А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь на краю света" (страница 24)

   Глава 13

   День клонился к вечеру, когда Джереми и Элиза, преодолев крутой подъем, увидели перед собой дома Селкерка. Дорога извивами спускалась вниз и, огибая город, поворачивала к югу, на Хоик.
   Остановившись, Джереми достал карту и углубился в ее изучение.
   – От Селкерка до Хоика больше двенадцати миль. – Он состроил кислую гримасу. – Уже довольно поздно, но у нас есть выбор. Мы можем войти в Селкерк, нанять двуколку, доехать до Хоика и устроиться там на ночлег или… – подняв голову, Джереми посмотрел в сторону города, – остановиться на ночь в Селкерке, а завтра отправиться в путь.
   Элизе не пришлось долго раздумывать, чтобы принять решение. Бегство от Скроупа, столкновение с лэрдом и несколько часов быстрой ходьбы вконец измучили ее. Она едва держалась на ногах от усталости.
   – Я предпочла бы заночевать в Селкерке и продолжить путь завтра.
   Джереми кивнул:
   – Я тоже. – Сложив карту, он убрал ее в сумку. – Похоже, нам удалось успешно избавиться от преследователей. Не столь уж важно, выедем ли мы из Селкерка или из Хоика. В любом случае мы достигнем границы завтра днем, так что можно не спешить. – Встретив взгляд Элизы, Джереми улыбнулся и махнул в сторону города. – Значит, в Селкерк.
   Они прошли последний поворот тропы, посовещались и, миновав главную дорогу, выбрали узкую тропинку – кратчайший путь в Селкерк.
   Как вскоре выяснилось, они рассудили правильно: тропинка привела их к главной улице, пересекающей рыночную площадь. Беглецы вновь оказались в городе в базарный день. На площади, запруженной оживленной толпой, во множестве теснились мелкие лавчонки и лотки. Отступив в переулок, путники осмотрелись, не привлекая к себе внимания. Они заметили два трактира по разные стороны площади и таверну.
   – Не думаю, что в таверне найдется приличная комната, но… – Джереми недовольно скривился. – Из-за базарного дня в городе наплыв приезжих, и постоялые дворы скорее всего переполнены.
   – Хм-м, – задумчиво протянула Элиза, разглядывая лоток с одеждой. Ей пришла в голову одна любопытная мысль. – Я подумала… – Она показала глазами на лоток и, когда Джереми проследил за ее взглядом, продолжила: – Не купить ли нам платье для моей сестры-близняшки? В подарок? Потом мы можем зайти в церковь, которая наверняка пуста в этот час, и… Если Скроуп или лэрд выследят нас, они будут расспрашивать о мужчине с юношей, верно?
   К ее удовольствию, губы Джереми растянулись в усмешке.
   – Блестящая мысль.
   – Тогда за дело! – Улыбаясь про себя, Элиза направилась по мощенной булыжником улочке к лотку торговца одеждой. – Посмотрим, что тут подойдет моей сестренке.
   Они купили нижнюю юбку и простое коричневое платье из батиста. Как объяснила Элиза на пути в церковь, неприметный цвет поможет ей легко затеряться в любой толпе. Джереми в этом сомневался. Без шляпы, составлявшей часть мужского костюма, сверкающие золотистые волосы Элизы неизбежно привлекли бы к ней внимание, как и тонкие черты лица, со всей очевидностью выдававшие в ней молодую даму знатного происхождения.
   Джереми думал об этом, стоя у стены в нефе, пока Элиза переодевалась в ризнице. Когда она наконец вышла, снова преобразившись в женщину, он оттолкнулся от стены и ошеломленно замер.
   Платье необычайно шло ей. Его простота лишь подчеркивала изящные округлые формы Элизы и ее царственную осанку. Коричневый цвет оттенял мягкое сияние ее пышных золотисто-медовых волос, придавая светло-карим глазам особую живость.
   Не то чтобы Джереми забыл, как Элиза выглядит в платье, скорее, он упустил из виду, какое действие способно оказать это зрелище.
   Его точно оглушили ударом по голове.
   Он мотнул головой, стряхивая наваждение. Элиза подошла к нему свободной размашистой походкой и усмехнулась, заметив, как его взгляд скользнул вниз, к ее ногам.
   – Знаю, конечно, я все еще в сапогах. Мне придется постоянно напоминать себе, что отныне нужно легко скользить, как это делают леди, а не расхаживать враскачку, словно юноша.
   Джереми кивнул и потянулся за сумкой, которую Элиза брала с собой в ризницу. Теперь там лежала мужская одежда и шляпа.
   – Я сам это понесу.
   Элиза вручила ему раздувшуюся сумку и со счастливым вздохом набросила на плечи плащ, который держала в руке.
   – Теперь, когда я снова могу свободно дышать, мне стало намного легче.
   Джереми вспомнил шелковую повязку, стягивавшую ее грудь, – утром он сам помог Элизе обернуться атласным шарфом, – но в памяти тотчас возникли другие картины. Как он снимал повязку и что скрывалось под ней…
   Он с усилием перевел дыхание, словно повязка мешала вздохнуть ему самому. Неохотно оторвав взгляд от этой восхитительной части тела Элизы, он посмотрел ей в глаза.
   – Вы снова превратились в леди, и когда мы станем искать комнату…
   – Нам придется представиться мужем и женой. Так мы вызовем меньше подозрений, вам не кажется? – Элиза легко взяла Джереми под руку.
   – Да, конечно.
   Они пошли к проходу между рядами.
   Вдруг Джереми остановился.
   – Думаю, вам следует это надеть. – Он протянул ей кольцо с печаткой, которое обычно носил на мизинце. – Завершающий штрих к вашему новому образу.
   Элиза взяла кольцо без малейших колебаний. Надев его на безымянный палец, она показала руку Джереми.
   – Оно мне в самый раз.
   Джереми посмотрел на кольцо, принадлежавшее когда-то его покойному отцу и поблескивавшее теперь на пальце Элизы. С этой печаткой он не расставался долгие годы. Подняв глаза, он встретил взгляд Элизы.
   Ее губы едва заметно изогнулись в улыбке, словно она угадала, о чем он думает.
   – Спасибо.
   Джереми помедлил, мысли теснились у него в голове, готовые сложиться в слова, но время было явно неподходящее. Он кивнул в сторону выхода:
   – Идемте поищем, где тут можно переночевать.
   Они остановились у первого трактира. Джереми договорился насчет двуколки, и хозяин пообещал, что экипаж будет готов к завтрашнему утру, но сам трактир не вызвал у Джереми доверия.
   – Слишком много народу. – «Слишком много грубых мужланов».
   Он вывел Элизу обратно во двор. Его взгляд остановился на одном из конюхов, мужчине средних лет, ожидавшем кого-то у входа в конюшню. Задумчиво хмыкнув, Джереми направился к конюху. Элиза успела набросить на голову капюшон плаща, спрятав волосы.
   – Вы не подскажете, где мы с женой могли бы найти тихое место для ночлега, не такое шумное, как трактир или таверна? – спросил Джереми у конюха.
   Тот вежливо кивнул в ответ и указал на дом с меблированными комнатами по другую сторону площади.
   – Миссис Уоллас, вдова, держит пансион. Комнаты у нее всегда чистые и опрятные, да и ужин она вам приготовит отменный. Она славная женщина и хорошая кухарка. Вы увидите ее вывеску, если подниметесь вверх по переулку. Третий дом справа.
   – Спасибо. – Джереми бросил конюху монету и, взяв Элизу под руку, направился через широкую мощеную площадь к переулку.
   И сама миссис Уоллас, и ее пансион вполне соответствовали превосходному отзыву конюха. Комнатка, которую предложила путникам вдова, оказалась маленькой, но светлой и уютной. На окнах красовались нарядные ситцевые занавески, и такое же покрывало лежало на кровати с медными витыми спинками. Снабдив постояльцев чистыми полотенцами и кувшином с теплой водой, миссис Уоллас оставила их одних.
   – Ужин будет готов через полчаса, мои дорогие, – предупредила она, направляясь к лестнице. – Я звоню в колокольчик, чтобы слышали все постояльцы.
   – Мы спустимся, как только вы позвоните. – Элиза с благодарной улыбкой закрыла дверь и, повернувшись, оглядела комнатку.
   Бросив сумки на край кровати, Джереми отнес тяжелый кувшин к туалетному столику.
   Элиза подошла к кровати и, положив полотенца рядом с сумками, присела на матрас, оказавшийся толстым и упругим. Под стеганым покрывалом лежало пуховое одеяло. Взгляд Элизы упал на кольцо, блестевшее на ее левой руке. Она поднесла руку к глазам, чтобы лучше разглядеть печатку.
   – Предосторожность оказалась нелишней, – заметил Джереми. Поставив кувшин возле лохани для умывания, он обернулся к Элизе. – Миссис Уоллас поискала глазами кольцо и, увидев его, заметно обрадовалась.
   Элиза кивнула:
   – Она поверила, что мы женатая пара. Даже не подумала усомниться. – Склонив голову набок, Элиза задумчиво прошептала: – Такое чувство, что мы… пробуем себя.
   Заложив руки в карманы, Джереми встал у края кровати.
   – Но, полагаю, не стоит об этом слишком много думать. Как будет, так будет.
   Подняв голову, Элиза встретила его взгляд.
   – Да, я знаю. – Немного помолчав, она добавила: – Думаю, вы правы. Нам нужно… просто жить. Следовать своим побуждениям, не задумываясь о том, чего ждут от нас окружающие. И похоже, мы прекрасно обходимся без… – Она замолчала, подбирая слова.
   – Без чьих бы то ни было предписаний и суждений, советов и оценок? – сказал Джереми.
   – Совершенно верно. Нам не нужно ничье вмешательство. Мы сами во всем разберемся… – Элиза вопросительно вскинула брови. – Правда?
   Безжалостно подавив тревогу, охватывающую его всякий раз, стоило ему задуматься над тем, что происходит между ними и куда заведет их его блестящая идея предоставить всему идти своим чередом, Джереми кивнул:
   – Да.
   Элиза радостно улыбнулась. Похоже, в отличие от него она не испытывала ни малейшего беспокойства.
   – Хорошо. Значит, мы оставим все без изменений и посмотрим, к чему придем, когда достигнем Вулверстона. – Поднявшись, она направилась к туалетному столику. – Пожалуй, лучше будет умыться сейчас, пока вода еще теплая.
   Джереми с усмешкой взмахнул рукой:
   – Сначала леди.
   За ужином им пришлось держаться настороже. Когда хозяйка спросила, откуда они прибыли и куда направляются, Элиза предоставила слово Джереми, и тот сочинил целую историю. Он рассказал, что живет с женой в предместье Эдинбурга, где ему предложили работу, но сейчас оба они спешно возвращаются в Англию, поскольку мать Элизы внезапно занемогла.
   Пирог с кроликом оказался выше всяческих похвал, а постояльцы выглядели вполне безобидно: два клерка из ближайшей адвокатской конторы и городской сторож. Разговор вертелся в основном вокруг ничего не значащих пустяков, пока наконец миссис Уоллас не убрала со стола остатки яблочного пирога и не выгнала всех из столовой.
   Сторож отправился в таверну. Клерки вежливо раскланялись с новыми постояльцами и направились в трактир.
   Джереми вопросительно посмотрел на Элизу.
   Сияя улыбкой, она взяла его под руку и повернулась к лестнице.
   – Завтра нам нужно выехать как можно раньше, не так ли?
   Поднимаясь по ступеням, Джереми мечтательно улыбнулся. Раскрыв дверь, он придержал ее для Элизы и, войдя следом, произнес:
   – Я хотел бы завтра как можно скорее добраться до перевала Картер-Бар и пересечь границу.
   По лицу Элизы скользнула тень тревоги.
   – Кажется, вы говорили, что Скроуп не станет поджидать нас на границе?
   – Думаю, он не осмелится, и все же… – Джереми неопределенно пожал плечами. – Проклятый негодяй заставил нас выбрать окольный путь и потерять день. Мы были бы в Вулверстоне уже сегодня вечером, если бы не он.
   Глядя ему в глаза, Элиза возразила:
   – Но в этом есть и свои прелести.
   – Возможно. Точнее, мы воспользовались преимуществами положения, в котором оказались по вине Скроупа… – Джереми замолчал, когда Элиза подошла к нему и поднялась на цыпочки, взявшись за лацканы его сюртука.
   Стоя совсем близко, она посмотрела на Джереми из-под полуопущенных ресниц, ее теплое дыхание коснулось его губ:
   – Мы решили не думать, помните?
   Она поцеловала его нежно, будто желала рассеять последние сомнения, провозглашая, что эту вторую ночь, неожиданно дарованную им судьбой, она не намерена тратить впустую.

   Маккинзи окинул взглядом гору соломы, собираясь устроиться в ней на ночлег.
   Скроуп, будь он неладен, не остановился в Джедборо. Вернее, заехал в город, чтобы выпить кружку пива, но не остался там. Он продолжил путь в двуколке, которую нагло присвоил. Его лошадь, привязанная к задку экипажа, скакала следом. Скроуп остановился на ночь в крошечной деревушке Кэмптаун, расположенной примерно посередине между Джедборо и границей.
   Маленький трактир, в котором нашел пристанище Скроуп, был единственным местом в деревне, где путешественник мог бы приклонить голову. Разумеется, лэрд не решился показаться там, опасаясь попасться на глаза наемнику.
   Поначалу Маккинзи собирался лишь понаблюдать за Скроупом, сделать ему строгое внушение и отправить восвояси, затем ненадолго задержаться, чтобы проводить до границы сбежавшую пару, после чего поехать прямо на север, домой.
   Этот план представлялся ему весьма заманчивым, пока Скроуп не остановился в крохотной деревеньке.
   Почему он выбрал именно Кэмптаун?
   Сколько ни ломал голову Маккинзи, он не находил ответа на этот вопрос. Наемник мог бы выбрать для ночлега более удобное место. Почему Скроуп остановился здесь? Что он задумал?
   Маккинзи решил заночевать в сенном сарае, стоявшем в поле напротив трактира. Зарывшись глубже в солому и закинув руки за голову, он уставился на пыльные стропила и принялся в который раз обдумывать сложившееся положение.
   В его плане прогнать Скроупа был один существенный изъян: однажды, еще в Эдинбурге, Маккинзи уже пытался избавиться от наемника, но у него ничего не вышло. Похоже, Скроуп вознамерился завершить возложенное на него поручение любой ценой, хотя его и отстранили от дела. Скроуп с упорством безумца преследовал беглецов, а затем и самого Маккинзи, весьма недвусмысленно приказавшего ему прекратить поиски Элизы. Наемник упрямо шел к своей цели, невзирая ни на что.
   Если снова попытаться заставить Скроупа убраться с дороги… что ему помешает затаиться, выждать, пока Элиза с англичанином пересекут границу (рано или поздно им придется это сделать), а затем последовать за ними в Англию?
   Маккинзи не мог позволить себе тратить время на то, чтобы сопровождать беглецов до самого Лондона, выступая в роли няньки.
   Но если дождаться появления Элизы с англичанином и задержать Скроупа, дав беглецам возможность скрыться, наемник потеряет их след.
   Именно так и следует поступить – задержать Скроупа, позволив сбежавшей паре уехать как можно дальше и укрыться в безопасном месте. Маккинзи не сомневался, что спаситель Элизы позаботился об убежище и нашел кратчайший путь в стороне от больших дорог.
   Итак, Маккинзи следовало дождаться беглецов, а затем схватить Скроупа и задержать. За час или два Элиза со своим спасителем успеют ускользнуть.
   Если повезет, уже завтра удастся покончить с этим делом. Где бы ни нашли приют беглецы этой ночью, в Сент-Бозуэллсе, в Джедборо или где-то посередине, продолжат ли они путь верхом или в двуколке, дорога к границе будет для них открыта.
   Завтра все закончится.
   Приняв решение, лэрд вернулся мыслями к распоряжениям, которые собирался отдать, добравшись до дома.
   Предстоящая миссия тяготила его, навевая мрачные думы. Казалось, черные тучи сгустились у него над головой. Но рассчитывать на чье-то пособничество он больше не мог. Маккинзи должен был действовать сам. Задумывая похищение старших сестер Кинстер, лэрд обращался к услугам наемников. Он убеждал себя, что, не участвуя лично в похищении, сумеет убедить пленницу встать на его сторону. В обмен на ее согласие он собирался после женитьбы доказать девушке свою благодарность. Она ни в чем не знала бы отказа. Но правда заключалась в том, что Маккинзи не желал уступить требованиям матери и заниматься похищением невесты самостоятельно. Ему ненавистна была мысль о том, чтобы пасть так низко. Замарать свою честь, обесславить доброе имя.
   «Честь превыше всего». Так звучал священный девиз его рода. Лэрд страшился навлечь позор на этот славный древний род.
   Однако он с горечью сознавал: честь не поможет спасти его народ. Неудавшиеся попытки похитить Хизер, а теперь и Элизу окончательно предопределили судьбу Маккинзи, лишив его выбора. Теперь у него осталась последняя возможность, единственная. Та, которой он страстно хотел избежать.
   Ему предстояло похитить Анджелику Кинстер. Самому, не прибегая к услугам наемников.
   Маккинзи не случайно остановил свой выбор на старшей из сестер, двадцатипятилетней Хизер, а затем на средней, Элизе, двадцати четырех лет. Лэрду сравнялся тридцать один год, и старшие сестры Кинстер были близки ему по возрасту. Обеим угрожала незавидная участь старых дев, потому-то Маккинзи надеялся, что они благосклонно отнесутся к его предложению и охотно пойдут на соглашение.
   Он видел обеих девушек много лет назад, когда еще жил в Лондоне, прежде чем смертельная болезнь отца заставила его вернуться в Северную Шотландию. Он смутно припоминал пышные балы, на которых блистали юные дебютантки – сестры Кинстер. Тогда он не пытался завязать знакомство с ними и даже не осмелился пригласить одну из них на танец. В те дни Маккинзи не помышлял о женитьбе, он лишь искал развлечений, и великолепные светские красавицы, принцессы Кинстер, не слишком его интересовали.
   Но это было в прошлом. А сейчас… он предпочел бы иметь дело со старшей, Хизер, или на худой конец с Элизой.
   Только не с Анджеликой, младшей из сестер. С этой особой не так-то легко было справиться.
   Маккинзи никогда не встречался с ней – Анджелика не выезжала в свет в те дни, когда он бывал в Лондоне, – но он успел достаточно узнать о ней, чтобы исключить ее из своих планов, сосредоточив все свое внимание на старших сестрах. Прежде всего Анджелике едва исполнился двадцать один год. Эту молодую леди, избалованную вниманием света, ожидало великолепное будущее, вне сомнений, она рассчитывала на самую блестящую партию.
   Маккинзи не обольщался, он понимал: склонить Анджелику к замужеству, отнюдь не отвечающему ее ожиданиям, – задача посложнее, чем убедить ее сестер заключить разумное соглашение. Вдобавок юная Анджелика, окруженная толпой поклонников, нисколько не опасалась остаться в старых девах. В отличие от сестер она вряд ли согласилась бы пойти на жертву, чтобы спасти народ Маккинзи.
   Впрочем, отныне лэрд уже не мог позволить себе разводить сантименты. Решив не становиться между Хизер и ее спасителем Брекенриджем, между Элизой и ее джентльменом, кем бы тот ни был, Маккинзи сам сделал выбор собственной судьбы. Он не мог поступить иначе. Ему невыносима была мысль о том, чтобы принудить к браку женщину, отдавшую свое сердце другому, занять место ее истинного возлюбленного, суженого, предназначенного ей судьбой.
   Он следовал не романтическим побуждениям, а голосу разума. Ему нужна была женщина, готовая встать плечом к плечу с ним и вместе трудиться, а не изнеженная знатная леди, которая будет ненавидеть его и презирать весь остаток жизни.
   Итак, ему предстояло связать свою судьбу с Анджеликой, хотя все, кто ее знал, говорили, что это не женщина, а огонь. Полная жизни, пламенная, яркая, как медные отблески на ее рыжих волосах. Учитывая, что сам Маккинзи тоже обладал крутым нравом, едва ли подобный союз обещал тихое, спокойное будущее кому-либо из супругов.
   Из трех сестер Кинстер Анджелика была той единственной, к которой Маккинзи, будь на то его воля, ни за что бы не приблизился.
   С самого начала, задумывая свой план, он не принимал ее в расчет. Однако у судьбы, как оказалось, были иные планы. Теперь у Маккинзи не осталось выбора. Он должен был похитить Анджелику Кинстер или потерять дом вместе со всеми владениями и бессильно наблюдать, как его народ гонят с исконных земель, лишив всего.
   Огораживания в Северной Шотландии посеяли вражду между кланами. Клану Маккинзи, возглавляемому теперь им самим, долгое время удавалось избегать гонений благодаря неприступности горной долины, где лежали земли, а также изощренной политике деда нынешнего лэрда, которому удавалось успешно стравливать между собой противоборствующие стороны.
   Старик был настоящим хитрецом, и его наследство отчаянно пытался теперь защитить Маккинзи. Отец лэрда почти ничего не сделал для своего народа, напротив, он взял на себя обязательство, висевшее теперь дамокловым мечом над головой его сына.
   Само по себе соглашение не представляло опасности. Маккинзи сам засвидетельствовал договор, сочтя его справедливой и разумной мерой, однако дальнейшие события все изменили.
   Его мать коварно похитила древний кубок, без которого соглашение теряло силу, и под ногами у лэрда зашаталась земля.
   Каждый шаг, каждая попытка вернуть себе кубок вызывали у Маккинзи мучительные сомнения, он все больше запутывался в липкой паутине обязательств.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация