А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Отдел «Массаракш»" (страница 25)

   – Струсил что ли, охотничек?
   – Струсил не струсил, – уклончиво ответил Бошку, – а почем зря голову класть тоже не хочется.
   – Ладно, – отмахнулся Птицелов. – Сиди здесь, я один пойду!
   – А может, ну его, этот тоннель? – сказал Бошку. – Тебе какое задание было? Найти проход в метро! Ты и нашел. А лезь-то туда зачем?
   – А вдруг дальше ходу нет, – сказал Птицелов. – И получится, что я схалтурил. У нас, у аге… геофизиков так не делается.
   Бошку в сердцах махнул корявой ухватистой лапой.
   – Э-эх, – вздохнул он. – Был мутант, сделался солдат. Раньше свободно шел, куда хотел, а теперь – только по приказу…
   Птицелов не стал спорить. В сущности, дружбан прав.
   – Полезу я, – сказал младший агент. – А ты сиди наверху, Бошку. Если до вечера не вернусь, отыщи Васку и сообщи: сгинул мутоша в подземелье. А вернусь, спустишь веревку.
   – Да я бы с радостью с тобой полез, – принялся оправдываться Бошку, – да жалко помирать. Новая жизнь начинается. Я, может, женюсь теперь. Вот на Лие твоей и женюсь. Мне все равно, от кого у нее дитё…
   Птицелов показал ему кулак.
   – Я тебе женюсь!
   – Да пошутил я! – усмехнулся друг-мутант. – Я это к тому, если тебя, геошизика, упыри в метро загрызут…
   – Все, я пошел, – сказал Птицелов. – Если что, не поминай лихом!
   Он спустил ноги в пролом, оттолкнулся, полетел вниз, ухнул в мягкую кучу по пояс. Включил фонарик. Осмотрелся. С потолка свешивались корни деревьев – словно толстые белые щупальца ики-ики, уходили они в безвидную глубь тоннеля.
   Пожалуй, при некоторой сноровке и впрямь можно добраться до нижних горизонтов.
   – Эй! – донесся сверху голос приятеля. – Как ты там?!
   Птицелов задрал голову. Лицо Бошку на светлом фоне пролома казалась лишь смутно различимым пятном, не больше старой монеты.
   – Порядок! – отозвался Птицелов.
   – Смотри там…
   Птицелов промолчал, повозился, выбрался из земляной кучи, пошарил лучом фонаря. Обнаружил узкую, но неплохо утоптанную тропинку. Упыри! Больше некому было тут ее протоптать. Может, сказать Бошку, чтобы кинул конец веревки? Ну уж нет…
   Цепляясь за корни, мутант начал спускаться. Поминутно останавливался, прислушиваясь. Шебуршали панцирные крысы, где-то капала вода, чуть слышно посвистывал ветер в жерле тоннеля. Последнее не могло не радовать: просторно ветру – просторно человеку. Настораживало только, что запах упырей становился все гуще, смешивался с запахом тлена. Птицелов поправил портупею с пистолетом-пулеметом за спиной, посмотрел вверх. Пролома уже не было видно. Лишь смутный отсвет лежал на корнях.
   Ладно, сказал себе мутант, прорвемся.
   Он сделал еще несколько шагов по тропе, как вдруг споткнулся, упал и заскользил на брюхе все быстрее и быстрее. Глаза, нос и рот Птицелова мгновенно оказались забиты какой-то вонючей дрянью. Фонарик, будто живой, вырвался из пальцев, закувыркался, канул в обширную черную яму, бессмысленно кромсая темноту электрическим лучом. Судорожно шаря руками, Птицелов ухватился за первый попавшийся корень. Его развернуло по инерции, ноги повисли в пустоте.
   – Массаракш, – прохрипел он, надсадно кашляя и отплевываясь.
   В ответ раздался гортанный возглас. Дохнуло чем-то техническим, кто-то крепко ухватил мутанта за шиворот и выволок на ровное место. Горячий шершавый язык прошелся по лицу мутанта, слизывая грязь.
   – Я же говорил, что мы еще встретимся, Ловец Птиц, – прорычал упырь.
   Ни жив ни мертв смотрел Птицелов в красные угольки звериных глаз.
   – З-зд-др-раствуй, Пс-сой, – выдавил он.
   – Добро пожаловать на территорию клана Итрчей! – произнес Псой и тут же спросил: – Зачем пожаловал?
   – Начальство приказало, – буркнул Птицелов, и пояснил: – Глава моего клана…
   Псой расхохотался. Его дикий хохот, точно безумная птица, заметался под сводом, сверху посыпались комья земли, и один комок довольно чувствительно огрел мутанта по макушке.
   – И глава твоего клана собирается пройти по территории моего? – поинтересовался упырь.
   – Да, – буркнул мутант.
   – Дело ваше, – откликнулся Псой. – Клан людей выбирает свой путь. Клан Итрчей – свой. Если пути кланов пересекутся, кто может сказать, чем закончится эта встреча?

   Глава двадцатая

   Нетопыри носились над опушкой. Мохнатые, крупные – такие, словно их кто-то специально откармливал. Возмущенные присутствием людей на своей территории, они пищали вопросительно: мол, чего надо? Чего забыли здесь?
   Птицелов вертелся с боку на бок, но никак не мог устроиться в спальнике. То камень в бочину упрется, то коряга какая-нибудь. То птица возьмется ухать в ветвях прямо над головой. То Мировой Свет обретет необычную для ночной поры яркость и примется слепить глаза, проникая сквозь зажмуренные веки.
   Васку исправно подбрасывал хворост в костерок. Пламя трещало, высоко взлетали невесомые оранжевые искры. По-домашнему шумел над костром закопченный чайник.
   Старший агент сидел, укрывшись плащом. В одной руке – дымящаяся кружка, в другой – карабин. Когда затекали ноги, он начинал расхаживать туда и сюда. Ступал Васку с необычайной легкостью и совершенно бесшумно. Из-под натянутого по самые брови кепи поблескивали белки глаз, отражая свечение ночного неба. Бдит старший агент.
   И Птицелову было спокойно за свою шкуру. Начал он потихоньку проваливаться в сон. Опять деревеньку свою старую увидел. Опять опустился на колени перед общей могилой, и вновь показалось ему, что земля едва заметно колышется. Тревожно заперхали невидимые во тьме птахи. Быть может, во сне Птицелова, а может – на самом деле. Он поднял голову и тут же ощутил, как запястье стиснул ледяной браслет. Поглядел под ноги и обомлел: из свежей могилы тянулась ручонка и тремя неестественно длинными пальцами крепко держала его за руку. Потом земля раздвинулась, показалась наружу лысенькая шишковатая головка, а за ней – острые плечи, ребристая грудь, рахитичный животик, кривые ножки. Новорожденное дитя улыбнулось Птицелову, подмигнуло желтыми змеиными глазами. И метнулось на четвереньках под сень ночного леса. «Ли-и-и-я, – проревел упырь Псой, который, очевидно, поджидал новорожденную во тьме. – Я ту-у-ут!»
   Птицелов проснулся. Завозился в спальнике, перевернулся с боку на бок… а потом распластался на земле и замер, прислушиваясь.
   Васку с кем-то разговаривал. Вполголоса, озадаченно, даже несколько растерянно – ни разу Птицелов не слышал таких интонаций у язвительного и самоуверенного старшего агента. Васку как будто оправдывался.
   – …Твердотопливные ускорители для «семерки» мы прозевали, – говорил он. – Так уж повелось, что тундра не попадала в поле нашего зрения. Горский профессор хитер, но Фешт вовремя раскрыл его авантюру с «Полигоном». Я связался с ДСИ по поводу этой резины и получил ясную инструкцию: ни во что не вмешиваться.
   – И как вам перспектива?..
   – Не в моей компетенции давать оценку инициативам из области парадоксальной баллистики. В районе Земли Крайних находится обширная кризис-зона, и сила тяжести в геометрическом центре ниже на девять-десять процентов. Быть может, что-то у них получится… Впрочем, не знаю… Не знаю я! Меня больше интересуют ики-ики – пришлось провести поиск на «гондоле»… А «семеркой» мне заниматься не с руки. То, что мне поручили, выполнил – запустил аэростат на границе аномалии с маяком и образцами… И потом – я же ксенобио-лог, а не геофизик. Пусть Раулингсон со своей группой занимается аномалией, раз на Поверхность он больше не ходок.
   – Интересный, как выясняется, регион – тундра. Кризис-зона, ики-ики, если, конечно, они не выдумка чучуни. Впрочем, глубокое ментоскопирование покажет… Была б моя воля, перебросил бы столичных агентов на север…
   Птицелов нащупал рукоять пистолета-пулемета, рывком расстегнул спальник и сел.
   Васку действительно был не один. Рядом с ним сидел и пил чай из кружки Птицелова незнакомый человек. Не молодой и не старый, статный, с обильной проседью в коротких волосах – он напоминал офицера в отставке. Носил человек клетчатый комбинезон простого рабочего, и Птицелов в другое время решил бы, что это один из участников гуманитарной миссии. Заблудился или стряслось с ним что-то, он и вышел на костерок Васку.
   Вот только незнакомец не выглядел так, будто у него за плечами – ночное приключение. Наплевать ему было на окутанный тьмой лес, а вой блуждающих неподалеку упырей его ничуть не смущал.
   Сидит, мусолит губами края кружки и в ус не дует. Озирается с таким видом, будто этот лес и все твари-мутанты, затаившиеся во тьме, принадлежат ему и уже порядком надоели.
   А работяги-миссионеры, как известно, всего боятся и даже по нужде ходят втроем: один сидит, дуется, двое с ружьями стоят, охраняют. Чтобы ящер-мясоед ногу не оттяпал или чтобы упырь не утащил в логово на потеху прожорливым щенкам.
   Да и судя по разговору, который вел незнакомец с Васку, не был гость в клетчатом комбезе человеком случайным.
   А вот чужую кружку брать – неосмотрительно. Вдруг ее владелец заразный? Тут все-таки долина Голубой Змеи, а не санаторий «Теплая Лагуна».
   – Не спится? – обратился Васку к Птицелову. – Рассвет скоро, пора бы проснуться…
   – Это кто? – Птицелов кивнул в сторону «рабочего».
   – Мой хороший знакомый, – Васку, как обычно, говорил только правду. – Он поможет нам установить контакт с Колдуном.
   Птицелов тут же смекнул, что происходит нечто непредусмотренное планом проведения операции. И этот незнакомец ему решительно не понравился.
   – С чего бы? – Птицелов убрал руку с вороненой стали пистолета-пулемета. – А Фешт в курсе? – спросил он, поднимаясь на ноги.
   Зазубренное лезвие коснулось кожи чуть пониже уха.
   – Стояли звери около двери… – послышалось плотоядное шипение: будто ящер-мясоед подкрался сзади!
   Птицелов застыл на полусогнутых ногах. Руки разведены в стороны, глаза выпучены – как у пугала огородного. Он узнал этот язык! Он и в толпе не спутал бы столь нехарактерное для жителя Свободного Отечества произношение!.. А чья-то рука уже потянула из расстегнутой кобуры его оружие. Вот незадача!
   – Васку! – Птицелов задохнулся от негодования.
   Он не знал, что и подумать. В голову настойчиво лезла одна и та же мысль: предательство! Но зачем?.. Васку Саад! Правая рука Оллу Фешта! Да не может такого быть!
   – Вдохни-выдохни, – пробурчал Васку. – Хоть раз поступи как подготовленный агент, а не как тряпка!
   – …в них стреляли…
   Птицелов понял, что его обставили, как щенка. Кто-то подобрался к нему сзади на расстояние удара, а он – охотник, делинквент и агент – ничего не почуял.
   Позор! На всю долину Голубой Змеи позор! На все южные джунгли и Столицу – позор!
   Лезвие опустилось к подбородку, сбривая с шеи Птицелова лоскут кожи. Птицелов поморщился: он лихорадочно вспоминал замысловатые приемчики, которым его обучил Васку… Но всякий раз приходил к мысли, что ничего не успеет сделать. Ведь это только в кинеме герой из такого положения может перебросить недруга через плечо и ахнуть об землю. А в действительности попробуй он провести захват… Лезвию потребуется пройти очень короткий путь, чтобы достать артерию.
   – Лёва, бога ради! – выкрикнул незнакомец в клетчатом комбинезоне, глядя на Птицелова. – У него – кровь! Уберите штык! Немедленно уберите!
   Птицелов услышал шелест выдоха. Лезвие сверкнуло отраженным светом и исчезло. Кто-то легко шагнул вбок, и перед переносицей Птицелова возникло дуло его собственного пистолета-пулемета.
   – …они умирали!!! – выпалил похожий на девчонку юнец. – БУМ!
   Птицелов невольно моргнул. Юнец показал зубы, поднял оружие дулом вверх, отступил – не по-мужски стройный, тонкорукий, легкий. Бледный и самодовольный.
   – Лёва, уйдите в тень!
   Юнец тряхнул необыкновенно черными и гладкими для жителя Мира волосами, а потом отступил во мглу, клубящуюся под деревьями.
   – А вы, – он поглядел Птицелову в глаза, – не стойте истуканом! Пожалуйте к костру, по-грейтесь!
   Васку поворошил угли палкой.
   – Кто это юное дарование, Геннадий Юрьевич? – спросил он с ухмылкой. – С эдаким расторопным гвардейцем, наверное, и по лесам нашим разгуливать не боязно?
   – Стажер… – процедил человек в комбинезоне не без досады. – Он привыкает к насваю, поэтому ведет себя странновато. Не обращайте внимания! Ждет его блистательная карьера, предвижу… В Островной Империи… Что ж, специалисты нам всякие нужны и… всякие важны! – добавил он, глядя в темноту.
   – Познакомьтесь, – Васку снова ухмыльнулся, и Птицелов подумал, что никогда преж-де Васку не улыбался больше чем два раза подряд. – Это местный специалист по контактам… гм… наш младший научный сотрудник Птицелов.
   – О-о-о! – протянул человек в комбинезоне. – Птицелов! Символичное имя!
   – А это господин Первый, – Васку указал на своего знакомца. – Отныне операцией командует он.
   Птицелов же ломал голову, как выкарабкаться из ситуации. Была некая надежда, что его в очередной раз проверяют, что Саад или Фешт устроили новый экзамен и теперь потешаются втихую, глядя на его терзания.
   …Но почему же эти люди говорят правду?..
   Эх, врезать бы ногой по костру! Так, чтоб угли ударили Васку в лицо, затем навалиться на Первого, скрутить и использовать в качестве живого щита. А потом уже решать, что делать с юнцом, которому, считай, подарил свое оружие.
   Васку Саад почуял недоброе. Черты его лица заострились, а ухмылка мгновенно испарилась.
   – Только попробуй, – пригрозил он, перехватывая карабин. – Мне не нужны потери на последнем этапе операции.
   – Садитесь же, Птицелов! – прикрикнул на мутанта Первый, точно так же, как прикрикивал на своего стажера. – Если вас обидело, что я кружку взял без спроса, то простите. А вот пистолет, милый мой, у вас было необходимо забрать – тут ничего не поделаешь. Тоже прошу извинить! Вы ведь сначала жмете на курок, а потом уже задумываетесь. Садитесь, не отнимайте у нас время!
   – Это где… – Птицелов замялся, подбирая нужный тон, – это в каком же, массаракш, мире людям вместо имен дают номера?
   Первый хмыкнул.
   – Молодец! Суть ухватываете быстро.
   – Мы грязевики, Птицелов, – сказал Васку, раскуривая сигарету. – Какой следующий вопрос? Знает ли об этом Фешт?..
   Птицелов рассмеялся. Он поглядел на угли в костре сквозь туманную поволоку, застелившую глаза. От костра веяло жаром, но Птицелова знобило.
   – Нет! – ответил он, борясь с нервическим смехом. – Следующий вопрос: ках назваецца вашша…
   – Птицелов, – Васку поморщился, – твои мысли на лице написаны. Ну-ка, соображай: это не проверка! Будь сейчас проверка, я врезал бы тебе по бритому затылку, ибо ты давно провалился.
   – Возьмите себя в руки, Птицелов! – воззвал Первый. – Мы друзья. Давайте, я окачу вашу кружку кипятком и налью вам чая. После этого мы вместе подумаем, как сделать так, чтобы людей Мира больше не похищали страхолюдины из других миров. Или вы не верите, что грязевики работают во благо вам подобных?
   – Верит-верит, – пробурчал Васку. – Он правду от неправды отличает получше некоторых ментоскопов в Отделе. Правильно я говорю, младший агент?
   – Не знаю, – выдавил из себя Птицелов. – Грязевиков трудно понять. Вроде говорите правду, а на самом деле оказывается…
   – Ага! – Васку желчно рассмеялся.
   – А кто это вообще придумал, Диего? Грязевики… – Первый словно попробовал слово на вкус. – Звучит не очень приятно!
   – Работал в Отделе «М» толмачом бывший турбиностроитель с севера – головастый, гад. Самородок! – Васку затянулся сигареткой, прищурился, вспоминая. – Он первый и обосновал, почему некоторых иномирян не отличить от обычных граждан и в каких целях они используют свою похожесть. А потом его Странник на чаепитие позвал, и дело с концом… в Отдел парнишка не вернулся.
   – Не из наших? – Первый наклонил голову на бок.
   – Нет, что вы! – Васку бросил окурок в костер. – Я же говорю, самородок. Местный, значит.
   – А Рудольф что сказал?..
   Грязевики! Птицелов усилием воли подавил в себе панику. Действительно – грязевики!
   И что теперь делать?
   Он обхватил плечи руками, наклонился над углями.
   Грязевики болтали о своем. Они вели себя непринужденно и почти беспечно. Так, будто бы были здесь хозяевами. Будто век жили в радиоактивном лесу под фосфоресцирующем небом. Будто каждый день засыпали и просыпались под вой упырей.
   А он столько шел, чтобы разобраться. Добиться справедливости. Вернуть Миру равновесие.
   Когда-то он был полудиким мутантом, которого угораздило наблюдать появление «железной птицы» – массаракш-корабля грязевика. Потом он был охотником, добытчиком и защитником. Но недолго. Та, кого он оберегал, оказалась в плену у иномирян. Не у грязевиков – у других, не похожих на жителей Мира… Он носил комбез делинквента и кулаками отвоевывал себе нары. Потом он стал жителем Столицы с паспортом и своим углом в общежитии. С работой в оч-чень важном заведении и двумя костюмами. Все это для того, чтобы оказаться с иномирянами нос к носу. И вот двое из них сидят перед ним. Впору разочароваться.
   Одним иномирянином оказался Васку Саад – с ним Птицелов проработал бок о бок немало дней. Мерзкий, язвительный тип. Очень сильный, несмотря на болезненную худобу, гений рукопашного боя. Но ничего больше! От Васку Саада всегда разило после тренировки, он пил пилюли от разлития желчи, брал в буфете обеды в долг, сам штопал дырки на пиджаке, которые регулярно прожигал сигаретой.
   Второй – работяга в клетчатом комбинезоне. Разве что лицо не испитое, как у здешних строителей, а свежее, здоровое. Но тоже – ничего необычного. Такого встретишь в автобусе, в очереди, на эскалаторе в метро… Толкнешь, наступишь на ногу… обругаешь, если толкнет или наступит на ногу он. И… ничего больше.
   Такие же, как все…
   Наверное, он тоже стал богом. Или все в этом Мире – боги? А он только-только осознал свое место?..
   – Чего задумался, агент? – Васку снова ухмыльнулся. – Не ожидал, что с грязевиками придется чаи гонять?
   А Первый поглядел на Птицелова и сказал тихо:
   – Он разочарован, Диего.
   – Еще бы! – фыркнул Васку. – С упырями жить – по-упыриному когти точить. Разочаруешься…
   Он не договорил. Встрепенулся. Поспешно поднялся на ноги, вытянул шею, вглядываясь во тьму.
   Можно подумать, будто «старший агент» был способен видеть в темноте…
   Они появились бесшумно. Просочились сквозь заросли лещины, как два призрака, и не зашуршала листва, не треснула под ногами сухая ветка. Только шарахнулись в стороны, истошно пища, нетопыри.
   Мужчина и женщина. Одинаковые дорожные плащи расстегнуты, полы колышутся от ветерка. Высокие ботинки со шнуровкой мокры от утренней росы.
   Птицелов подпрыгнул, словно его ужалил мутант-скорпион из южных джунглей. На какой-то миг ему отчаянно захотелось броситься через опушку в лес – подальше от этих двоих… ведь их здесь просто не могло быть! Порождения радиоактивного леса, марева Стеклянной Плеши! Сейчас-сейчас Мировой Свет обретет дневную яркость, и они растают! Они… Друг, который умер у него на руках. И женщина, оставшаяся на противоположном конце континента!
   Но штаб-врач Таан был жив и даже оброс жирком. Гладковыбритые щеки лоснились, в глазах блестели задорные искорки. Он поднял руки, точно собирался обнять Птицелова.
   А Малва была… Была совсем не такой, как прежде. Строгая и подтянутая. Глаза спокойные и… умные? Волосы собраны в тугой хвост. Глядит неласково, точно не его «мутантика» носит под сердцем.
   Птицелов сделал шаг навстречу. Нелегко ему дался этот шаг. Будто с края обрыва ступил.
   И летит теперь, упиваясь свистом ветра…
   Летит – навстречу массаракшу. Понимая, что обратного пути в привычный мир для него уже нет.
   – Им ты поверишь наверняка, Птицелов, – сказал Первый.
   Стажер Лева вышел из своего укрытия. Поприветствовал пришедших взмахом руки, в которой был зажат пистолет незнакомой Птицелову модели.
   – Меня зовут Айзек Раулингсон, – сказал штаб-врач Таан. – Я – контактер-наблюдатель, выполнял миссию в Приграничье. Занимался перемещенными лицами, обладающими положительными мутациями. Такими людьми, как ты, друг мой. Пока однажды не произошел досадный инцидент, свидетелем которого ты стал. Не гляди на меня так – не умер я, брат. Меня вылечили. Хотя, скажу тебе честно, еще не до конца. Еще поваляться бы мне на койке. Но труба зовет, и тут ничего не поделаешь.
   – Я – Марта Крайски, инспектор Комиссии по контактам, – сказала Малва. – Я должна была вести наблюдение за санаторием «Теплая Лагуна». Ты помог мне туда попасть… – затем она нахмурилась. – О ребенке не думай. Не было никакого ребенка – забудь! И быть не могло.
   – Но… но…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация