нужно вперед. И, пожалуй, не так уж важно, какой именно дорогой.
   Поднявшись немного вверх по склону, наконец, нашли то, что искали. Волчий след проходил по самому краю источника с чистой, словно слеза, водой.
   – Смотри-ка, сам попил и нас позвал, значит, – говоривший довольно хмыкнул себе в усы.
   Сергей про себя тоже улыбнулся.
   – Вы только посмотрите, он еще и шутит, – и добавил вслух:
   – Александрыч, а вода-то ведь теплая. Вон как парит. И минеральная к тому же. Старый геолог, казалось, внимательно рассматривал огромные сосны, стоящие на краю поляны.
   – Интересно, что этому зверюге от нас нужно. Может, хочет, чтобы мы прожили немного подольше, покуда он успеет проголодаться. Хотя размышлять после будем. А сейчас две минуты на отдых и дальше в путь. Промедление, как говорится, смерти подобно.
   Зачерпнув чуть теплую, кристально чистую воду большой алюминиевой кружкой, принялся жадно пить. После чего, довольно крякнув, передал кружку Серёге.
   – Эх, хороша водица. На вкус, вроде, горькая немного.
   Сергей последовал примеру товарища.
   Перекусили на скорую руку. Времени на отдых не было. Странно, но идти стало как будто легче.
   – Послушай, Александрыч, сдаётся мне, не совсем обыкновенная это вода. Усталость вроде подевалась куда-то. Ты знаешь, хочется бегом бежать.
   Старик, казалось, не замечал, что всё сказанное относится именно к нему. Но спустя минуту все-таки заговорил.
   – От старожилов слыхал я, что есть на этих горах такая вода, что может придать человеку необыкновенную силу, помогает раны лечить и болезни. Батя мой тоже про то сказывал. Раньше-то я думал, что все это выдумки, но сейчас, кажется, начинаю верить.
   Дальше пошли быстрее. Усталости почти не чувствовалось. Наконец, скалы кончились, и друзья стали спускаться вниз по ручью, который, как и предполагал Александрыч, брал здесь свое начало. Кромешная тьма, что в мгновение ока заполнила собой весь лес, сильно мешая идти. Но бурелом вдруг кончился. Они вышли на большую поляну, неизвестно как здесь появившуюся. Вдали, на скалах, отчетливо различался огонек костра.
   – Наши «друзья», похоже, решили устроить себе привал, а вот мы с тобой Серёга, чуть позже передохнём, внизу.
   Александрыч вздохнул с облегчением.
   – Здесь-то место открытое, и огонь жечь нельзя.

   Люди, сидевшие вокруг костра, казались чрезвычайно возбужденными.
   – Вот сволочи. Куда они могли подеваться, – зло цедил сквозь зубы невысокого роста коренастый человек с выдвинутыми далеко вперед, скулами и странной кличкой Гнедой.
   – Далеко все равно не уйдут. Следы свежие. Сейчас небольшой привал, и сразу дальше двинем.
   – Если честно, то мне даже немного жалко этих придурков. Хотя они сами виноваты. Можно было сразу сообразить. Раз на такое дело подписались, никто в живых не оставит. Как только золото нашли, смываться надо было, да на дно залечь где-нибудь подальше отсюда. А теперь уже поздно, и конец может быть только один.
   Он зло хмыкнул себе в ладошку. Минут через пять все, не сговариваясь, встали и быстрым шагом пошли дальше.

   Овраг, по которому упрямо пробирались к речке два путника, являлся результатом работы небольшого ручейка, что, весело журча, нес свою прозрачную воду куда-то вниз уже много лет, а может быть, и веков подряд. По его берегам, сплошь усыпанным огромного размера камнями, о происхождении которых оставалось только догадываться, идти стало труднее. Но шли быстро и, проходя мимо очередного валуна, Александрыч вдруг вскрикнул от боли. Нога застряла в расщелине, и он с трудом вытаскивал ее оттуда.
   – Ну вот, кажется, и все, Серега. Дальше я, пожалуй, не ходок. Давай уж один как-нибудь пробирайся.
   – Да ты что, дед? Неужели ты думаешь, что я тебя брошу здесь. Помирать, так уж вместе.
   – Нет, друг ты мой. Погоди еще немного причитать. Помереть мы с тобой всегда успеем. Это никогда не поздно, и здесь много ума не нужно. Я думаю, что жизнь – штука неплохая, и ради нее стоит ещё немного поспорить со смертью. Давай-ка лучше мозгами пораскинем. Дальше с тобой я идти не смогу. Так они быстро нас настигнут. Чертова нога, вон уже распухать начала. Но выход, пожалуй, все-таки есть. Сейчас влезу вот, на эту елку и спрячусь в ветвях, а ты иди дальше, как ни в чем не бывало. Пурга сильно метет, да и темно стало. Вряд ли бандиты разберут нашу хитрость сразу. А я потихоньку следом поплетусь. Бог даст, выберемся.
   Вдруг тишину морозной зимней ночи разорвал хлесткий треск автоматной очереди. Послышались крики людей.
   – Вроде как напуганы чем-то. В кого палят, интересно.
   Они прислушались вновь, но было тихо.
   – А может, показалось. Хотя это ихние дела, пусть сами разбираются. То ли улыбка, то ли насмешка появилась на суровом лице старого таёжника.
   – Тайга, брат, шутить не любит. Не тратя больше времени на пустые разговоры, кряхтя и охая, он начал взбираться на стоящую неподалеку огромную ель.
   – Ну, бывай, дед. Быть может, еще и свидимся, – проговорил Серега шепотом и почти бегом, не оборачиваясь, двинулся дальше. Мысль о том, что сейчас именно от него зависит судьба друга, придала новую порцию сил.
   «Нужно как можно скорее добраться до речки, чтобы потом по ней выйти к той самой тропе, что привела нас сюда. Ночью, да еще в такую дикую бурю, это станет задачей, прямо скажем, не из легких. Дорога впереди предстоит неблизкая. Но те люди, которые идут по моему следу, в конце концов, они тоже сделаны не из железа и должны будут когда-нибудь устать и выбиться из сил. Им тоже нужен отдых и сон. Вопрос состоит лишь в том, кто окажется сильнее и выносливее, кто дольше сможет продержаться в этой нечеловеческой гонке».
   Ручей петлял и извивался между камней, преодолевая свой нелегкий путь к реке, далеко не самой прямой дорогой. Серега иногда срезал повороты, рискуя сбиться с пути. Каким-то особенным, шестым чувством он понимал, что его преследователи уже где-то близко. Они идут по пятам с одной единственной целью – поскорее разделаться с ним. Силы уходили, но сдаваться человек не собирался.
   «Стоило взять с собой той „волшебной воды“». Но хорошая мысль пришла, как обычно, слишком поздно.
   Небо на востоке начинало постепенно светлеть. Пурга отчего-то вдруг стихла. Над головой, насколько мог охватить глаз, простиралось завораживающее своей красотой бездонное небо морозной зимней ночи, усеянное бесчисленным количеством загадочно мерцающих звезд, которые, казалось, специально очаровывали людей своим неземным сиянием, маня и зовя их в прекрасные и такие загадочные дали. Идущий с восторгом время от времени поднимал голову и всматривался в пугающее своей необозримой бесконечностью небо. В голове не укладывалось то, как рядом с такой неописуемой красотой и величием может твориться столько зла, насилия и несправедливости. И почему тот ничтожно малый отрезок времени, который отвел для жизни человеку создатель, нельзя прожить достойно, не гоняясь за призрачной «синей птицей». Мы падаем, расшибаем себе лоб, а когда, наконец, начинаем понимать свое истинное предназначение, то это, как правило, бывает слишком поздно. Жизнь прожита, и на то, чтобы начать все сначала, времени уже не осталось.
   Мороз крепчал. «Останавливаться нельзя ни на секунду». Вымокшая до нитки одежда моментально застывала, превращаясь в несгибаемый ледяной панцирь. Силы таяли с каждой минутой. Человек понимал, что долго так продолжаться не может, и если только чуда не случится, то, скорее всего, ему придётся умереть вот под этими самыми прекрасными звёздами. Мысль о смерти не пугала. Напротив, в ней было какое-то успокоение. Но мириться с такой участью упрямец вовсе не собирался. Об этом не могло быть и речи. Он, несмотря ни на что, продолжал снова шагать вперёд, вновь и вновь прокладывая себе дорогу в скрытом пока ещё предрассветными сумерками лесу. Он шел вперёд, отвоёвывая у смерти каждую минуту своей собственной жизни и вот, наконец, вышел к речке.
   Воду у берегов уже сковал первый ледок, который успел, пожалуй, достаточно окрепнуть. Речушка сейчас совсем не походила на тот ревущий и бурлящий поток, что предстал пред глазами путников всего неделю назад. Берег в этом месте оказался обрывистым, и спуститься к воде можно только пройдя немного вниз по течению. Сергей на минуту остановился, чтобы перевести дух. А когда случайно обернулся назад, то сердце замерло в груди, но лишь на секунду. Он был готов к этой встрече, готов к тому, чтобы спокойно встретить смерть, глядя ей в лицо.
   «Ну, вот, кажется, и всё».
   На опушке леса стояли двое. Дула автоматов тупо уставились прямо на него. То, что происходило дальше, помнил уже весьма смутно. Огромная серая тень вдруг сорвалась с того самого валуна, под которым стоял человек, и в буквальном смысле этого слова сшибла его с ног, прямо под откос.
   Разинутая волчья пасть, треск автоматной очереди – вот, пожалуй, и всё, что осталось в памяти. Падая, сильно ударился головой об лёд и на какое-то время потерял сознание. А единственный свидетель, который мог бы обо всём поведать, разговаривать, к сожалению, не умел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация