А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Отдел «Массаракш»" (страница 19)

   И еще – Полигон…
   Вспомнив о Полигоне, Поррумоварруи ускорил шаг. Почти ворвался в приемную, но вопрос, готовый сорваться с толстых губ, умер на полпути. Нолу была не одна. На жестком стуле для посетителей, поджав косолапые ноги, сидел не слишком складный, деревенский по виду парень в сером костюме, обтягивающем его мускулистые плечи. Парень во все глаза пялился на секретаршу, а та цвела, будто роза в осеннем саду, и тараторила без умолку. Несла какую-то сентиментальную чушь. Заметив профессора, Нолу испуганно смолкла. Парень оглянулся, вскочил, опрокинув стул, уставился на темнокожего горца в золотых очках на широком мясистом носу.
   – Это наш новенький, шеф, – пролепетала секретарша. – Прошу любить и жаловать. Птицелов… – Нолу неожиданно прыснула. – Сын Сома… Сотрудник сектора «Оперативного реагирования».
   Вот тебе и высокородный!

   Глава пятнадцатая

   – Зовут меня Поррумоварруи. Но ты можешь обращаться ко мне «господин профессор», – сказал начальник Отдела «М» Птицелову.
   – Я понял вас, господин профессор.
   Птицелов пристроился на краю кресла для посетителей и впился до белых ногтей в жесткие подлокотники. Напротив него восседал Поррумоварруи. Птицелов ощущал, что этот немолодой мужчина за столом, заваленным бумагами, – действительно большой человек. И не потому, что носит мундир государственного советника первого ранга. Словно печать власти горела на чересчур смуглом челе; словно дикое, но укрощенное пламя дремало, свернутое петлями, внутри тучного тела.
   – Давайте поговорим начистоту, Птицелов… – профессор позволил себе благодушный тон; он увидел в округленных глазах молодого сотрудника почтительный трепет. – Я родился в горской деревне. Вы родились в деревне мутантов. А теперь мы оба носим костюмы. Мир меняется, люди меняются. Так и в вашем появлении у нас нет ничего противоестественного.
   – Да, господин профессор.
   Поррумоварруи прищурился.
   – Васку сделал вас слишком сговорчивым. Мне это не очень-то по душе… – он щелкнул клавишей на селекторе. – Нолу! Два чая, рыбка!.. У оперативного сектора, – продолжил профессор, – свои методы. Я не собираюсь оправдывать или осуждать действия Оллу Фешта и его подчиненных. Их работа почти всегда приносит результат. И только последнее имеет значение для безопасности граждан Свободного Отечества. Что касается ваших личных интересов, то здесь вы должны быть совершенно спокойны – вам с нами по пути. Вы верите мне?
   – Да… – Птицелов на миг замялся. – Вы говорите правду.
   – Как вам Столица? Вы уже устроились?
   Птицелов вымученно улыбнулся.
   Столица…
   Когда они с Васку вышли из железнодорожного вагона, была уже ночь. Фосфоресцирующее свечение неба – очень яркое и очень верное в долине Голубой Змеи и южных джунглях – здесь оказалось тусклым, задавленным рассеянными лучами, льющимися из окон, фонарей и газосветных трубок реклам, как душат джунгли любую нежную поросль. А еще было много дыма – клубы черного угара висели над асфальтом, превращая людей в невидимок, стоило тем отдалиться друг от друга на несколько шагов…
   Потом долго ехали на двухэтажном автобусе. Сквозь окна город было не рассмотреть; в грязных стеклах отражались лица пассажиров. Все казались до крайности раздраженными, и когда Птицелов, который доселе не знал, что такое давка в общественном транспорте, наступил кому-то на ногу, их с Васку вытолкнула на улицу разъяренная и скорая на расправу толпа…
   – Мне выделили комнату, – сказал Птицелов. – В общежитии при ДСИ… – он вдруг улыбнулся и добавил: – Таких здоровенных тараканов, как там, я видел только в южных джунглях.
   Поррумоварруи усмехнулся.
   – Да, эти в ДСИ вечно что-то химичат… – невпопад бросил он.
   В кабинет вошла Нолу. Поставила перед профессором и Птицеловом по дымящейся чашке, кивнула в ответ на «спасибо» и удалилась.
   – Вот! – Поррумоварруи мелькнул белой ладонью, схватил чашку. – Теперь давайте о деле. – Он подул на чай, вытянув толстые губы трубочкой. – Поскольку мы никуда не торопимся, я начну издалека…
   Птицелов пригубил чай и сразу же обжег язык. Поспешно отставил чашку – до лучшего часа.
   – Я происхожу из племени Шиуоалау, – Поррумоварруи не произнес, а скорее пропел название племени. – Испокон веков мы жили на высокогорьях и наблюдали за небом над Миром. Поверьте, молодой человек, мы были дикарями, язычниками, огнепоклонниками, но о природе Мира наши жрецы знали гораздо больше, чем ученые царств, что позднее сплотились в Первую Империю. Небо в те далекие времена не пылало привычным вам и мне Светом, а имело особую прозрачность. В темное время суток было видно перемещение ночных светил – бледных и мелких, а днем – великое путешествие с востока на запад Ослепительного Диска. Когда жрецы моего народа накопили достаточно данных, родилась особая наука – наука о движении, строении и развитии ночных и дневных светил. Все мало-мальски значительные события документировались – наносились резчиками на гранитные стелы, их до сих пор можно увидеть в заброшенных городищах, если подняться на хребет Большого Седла. Потом произошло нечто непоправимое… – Поррумоварруи нахмурился, потер переносицу. – Резчики сделали следующую запись… – он процитировал по памяти: – «Ввело духов света в гнев, что мудрейшие из мудрых Народа безнаказанно взирают на деяния их. Пришли из великой черноты осколки миров, лежащих в запределье, и зажгли небеса над Миром, дабы никто ничего не мог разглядеть сквозь завесу эту»…
   Птицелов слушал внимательно. Новые сведения он тут же соотносил с теми, что успел накопить с момента появления первой в его жизни «железной птицы».
   – Жрецы Шиуоалау были уверены, что люди живут не внутри Мирового Пузыря, так называемого Флокена, а на поверхности Мировой Сферы. Вот, полюбуйтесь-ка… – профессор выдвинул один из ящиков стола, вынул из него и положил на раскрытую заккурапию забавную штуковину: сверкающий шар, обвитый змеем, который закусил свой хвост. Темный палец с бледно-розовым ногтем толкнул змея, и тот заскользил вокруг сферы, то опускаясь, то поднимаясь. – Шар – это Мир, змей – это Слепящий Диск, источник Мирового Света. Наклон шара по отношению к голове змея обусловливает смену времен года. Кто только небеса зажглись, истинная природа Мира оказалась скрыта от людей. До недавнего времени скрыта…
   – Это золото? – спросил Птицелов.
   Поррумоварруи поджал губы с некоторым разочарованием.
   – Золото, – он бросил «штуковину» обратно в ящик. – Вы понимаете, о чем я веду речь, Птицелов?
   – Да, господин профессор. Только я читал несколько книжек… Они, правда, были не новыми… В гарнизонной библиотеке читал, да… будто теория Мирового Пузыря единственно верная, а прочее – ересь от невежества и слепоты людской.
   – Первая Империя паровым катком прошлась по цивилизации горских племен. Знания, накопленные жрецами за тысячелетия наблюдений, были осмеяны и оплеваны людьми, которые по сути являлись долинными варварами… – Поррумоварруи хмыкнул. – В дальнейшем горцы ассимилировались и забыли о том, что когда-то знали. Впрочем, не все.
   Птицелов кивнул, осторожно взял свою чашку. Чай уже можно было пить не обжигаясь.
   – Между прочим, история эта получила продолжение в наши дни, – сказал профессор, – и я принимал в ней непосредственное участие.
   В предпоследний год правления Неизвестных Отцов одна из сверхсекретных программ Департамента специальных исследований дала совершенно неожиданный результат. На юго-восточном побережье была построена первая радиопеленгаторная станция широкого диапазона, ее намеревались использовать для заблаговременного обнаружения флотов Островной Империи. Откуда должны были появиться корабли врага, исходя из теории Мирового Пузыря? Конечно же, сверху! Поэтому антенны направили в небо, и что ты думаешь?.. – Поррумоварруи вынул из заккурапии пожелтевший от времени лист и принялся читать: – «На длине волны четырнадцать метров обнаружен источник постоянного радиоизлучения неизвестного происхождения. Мощность радиоизлучения усиливается и ослабевает с периодом полные сутки». – Начальник Отдела «М» отложил лист в сторону. – В ДСИ сумели очертить форму источника радиошумов, обработали ее, нанесли на карту и получили один в один – Серебряную Дорогу жрецов Шиуоалау. Вот, посмотрите…
   Поррумоварруи протянул Птицелову лист, на котором были изображены какие-то наползающие друг на друга кляксы. А профессор уже вкладывал в руки своего нового сотрудника качественную фотограмму древнего барельефа.
   Небольшое сходство между кляксами на современном изображении и фотограммой работы древних резчиков имелось. Вот только не мог Птицелов пока сложить два и два. Не понимал: каким образом их сложить?
   – Вот так жители Мира заново открыли свое небо… Улавливаете важность этого события, Птицелов? Мы заглянули за светящуюся завесу, установленную над нами неизвестно кем и неизвестно для чего. И увидели за ней не твердую поверхность противоположной стороны Флокена, а бесконечную пустыню. И в этой пустыне – миллиарды далеких объектов, из которых состоит Серебряная Дорога. А потом мы сумели расслышать неумолчный говор дневного светила Мира – Ослепительного Диска…
   Профессор помолчал и добавил к сказанному:
   – Я участвовал в проекте в качестве эксперта по культуре горских племен. Помогал собрать воедино разрозненные фрагменты. Сопоставлял координаты источников помех с небесными картами Шиуоалау. Естественно, Отцы все держали в секрете. И Комитет Спасения Отечества не спешит распространяться на эту тему. Людям хватает инфляции, пустых полок в магазинах и изматывающего ожидания неизбежной войны с Островной Империей. Каково им будет узнать, что вдобавок ко всем бедам они еще и живут в Массаракше? А какие впечатления у вас самого? Головка не кружится?
   – Нет, – ответил Птицелов. – Я чего-то такого ожидал. Ну я, правда, не догадывался, что это можно как-то… ну… обосновать.
   – Обосновать можно. И это уже сделано. Едва древняя космогоническая доктрина оказалась реабилитированной, возник вопрос: как же жить дальше? – Поррумоварруи положил ладонь на грудь. – Каково место Мира в бесконечной цепи иных миров? Чего нам ждать из-за завесы? Каких угроз или, наоборот, благ? Вот тогда и появилась идея создать организацию, которая занималась бы изучением якобы несуществующего М-мира.
   – Мира, вывернутого наизнанку? – переспросил Птицелов.
   – Да, – профессор кивнул. – Кроме решения вопросов чисто теоретического характера, мы ищем и опрашиваем свидетелей появления иномирян, собираем артефакты, которые имеют иномировое происхождение.
   Птицелов встрепенулся.
   – Та штуковина из Голубой Змеи… Ну… с щупальцами которая?.. Она у вас, да?
   – У нас, – подтвердил профессор. – Господин Мусарош и поныне глубоко признателен вам за работу. Он, кстати, горячо рекомендовал вас и даже готов был предложить вам должность командира поисковой группы. Вот только Оллу Фешт опередил господина Мусароша, забрал вас в сектор «Оперативного реагирования». Господин Фешт вообще очень быстр и решителен.
   Поррумоварруи на миг задумался, стоит ли Птицелову рассказывать что-то еще. Поглядел на пучеглазого божка и решился:
   – Фешта перевели в Отдел «М» из контрразведки, после того как он начал «копать» под начальника ДСИ – самого Странника! А ведь докопался бы! Если за Странником и водились какие-то прегрешения, Фешту все стало бы известно. Вообще Фешт настолько хорош, что я его побаиваюсь, – признался профессор. – Если ему взбредет в голову, что я – иномирянин… Даже не знаю, чем смогу доказать обратное!
   Птицелов и профессор улыбнулись друг другу. Птицелов – несколько растерянно, а Поррумоварруи – с легкой грустью. Смуглый горец, обремененный ученой степенью, задумался о чем-то своем.
   – Господин профессор! Иномиряне… очень похожи на нас, да? – Птицелову было трудно составить правильный вопрос, но он старался изо всех сил.
   – Грязевики действительно внешне неотличимы от жителей Мира, – пояснил Поррумоварруи. – Но грязевики – одна из рас иномирян. Да, они хитрые, изворотливые, однако не самые могущественные из незваных гостей. Мы, кстати, в состоянии отличить грязевика от обычного человека. Но для этого необходимо будет задействовать лабораторию. Ах, вот еще! – профессор сложил пальцы щепотью и прикоснулся ко лбу. – Запамятовал! Вам нужно будет сдать кровь на анализы.
   Птицелов напрягся. Он словно наяву услышал вкрадчивый голос Облома. «Не подписывай… Не соглашайся… Не те времена…» – шептал друг-дэк.
   – Нет. Мы не проводим над мутантами медицинских экспериментов, – сказал Поррумоварруи, разглядев на лице молодого сотрудника тревогу. – Вы мне верите?
   – Да, господин профессор, – признал Птицелов. – Верю.
   – Вот и прекрасно. – Профессор хлопнул ладонями по подлокотникам кресла, поднялся. – Зайдите в лабораторию на минус-первом этаже прямо сейчас. Я же надеюсь, что эта беседа пойдет вам на пользу, ибо, по моему глубокому убеждению, агент должен быть осведомлен. В нашем деле действовать вслепую опасно.
   – Спасибо, господин профессор, – Птицелов замялся, а потом все-таки прибавил: – Вы на многое открыли мне глаза.
   – Ступайте же, молодой человек! Желаю вам поскорее найти общий язык с остальными сотрудниками Отдела и плодотворно поработать!
   …Как только Птицелов закрыл за собой дверь, начальник Отдела «М» включил селектор.
   – Нолу, и какое впечатление произвел на тебя этот мутант?.. Ага, и на меня тоже… недурственное… Дай мне, будь добра, лабораторию.
   В динамике селектора прозвучали первые ноты государственного гимна, потом на связь вышел заведующий лабораторией.
   – Сейчас к вам спустится человек… – предупредил Поррумоварруи. – Да, это я его направил. Возьмете у него кровь и проведите тест… да, на принадлежность к Миру сему грешному. И еще… Нет, не все… Ряд династических тестов… Широкие сословия, принадлежность к основным родам, да… Я знаю, что долго… Времени у вас столько, сколько потребуется, ибо вопрос не принципиальный, просто вдохновение нашло… Выполняйте, друг мой… Да-да, это приказ!

   – Для меня массаракш – слово ругательное… И всех… кого принесло оттуда, я по умолчанию считаю врагами… ох… Отечества, – пропыхтел Оллу Фешт, выжимая штангу из положения лежа; рядом стоял молчаливый Васку Саад и подстраховывал шефа, придерживая гриф штанги одной рукой. – Некоторые в нашем… уф… Отделе полагают, будто грязевики лучше прочих иномирян и якобы нам… помогают. А я хочу спросить… Чего они, массаракш, сюда налетели? Кто их сюда звал?.. Уф! А если и налетели, почему скрываются? Почему не вышли на контакт с официальными властями?.. Уф! Ладно, Отцы их не устраивали… Но если они до сих пор в тени… значит, Комитет Спасения Свободного Отечества им тоже не подходит… Следовательно, грязевики продолжают выжидать, пока в стране снова не произойдет смена власти… Уф-уф! Придерживай, массаракш!..
   Васку подхватил штангу и опустил гриф в крепления.
   Фешт сел.
   – А может, они втайне помогают мятежникам или хонтийской сволочи готовить новый государственный переворот, – сказал он, потирая бицепсы. – Если так, то моя прямая обязанность, как офицера безопасности, – найти и пресечь! Пресечь и покарать!
   Васку подал шефу запотевшую бутылку минеральной воды и вафельное полотенце. Фешт сделал несколько крупных глотков, смахнул пот с лица и шеи.
   – Я видел твои ментограммы, сынок, – Фешт указал на Птицелова горлышком бутылки. – В горячих делах ты побывал, в настоящих делах, скажу тебе! И в штаны не наложил. Побольше бы таких! – Он встал, отбросил полотенце, а Васку уже поднес ему свежую сорочку; Фешт сунул руки в рукава, принялся торопливо застегиваться. – Я когда увидел это ууу… массаракш-страшилище с секирой… Ну, думаю, парню в его жизни досталось. Но ничего, сынок, мы тут все – единомышленники. Хочешь выяснить, что с твоей девчонкой стало? Хочешь по-квитаться с нелюдями? И мы того же хотим…
   – Я хочу знать, что будет с Малвой и моим ребенком.
   – Массаракш… – бросил Фешт, заправляясь. – Ничего с ними не будет, если язык распускать не станешь. Ты же должен понимать, сынок, с какой дрянью нам приходится иметь дело! Нам необходима ну хоть какая-то страховка! Мы ведь тебя – ты, браток, не обижайся! – на помойке нашли. Мы ведь тебя пока совсем не знаем! Самому тошно, что так приходится поступать с хорошим парнем, честное слово!
   Васку подал Фешту сигарету. Шеф взял ее губами, а Васку сейчас же щелкнул зажигалкой.
   – Ты тоже хорошенько подумай, – продолжил Фешт. – Читал я досье на эту Малву. Шалава та еще. Не знаю, какая она для тебя, а ты для нее – пятисотый. Или тысячный. Нужно ли тебе такое счастье да с приплодом в подоле? Сделаем, если нужно… А если нет, так в Столице самку найдешь. Из ДСИ, например. Там знаешь, какие головастые? И страстные? Не знаешь… Так узнаешь – правда, Васку?
   – Правда, шеф, – Васку Саад растянул сухие губы.
   Птицелов повесил нос. Ему стало дурно от полуправды, в потоке которой его настойчиво топил новый начальник.
   – А ты не развешивай нюни! – Фешт подошел к Птицелову и крепко встряхнул его за плечи. – Много веков мы верили, будто живем и не тужим внутри Мирового Пузыря, защищенные бесконечностью тверди со всех сторон. А теперь что? Оказывается, мы цепляемся за поверхность шара, несущегося в пустоте под перекрестным огнем массаракша! Вот где в пору взгрустнуть, сынок. А ты… Из-за бабы, которая тебя на кашу и чистые трусы променяла… Но не раскисай, братка! Глядишь, вернем твою птичку – Лию твою ненаглядную, ради которой ты на чудовище иномирян с ржавым тесаком пошел!

   «Внимание! Говорит Штаб гражданской обороны Столицы! Радиационная опасность! Радиационная опасность!»
   Буфет на цокольном этаже Отдела «М» опустел в два счета. Птицелов торопливо выскреб остатки жира со дна тарелки, залпом выпил стакан кислого молока и вышел в коридор последним. Из железного шкафчика-пенала с личными вещами вынул респиратор, повесил его на шею. Потом нашел на полке небольшую коробочку с индивидуальными средствами медицинской защиты, сунул в карман. Снял с крючка брезентовую куртку, с крупными буквами «ДСИ» на спине.
   А толпа уже текла вниз по бесконечной лестнице, через подземные этажи Отдела «М», в карстовую полость, где было оборудовано бомбоубежище. Птицелов увидел на лестничной клетке широкую спину профессора Поррумоварруи. Главу Отдела, как обычно, сопровождала Нолу-рыбонька с двумя заккурапиями под мышками. За Оллу Фештом спешил Васку: в одной руке противогаз шефа, в другой – блок сигарет. Птицелов тоже позаботился о запасах – прихватил из своего ящика армейскую флягу с водой и то, что он купил сегодня в магазине: буханку черного хлеба да пару банок овощной икры с просроченным сроком годности. Хлеб и икру он планировал съесть на ужин, иного в магазине возле общежития купить было нельзя. Но кто знает, сколько времени им придется просидеть в бомбоубежище? Не пропадать же добру! Хорошо, если все минует…
   А если взаправду хонтийцы или имперцы врезали по Столице и ракеты уже на подлете?
   «Внимание! Радиационная опасность! Радиационная опасность!» – звучало из каждого динамика, а динамиков было много.
   Птицелов спускался в числе последних, за его спиной с лязгом захлопывались тяжеленные стальные створки, на каждой из которых был изображен гриб-мутант и человеческий череп.
   …Простая побелка на стенах, яркие лампы без абажуров. Гул системы очистки воздуха, шелест лопастей. Просторное помещение: в центре – скамьи рядами, как на вокзале, вдоль стен – двухъярусные нары, как в бараке дэков.
   На скамьях сидели типичные пролетарии в потертой одежде, чиновники в строгих мундирах, врачи в накидках из черного материала, сотрудники лабораторий в накидках из темно-синего. Птицелов на миг опешил: собранные вместе, эти люди нисколько не походили на работников одного ведомства. Тем не менее они переговаривались друг с другом, как старые знакомцы, и поглядывали в сторону динамиков системы оповещения, ожидая услышать нечто большее, чем просто записанный на магнитную ленту голос.
   Оллу Фешт громко разговаривал по настенному телефону. Рядом на нарах сидели Васку, начальник сектора «Грязевики» Клаат и шеф технологов Мусарош.
   – Направление, я вас спрашиваю!.. – орал Фешт в трубку. – Это достоверно установлено?..
   Клаат смерил Птицелова взглядом, хлопнул ладонью по нарам.
   – С-садись с-с-с нами… Эх… Хотел из-з тебя т-та-акого к-контактера с-сделать…
   – Контактера? – переспросил Птицелов, присаживаясь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация