А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хоббит и Гэндальф (глаз дракона)" (страница 8)

   – Спрятать? – удивился Бильбо. – Но если его спрятать, то она рано или поздно его найдет.
   – Ты прав, мой маленький, но мудрый хоббит! – воскликнул Гэндальф. – Мы должны его уничтожить, потому что все сокрытое когда-нибудь да открывается.
   Наконец стало совсем светло. Утро было в самом разгаре, когда стены гор вдруг остались за спиной. Внизу перед ними расстелилась огромная долина, которая как булка изюмом, была истыкана черными дырами пещер.
   – Подземные лабиринты, – сказал Гэндальф, указывая посохом на пещеры. – В одной из них в ожидании надобности дремлет Око Дракона.
   Бильбо посмотрел на огромное количество пещер и вздохнул:
   – Рано мы заговорили об уничтожении драконьего глаза. Сначала его надо будет найти. А это, я так думаю, не просто. Но искать то надо! Не так ли, мистер волшебник?
   – Нам ничего другого не остается, – задумчиво ответил Гэндальф.
   И они стали спускаться в Долину Подземных Лабиринтов, где им предстояло отыскать окаменевший глаз дракона.

   Глава восьмая
   ПОЮЩИЕ КАМНИ

   Сначала ничего особенного не происходило. Они просто шли по узкой тропе, которая была раз в десять хуже той, что была с той стороны Дымного ущелья. Еще больше острых камней и еще больше щебня. А уж про пыль и говорить не стоит. Ее было столько, что очень скоро вся их одежда покрылась ею. Пыль залезала за шиворот, в рукава, и даже в карманах и походных сумках была пыль. И конечно же она все время норовила набиться в рот, в уши и в нос. У Бильбо даже челюсть заболела, потому что он устал плеваться. К тому же она была препротивная. Эта пыль. Горькая и пахнущая гарью.
   – У меня начинает кружиться голова, – пожаловался, наконец, хоббит волшебнику.
   – Я тоже чувствую себя не лучшим образом, – согласился с ним Гэндальф. – Не забывай, ведь это Горелые горы.
   – А почему же они так называются? – вдруг впервые задумался над названием сей местности Бильбо. – Их кто-то сжег?
   – Можно сказать и так.
   – Расскажи, Гэндальф! – стал приставать к волшебнику хоббит. – – Твой рассказ скрасит нам путь и отвлечет от страданий.
   – Старая ветхая история, – неохотно отозвался маг. – Слишком давно все было. Так давно, что может, и не было этого вовсе.
   – Не говори загадками.
   – Ладно, слушай. Случилось это в Первую эпоху борьбы прародителя зла Мелкора и Светлейшего эльфа Феанора. Драконов тогда было не меньше чем птиц. Они чуть ли не всю землю заселяли. Разве что во льдах Северного моря не жили. Большие и маленькие, летающие и ползающие, прыгающие и плавающие. В общем, разные. И жили они так, что старались друг друга не трогать. Да только так не бывает. Всегда найдется тот, кому захочется иметь больший кусок мяса, чем у него есть. Вот один дракон по имени Чернокрыл и стал собирать вокруг себя драконов с дрянным характером, подобных себе. А так как он еще среди них был и самым сильным, то сколотил он из них разбойничью шайку и стали они слабых да мелких драконов обижать.
   – Надо же, – удивился Бильбо, – совсем как у людей. Тоже беспокойные создания. Никак не могут примириться с тем положением, что имеют.
   – Если ты будешь меня перебивать, я рассказывать не буду! – возмутился Гэндальф. – Сам рассказывай.
   – Молчу, молчу. Это у меня просто вырвалось случайно. Так что там дальше было?
   – Дальше ничего не было. Только так понравилось Чернокрылу и его дружкам разбойничья жизнь, что они и вовсе перестали обращать внимания на драконовские законы и стали вести жизнь привольную разбойничью. Конечно же тем драконам, кого они обижали, все это не понравилось и обратились они за помощью к королю драконов Белорогу. Белорог был благородным белым драконом, воплощением правды и справедливости. Позвал он к себе Чернокрыла с целью усовестить его и приказать ему прекратить чинить безобразия. И тут впервые в драконовской истории дракон отказался повиноваться своему законоизбранному (а надо сказать, что тогда среди драконов были очень честные правила и королями становились самые достойные по общему мнению и по поименному голосованию) повелителю. Мало того, Чернокрыл убил королевских послов, которые явились к нему с таким приказом.
   Бильбо не выдержал.
   – Каков негодяй! – воскликнул он, но заметив укоризненный взгляд Гэндальфа, тут же зажал свой рот кулаком, чтобы показать другу, что больше не издаст ни звука. Маг продолжал:
   – Белорог пришел в негодование, когда узнал об этом. Он объявил Чернокрыла вне закона и приказал драконам уничтожить его.
   Чернокрыл в свою очередь объявил, что он не подчиняется королю, потому что в своих владениях он сам король и никто над ним не властен. Нашлись среди драконов такие, которым подобное поведение понравилось. Особенно из тех, кому во время выборов не удалось получить корону. Оказывается это просто! Можно объявить себя королем на своей территории и создать свои собственные удобные для себя законы. Среди драконов прямо болезнь началась. Один за другим среди них появлялись новоиспеченные короли и конечно же все они встали на защиту Чернокрыла и против Белорога и всех честных драконов. Так Раздор и поселился среди драконов. Начали они враждовать между собой. Собрали армии и двинулись друг на друга. И вот здесь среди этих гор и произошла великая Драконова битва. Десять тысяч драконов с обеих сторон, все как на подбор огнедышащие, вступили меж собой в смертельную схватку. В древних летописях говорилось, что небо стало сначала ярко-алым, и таким было три недели, затем багрово-кровавым, и таким оставалось все лето, наконец, оно стало иссиня-черным, и чернота не сходила целый год. В той битве погибли и Белорог и Чернокрыл, сразив друг друга в поединке. Простых драконов полегло видимо-невидимо. Только жалкие остатки разлетелись в разные стороны оплакивать погибший народ. Так эпоха царствования драконов кончилась. И восстановить свое былое могущество и величие драконы уже не смогли.
   – Так ты так и не рассказал, почему горы Горелые? – воскликнул Бильбо.
   – Вот бестолковый, – поразился Гэндальф. – Так в той жаркой битве драконы все эти горы и спалили. Все своим огнем пожгли. Не ясно разве?
   Бильбо почесал в затылке:
   – А ведь верно. Так оно наверно и было. Тысячи драконов, говоришь? Горячо было здесь, однако.
   И хоббит с беспокойством поглядел в небо – не летит ли дракон.
   Гэндальф прибавил шаг. В этот раз Бильбо не возражал. Впервые за все это путешествие в его душе появилось настоящее беспокойство. И это очень встревожило нашего хоббита. Если уж хоббит чувствует беспокойство, то значит, что-то действительно произойдет, говорят в Хоббитании.
   Тропа, по которой они шли, стала постепенно расширяться, и чем шире она становилась, тем большее беспокойство охватывало мистера Бэггинса. В конце концов, он не выдержал и решил поделиться своей тревогой с Гэндальфом.
   – Что-то меня тревожит! – крикнул он волшебнику.
   – Что может тебя тревожить? – не оглядываясь, бросил Гэндальф.
   – Ума не приложу, да вот только сердце у меня не на месте. Что-то все это мне не нравится.
   Гэндальф резко остановился и посмотрел на хоббита.
   – Тут нет никого абсолютно! – сказал он. – Я это знаю наверняка.
   – Может быть оно и так, да только я думаю иначе.
   – Хорошо, давай глядеть и слушать. Может быть, что-нибудь увидим или услышим.
   И они стали глядеть и слушать. Сначала конечно они ничего не увидели. Все вокруг было безжизненным. Да и кто может жить здесь, где земля бесплодна, а воздух мертвый? Но когда прошло несколько томительных минут, друзья убедились, что это не совсем так. Оказывается, и здесь была жизнь. Очень необычная и странная, но жизнь.
   Первым ее услышал Бильбо и поднял указательный палец вверх, затем прижал его к губам.
   – Слушай! – тихо прошептал он.
   Они прислушались и вскоре услышали, тихий протяжный звук, напоминающий шорох ветра в камышах. Затем к нему прибавился еще более тихий, почти неслышимый гул, который то появлялся, то пропадал. Словно кто-то пытался добыть из волынки низкие ноты.
   Лицо Гэндальфа потемнело.
   – Поющие камни! – воскликнул он. – Да это они. Так вот оказывается, где они лежат. Слушай, Бильбо, нам надо бежать. И как можно быстрее. Иначе…
   Гэндальф не договорил и побежал. Бильбо не стал ждать объяснений. Последние дни доказали, что Гэндальф никогда не делает ничего неправильного. Да и собственные нехорошие предчувствия подсказывали хоббиту, что не время стоять на месте. И мистер Бэггинс, придерживая на бегу шляпу, бросился вслед за магом.
   – Опять бежать! – только и воскликнул он. – Сколько же можно?
   Так они и бежали, а шум, который сначала напоминал легкий шорох ветра в камышах и далекую волынку, постепенно стал нарастать. И сразу перестал быть похожим на волынку, а тем более на шорох ветра. Теперь это был неприятный свист, который пугал и заставлял бежать от себя еще быстрее.
   И до сих пор никого не было видно.
   – А где же камни? – крикнул Бильбо. – Где они? Почему я ничего не вижу?
   – Это потому, что у тебя нет привычки смотреть под ноги, – ответил Гэндальф. Он очень смешно подпрыгивал, и в другое время Бильбо наверно расхохотался, увидев своего друга таким вот аистом.
   – А что у меня под ногами? – спросил он и глянул вниз. И чуть не споткнулся. – Обычная щебенка. Черная только.
   Между тем шум становился все громче и громче и в конце концов стал таким громким, что хотелось зажать уши руками. Теперь он напоминал звук, который издается, когда эмалированным тазом скребут по некрашеному каменному полу. От этого звука голова готова была расколоться, а глаза вылезти из орбит. Невыносимо заныли зубы.
   – Ой, не могу больше! – застонал Бильбо.
   Гэндальф что-то ему крикнул, но Бильбо его не расслышал. Он зажал себе уши руками и продолжал бежать за другом. Тот тоже закрывал уши и Бильбо впервые увидел на лице своего друга настоящую неподдельную муку. «Ага! – подумал он. – И волшебникам бывает не по себе.»
   Скрежет стал таким громким, что без помех проникал в голову. Бильбо показалось, что кто-то пытается просверлить ему череп толстым тупым сверлом.
   – Я сейчас умру, – сказал себе хоббит и упал. Силы быстро покидали его. Последнее, что он увидел, это склонившегося над ним Гэндальфа.
   – Прощай, Гэндальф, – из последних сил прошептал Бильбо. – Видимо дальше тебе придется действовать одному. Кто же знал, что так получится?
   И он потерял сознание. Когда же пришел в себя, то опять увидел склоненное над ним лицо Гэндальфа. На лице чародея было искреннее беспокойство, и это очень понравилось Бильбо.
   – Я оказывается еще жив, – прошептал он.
   – Что с тобой может случиться? – ответил Гэндальф и вздохнул с облегчением. – Ну и напугал ты меня.
   И тут Бильбо обратил внимание на то, что он прекрасно слышит все, что говорит маг, и ничего ему не мешает. Шума, этого ужасающего звука больше не было.
   – А где это самое «тр-тр-хряссь»? – спросил он.
   – Ты говоришь о поющих камнях?
   – Да пусть это было что угодно, лишь бы опять не заскрипело и не лезло бы в мою бедную голову.
   Гэндальф подумал немного и сказал:
   – Как назло у меня с собой нет ни кусочка свежего воска. Обычно я всегда ношу его с собой. А впрочем, и он мог бы тут не помочь.
   – Для чего тебе воск?
   – Для всяких нужд. Вот сейчас бы он очень пригодился. Если заложить им уши, то можно не услышать даже поющих камней. Во всяком случае, долго не услышишь. Вернее, можно это предположить.
   – Ты хочешь сказать, что они могут начать петь снова?
   – Обязательно.
   – А почему они сейчас молчат?
   – Не знаю. Во всяком случае, они замолчали, как только ты упал, и я тоже остановился. Видимо их удовлетворило, что они смогли остановить нас. Но я уверен, что как только мы попытаемся пойти дальше, концерт продолжится.
   – Что же нам делать?
   – Оставаться на месте.
   – И как долго?
   – Ума не приложу. Совершенно не знаю природу поющих камней. Это моя первая встреча с ними.
   – Тогда заколдуй их! Ты же волшебник.
   – Волшебник, – проворчал Гэндальф. – Вот так всегда. Все считают, что раз я волшебник, то могу сделать что угодно. А это как раз и есть самое большое заблуждение. Не все в моих силах.
   – Жаль, – вздохнул Бильбо. – Придется остаться здесь на веки вечные.
   – Нет, мы пойдем дальше. Сейчас отдохнем. Насладимся тишиной и…
   Гэндальф не договорил, потому что как бы в ответ на его слова тут же раздался предупреждающий гул и потрескивание.
   – Нет-нет! – тут же громко и внятно произнес чародей. – Мы ни куда не пойдем! Нам здесь очень нравится.
   Гул тут же смолк. Только потрескивание еще слышалось некоторое время, словно кто-то тихонько ворчал себе под нос, но потом смолкло и оно.
   – Ты с ними разговариваешь? – шепотом спросил Бильбо волшебника.
   – Да, кажется, я опустился и до этого.
   – Может быть, тогда попытаться их убедить пропустить нас? – предложил Бильбо. – Раз они все понимают. Эй, камни!
   Тишина была ему ответом. Но Бильбо не отставал. Как все хоббиты, он мог быть очень настойчивым.
   – Послушайте, милейшие поющие камни! – он приподнялся и почтительно снял шляпу. – Я так понимаю, что вам не хочется, чтобы мы так быстро покинули ваше общество?
   Камни опять ничего не ответили. Но зато один круглый черный булыжник вдруг сдвинулся с места и перекатился поближе к хоббиту. Гэндальф удивленно посмотрел на друга, но ничего не сказал. Бильбо же продолжал:
   – Вы, вероятно, желали нас развлечь, а мы вдруг побежали со всех ног, и вам это не понравилось. Ведь так?
   И еще три камня подкатились поближе.
   – Да вы абсолютно правы, с нашей стороны это было величайшей непочтительностью. Гости так себя не ведут. Мы, я и мой друг, нижайше просим у вас прощения. – И Бильбо поклонился.
   И тут камни все завертелись и закрутились на месте, и снова раздался гул. Только теперь ничего подобного на скрип и шкрябанье не было похоже. Это опять были волынки. И теперь в звуках угадывалась мелодия.
   Бильбо просиял:
   – И вы хотели нам спеть?
   Волынки проиграли марш и перешли в веселую трель.
   – Ай да Бильбо! – воскликнул восхищенный и потрясенный Гэндальф. – Мальчик мой, ты разгадал природу поющих камней! Оказывается, они вовсе не страшные и не враждебные существа. Напротив они милейшие артисты! И как всяким артистам им не хватает зрителей и слушателей. Вот они и сердятся на тех, кто от них убегает. Пойте, друзья мои! Пойте. Мы вас внимательно слушаем, и уверяю вас, никогда еще до этого дня наши уши не услаждались столь приятными и гармоничными звуками.
   Эта речь Гэндальфа вызвала целую симфонию. На расстояние двадцати футов вокруг них все камни запрыгали, завертелись, взлетели вверх и стали переливаться яркими разноцветными красками. И теперь уже играли не только волынки. Тут были практически все известные инструменты. Скрипки, виолы, трубы, рожки, альфы, гитары и лютни, флейты, колокольчики и цимбалы и еще совершенно незнакомые и удивительные инструменты звучали, пронизывая воздух чудесной музыкой. Бильбо и Гэндальф с открытыми от изумления ртами стояли и слушали все это великолепие целый час и все не могли насладиться. Каждый раз, когда кончалась одна мелодия или песня, они хлопали в ладоши, бросали вверх шляпы и даже кричали «Браво!» Камни горели и сверкали от радости. Видимо за десятилетия молчания они невероятно обрадовались возможности хоть кому-то показать свое искусство.
   Наконец наши друзья утомились. Ведь даже от самой лучшей музыки можно устать, как и от вкусного угощения. Как бы не были сладки пироги, а желудок все равно знает меру. Рано или поздно скажет: «Хватит!» И попробуй ему откажи. Так и с музыкой.
   Но камни продолжали петь. И хотя друзья уже не так радостно приветствовали их и уже совершенно перестали бросать шляпы, музыка продолжалась. И даже когда они сели на землю, потому что устали стоять, камни продолжали петь.
   – Они не замучат нас до смерти? – тихо спросил волшебника Бильбо. В голосе его слышалось неподдельное беспокойство.
   – Вполне вероятно, – еще тише ответил Гэндальф.
   – Пора заканчивать концерт.
   – Скажи им это сам.
   Но Бильбо не решился сказать камням, что они предпочли бы услышать финал.
   – Хоть бы дождь пошел, что ли! – буркнул он.
   – Дождь? – Гэндальф оживился. – А это идея! Вон как раз подходящая туча.
   И волшебник стал читать про себя какие-то заклинания. Затем он вытянул посох и осторожно стал притягивать тучу к себе. Туча долго не хотела трогаться с места. Чародею пришлось даже несколько раз дернуть резко и сердито, чтобы она послушалась. И она послушалась, вздрогнула и поплыла в сторону двух друзей. Через несколько минут она повисла над ними. Гэндальф сделал вид, что ему понравился особенно сложный и красивый флейтовый пассаж, и он, якобы от избытка чувств, стукнул посохом о землю. И тут же первые капли забарабанили по их спинам. Полились они и на камни. Сначала редко, потом часто.
   Музыка тут же обиженно смолкла. Камни зашипели, как угли костра, когда его заливают перед уходом, и сразу перестали переливаться разными красками. Они стали сереть и наконец почернели.
   Дождь полил как из ведра.
   – Ах какая жалость! – воскликнул громко и четко Гэндальф. – Какая жалость!
   – Какой был чудный концерт! – в тон ему стал вторить Бильбо. – Никогда не слышал такой чудесной музыки.
   Камни никак не реагировали на их слова. Заливаемые дождем, они лежали черные, недвижимые и безмолвные.
   – Пойдем, – тихо шепнул Гэндальф хоббиту.
   Они собрали свои вещи, закинули сумки за спину и пошли. Сначала они шли неуверенно, боясь, что ужасные звуки недовольства покидаемых ими певцов, вновь заставят их остановиться. Но камни молчали, и они ускорили шаг. Гэндальф, как обычно, шел впереди. Следом за ним вприпрыжку бежал Бильбо. Он все время оглядывался и оборачивался. Скажем честно, что мистеру Бэггинсу было слегка грустно покидать место, где они сперва пережили несколько ужасно жутких минут и чуть не погибли от своей неучтивости, но потом поняли свою ошибку и по-настоящему насладились. Лицо почтенного хоббита было задумчивым, и чем ниже они с Гэндальфом спускались к равнине, тем более задумчивым оно становилось. Наконец его глаза вдруг заблестели, радостная улыбка осветила его хитрую физиономию, и Бильбо стал нагибаться и собирать лежащие на земле черные камешки и запихивать в карманы. Гэндальф шел и не оборачивался. Бильбо нагибался и поднимал один камешек за другим. И его карманы становились все более оттопыренными. И когда под ногами больше ничего не осталось, потому что дорога стала пустой и чистой, карманы Бильбо Бэггинса были полны поющих камней. А дождь все продолжал лить и лить. Так под проливным дождем, они и завершили спуск на равнину, в которой находился Лабиринт подземелий.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация