А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Страсть по понятиям" (страница 7)

   – Газета у нас хорошая, мы о людях плохого не пишем… А где после университета Эдик работал?
   – В Кирове работал. Потом домой вернулся. Здесь несколько лет работал.
   – Где?
   Я взял полные ведра и понес их к дому.
   – В леспромхозе, – сказала Оксана, с благодарностью глянув на меня.
   – В каком?
   – Да он у нас один.
   – И кем там работал?
   – Начальником участка работал, заготовкой древесины занимался. Встретились как-то, разговорились, он хорохорится, вроде все хорошо, а вид усталый. Потом еще встречались, он уже повеселей был, брюшко отпустил. Говорят, они химичили там, лес куда-то налево вывозили, но тогда все воровали. Да и сейчас тоже…
   – Ну, зачем Ремезову сейчас воровать? У него свой завод, сейчас он, наоборот, другим воровать не дает.
   – Оно-то, может, и так. Да только самый лучший лес у нас в Серпиловском заповеднике, а там вырубка запрещена…
   – И что?
   – Ничего, – покосилась на меня Оксана.
   Хоть и не причастна она к производству Ремезова, но все-таки они живут в одном городе. Я – весь такой веселый и хороший – уеду, статейку разоблачительную тисну, а ей оставаться. Начнет Ремезов разбираться, кто информацию слил, выйдет на нее, проблемы будут.
   – Да вы не переживайте, Оксана, я же не фельетон собираюсь писать, у меня задание, о Ремезове или хорошо, или никак… Так что там в Серпиловском заповеднике?
   – Я же говорю, ничего.
   Оксана попыталась перенять у меня ведра, но я их ей не отдал.
   – Ну, хорошо, хорошо, не хотите говорить, не надо…
   Не все чисто с заповедником. Возможно, там полным ходом идет браконьерская вырубка леса, который затем Ремезов – незаконно, вполцены – выкупает для своего предприятия, тем самым снижая себестоимость конечного продукта. Если так, то мне какое до этого дело? Какое отношение эти махинации могут иметь к Альберту Караваеву?.. А если не имеют, то мне вникать в эти криминальные тонкости не надо.
   – Вы мне лучше расскажите, какой Ремезов хороший человек. От девушек у него, наверное, отбоя не было?
   – Не знаю, не слышала…
   – Ну, в школе понятно, там он еще не раскрылся. Но после института домой приехал… Высшее образование, начальник участка. Женщины, наверное, в очередь за ним выстраивались?
   Мы подошли к калитке, я поставил ведра на скамейку.
   – Никто за ним в очередь не выстраивался.
   – Ну, может, он сам за кем-то бегал. Может, любовь с кем-то была…
   – Зачем вам это? – подозрительно посмотрела на меня Оксана. – Вы что, про его любовь писать собираетесь?
   – Да нет, просто интересно, что за человек он, Ремезов Эдуард Андреевич. Друг познается в беде, а мужчина в любви.
   Мне нужна была женщина, с которой у Ремезова был роман. Старая любовь хоть и ржавеет, но не забывается. Оксана Борисова может и не знать про Алину, а бывшая женщина Эдуарда Андреевича, наверное, сможет рассказать про нее что-нибудь интересное.
   – Не было у него никакой любви. Ну, до того, как обратно в Киров уехал, никого у него не было. Бобылем жил. Пытались ему девушку сосватать, говорят, не захотел он.
   – А кого именно хотели сосватать?
   – Ну, хотели… Вам что, даже такие подробности нужны? – удивленно и с подозрением смотрела на меня Оксана.
   Но я сделал вид, что не воспринял этот вопрос как риторический.
   – А из Кирова он с женой приехал?
   – Когда он из Кирова приехал?
   – Ну, четыре года назад. Приехал из Кирова, начал строить завод, ну, вы в курсе…
   – Я не знаю, с кем он приехал. Я знаю, что у него женщина появилась. Он на ней потом женился. Алина ее зовут…
   – А когда она появилась?
   – Я хронологию его семейной жизни не веду… Года два назад она появилась…
   – Именно появилась? Не из Некрасова взялась, а именно появилась? Или Алина здесь раньше жила?
   – Нет, не жила она здесь. Из Кирова она появилась.
   – Но так из Кирова он четыре года назад вернулся, а Алина появилась только два года назад…
   – Вот видите, вы больше меня знаете.
   – Ну, кое-что знаю, потому что информацию собираю. Курочка по зернышку, как говорится… А Ремезов на свадьбу вас приглашал?
   – Нет, не приглашал. Мы для него не тот уровень. У него все городское начальство на свадьбе гуляло, ну, и заводское тоже…
   – А кто-нибудь из его старых друзей на свадьбе был?
   – Я откуда знаю… Хотя нет, Юра Шептулин был. Он с нами в школе учился, только на два года младше. Они в школе дружили, а потом работали вместе…
   – Ну, вот видите, а говорите, что Ремезов ни с кем не дружил!
   – Эдик с одноклассниками не дружил. А Юра был на два года его младше. Эдик тихий был, спокойный, но я бы не сказала, что застенчивый. А Юра застенчивый был, всего стеснялся. Чуть что не так, сразу краснеет. И заплакать мог, если обидят… Эдик его защищал.
   – Защищал? Какая прелесть! Так и напишем – Эдуард Ремезов – защитник слабых и обездоленных!.. Значит, Эдик нашел кого-то послабее себя и взял его под защиту. Десятиклассник восьмиклассников не боится!
   – Да, наверное, – туманно улыбнулась Оксана.
   – Значит, он с этим Юрой в школе учился, а потом еще и работал с ним.
   – Да, работал… Юра до него еще в лесхозе работал, простым водителем, а Эдика начальником участка поставили. Ну, может, и не сразу, но поставили…
   Отличная пара, подумалось мне, один лес на участке рубит, другой налево его возит…
   – А сейчас где этот Юра работает?
   – Не знаю… Раньше у Эдика работал, личным его водителем. А на свадьбе подрался с ним, говорят, Эдик его после этого уволил…
   – Подрался? С Ремезовым?! – встрепенулся я как бойцовский пес, учуявший запах свежей крови.
   – Ну, не подрался, просто в драку полез. К Ремезову его не подпустили, там охрана у него…
   – А в драку из-за чего полез?
   – Да со спиртным перебрал, вот и полез.
   – Ну да, свадьба без драки – деньги на ветер… А как мне Юру этого найти?
   – Не найдете вы его. Уехал он.
   – Куда?
   – В Киров. Сестра его говорила, что работу ему там хорошую предложили. Он с сестрой жил. Тут недалеко, через улицу. Евдокия ее зовут, можете с ней поговорить, она вам скажет…
   – Ну, спасибо вам, Оксана Борисова!.. Ведра в дом занести?
   На радостях я даже готов был еще раз сходить за водой, даже бак десятиведерный мог наполнить. Чутье подсказывало, что через этого Юру Шептулина я смог серьезно продвинуться в своем расследовании.
   – Да не надо, сама уж как-нибудь, – отстраненно отмахнулась Оксана.
   Она смотрела на меня отсутствующим взглядом. О чем-то думала она сейчас – интенсивно, напряженно. У меня возникла догадка, что за вопрос ее мучает. И я очень хотел, чтобы мои опасения не оправдались…

   Глава седьмая

   Бревенчатый, обитый вагонкой дом блестел на солнце, как новенький автомобиль. Не просто его покрасили, но еще и покрыли лаком. Крыша металлочерепицей покрыта, забор из профильного железа. Целая полянка перед домом, трава здесь скошена, березки стройными рядами, пацан лет пяти за девочкой чуть постарше бегает – смеется заливисто, хворостиной махает. И за всей этой идиллией наблюдал мужичок лет сорока – не просто худой, а высохший какой-то, с темным, землистого цвета лицом и желтушными глазами. Тепло на улице, рубашка на нем клетчатая с коротким рукавом – вроде бы по погоде одет, но впечатление такое, будто холодно ему. На скамеечке он сидел, съеженный, обняв себя за живот левой рукой. И правую руку он прижимал к боку, вскинув ладонь кверху, там у него в пальцах дымилась сигарета. Табуретка перед ним, полная пивная кружка с темным напитком, похожим на портер. Наверное, там и было пиво. А где-то за скамейкой у него, скорее всего, бутылка водки припрятана, которой он подкрепляет «ерша» в кружке. Почему я так подумал? Да потому что вид у мужика забулдыжный. Маевка у него, на солнышке он греется, за детьми сонно наблюдает. Меня заметил, но в лице даже не изменился. Движением головы проводил меня до своей завалинки.
   – Здравия желаю, командир! Мне бы Юру Шептулина увидеть.
   – Нет его, – сказал мужик.
   – А где?
   Я нагнулся, провел рукой по шероховатой поверхности скамейки, глянул на ладонь. Есть, конечно, пыль, но едва-едва.
   – Уехал.
   – Куда? – усаживаясь, спросил я.
   – А ты кто?
   – Журналист.
   – А надо чего?
   – С Юрой поговорить.
   – Так нет его.
   – Ну, это я понял. Может, ты мне про него расскажешь?.. Да, кстати, меня Костя зовут!
   Я протянул мужику руку. Тот сунул сигарету в рот, вытер правую ладонь о штанину, ответил на мой жест рукопожатием. Неторопливо все это проделал, с достоинством.
   И сам он в ответ представился: Виктор, можно просто – Витя.
   – А ты, Витя, Юру знаешь?
   – Ну а то! Шурин мой.
   – Значит, ты муж его сестры.
   – Ага, муж. Единственный… И она у меня единственная.
   – Что, по бабам не гуляешь?
   Витя вынул сигарету изо рта, послюнил ладонь, затушил о нее окурок, бросил его на землю, какое-то время растирал «бычок» ногой, а затем посмотрел на меня с возмущением оскорбленной невинности.
   – Я от своей бабы не гуляю!
   – Молодец… Я ведь тоже такой. Никогда и ни с кем, – приложив руку к груди, заверил я.
   – Это хорошо, – совершенно серьезно сказал Витя.
   – И еще я крестиком вышивать умею.
   – А я нет. – И снова он не уловил юмора.
   – А баба твоя где?
   – На работе.
   – А работает где?
   – На заводе.
   – У Ремезова?
   – А ты откуда знаешь? – удивился Витя.
   – А какой еще у вас здесь завод есть?
   – Паркетный завод есть.
   – Наверное, маленький?
   – Ну, небольшой.
   – А жена твоя на большом заводе работает, у Ремезова.
   – У Ремезова. Бухгалтером у него работает.
   – Она тоже в лесхозе работала?
   – Работала. И там бухгалтером, и здесь.
   – Юра тоже и там работал и здесь?
   – Работал.
   – Говорят, он с Ремезовым у него на свадьбе подрался.
   Витя вытянул правую ногу, чтобы легче было достать из кармана брюк пачку сигарет.
   – Кто говорит?
   – Ну, говорят…
   – Не знаю ничего, – замотал головой мужик.
   И это сыграло с ним злую, хотя совсем и не опасную шутку. Сигарету он держал во рту, поднес к ней огонек, но, пока вращал головой, не мог зажечь кончик. Водил сигаретой над зажигалкой, даже не замечая этого.
   – Ну, не знаешь и не знаешь… Что там у тебя в кружке? Пиво?
   – Нет, квас. – Он сунул руку за скамейку, достал оттуда полуторалитровую бутылку с магазинным квасом.
   – А может, пивка?
   – Не пью я, – снова удивил меня Витя.
   – Болеешь?
   – Не пью, и все.
   – Не пьешь, по бабам не ходишь… Ну ты прямо идеальный муж. А работаешь где?
   – Нигде.
   – А чего так?
   – Работы нет.
   – А что, на завод устроиться не можешь? Там, говорят, платят хорошо.
   – Платят хорошо, только работать надо. А мне вот за детьми смотреть надо.
   – И то дело… Дом, я смотрю, у вас хороший, сам крышу крыл?
   – Зачем сам? Людей нанимали.
   – Хороший ты мужик, Витя. Не пьешь, не гуляешь… не врешь, – пряча усмешку в кулак, сказал я. – Курить бросать не собираешься?
   – Да нет пока.
   – Значит, Юра, в Киров поехал работу искать?
   – Кто такое сказал?
   – Сказали…
   – Ну да, в Киров он поехал, – не очень охотно согласился Витя.
   – Давно?
   – Да нет, не очень.
   – Месяц, два, полгода, год?
   – Ну, с полгода уже… Может, чуть больше…
   Я заметил, как малыш с лозиной с разгону влетел в придорожную канаву. Я еще испугаться за него не успел, как он уже выскочил из нее – без плача, без крика, но в жидкой грязи по колено. Витю явно тяготил разговор со мной, и он мог воспользоваться моментом, чтобы избавиться от меня. Схватил бы сына под мышку и утащил в дом. Но ему явно лень шевелиться. Хорошо ему на скамейке под солнцем, пригрелся он. Да и ребенок не жалуется, как бегал, так и бегает.
   – И как он там?
   – Да ничего, нормально…
   – Где работает?
   – Ну, водителем где-то…
   – Где-то?
   – Я не вникал… У Евдохи надо спросить, она знает.
   – А позвонить ему можно?
   – Можно. Только номер телефона у жены…
   Мне показалось, что Витя приободрился. Похоже, радуется, что догадался перевести стрелки на жену. Пусть она отдувается… Вопрос – за что отдуваться? Что не так с Шептулиным?.. Может, беда с ним какая-то приключилась, а Витя не хочет о том говорить…
   – А когда она с работы приезжает?
   – Ну, часам к восьми будет. Вахта в семь приходит, а она своим ходом…
   – Машина у нее?
   – Ну да.
   – Хорошо живете.
   – Не жалуемся…
   – Я так понимаю, жена хорошо зарабатывает.
   – Нам хватает.
   – А чего ж Юра-то в Киров подался? Ну, и работал бы на заводе… Или тесно у вас тут? – кивнул я в сторону дома.
   – Да нет, не тесно…
   – А он с вами жил?
   – С нами.
   – А детей у вас сколько?
   – Четверо. Дочка уже работает, Васька на рыбалке с пацанами, эти вот бегают…
   – Дочка с матерью работает?
   – А ты правда журналист? – насмешливо посмотрел на меня Витя.
   – Журналист.
   – А из какого журнала? «Хочу все знать»?
   – Витя, да ты фонтан юмора! – Я весело засмеялся и легонько хлопнул его по плечу. – Я думал, ты бука, а ты остряк! Браво! Так держать!
   Мужик долго смотрел на меня, не понимая, всерьез я говорю или издеваюсь.
   – С матерью дочка работает, – наконец сказал он.
   – Семейный подряд?.. Семейный подряд – это хорошо… И Юра с вами работал. И дальше бы работал, если бы на свадьбе не подрался.
   – Тебе не все равно?
   – Да нет, просто интересно. Слышал про английских журналистов? Очень важные исследования проводят. Например, на кого больше комары возбуждаются, на блондинок или брюнеток…
   – И на кого больше?
   – Ну, исследование пока не закончено, но как только, так я сразу тебе сообщу. А я узнаю, потому что сам такие исследования провожу. По заданию Британской академии наук. Выясняю, какой процент русских свадеб заканчивается дракой. Какой процент с драки начинается. Ну, и так далее… Мне каждый такой случай интересен… Вот у тебя на свадьбе драка была?
   – Не было у нас драки.
   – И у меня не было. А у Ремезова была. Отсюда вывод – каждая третья свадьба заканчивается дракой. Так или не так?
   – Ну, так.
   – Значит, все-таки была драка у Ремезова?
   – Не было.
   – Это у тебя не было, а у Ремезова была.
   – Чего ты ко мне пристал?
   – А чтобы тебя развеселить…
   – Да не скучно мне.
   – А Юра часто звонит?
   – Ну, звонит…
   – Не жалуется?
   – Да нет… – Витя отвел в сторону глаза – то ли это реакция на собственную ложь, то ли за детьми взглядом проследил.
   – А дом у вас большой? Сколько комнат?
   – Нам хватает, – покосился на меня мужик.
   – Ну, это сейчас хватает. После того как Юра съехал, да?
   – Ты это к чему клонишь? – нахмурился Витя.
   – Да ни к чему я не клоню. Просто мысль в голову пришла. У вас четверо детей, у Юры там сколько-то. Может, еще и родители в доме живут. А в тесноте, да не в обиде – так только в сказках бывает. Или нет?
   – Не было у Юры детей. И родители с нами не живут. Юра с нами жил.
   – А жена его?
   – Не было у него жены… Не мешал он нам.
   – А с женой мешал бы?
   – Ты что, глухой, не слышишь? Не было у него жены!
   – Что, вообще, никогда не было?
   – Никогда.
   – А девушка была?
   – И девушки не было…
   – А как же он тогда без женщин обходился?
   – Так и обходился. – Витя отвернул вдруг от меня голову, похоже, для того, чтобы скрыть от меня наползающую на губы ухмылку.
   – Тихо сам с собою?
   – Ну, и так, наверное, тоже…
   – А еще как?
   – Слушай, иди ты к своим английским ученым!
   – Кстати, английские ученые утверждают, что каждый десятый мужчина на планете – тайный или явный гомосексуалист.
   – Плевать я хотел на твоих английских ученых!
   – Вить, не злись, не надо. – Вразумляющим взглядом я посмотрел на мужика и доверительно положил руку на его хлипкое плечо. – Я понимаю, неприятно сознавать, что твой шурин не такой, как все…
   – Что значит не такой, как все? – скинув мою руку с плеча, возмущенно спросил Витя.
   – Ну, тихий, застенчивый, женственный… Или не женственный?
   – Кто, Юрка?
   – Ну вот, ты сам понял, о ком речь… У таких ребят не складывается с женщинами, тогда они начинают искать дружбу с сильными парнями. Может, и с Юрой так было?
   – А это не твое дело!
   Я усмехнулся в ус. Ну вот, еще одна трещина появилась на льдине, которую я пытался расколоть. Еще небольшой нажим, и я получу признание, что Юра был мужчиной нетрадиционной ориентации. Все равно, если признание будет косвенным. Главное, что появится возможность двигаться дальше, к вершинам, на которых засел господин Ремезов…
   Но вдруг я понял, что этот небольшой нажим на Витю может и не состояться. Я заметил, как по улице катится печально знакомый джип «Гелендваген» с затемненными окнами. Что-то подсказывало мне, что появился он неспроста.
   Заподозрив неладное, я облегченно вздохнул, когда машина прошла мимо. И сердце ухнуло в груди, когда она вдруг остановилась и сдала назад.
   Остановился «Гелендваген» как раз напротив нас. Сначала из машины вышел «монгол», за ним вышли еще два доморощенных качка в майках-борцовках, покрой которых особо подчеркивал рельефную тяжесть готовой обрушиться на меня мышечной массы. В безрукавках парни, в спортивных брюках свободного покроя, на ногах не кроссовки, а тяжелые боты с тупыми ударопрочными носками. Трое против одного… Нет, их уже четверо. Из машины неторопливо выходил тяжеловес – бронебойная голова на мощной шее, плечи с метр шириной, кулаки с мельничный жернов, как раз для того, чтобы стереть меня в муку.
   «Монгол» шел ко мне, распахнув руки, будто собирался обнять меня на радостях. Его спутники потирали кулаки в предвкушении большой потехи.
   – А я думаю, кто это здесь такой сидит! – глумливо хохотнул мой враг.
   Я скосил взгляд на автобус, который стоял в сотне метров от нас. Ваня должен был наблюдать за обстановкой и сейчас уже бежать мне на подмогу. Но не видно его. Похоже, снова заснул. А ведь он мне сейчас нужен, как никогда. Сам я с этим квартетом точно не справлюсь. Но нет Вани, снова зевнул он. А может, и струсил… Ну и на какой черт он мне такой нужен?
   Не торопился ко мне Ваня, зато спутники «монгола» обошли меня с флангов, прижав к забору. Витю как ветром сдуло, хотя его никто и не собирался трогать.
   – Чего ты тут вынюхиваешь? – спросил «монгол». – Меня ищешь? Так ты меня нашел. Вот он я!
   Одной рукой он ударил себя в грудь, несильно, а другой – меня, в голову, и со всей мочи. Правда, на этот раз я ждал удар и успел уклониться. Более того, ударил ногой в живот стоящего справа качка. «Монгол» промазал, зато мой удар оказался точным, правда, недостаточно подготовленным, а потому – маломощным. А пресс у качка крепкий, не смог я пробить его. И тут же схлопотал в ответ – кулаком в челюсть. А сзади на меня обрушилось что-то тяжелое…
   Не смог я вырваться из окружения, попал под раздачу. Первые несколько ударов я выдержал на ногах, хотя ничего уже не соображал. Даже, кажется, махнул несколько раз кулаками. Попал или нет, точно не скажу, но сам пропустил удар, который все-таки опрокинул меня на землю. А потом на меня упало само солнце. Во всяком случае, мне так показалось…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация