А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Страсть по понятиям" (страница 16)

   – Э-э… Я не знаю… – Настя нервно забарабанила пальцами по столу.
   Этот вопрос имел для нее куда большее значение, чем все мои претензии к ее брату. Или даже к ней самой, если она действовала заодно со своим Жмыховым.
   А я бы не удивился, если она сама заказала меня. Еще та она штучка…
   – А завещание есть?
   – Должно быть. Но я не знаю, как там и что… Нет, мне, конечно, тоже что-то достанется… Но я не хочу об этом думать.
   – А Жмыхов именно об этом и думает. Поэтому ему нужна твоя голова. И Алины тоже… Вот я и думаю, сдавать вас или нет?
   – А ты можешь нас сдать? – всполошенно спросила Настя.
   – Но ты же не возражала против того, чтобы нас с Ваней грохнули?
   – Возражала!
   – Только врать не нужно, – язвительно скривил губы я.
   – Возражала… Только меня никто не слушал…
   – Хорошая у вас команда, слаженная. Сначала против меня всей толпой, а потом друг друга мочите. И я еще должен тебе помогать…
   – А не надо мне помогать, – вдруг обозлилась Настя. – Можешь связать меня и отвезти Жмыхову… Ну, давай! Где у тебя наручники?
   Она протянула ко мне сомкнутые в запястьях руки с таким видом, с каким матросы рвут на себе тельняшки.
   – Никто вас никуда не сдаст! – не выдержал Ваня. – С нами вы в безопасности! – решительно заявил он и с упреком глянул на меня.
   Дескать, не надо пугать женщин, дескать, не по-джентльменски. Тоже мне благородный нашелся… Впрочем, он прав, никто никого сдавать не собирался.
   – Вань, а налей мне водки! – с благодарностью посмотрела на него Настя.
   – Да, Вань, и водки налей! – насмешливо подхватил я. – И сопли подотри!.. А раз ты у нас такой добрый, то заступай в караул!
   Я съел бутерброд, выпил чашку остывшего чая и отправился к себе в спальню. Все равно, что Настя там спала, по-любому это мое место. А для нее Ваня опустит полку второго яруса – ей с левой стороны, себе с правой…

   Глава шестнадцатая

   Я очень хотел спать, но нервы недовольно зудели, лишая меня покоя. Слежка за Настей, перестрелка в лесу, погоня. Ищут нас, а значит, могут найти. Настю и Алину тогда заберут, а нас отправят к праотцам… Нет, страха не было, но терзала досада. Я столько пережил, вляпался в дурную историю, но так и не узнал самого главного – где Альберт и что с ним случилось? Обидно будет погибнуть, так и не узнав ответа на этот вопрос…
   И все-таки сон потихоньку меня одолевал. Нервная чесотка отступила, шум в голове улегся, сознание стало вязким и липким, как сладкая вата, веки затяжелели. Я уже почти заснул, когда вдруг открылась дверь и в спальню зашла Настя… Или это сон?..
   Если сон, то вряд ли кошмарный. Хотя все могло быть. Ведь неизвестно, что у Насти на уме. Может, Ваня уже остывает на полу с изрядной порцией цианида в крови?.. Хотя нет, кто-то ходит по автобусу помимо Насти. Дверь открылась. Или это Алина? Она заодно с Настей и сейчас вытаскивает из автобуса труп Ивана…
   Я притворялся спящим, наблюдая за Настей. Если она сейчас достанет нож, чтобы меня убить, я, конечно же, не позволю застать себя врасплох.
   Но Настя расстегнула пуговицу на своих джинсах; тихонько вжикнула «молния». Она пошатнулась, снимая брюки со всем, что под ними было, но вовремя оперлась рукой о стену. Пьяная она, на ногах стоит непрочно, но с джинсами все-таки справилась.
   Сначала она расстегнула бюстгальтер, а потом сняла его вместе с футболкой. Ловко это у нее получилось. Темно за окнами, да и стекло к тому же затонировано, но все-таки лунный свет проникал сюда. И в этом тусклом рассеянном свете сквозь узкие щелочки меж веками я улавливал волнующие очертания ее тела, даже видел шальной блеск в ее глазах.
   – Сейчас посмотрим, как я тебе нравлюсь! – прошептала Настя.
   Она коленями встала на край кровати, обеими руками потянулась ко мне, выгнув спину, как это делает приласканная кошка. Я ожил, когда ее руки коснулись моей груди. Не в моих правилах притворяться спящим, когда женщина меня хочет. Я не пассивный, я активный – такое вот мое сексуальное кредо.
   – Ты хорошо подумала? – также тихо спросил я.
   – Хорошо, лучше не бывает. И жалеть ни о чем не буду, – на ушко прошептала она мне и тут же коснулась его языком.
   Английские ученые утверждают, что длительный секс – удовольствие сомнительное. Длительный секс – это для тех, кто страдает комплексом неполноценности. На самом же деле секс не должен длиться больше трех-четырех минут, все, что свыше – это уже от лукавого. Но так ведь это английские ученые. А во мне во время секса просыпается русский гусар. И шашкой хочется вдоволь помахать, и подвиг во имя своей дамы совершить. И пушки должны грохотать, и ананасы в шампанском кувыркаться – куда уж без этого?
   А пушки грохотали так, что праздничный салют над Красной площадью мог показаться жалким зрелищем. Сначала Настя пыталась сдерживать себя, чтобы Алина ее не услышала через тонкую перегородку, но со временем забыла обо всем на свете и вместе со мной взлетела на воздух, чтобы с оглушительным треском рассыпаться в черном небе на мириады ярких вспышек…
   Ну а потом мы снова оказались в моей постели. Тихо вокруг, слышно только, как сверчки за окном заливаются. Может, это они нас на бис так вызывают. Что ж, я бы не отказался от повторения. Только сначала в себя надо прийти…
   – Ну и кто из нас победил? – пьяненько хихикнула Настя.
   Она лежала на спине, даже не пытаясь прикрыться простыней.
   – А разве кто-то должен был победить?
   – Ну, мы же по разные стороны баррикад.
   – Да, но я не пытался тебя убить…
   – И я не пыталась… Это все Жмыхов… Только не думай, что я пыталась ему отомстить. Поверь, он этого не достоин… Он мне никогда не нравился… Это Эдик пытался мне его навязать… Не могу поверить, что его больше нет, – всхлипнула вдруг Настя.
   – Не верь.
   – И не верю. Зато верю, что все еще наладится.
   – Наладится.
   – Ты мне поможешь?
   – А ты мне?
   – Ты хочешь знать, где Альберт?
   – Да, я хочу это знать.
   – Нет его больше. Давно уже нет… Я знаю, ты мне не поверишь. Ты же упертый, ты и дальше будешь его искать.
   – Что с ним случилось?
   – Случилось… Да, это правда, Альберт не за мной сюда приехал, а за Эдиком… Ну, первой с ним я познакомилась. В Кирове, в ночном клубе. Корпоратив был, нализались мы там, в ночной клуб нас понесло. Что там было, уже не помню. Проснулась в постели с Альбертом. Ну, он решил, что как честный мужчина должен на мне жениться, предложил руку и сердце. А я не замужем, и возраст уже, в общем, задумалась я. А потом Эдик его увидел… Ну, и началось.
   – Что началось?
   – Что-что. Обхаживать он его начал. У Альберта наклонности были, так Эдик его по этим наклонностям вниз и опустил. Альберту понравилось, роман у них закрутился. А я прикрытием для них была, как будто Альберт со мной. Ты потому и подумал, что Альберт за мной сюда уехал. Нет, он за Эдиком уехал…
   – А потом что случилось?
   – Что случилось? То и случилось… Пропал Альберт. Был и исчез.
   – Куда исчез?
   – Эдик думал, что он домой уехал, к родителям, мы с ним в Киров поехали. Только не было его там…
   – Когда это было?
   – Когда… В декабре две тысячи шестого. Три с половиной года прошло.
   – А я слышал, Эдик вместе с Альбертом куда-то уехал.
   – Не вместе, а за ним.
   – Около недели его не было.
   – Правильно, около недели. Мы его в Кирове целую неделю искали… Слушай, там я у тебя душ видела. Душ можно принять?
   – Можно, только воду греть надо.
   – Ну, она же не ледяная?
   – Вряд ли.
   День сегодня не дождливый, солнца было много, крыша у автобуса нагревалась под солнцем, а сразу под ней бак с водой… Нет, не будет душ ледяным.
   Настя быстро оделась, но в душ отправилась не сразу. Сначала она занесла в спальню чемодан свой и сумку. Распаковывать все вещи не стала, но достала халат, белье, полотенце.
   – Воды не очень много, – предупредил я.
   – Хорошо, экономить буду, – правильно поняла меня Настя. – Там еще Алина на очереди…
   – Она что, уже проснулась?
   – Да, лежит никакая, в потолок смотрит. Ваня там, распинается перед ней… Он что, в нее влюбился?
   – А что, похоже?
   – Он на нее как на богиню смотрит.
   – Завидуешь?
   – Ну, если бы ты на нее так смотрел… Ты ее сейчас ни о чем не спрашивай. Она у нас натура чувствительная, от шока долго будет отходить.
   – А ты у нас какая натура?
   – Я натура жесткая и циничная, – честно призналась Настя. – Но, поверь, женщины во мне много, на тебя хватит. И жену потом не захочешь… Жди, я сейчас!
   Я оделся, вышел из спальни, сел за стол, по другую сторону которого расположился Ваня. Он сидел боком ко мне, лицом к лежащей на диване Алине. Судя по ее пустому отрешенному взгляду, она действительно еще не оправилась от потрясения. Ваня что-то тихонько говорил ей, но она едва реагировала на него. Зато хоть и слегка, но все-таки улыбнулась, когда я спросил у нее, как настроение. Дескать, у меня у самого настроение должно быть прекрасным – после того, как в спальне у меня побывала Настя. Да и Ваня заулыбался, давая понять, что слышал, как мы зажигали.
   Я сам приготовил кофе – для себя и для Насти. Я еще только собирался уносить чашечки в спальню, когда она выскочила из душа.
   В халате Настя была, но в постель под одеяло легла без ничего.
   – Кофе? Надеюсь, не отравленный? – пошутила она, трясущейся рукой принимая чашечку.
   – Пока нет… Как водичка?
   – Отличная, – дрожащим голосом сказала она. И будто в оправдание добавила: – Я люблю такую. Каждое утро контрастный душ… А ночью – холодная постель…
   – А как же Игорь?
   – А кто его туда впускал?.. Лучше без него, чем с ним… Не нравился он мне… Как чувствовала, что сволочью окажется…
   – Мы так и не договорили. Что с Альбертом случилось?
   – Ты не думай, это не Игорь… Он хоть и сволочь, но в этом я обвинить его не могу… Хотя… – задумалась вдруг она.
   – Что хотя? – поторопил я.
   – Понимаешь, мы долго не могли понять, куда делся Альберт. А потом Игорь все узнал…
   – Что узнал?
   – Ты знаешь, что на свадьбе у Эдика была драка. Шептулин на него с кулаками набросился. Он его к Алине приревновал…
   – Я так почему-то и подумал.
   – Он пить вообще не умеет.
   – Я так и понял.
   – Но как говорится, что у трезвого на уме, то у пьяного на кулаках… Жмыхов разыгрывал из себя ревностного служаку, поэтому он взялся за Шептулина. Взял его за шкирку и вытряхнул из него всю правду. А правда заключалась в том, что это Шептулин убил Альберта.
   – Шептулин? Убил Альберта?
   Однажды у меня шевельнулась подобная мысль, но она тут же затихла. Потому что в это верилось с очень большим трудом… Но ведь не на пустом же месте возникла эта мысль.
   – Эдик давно этим страдал. Ну, ты понимаешь, о чем я… С женщинами у него не складывалось, а с мужчинами он очень стеснялся. А потом он с Юрой сошелся. Сначала просто друзья, потом не просто. В общем, ты все понимаешь… Потом Эдик в Киров уехал, Юра здесь остался. Но Эдик иногда приезжал, в гости к нему заходил, ну, ты понимаешь… А когда четыре года назад вернулся, в гости к Юре заходить не стал. Юра все понял. И принял меры. Он водителем в лесхозе работал, часто по Крайней улице проезжал. Альберт в магазин отправился, ну, он его и подвез. И с концами.
   – Это у него Игорь выпытал?
   – В том-то и дело, что Игорь… А Юра действительно в лесхозе водителем работал, мог Альберта в лес завезти…
   – Альберт целыми днями дома сидел, по магазинам не ходил.
   Настя думала недолго.
   – В том-то и дело, что дома сидел, в компьютере пропадал. Поэтому Эдик и засомневался. Но все-таки Альберт иногда ходил в магазин. Вот на этом «иногда» Шептулин его и поймал…
   – Значит, Альберта он убил?
   – Убил.
   – А тело куда спрятал?
   – В болоте утопил. Есть у нас одно болото, трясина там жуткая, туда только в лютый мороз можно попасть. Пока болото мерзлое, оно человека держит, а когда оттает, засасывает его. Вот Альберта и засосало…
   – Шептулин показал это место?
   – Показал. Только как тело там найдешь? Болотолаз – профессия редкая, – усмехнулась Настя.
   – И зачем Шептулин убил Альберта?
   – А зачем бабы друг друга из-за мужиков убивают?.. Он же потом сам с Эдиком жить стал. Вот и думай…
   – А потом Эдик Алину с курорта привез.
   – Привез.
   – Шептулин ревновал?
   – Ревновал.
   – Но Алину не убил.
   – Нет.
   – Почему?
   – Не знаю… Может, потому, что Эдик его не бросал. Юра у него водителем работал. Ну, они иногда вдвоем оставались, скорости там переключали, впрыск там через дроссельную заслонку… Я тебя прошу! Я у тебя умоляю! – спохватилась вдруг Настя. – Алине ничего такого не говори! Если она узнает, с кем Эдик ей изменял…
   – А ей уже не все равно?
   – Ну зачем ты так? – Она с укором глянула на меня.
   – А она не знает?
   – А ты думаешь, почему Эдик тебя боялся? Ты вот приехал, расшевелил этот геморрой… Честное слово, я не знала, что афганца убили. Но ведь в этом есть и твоя вина.
   – И в том, что Шептулина убили, тоже я виноват?
   – Ну, ты здесь ни при чем.
   – А его убили?
   – Ну, да… Эдик не смог ему Альберта простить… Да и не только в Альберте дело. Эдик еще и за Алину боялся… В общем, одно на другое наложилось… Только не думай, что я Эдика оправдываю. Да, он действительно жестокий человек… Да еще и Жмыхов со своим чрезмерным рвением. Я вот думаю, может, наврал он, что Шептулин Альберта убил. Не тот он человек, который может убить…
   – А зачем Жмыхову врать?
   – Вот я и думаю, зачем?.. Лишний раз выслужиться?.. Но тогда кто убил Альберта? Он сам? Но зачем ему это? Он-то уж точно Эдика не ревновал…
   – Но знал, что за Эдиком грешок?
   – Ну а ты думаешь, он для чего к Эдику был приставлен? И оберегать он его должен был, а заодно и следить за ним… Я не знаю, правда это, что Шептулин Альберта убил, или нет, но именно это Жмыхов тебе и собирался сказать. Так что если ты нас ему сдашь, ничего нового ты не узнаешь…
   – Не собираюсь я вас сдавать. Да и связи у меня со Жмыховым нет. И не будет. Телефон я выбросил…
   – Знаешь, а я хотела бы ему позвонить. Хотелось бы сказать, что я о нем думаю… А другого телефона у тебя нет?
   – Мы все телефоны выбросили. И «клопа» у меня под автобусом нет. Я его еще в Кирове снял…
   – Да я в курсе. Слышала, как Жмыхов жаловался…
   – Где Струков нас караулил, в лесничестве?
   – Кажется, да.
   Я удивлялся самому себе. Совсем недавно я всерьез разыскивал в заповедном лесу несуществующих рабов, убивал бандитов, которые охотились на меня, моя жизнь тогда висела на волоске. А сейчас я спокойно разговаривал с человеком, который с преспокойной совестью участвовал в покушении на мою жизнь. В организации покушения, точнее говоря. Мало того, я фактически спас ей жизнь. Я переспал с ней, и теперь она моя любовница… Но значит ли это, что мы стали друзьями? Нет. Конечно же, нет. И я даже не знаю, зачем я собираюсь ей помогать? А ведь собираюсь. Хотя должен возвращаться домой. Ведь ясно же, что Альберта мне не найти. Не похоже, что Настя обманывала меня. К тому же она сомневалась, что Альберта убил Шептулин. Хотя и не понимала, зачем это мог сделать Жмыхов… Да и не стал бы Игорь убивать Альберта…
   – А Жмыхов уже работал на Эдика, когда Альберт пропал?
   – Работал?.. – задумалась Настя. – Нет, не работал… Вот я и говорю, что не мог он Альберта убить…
   – А когда он появился?
   – А когда Эдик завод начал строить. Он уже давно этот проект задумал, деньги под него искал…
   – В Кирове?
   – Ну да, он там хорошо зарабатывал…
   – Плюс махинации, – приплел я.
   Уж очень мне вдруг захотелось насолить Насте. А то вдруг решит, что мы с ней друзья. А мне что-то не очень хотелось с ней сходиться. В постели – пожалуйста, а по жизни нам лучше порознь. Не того она поля ягода, чтобы с ней по жизни в одной корзине трястись…
   – Какие махинации?
   – Стройматериалы по сниженным ценам. В твою пользу. А ты потом перепродавала…
   – Э-э… Ты и это знаешь?
   – Работа у меня такая.
   – Все равно никто ничего не докажет…
   – А кто-то пытался доказывать?
   – Для прокуратуры? Для прокуратуры – нет… Слушай, эта история к Альберту не имеет никакого отношения. И к тебе тоже. Может, лучше займемся любовью? – прильнула ко мне Настя.
   И на словах она хотела секса, и на языке тела. Я, конечно, был не прочь.
   – Обязательно… Я знаю, владелец завода Эдику предъявлял за эти махинации…
   – Какой ты неугомонный!
   Настя подключила к делу все свое обаяние, в том числе и мануальное.
   – А кто такой Савельев?
   Мне уже не хотелось, чтобы она останавливалась.
   – Ну, он в Кирове большой человек…
   – А как Эдик на него вышел?
   – Ну, он имел отношение к заводу.
   – К строительному?
   – Ну да.
   – И владельцев хорошо знал?
   – Он и сам был владельцем. В пределах двадцати двух процентов…
   – А Эдик, получается, у него воровал.
   – Воровал?
   Ее шаловливая ручка воспарила в воздух и замерла там.
   – Может, он и наказал его за это?
   – Ну-у… Я как-то не думала… Возможно…
   Она готова была развивать эту тему, но я уже потерял интерес к разговору. Зато воспылал к ней самой. И потому с удовольствием вернул ее руку на место. И сам перевел общение с ней на язык тела…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация