А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь на краю света" (страница 6)

   Возможно, у него не было серьезного опыта в подобных делах, но он достаточно долго водил дружбу с Трентемом и другими членами клуба «Бастион», чтобы иметь представление о том, как составляются планы такого рода. Он твердо знал: первый шаг всегда – сбор информации.
   Поставив на старинный комод единственную свечу, которую вручил ему хозяин таверны, Джереми закрыл дверь и запер ее на ключ. Затем, сбросив с себя плащ, повесил его на стул, придвинутый к узкой кровати.
   Он присел на кровать, потрогал матрас и, найдя его сносным, улегся. Заложив руки за голову, он вытянулся во весь рост.
   Уставившись в потолок невидящим взглядом, Джереми принялся перебирать в памяти все, что успел узнать о Джедборо. Его вылазка показала, что решение позволить наемникам увезти Элизу в Эдинбург было выбрано верно. В этом убеждали и близость гарнизонной крепости, и отсутствие надежного убежища в крохотном городке, состоявшием едва ли не из одной улицы.
   Джереми виделся лишь один возможный выход: если на следующее утро похитители, взбудораженные тем, что цель уже близка, утратят осторожность и допустят ошибку, появится случай вмешаться, увести Элизу у них из-под носа и поспешить к границе. Выиграв время, беглецы получили бы преимущество.
   Рассказ Элизы, как и тот факт, что наемники успешно похитили ее из Сент-Айвз-Хауса, весьма красноречиво говорил о том, что подобный исход маловероятен, положение почти безнадежно.
   И все же Джереми, казалось, так и слышал голос Трентема, выговаривавший ему, что всегда следует быть настороже и внимательно наблюдать, готовясь в любой момент ввязаться в игру и воспользоваться в своих интересах подобным «безнадежным положением».
   Решено, утром он явится на постоялый двор и станет следить за похитителями в ожидании своего часа. Кто знает, не выпадет ли ему шанс перехитрить негодяев? Вдобавок Элизе, несомненно, будет спокойнее, если она увидит собственными глазами, что ее спаситель держится поблизости.
   Какое-то время Джереми лежал неподвижно, рассеянно глядя в потолок, в то время как его блестящий, отточенный ум ученого взвешивал все возможности, оценивал все вероятности, пытаясь просчитать, что может произойти, когда карета с Элизой прибудет в Эдинбург.
   Методично перебирая различные варианты развития событий, он рассматривал свои преимущества (включая знание города) и прикидывал, куда можно было бы обратиться за помощью.
   Восемь лет назад он прожил в Эдинбурге почти пять месяцев, занимаясь переводом древних свитков, – университет обратился к нему за консультацией. Там он приобрел двух близких друзей и с тех пор каждый год, приезжая в Эдинбург по делам, навещал их.
   Как он и говорил Элизе, этим людям можно было доверять.
   Конечно, и Кобден Харрис, и Хьюго Уивер (оба на год или два младше Джереми) также принадлежали к миру ученых, но они обладали живым, деятельным нравом и располагали приличными средствами. Жители Эдинбурга, они хорошо знали город и отыскали бы с закрытыми глазами любой глухой закоулок или кабачок.
   Джереми нисколько не сомневался, что оба его друга, да и жена Кобби – Меггин не откажут в помощи и сделают все возможное.
   Но как освободить Элизу? Этот вопрос не давал ему покоя.
   Джереми все еще обдумывал план побега, когда заметил пляшущие тени на потолке. Бросив взгляд на свечу, он увидел, что пламя вот-вот погаснет – воск почти растаял. Карлинг поднялся с кровати и принялся раздеваться. «Главное, не попасться на глаза похитителям завтра утром возле постоялого двора», – напомнил он себе.
   Озабоченно нахмурившись, он задумался, что сделал бы на его месте Тристан, и внес кое-какие изменения в свой план.
   Задув свечу, он скользнул под одеяло и вытянулся. Взгляд его снова уперся в потолок. Впервые за тридцать семь лет Джереми Карлинг оказался участником настоящей драмы, в которой ему отведена была ведущая роль. Ему предстояло выполнить важную миссию.
   До сих пор он не расценивал спасение Элизы как вызов его храбрости и уму, хотя, возможно, подобная мысль лишь подхлестнула бы его интерес. Сказать по правде, решение задачи увлекло его, подобно сложному шахматному этюду. Вот только в этой игре не было ни доски, ни правил, да и число фигур пока трудно было определить.
   Когда-то ему довелось стать свидетелем странных, увлекательных событий на Монтроуз-плейс, но с тех пор прошло немало лет, и он успел забыть, что такое азарт погони и захватывающее противоборство со злодеем, стремление одержать верх и восторг победы над врагом.
   Жажда сразиться за правое дело.
   Насмешливо скривив губы, он повернулся на бок и закрыл глаза. И сквозь наплывающую дрему признался себе, что, помимо разгадывания тайн древности, в жизни есть и другие цели, к которым стоит стремиться. Просто он давно об этом забыл.

   Глава 3

   Утром Элизу разбудила Женевьева, грубо тряхнув за плечи. Когда пленница открыла глаза, сиделка указала на умывальник.
   – Умойтесь и оденьтесь, да поторапливайтесь. Скоро внизу подадут завтрак. Скроуп хочет отправиться в Эдинбург без проволочек.
   Вялая после сна, Элиза откинула одеяло и села на кровати. Ее обдало холодным утренним воздухом. Стянув с кровати покрывало, она набросила его на плечи и поплелась к умывальнику. В отличие от Хизер с Анджеликой Элиза никогда не была ранней пташкой.
   Вода в оловянном кувшине показалась ей чуть теплой. Завернувшись в покрывало, Элиза с трудом подняла тяжелый кувшин и наполнила лохань. Что, если подозвать Женевьеву и огреть кувшином по голове, а когда та свалится без чувств, одеться и сбежать вниз? И попасть прямехонько в лапы к Скроупу… Наверняка они с Тейлором ждут внизу.
   Поставив кувшин обратно на умывальник, Элиза плеснула в лицо водой и поморгала, окончательно просыпаясь.
   Попытка бежать сейчас, да еще в одиночку, едва ли увенчается успехом. Скроуп и его сообщники только озлобятся и удвоят бдительность. Станут следить за каждым ее шагом. Нет, ни к чему хорошему это не приведет.
   Элиза вытерла лицо ветхим полотенцем. Минувшей ночью она приняла верное решение. Нужно ехать в Эдинбург, доверив свою судьбу Джереми.
   Но можно ли доверять рассеянному ученому?
   Вернувшись к кровати, где лежало ее вконец измятое вечернее платье, Элиза напомнила себе, что Карлинг взобрался на крышу трактира. Еще недавно она и вообразить не могла, что этот книжный червь на такое способен. Определенно, она его недооценивала. Джереми не так-то прост, у него есть скрытые таланты.
   Оставалось лишь уповать, что этих талантов хватит, чтобы вызволить ее из беды.
   Как только Элиза оделась, Женевьева закутала ее в плащ и вывела из комнаты. Тейлор действительно дожидался в коридоре, когда женщины выйдут, чтобы спуститься вместе с ними в маленькую уединенную гостиную. Торопливый завтрак прошел в тягостном молчании. Затем Тейлор вышел, чтобы подать карету к дверям. Скроуп постоял у окна, глядя во двор, и когда подъехала карета, повернулся к Элизе.
   – Вам известно, что произойдет, если вы попытаетесь поднять крик. Не стоит осложнять себе жизнь. Ведите себя смирно, и мы будем держаться учтиво.
   Элиза заставила себя склонить голову. Наемники вполне могли принять этот жест за знак согласия. Ей впервые предстояло принять решение, согласиться ли на условия похитителей. Прежде она или лежала без чувств, опоенная зельем, или была слишком слаба, чтобы сопротивляться. По дороге в гостиную Элиза с облегчением убедилась, что к ней вернулись силы. Она могла бы взбунтоваться, если бы захотела, но…
   Скроуп придержал дверь гостиной, и Элиза вышла в коридор вслед за Женевьевой, слыша поступь наемника за спиной, остро ощущая его близость. Она понимала, что должна придерживаться плана, предложенного Джереми, и безропотно шла вперед, но, ступив за дверь постоялого двора, увидела темную утробу кареты и поняла, что не в силах сделать больше ни шага. Замерев на крыльце, она боковым зрением вдруг заметила какое-то движение слева. Скользнув взглядом по фигуре Женевьевы, стоявшей возле кареты, чтобы помочь пленнице взобраться на подножку, а если потребуется – втолкнуть ее в экипаж, Элиза увидела…
   Джереми в потрепанном грязном сюртуке и в полотняном картузе, надвинутом на глаза, так что козырек отбрасывал тень на лицо.
   Он едва заметно склонил темноволосую голову в немом приветствии.
   У Элизы взволнованно забилось сердце. Джереми рядом и наблюдает за ней. Он последует за каретой в Эдинбург, как обещал, и спасет ее.
   Глубоко вздохнув, Элиза направилась к карете и взошла на подножку. Женевьева села рядом с пленницей. Скроуп задержался и обменялся парой слов с Тейлором, затем забрался в карету и закрыл дверцу.
   Экипаж тронулся и с грохотом покатил с постоялого двора.
   Они отправились в путь.
   В Эдинбург.

   Поскольку избежать общества Скроупа и Женевьевы в тесной карете было не в ее власти, Элиза решила потратить с пользой время, проведенное в пути.
   Покопавшись в памяти, она постаралась припомнить подробности похищения и побега Хизер, в особенности те мелочи, которые могли бы задеть Скроупа за живое. Наемник, как обычно, уселся напротив нее – достаточно близко, чтобы схватить пленницу. Задержав взгляд на его лице, Элиза выждала, пока Скроуп посмотрит на нее, и спросила:
   – Тот шотландец, что нанял вас, все еще носит имя Маккинзи?
   Скроуп растерянно моргнул. Его нерешительность подтверждала, что догадка Элизы верна. После короткого молчания он заговорил:
   – Почему вы спрашиваете?
   – Просто мне любопытно, как к нему обращаться. Мне известно, что это ведь не настоящее его имя. И еще, что он говорил вам обо мне и моей семье?
   Скроуп ненадолго задумался.
   – Ему не было нужды рассказывать о вашей семье. Кинстеры довольно известны. А что до вас… – Он пожал плечами. – Маккинзи просил меня похитить вас и доставить в Эдинбург. Он сказал, что вас легко будет выкрасть из дома во время бала по случаю помолвки вашей сестры.
   Элиза попыталась скрыть волнение, она не хотела, чтобы Скроуп знал, как важен следующий ее вопрос. Она придала голосу игривость, будто слова наемника польстили ей.
   – Он хотел, чтобы похитили именно меня?
   Скроуп прищурился, но после небольшой паузы кивнул:
   – Да, вас. Маккинзи особо оговорил это.
   Тон Скроупа отнюдь не успокоил Элизу, скорее наоборот. В голове ее теснилось множество вопросов. Она мучительно подыскивала слова, но не успела даже рот открыть, как Скроуп заговорил вновь, сверля ее взглядом:
   – Не беспокойтесь. В отличие от похитителей вашей сестры я всегда берусь за дело основательно. У меня все ходят по струнке. Если вы хотите получить ответы на свои вопросы, вам придется подождать и адресовать их… – губы Скроупа злобно скривились, – самому Маккинзи.
   Элиза прищурилась, затем отвернулась к окну.
   Она лихорадочно обдумывала новый, поистине неожиданный факт, о котором только что узнала. На сей раз Маккинзи пожелал похитить именно ее.
   Какие бы ни были у него на то причины, ничего хорошего это не сулило. И с каждой милей, с каждым оборотом грохочущих колес экипажа Эдинбург и Маккинзи неумолимо приближались. Элизе определенно необходимо было вырваться из лап Скроупа до того, как Маккинзи придет за ней.

   Они прибыли в Эдинбург ближе к полудню. Дул свежий легкий ветерок, разгоняя облака на серо-голубом небе. Джереми незаметно держался в ста ярдах позади кареты похитителей, когда кучер придержал лошадей и свернул в арку большого постоялого двора там, где Саут-Бридж-стрит поднимается к Старому городу.
   Во время путешествия Карлинг предусмотрительно не приближался к карете, то и дело отставая и пропуская вперед другие экипажи, так что Тейлор едва ли мог его заметить, если бы оглянулся. Но как быть теперь и каков план Скроупа, Джереми не знал. Между его щегольской двуколкой и воротами постоялого двора медленно катились две повозки и фаэтон. Вытянув шею, Карлинг огляделся. Как он и думал, на дороге располагалось немало трактиров, но тот, возле которого остановилась карета похитителей, был самым крупным.
   Беглый осмотр места подсказал Джереми ответы на вопросы. Скроуп выбрал ближайший к городу постоялый двор, возможно, потому что собирался остановиться в трактире и держать там Элизу, пока шотландец не придет за ней; или, что представлялось Джереми более вероятным, Скроуп намеревался оставить карету и отвести пленницу в город, в некий дом, ютящийся в одном из извилистых узких проулков, куда невозможно проехать в экипаже.
   Джереми озабоченно нахмурился. Если его догадка была верна, действовать следовало немедленно. Он не мог позволить наемникам увести Элизу в Старый город, не проследив за ними.
   Ярдах в двадцати от постоялого двора он заметил небольшой трактир на той же стороне дороги. Понадеявшись, что Скроуп или Тейлор не станут выходить и озираться в поисках джентльмена, который их преследует, Джереми подъехал к трактиру и свернул во двор.
   Пять минут спустя он уже стоял, ссутулившись, опираясь на чугунный парапет Южного моста, в самой гуще оживленной толпы, сновавшей мимо, и исподтишка поглядывал на постоялый двор. Он едва успел занять свой пост, когда на улице показались Скроуп, Тейлор и сиделка. Между ними он заметил хрупкую фигурку Элизы, закутанную в тускло-коричневую накидку. Все четверо направились в сторону моста. Сиделка крепко держала Элизу за локоть, а Скроуп шел рядом, чуть впереди. Тейлор замыкал шествие. Рядом с ним плелся носильщик с тремя большими дорожными сумками.
   Джереми старался держаться незаметно, не привлекая внимания, но никто из троих похитителей не смотрел по сторонам. Они уверенно шагали по мосту, показывая всем своим видом, что знают, куда идут, и намерены добраться до места как можно скорее.
   Элиза шла опустив голову, лицо ее скрывал капюшон. Взглянув на нее украдкой, Джереми понял, что ей приходится смотреть под ноги и придерживать чересчур длинные полы плаща, чтобы не упасть на стертой мостовой.
   Лениво оттолкнувшись от парапета, Джереми сделал вид, будто прогуливается по городу, и неторопливо направился следом за похитителями, держась примерно в двадцати ярдах позади. Он брел, не выпуская из виду группку, временами чуть отставая, чтобы пропустить вперед прохожих. Похитители и пленница шли в сторону Королевской мили[1].

   Элиза дважды бывала в Эдинбурге, оба раза с родителями – посещала светские приемы. Тогда она не обращала внимания на расположение улиц – не думала, что это ей когда-нибудь пригодится. Широкий оживленный проезд, по которому пришлось взбираться в гору, показался ей знакомым. Вскоре подъем сменился спуском – дорога пошла под уклон. Увидев большой собор на перекрестке, где улица наконец выровнялась, Элиза подумала, что впереди лежит Хай-стрит, но засомневалась. Теперь она окончательно запуталась.
   На Хай-стрит, если это была она, царила суматоха. Похитители повели Элизу вниз по узкому нисходящему проулку, и, окруженная бурлящей толпой, она потеряла из виду устье эстакады, той самой, что вела на юг, к Большой Северной дороге, в Англию.
   Обернувшись на мгновение, она поймала взглядом шпиль высокого храма и успокоила себя мыслью, что тот может послужить ориентиром, если позднее придется искать дорогу назад. Южный мост, так он, кажется, назывался, начинался за этим собором.
   Посмотрев вперед, Элиза, к своему удивлению, обнаружила, что вдоль мощеной улочки, по которой ее вели, выстроились новые дома. Аккуратные каменные фасады радовали глаз, оконные стекла сияли, свежая краска блестела глянцем. Стройный ряд недавно отстроенных трехэтажных домов занимал всю правую сторону улицы, горделиво возвышаясь над булыжной мостовой.
   Изумленно разглядывая дома, Элиза забыла, что, перед тем как выйти из экипажа, Скроуп настрого запретил ей разговаривать.
   – Я думала, весь Эдинбург составляют древние постройки.
   Скроуп метнул на нее пронзительный взгляд.
   – За исключением кварталов, не так давно сгоревших дотла.
   – А-а, теперь я припоминаю. – Город действительно пострадал от сильного пожара. – Кажется, это случилось лет пять назад, верно?
   Скроуп, который всегда был не прочь поговорить, кивнул.
   Пройдя еще немного, он остановился перед одним из новых домиков, напротив лестницы, ведущей к узкому крыльцу с блестящей зеленой дверью. Вытащив ключи из кармана сюртука, он поднялся по ступенькам и отпер дверь. Женевьева подтолкнула пленницу к крыльцу.
   Неохотно поднимаясь по лестнице, Элиза с усилием сглотнула подступивший к горлу ком. Твердя себе, что бояться нечего, что Джереми наверняка украдкой следит за ней и что в любой из комнат дома, где ее запрут, конечно же, есть окно, через которое можно сбежать, Элиза изобразила покорность и переступила порог. Впрочем, Женевьева с Тейлором шли за ней по пятам, так что выбирать не приходилось.
   Миновав небольшую переднюю, Скроуп остановился в дверях комнаты, которую Элиза приняла за гостиную, и взмахом руки показал Женевьеве, куда отвести пленницу. Сиделка потащила за собой Элизу налево, мимо Скроупа, в короткий коридор. Оглянувшись, Элиза увидела, как Тейлор расплачивается с носильщиком. Стоя на крыльце, он загораживал собой улицу.
   Женевьева привела Элизу в конец коридора и втолкнула в кухню.
   Скроуп вошел следом за женщинами, шагнул к двери и распахнул ее. Элиза увидела длинную череду узких деревянных ступеней, ведущих вниз.
   Сняв фонарь с крюка возле двери, Скроуп зажег его, прикрутил фитиль и начал торопливо спускаться по лестнице.
   – Следуйте за мной.
   Элиза почувствовала, как ноги стали свинцовыми. Если ее запрут в подвале…
   – Пошевеливайтесь! – Женевьева подкрепила свой приказ резким тычком в спину. – Вот что, мисс Неженка, пусть вас утешает мысль, что это новый подвал, ведь нам приказали устроить вас со всеми удобствами и содержать едва ли не в роскоши.
   Элиза услышала тяжелую поступь Тейлора – кучер, он же страж, шел по коридору к кухне. Ей не оставалось ничего другого, кроме как подчиниться.
   Медленно, ступенька за ступенькой, она начала спускаться, пока не оказалась наконец на твердом каменном полу. Скроуп стоял в нескольких ярдах поодаль, держа фонарь высоко над головой.
   В широком круге света, отбрасываемом фонарем, виднелись небольшой коридор и вторая дверь. Она казалась еще толще той, через которую Элиза только что прошла. В тяжелом железном замке торчал массивный ключ.
   Повернув ключ, Скроуп потянул на себя дверь. Затем отвесил полупоклон, жестом приглашая Элизу войти.
   – Ваши покои, мисс Кинстер. Боюсь, не совсем то, к чему вы привыкли, но вам придется провести всего одну ночь в этом спартанском обиталище.
   Скроуп поднял фонарь, осветив маленькую комнатку за дверью. В убогой, скупо меблированной клетушке площадью примерно в тридцать футов помещались узкая кровать и покосившийся умывальник. На стене висело крохотное зеркальце. На каменном полу возле кровати лежал потертый коврик. В углу стояла небольшая ширма, за которой, должно быть, скрывался ночной горшок.
   Единственным достоинством комнаты была царившая в ней чистота. Женевьева толкнула пленницу к двери. Ступив на порог, Элиза повернулась к Скроупу. Охваченная не столько страхом, сколько гневом, она не желала показывать наемникам свои чувства.
   – Могу я хотя бы получить свечу? – с достоинством произнесла она.
   Скроуп на мгновение прищурился. Казалось, он прикидывал, может ли свеча помочь пленнице бежать. Наконец он перевел взгляд на лестницу, где на самом верху, в дверях кухни, стоял Тейлор.
   – Зажгите свечу и принесите сюда подсвечник.
   Вновь повернувшись к девушке, Скроуп кивнул в сторону комнаты.
   Надменно вскинув голову, Элиза вошла в жалкую каморку. Подойдя к кровати, она развязала ленты и сбросила с плеч грубую накидку, в которую ее обрядили наемники.
   В дверях показался Тейлор с подсвечником, в котором горела единственная свеча.
   – Благодарю вас. – Элиза взяла подсвечник и с презрением посмотрела в глаза Скроупу: – Вы можете идти.
   Скроуп сжал губы – неприкрытое оскорбление достигло цели.
   Дверь с грохотом захлопнулась.
   Элиза прислушалась к удаляющимся шагам, затем поставила свечу на край умывальника, уселась на кровать, сцепила руки на коленях и уставилась на дверь. На толстую деревянную преграду, отделявшую ее от свободы. Лишь через эту дверь можно было выйти из подвала. Из свежеотстроенного подземелья, в которое ее заключили.
   Да, Джереми непросто будет вызволить ее отсюда, но она уже успела убедиться в его находчивости и изобретательности. Карлинг показал удивительную храбрость и решительность, чего она никак от него не ожидала. «Не стоит отчаиваться раньше времени», – твердила себе Элиза. Но сомнение уже запустило в нее свои когти. Возможно, Джереми даже не знает, где ее искать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация