А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Любовь на краю света" (страница 15)

   – Не могу поверить, что сказала это. Повторила очевидное. Как глупо!
   Джереми широко улыбнулся:
   – Не отрекайтесь от своих слов из-за меня.
   Элиза изумленно смотрела на него, не в силах скрыть восхищения. Она будто увидела вдруг другими глазами и Джереми, и себя.
   После короткого молчания Карлинг посмотрел в окно.
   – Кажется, мы проспали. Уже давно рассвело.
   Джереми свесил на пол длинные ноги, и Элиза тотчас ощутила необъяснимое чувство потери. Странная хрупкая близость, связавшая ее с этим мужчиной минувшей ночью, вдруг исчезла. Он уселся на тюфяке и провел пятерней по всклокоченным волосам.
   Разумеется, непокорные вихры продолжали торчать в разные стороны. Поднявшись, Джереми направился к двери.
   – Дайте-ка я сначала проверю двор. Не выходите, пока я не вернусь.
   Он говорил властно, как большинство знакомых ей мужчин.
   Он отпер засов, приоткрыл дверь и осторожно выглянул, затем распахнул ее настежь и вышел.
   Джереми потребовалось огромное усилие воли, чтобы выбросить из головы все только что случившееся. Стоя за дверью хижины, он настороженно оглядел окрестности. Все его чувства были обострены до предела.
   Тристан и Чарлз Сент-Остелл учили его безмолвно прислушиваться к каждому шороху, различая малейший хруст веточки или птичий щебет.
   Прошла минута, но Джереми не услышал ничего подозрительного. Удостоверившись, что возле дома никого нет, он все же обошел хижину и, пробиваясь сквозь деревья, взобрался на скалу, чтобы рассмотреть склон соседнего холма и тропинку, по которой они пришли к хижине накануне вечером.
   Вернувшись в домик, он застал Элизу в дверях. Она уже заколола волосы шпильками и спрятала их под шляпу.
   – Я никого не заметил. Похоже, мы в безопасности.
   Элиза кивнула:
   – Я застелила постель, прибралась в комнате и собрала сумки. У нас есть два яблока на завтрак, а в кувшине осталось немного воды, так что я наполнила кружки. – Она покосилась на рощу. – А теперь я ненадолго отойду.
   Джереми махнул рукой, указывая направление.
   – Там есть надежное укрытие.
   – Спасибо.
   Элиза сошла с крыльца и обогнула домик.
   Качая головой, Джереми вошел в хижину. Мисс Кинстер не переставала его удивлять. Он всегда считал ее избалованной принцессой, пожалуй, даже более изнеженной, чем ее сестры.
   Неумение ездить верхом на первый взгляд подтверждало это суждение, однако Джереми не назвал бы Элизу слабой, бессильной или беспомощной. По крайней мере она ни в чем не уступала его сестре Леоноре, обладавшей весьма сильным характером.
   Джереми знал немало сильных, волевых и независимых леди, и прежде ему никогда бы не пришло в голову причислить к ним Элизу Кинстер, однако теперь он начал подозревать, что судил о ней неверно. Мисс Кинстер проявила редкое самообладание, оказавшись в отчаянных обстоятельствах, когда любая другая девица ее круга ударилась бы в слезы и тряслась бы от ужаса, что лишь усложнило бы задачу ее спасителю.
   Если не считать фиаско с верховой ездой – хотя и здесь, надо признать, Элиза старалась не ударить лицом в грязь, – она с достоинством встретила вызов судьбы. Похищение не сломило ее дух.
   А что до утренней сцены…
   Услышав торопливые шаги Элизы, Джереми внезапно осознал, что вот уже несколько минут стоит возле стола, глядя на аккуратно застланный одеялами тюфяк.
   Он поспешил отбросить крамольные мысли, опасаясь, что покраснеет и выдаст себя. Схватив со стола яблоко, он быстро надкусил его, потом придвинул к себе развернутую карту.
   Когда Элиза переступила порог, он уже сидел, хмуро склонившись над картой, обдумывая дальнейший маршрут. Именно это он и собирался сделать с самого начала.
   – Я не вижу другого пути. Нам придется пересечь по меньшей мере два ручья, прежде чем мы начнем взбираться на следующий холм. Более крупный ручей соединяет два небольших озера, «лохс», как сказали бы шотландцы. Мы могли бы обойти кругом северное озерцо, но в этом случае мы сильно отклонимся от первоначального направления, вдобавок на холме вблизи северной оконечности озера расположен военный гарнизон, а в настоящее время я предпочел бы не показываться на глаза властям, как и тем, кто мог бы заставить власти задержать нас.
   Элиза подошла ближе, принеся с собой знакомый легкий аромат, присущий ей одной. Она внимательно изучила карту, затем кивнула:
   – Я согласна. Придется перебраться через ручьи.
   Девушка выпрямилась, Джереми испытующе посмотрел ей в глаза.
   – Мне не хотелось бы подвергать вас опасности. Вы умеете плавать?
   Элиза улыбнулась:
   – Да. И весьма неплохо. Я безнадежно беспомощна только с лошадьми.
   Джереми отвел взгляд и сложил карту.
   – Что ж, хорошо. – Убрав карту в одну из седельных сумок, он потянулся за второй, но Элиза его опередила.
   – Нет, позвольте мне понести ее, хотя бы первое время. Теперь, когда мы прикончили запас еды, сумка стала намного легче.
   Джереми поймал ее взгляд. Элиза смотрела так, словно ждала от него возражений. Он не стал убеждать ее, что женщина слишком слаба, чтобы нести сумку.
   – Отдайте сумку мне, если устанете.
   Элиза радостно просияла. Закинув сумку на плечо, она подхватила со стола яблоко и повернулась к двери.
   – Прекрасно. В путь!
   Тряхнув головой, чтобы прогнать дурман, навеянный ее ослепительной улыбкой, Джереми вышел вслед за Элизой во двор, освещенный слабыми утренними лучами.
   Они направились вверх по склону, пробираясь между деревьями, стараясь как можно дольше держаться в тени, и в конце концов вышли на усеянную камнями пустошь. Джереми настороженно огляделся, но никого не заметил. Никто их не преследовал.
   Вначале им встретился мелкий ручей. Они нашли место поуже и перешли его вброд, поднимая брызги.
   Второй ручей мог бы стать для них серьезной преградой, но какие-то добрые люди перебросили длинное бревно с одного берега на другой. Джереми пошел первым. Он едва не свалился в бурлящий поток. Молотя руками в воздухе и бранясь про себя, он с трудом удержал равновесие, кое-как проковылял по бревну, прыгнул и неуклюже растянулся на берегу.
   Послышался мелодичный смех, похожий на звон хрустального колокольчика.
   Джереми никогда не слышал, чтобы Элиза смеялась так свободно и естественно. Перевернувшись на спину, он хотел было состроить сердитую гримасу, но восхищенно замер, не в силах оторвать глаз от стройной фигуры над ручьем. Элиза танцующей походкой прошла по бревну и легко соскочила на землю.
   Она победно вскинула голову и посмотрела на Джереми сверху вниз с видом королевы, потом весело улыбнулась и кивнула в сторону холма:
   – Идем, лежебока! Нас ждет еще один склон!
   Джереми со стоном поднялся.
   Элиза снова рассмеялась и зашагала дальше. Карлинг поплелся рядом.
   Они быстро и уверенно взобрались на вершину второго холма.
   Оказавшись на гребне, путники остановились и достали карту, чтобы свериться с ориентирами и определить направление.
   По дну долины внизу тянулась неширокая дорога. Джереми взмахом указал на кучку домов чуть поодаль.
   – Должно быть, это Силверберн. Если верить карте, он в двух милях отсюда. – Джереми показал рукой на восток. – А вон там Пеникуик, до него пять миль. – Он перевел взгляд на Элизу. – Мы можем отправиться прямиком в Пеникуик или сначала заглянуть в Силверберн. Так путь будет чуть длиннее, но в деревне мы сможем раздобыть еды.
   Элиза подумала не столько о себе, сколько о Джереми. Вопреки ее прежнему представлению о нем Карлинг отличался мощным сложением, он не был ни тощим, ни коротышкой. Элиза знала наверняка, что смогла бы дойти до Пеникуика, не подкрепившись, но она росла вместе с двумя верзилами братьями и помнила, сколько те едят.
   Она не питала иллюзий и сознавала, кому придется спасать их обоих в случае угрозы. Элиза годилась на роль помощницы, но главенство принадлежало Джереми.
   – Силверберн, – провозгласила она. – Нам нужна еда, и мы понятия не имеем, что принесет этот день. Возможно, до самой ночи нам не представится больше случая поесть.
   – Верно. – Убрав карту, Джереми окинул взглядом склон, спускающийся к деревне. – Идемте.
   Примерно час спустя беглецы уже сидели в дальнем углу таверны «Веселая вдова», отдавая должное ветчине, яйцам, кеджери и колбасам. Элиза старалась изо всех сил, изображая волчий аппетит, но когда слуга отвернулся, заменила пустую тарелку Джереми своей.
   Когда спаситель удивленно на нее взглянул, она тихо шепнула:
   – Ни один юноша не оставит завтрак нетронутым.
   Джереми усмехнулся, а потом без долгих раздумий очистил и ее тарелку.
   Сразу после завтрака они тронулись в путь. В таверне Элизе то и дело приходилось напоминать себе, что для всех она мужчина. Она большей частью отмалчивалась, а если ее вынуждали отвечать, лишь выразительно хмыкала или фыркала. Когда деревня осталась далеко позади и скрылась из глаз, Элизе показалось, что с плеч ее свалился тяжкий груз: она снова стала самой собой.

   Лэрд подошел к домику дровосека задолго до полудня.
   Он покинул Эйнвилл на рассвете и, наслаждаясь быстрой скачкой, вернулся в Карри, где потерял след беглецов. Там он в последний раз слышал о них. Остановившись на дороге перед небольшим трактиром, куда заходили Элиза с англичанином, он неторопливо огляделся, пытаясь представить себя на их месте.
   Высокая церковь тотчас привлекла его внимание.
   На тропинке перед папертью он заметил следы двух пар сапог – одни крупнее, другие намного меньше, – они вели на церковный двор.
   Мощеные дорожки и выложенный каменными плитами двор не представляли особого интереса, но, обойдя вокруг церкви, Маккинзи обнаружил похожие отпечатки. Беглецы явно спешили. Отчетливые торопливые следы сворачивали на тропинку и вели на восток.
   Прочь от большой дороги, в сторону Пентленд-Хиллс.
   Спешившись, лэрд снова оглядел церковь. Должно быть, беглецы заметили его и узнали в одиноком всаднике человека, стоявшего за похищениями. Маккинзи с опозданием подумал, что в погоне за Хизер Кинстер и Брекенриджем ему следовало проявлять осторожность и не показываться им на глаза, но изменить прошлое было не в его власти. Теперь он знал: Элиза со своим спасителем обратятся в бегство, если увидят его, а значит, следя за ними, он должен оставаться незамеченным.
   Он проследил их путь от церковного двора к склону холма через заросли вереска. Скалы не остановили его – на пустынных просторах Шотландии он чувствовал себя как рыба в воде.
   Подъезжая к роще, он натянул поводья.
   Каменная хижина скрывалась в тени деревьев. Вокруг стояла тишина, домик казался пустым, из приземистой трубы не вилась струйка дыма. Спешившись, Маккинзи привязал Геркулеса к низкой ветви дерева и, не скрываясь, не прибегая к уловкам, прошел между деревьями к просеке. Постучав и не дождавшись ответа, он открыл дверь и вошел.
   Ему достаточно было обвести глазами комнату, чтобы прочитать едва заметные знаки, оставленные беглецами, и выяснить все, что его интересовало. Несомненно, кто-то провел ночь в хижине, а если быть точным, ночных гостей было двое. В кувшине еще осталась вода, и на двух кружках не было следов пыли. Квадратный деревянный стол тоже выдавал чье-то недавнее присутствие: на пыльной поверхности остались разводы – здесь что-то выкладывали, передвигали, расстилали.
   Маккинзи взглянул на аккуратно застеленный тюфяк, подошел ближе и отдернул грубые одеяла. Кто-то пытался выровнять солому, но острый взгляд лэрда различил вмятины – глубокую и крупную, оставленную мужчиной, что лежал с краю, ближе к двери, и небольшую, легкий след хрупкой фигуры женщины, свернувшейся рядом со своим спутником.
   Маккинзи нахмурился. На первый взгляд вмятины на соломе свидетельствовали о близости Элизы и англичанина, но с другой стороны, отношения, связывавшие эту пару, могли быть и чисто дружескими. Возможно, они лишь двое товарищей, которых обстоятельства вынудили разделить кров и постель.
   Не следовало придавать слишком много значения этой ночи.
   Вернув одеяла на место, лэрд в последний раз оглядел скупо обставленную лачугу и вышел во двор, под бледные солнечные лучи. Закрывая дверь, он заметил тропинку, по которой беглецы взобрались на склон, затем вернулся к Геркулесу, вскочил в седло и, обогнув рощу, направился по следу.
   След привел его к ручью.
   Направив коня в воду, Маккинзи вернулся мыслями к вопросу, вот уже второй день не дававшему ему покоя. Отчего беглецы продвигаются вперед так медленно? Неужели Элиза в самом деле не умеет ездить верхом?
   С каждым часом они все больше подвергались опасности быть схваченными, хотя и знали, что Скроуп их не выследил. И все же Маккинзи проникся невольным уважением к спасителю Элизы Кинстер, кем бы тот ни был. Этот человек вызволил девушку из плена и вывез из Эдинбурга, обманув опытного наемника Скроупа, прежде не знавшего поражений. И надо признать, затеянный беглецами переход через Пентленд-Хиллс – лучшее, что можно было придумать в их положении.
   Хотя на юге Шотландии Маккинзи чувствовал себя не так свободно, как на севере, в горах, он знал местность достаточно хорошо, чтобы обходиться без карты. Ему не составило труда догадаться, куда направились беглецы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация