А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Старьевщица" (страница 26)

   – Я была счастлива, – продолжала Катя. – Пусть недолго, очень недолго, но была. Так что теперь мне и умирать не так страшно… Только очень жаль его и детей.
   – Детей? – не понял Андрей. – Каких детей?
   – У Ивана двое детей, Дуня и Проша. – Катя вздохнула. – Мать у них есть, но она существует в их жизни лишь номинально, а на самом деле они, можно сказать, сироты. И мне бы очень хотелось, чтоб ты принял участие в них. Если, не дай бог, с Иваном что-то случится. И вообще. Мне хотелось бы, чтоб они получили хорошее образование, чтоб не нуждались ни в чем…
   – Я понял тебя, – кивнул он. – Не сомневайся, я сделаю все, что в моих силах.
   – Спасибо, Андрюша, я всегда знала, что на тебя можно положиться. – Она благодарно сжала его руку. – А теперь давай прощаться. Извини, но я устала. – Она снова вздохнула.
   – Да, да, – он торопливо поднялся с места, – ну, ты не падай духом, все будет хорошо. До свидания, Катя.
   – Нет, Андрюша, не до свидания. Прощай. Мы не увидимся больше, я знаю… – и она отвернула лицо к стене.
   На больничном крыльце Андрей остановился. Ему захотелось вдохнуть полной грудью весеннего воздуху, наполнить себя чистотой, свежестью. Но и здесь, за городом, на краю леса, ему было трудно дышать, точно его заперли в тесной прокуренной комнате. Он медленно сошел по ступеням и бездумно поплелся по боковой дорожке, еще влажной от недавно сошедшего снега. Навстречу ему шла Старьевщица.
   – И что ты скажешь теперь? – с вечной своей усмешкой, с недавних пор сильно его раздражавшей, поинтересовалась она, подойдя ближе. – Надумал совершить обмен? Или сейчас вернешься домой и навсегда выкинешь из головы эту блажь, эту смеш…
   – Нет, не выкину, – резко оборвал он ее. – Я твердо решил. Если ради Катиной жизни, ее счастья мне нужно умереть, я готов.
   – Что ж, я тебя не неволила, – пожала плечами Старьевщица. – И исполню твое желание.
   – Прямо сейчас? – Голос Андрея едва заметно дрогнул.
   – Почему бы и нет? Что тянуть-то? Да и место самое подходящее.
   Он вздохнул – и на этот раз почувствовал запах апрельского воздуха, мокрого снега. Господи, как хорошо, как свежо и прохладно! Как хочется жить!
   Перед глазами у него все вдруг поплыло, на мгновение мир перестал быть черно-белым, обрел сочные и живые весенние краски, наполнился звоном капели, запахом пробуждающихся к жизни деревьев…
   – Скорее, человеку плохо! Врача сюда! Врача! Где? Да вон там, на дорожке, мужчина упал! – наперебой закричали несколько голосов. – Доктор, вот он, посмотрите…
   Но Андрей уже ничего не слышал, не чувствовал.

   Воспоминание двадцатое
   Константин. Зависть

   Как ни удивительно, но известие о внезапной смерти лучшего друга не стало для Кости Панова трагедией. Скорее он почувствовал некоторое облегчение, поскольку это событие наконец-то поставило точку в его долгих, очень долгих, мучительных раздумьях, сомнениях и душевных терзаниях.
   Казалось бы, с самого начала жизнь Кости складывалась куда как благополучнее и успешнее, чем жизнь его друга Андрея. Его родители не расставались, жили в любви и согласии, неплохо по тем временам зарабатывали и занимали в социальной иерархии гораздо более высокое положение, чем Андрюшкина мать, скромная работница почты. Единственный ребенок в семье, где в наличии были не только оба родителя, но и полный комплект бабушек-дедушек, Костя с детства не был обижен вниманием взрослых. Им занимались, развивали его способности, водили в бассейн и на танцы, читать и писать выучили задолго до школы. Он всегда был одет не хуже большинства сверстников, у него всегда было множество всяких игрушек, начиная с коллекции моделей машин, игрушечной железной дороги и заканчивая двухколесным складным велосипедом, предметом зависти всех мальчишек и во дворе, и на даче. Маленького Костю регулярно водили в кино, театр и цирк, вдоволь кормили фруктами и сладостями и вывозили каждое лето на море. Но при всем при том он отчего-то все равно был уверен: ему живется намного хуже, чем его другу Андрюшке.
   Тот ходил в залатанных штанах и считал деликатесом дешевенькие карамельки, но при этом был предоставлен самому себе. Андрей очень рано начал вести себя по-взрослому, чего всегда хотелось и Косте, но что никогда у него не получалось. А еще, как назло, их постоянно сравнивали! Особенно в школе. И каждый раз сравнение было не в Костину пользу. Когда он хорошо отвечал и получал пятерку, учителя воспринимали это как должное: Панов – способный, сообразительный, умный, из благополучной семьи, он вообще круглым отличником мог бы быть, если бы не ленился. А вот успехи Андрея воспринимались как нечто из ряда вон выходящее. Мол, надо же, какой молодец, другой на его месте давно шпаной бы стал, беспризорщиной, а этот старается, занимается, учится… Может, оно, конечно, все было как-то иначе, но Костя в те годы думал и чувствовал только так. В глубине души он злился на Андрея, но перестать дружить с Дроном и найти себе других приятелей у него и в мыслях не было. Андрюха всегда был для него непререкаемым авторитетом, он изо всех сил стремился быть похожим на него, а поскольку это у него не очень-то получалось, стремился хотя бы все время быть рядом, пусть на вторых ролях.
   Когда они подросли, ситуация обострилась. Они вступили в подростковый возраст, возраст жгучей жажды самоутверждения и не менее жгучего интереса к противоположному полу. И тут Андрюха снова одержал над ним верх без всякой борьбы. С точки зрения Кости, Андрею все доставалось легко: и деньги, и девушки. И это, конечно, не могло не поселить в его душе чувства острейшей зависти. Чтобы чувствовать себя увереннее, утвердиться, Костя, как мог, старался: хвастался знаниями, новыми шмотками, победами на любовном фронте. Но все это было неубедительно и мало помогало. Влюбленность Андрея в Катю стала для него настоящим подарком. Он воспринял ее как очевидную слабость Андрея. Наконец-то он мог хоть в чем-то ощутить себя победителем и посмотреть на друга свысока! Но и тут судьба сыграла с ним злую шутку. Андрей ушел из школы, стал учиться в техникуме и к тому же неплохо зарабатывать, а еще – крутить один за другим романы с сокурсницами! Костя вновь оказался на втором плане.
   Его зависть к Андрею достигла кульминации, когда Дрон начал встречаться с Катей и дело у них пошло к свадьбе. Не то чтобы Катя как-то особенно нравилась Константину, такого не было, все симпатичные девушки нравились ему одинаково, и при других обстоятельствах он бы не выделил ее из толпы. Но тогда их счастливый союз он воспринял для себя как оскорбление.
   И решил вмешаться в ход событий.
   Сделать это оказалось несложно. Андрей долгое время откровенно делился с ним всеми событиями своей жизни. Костя хорошо знал многих его пассий и выбрал из них самую подходящую – шалаву Надьку, которую Дрон специально познакомил с ним, чтобы та от него отстала. Надька замутила романчик и с Костей, но отставать от Андрея не собиралась. И тогда Костян решил этим воспользоваться. Его хитроумный план привел девицу в восторг. Затащить в постель измученного предсвадебным воздержанием Андрея Надьке труда не составило. И тут вмешался Костя: дал той телефон Кати и подробно проинструктировал, как вести себя во время разговора и при встрече с «соперницей». Задумка удалась, все получилось даже лучше, чем планировалось. Андрюха с Катькой расстались, и Дрон сдуру женился на Надьке. А Костя мысленно потирал руки и праздновал победу.
   Однако торжествовал он недолго, результаты удачной манипуляции вскоре показались ему мизерными. И нестерпимо захотелось совершить что-то совсем сокрушительное. И тогда ему пришла в голову мысль жениться на Кате и тем окончательно утереть нос Андрею. Задача оказалась не из простых, Катька долго сопротивлялась, но это разжигало его пыл. Он не сдавался, упорно шел к цели – и своего добился. А добившись, почти сразу потерял интерес к «объекту». Он думал, что вот-вот разведется, но, сам не ведая почему, так и не совершил этого шага. То ли привык за несколько лет, то ли с Катей ему было удобно, то ли просто лень помешала. Хотя скорее всего все это вместе заставило его жить по инерции.
   С Дроном они остались друзьями. Но зависть к приятелю не оставляла его. Только теперь у нее появился новый повод. Усилия Андрея принесли плоды – его дела как-то очень резко и быстро пошли в гору, он стал крупным бизнесменом и стремительно разбогател. Косте оставалось только вздыхать, глядя на его квартиру в два этажа, стильную одежду и череду новых автомобилей, слушая его рассказы об успехах в бизнесе, престижном отдыхе и знакомствах с влиятельными и знаменитыми сильными мира сего. При этом никак нельзя было сказать, что сам Костя бедствовал. Нет, ничуть. Он зарабатывал вполне прилично для человека его специальности и рода занятий. Пановы отнюдь не мыкались без крыши над головой, не ходили в обносках и не умирали с голоду. И иномаркой владели, и ездили по заграничным курортам – однако позволить себе такое жилье, такие машины и такие путешествия, конечно же, не могли.
   Разъедаемый этими мыслями, Костя в тот вечер сидел в ресторане – тихом, немноголюдном, когда за столик к нему вдруг подсела та странная женщина. Константин нередко выбирался один, без Кати, в рестораны и бары – познакомиться с какой-нибудь женщиной, неплохо провести вечерок. Но эта встреча не имела ничего общего с подобными необременительными знакомствами. Эта особа была совсем не в его вкусе, пускай эффектная и ухоженная, но слишком уж зрелая, обычно он предпочитал кого-нибудь помоложе.
   Беседа же с дамой его заинтересовала. Женщина, назвавшаяся Старьевщицей, говорила о столь странных вещах, что сначала он счел ее сумасшедшей. Правда, ее бред о покупке хороших воспоминаний так позабавил его, что он внимательно ее выслушал и даже согласился продать ей воспоминание о любимом складном велосипеде, который был у него в детстве. Сделку предложила она, а он и не задался вопросом, откуда она может знать про велосипед. Но согласился на штуку баксов – разумеется, исключительно в шутку. И вот наутро, открыв «бардачок» машины в поисках бумажного носового платка, обнаружил там тонкую пачку бледно-зеленых сотенных долларовых купюр. Ему стало не по себе. Вчера вечером он не был пьян и отлично помнил весь разговор. Вот только за что эти деньги? Кажется, он что-то ей продал. Какое-то воспоминание. Кажется, оно было связано с детством.
   Ошеломленный, заинтригованный, он в тот же вечер снова отправился в ресторан. Долго сидел за столиком в нетерпеливом ожидании, отогнал пару девиц, выразивших желание с ним познакомиться, и почти утвердился в мысли, что вчерашняя дама лишь плод его воображения, но тут Старьевщица появилась вновь. И опять, как накануне, между ними произошел разговор, завершившийся сделкой. В этот раз Костя уступил ей воспоминание об искусстве – о живописи и художественной школе. Это была значительная жертва, ему было жаль этих воспоминаний, но и плата была соответственной – Старьевщица согласилась на его цену в двадцать пять тысяч евро. На эти шальные деньги он наконец-то смог купить себе приличный автомобиль, причем новый, а не с пробегом. А далее последовала еще одна встреча, и удивительная женщина сама сказала, что ее интересует. Она захотела купить у него воспоминание о Кате. О том периоде, когда он очень настойчиво ухаживал за будущей женой, о торжестве, какое он испытал, когда Катя сказала «да», о свадьбе и первых месяцах семейной жизни…
   – Но как же так? – не понял он, выслушав предложение. – Ведь Катя моя жена, и разводиться с ней я пока не собираюсь. Как же я буду продолжать с ней жить без этих воспоминаний?
   – Да так же, как живет множество семей на свете, – неприятно усмехнулась Старьевщица. – Ты просто забудешь то хорошее, что вас связывало когда-то, – вот и все. А остальное никуда не денется. Подумай, много ли ты потеряешь? Какие-то сентиментальные воспоминания. Разве ты часто в них погружаешься? Я ведь знаю, твоя супруга не так тебе дорога, она для тебя всего лишь трофей в соперничестве. А я тебе дам за это воспоминание хорошие, очень хорошие деньги – пятьдесят тысяч долларов.
   И Костя позволил себя уговорить.
   Некоторое время ему казалось, что он ну просто сказочно разбогател. Таких денег и чтобы сразу у него никогда не бывало. Но, как известно, аппетит приходит во время еды. Очень скоро Костя понял, сколь ничтожно малы полученные им от Старьевщицы суммы. Особенно это было заметно, когда он общался с процветающим Дроном. Каждый раз после встречи с ним Константин возвращался домой удрученным. Быстрое и легкое богатство, которое обещала Старьевщица, неудержимо манило его. Но недаром Костя Панов с самого детства отличался, как птица Говорун из забавного мультика «Тайна третьей планеты», умом и сообразительностью. Помимо искусства, воспоминание о котором он продал, он с детства любил фантастику, знание которой пока оставалось при нем. И он прекрасно представлял себе, каким может стать, во что превратиться человек, лишенный воспоминаний. Про это он не раз читал и смотрел фильмы. Такого будущего умный Костя Панов себе не желал. Но и отказываться от денег резона не было. И потому при очередной встрече – а теперь он и Старьевщица встречались довольно часто – он задал ей вопрос в лоб: нет ли какого-нибудь иного способа договориться? Быть может, кроме хороших воспоминаний есть и еще какой-то товар, который она готова купить?
   – А ты и впрямь, оказывается, парень неглупый, – вскинула бровь Старьевщица. – Ну что ж, отвечу начистоту. Ты прав. Есть товар, который интересует меня не меньше, а даже больше, чем приятные воспоминания.
   – И что же это? – нетерпеливо выдохнул Костя.
   – А сам не догадываешься? – хохотнула она. – Я же Старьевщица! И, стало быть, этот товар – некие старые вещи. Но, конечно, не все подряд. Мне нужны только некоторые, особенные. И кое к каким из них ты имеешь самое прямое отношение.
   Она проигнорировала Костин недоуменный взгляд и продолжила:
   – Помнишь ли ты, как много лет назад вы с приятелем нашли на чердаке старого дома дубовый сундучок? – Костя кивнул. – То, что в нем лежало, вы сочли никому не нужным барахлом, хотели выкинуть. А меж тем мне бы очень хотелось приобрести те самые вещи.
   – Погоди минуту! – Он напряг память. – Там вроде были часы. Да, старые часы. А еще – тетради. Тетради в коричневых обложках, кажется, какие-то дневники, детские дневники. И что-то еще. А, ну да! Кукла. Сломанная. С лицом из фарфора. И оно разбилось. Неужели тебе и впрямь интересен тот хлам? Черт, знать бы тогда… А теперь я и не соображу, куда мы могли все это подевать. Не исключено, что выкинули на помойку. Хотя нет, подожди, подожди, куклу Дрон отдал Катьке! Она еще показывала нам ее, когда отреставрировала – у нее, кстати, отлично получилось!
   – Ладно, не мучайся, – с улыбкой остановила его Старьевщица. – Я лучше тебя знаю, где все эти вещи. И сумела найти и часы, и куклу, и сундучок, хотя он-то мне совершенно неважен. Из важного для меня остались лишь дневники, и я точно знаю, где они.
   – Где же? – Костя почуял поживу.
   – В старой квартире твоего друга Андрея Шелаева. На кухонной антресоли, в желтой картонной коробке из-под женских зимних сапог.
   – Ничего себе! – присвистнул Костя. – Ты видишь сквозь стены? Слушай, если тебе доподлинно известно, где лежит то, что тебе нужно, почему бы тебе не пойти туда и не взять это?
   – Нет, я не могу этого сделать, – серьезно отвечала Старьевщица. – По тем правилам, которые установлены не мной, эти вещи мне обязательно должны передать их новые хозяева, продать или подарить. Только так я могу стать их владелицей. Но взять их сама я не могу.
   – Так попроси их у Дрона! – сгоряча брякнул Костя. И спохватился: упускать такую возможность?
   Старьевщица рассмеялась:
   – Как ты себе это представляешь? Твой друг – большой человек, бизнесмен, ходит и ездит с охраной, к нему так просто не подобраться. А если я и пробьюсь, вряд ли он будет рад, что кто-то что-то знает про вещи в его квартире.
   – Да, ты права, – вынужден был признать Константин. – И, стало быть, ты хочешь, чтобы я раздобыл для тебя эти тетрадки?
   – Хочу, – согласилась Старьевщица. – Тебе это не составит труда, у тебя есть дубликат ключа. Не делай таких круглых глаз, мне отлично известно, что ты используешь эту квартиру для своих развлечений. Принеси мне тетради – и моя щедрость приятно тебя удивит. А я уйду на покой.
   Костя отбросил в сторону колебания. Что плохого в том, что он раздобудет то, что она просит? Андрей небось давным-давно и думать забыл про эти тетрадки.
   Раздобыть дневники было проще простого, труднее было выторговать для себя цену. Торговаться пришлось долго. Он заломил десять миллионов долларов.
   Старьевщица хохотнула ему в лицо:
   – Ишь, куда ты хватил! Слишком хорошо жить будешь! Нет уж, мой дорогой, таких денег не дам.
   – А за меньшие не уступлю, – попробовал упереться Костя.
   – Не уступишь, не надо, – почти равнодушно сказала Старьевщица. – Время у меня есть. Подожду, когда дневники сменят владельца и куплю их у него. Ничего страшного для меня в этом нет. Я ждала очень долго, так что вполне могу еще подождать. Подумаешь, всего-то каких-нибудь несколько десятков лет.
   И он вынужден был капитулировать: ситуацией, безусловно, владела она. Сговорились на ста тысячах долларов. Это было, конечно, гораздо лучше, чем совсем ничего, но все-таки слишком мало.
   А позже случилась вся эта история с Андрюхой, с его банкротством – сначала резкое падение, потом столь же резкий, неправдоподобно быстрый взлет. И хотя Андрей ничем с ним не делился, Костя смекнул: без внешней силы тут не обошлось. Старьевщица! Наблюдая за Дроном, он испытывал смешанные чувства. С одной стороны, ужасался, видя, во что превращается его друг, как теряет вкус к жизни и меняется на глазах день ото дня. С другой стороны, сам тихо радовался, что избежал такой участи. И он видел, какие бешеные деньги заработал на торговле воспоминаниями Андрей, и просто не мог, как и всегда, ему не завидовать. В глубине души у него нет-нет да и мелькала скользкая такая мыслишка – а может, не так страшна деградация? Тем более что он, Константин, с его-то умом, оказавшись в подобной ситуации, наверняка сумел бы найти способ, как и деньгами разжиться, и сохранить возможность получать от них удовольствие.
   Но смерть Андрея положила конец этим раздумьям, и Константин Панов испытал несказанное облегчение.
   Ему казалось – все уже позади.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация