А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хоббит и Гэндальф (глаз дракона)" (страница 24)

   Глава десятая
   МАКРОМАНТ

   Но тут к ним подлетели поющие эльфы. Все они были в радостном возбуждении.
   – Дело сделано! – радостно поделился своей радостью Лилиан. – Все живы, и танцующая вода закончилась. Гоблинов и всяких других тварей, страшных горных разбойников и демонов, а их здесь подавляющее большинство, мы оживлять, разумеется, не стали.
   Тут гном колдун вдруг удивленно поднял брови.
   – Как же так? – удивился он. – Вы говорите, что оживили всех, но я вижу, что один достойный жизни, до сих пор остается в каменном плену.
   – Кто же это? – удивились все.
   Гном гневно устремил свой взгляд наверх. Все посмотрели туда же и поняли, что он имел в виду. А Бильбо даже высказал фразу, которая впоследствии стала крылатой:
   – Большое видится на расстоянии. Вблизи ж его не всегда разглядишь.
   И Бильбо и эльфы, да и все остальные совершенно забыли про Макроманта. Несчастный великан, так и остался каменной горой, которая возвышалась над всеми, и взывала о справедливости. И тут всем стало стыдно. А эльфы так те просто расстроились чуть не до слез.
   Увидев всеобщую печаль, Бильбо воскликнул:
   – Зачем так плакать? У нас есть еще одна фляга с танцующей водой. Пойте, и Макромант сейчас тоже будет с нами!
   Бильбо ни словом не обмолвился о том, что за пазухой у него спрятана еще и четвертая самая маленькая фляжка с танцующей водой, которую он приберег для Гэндальфа, и которую ни за какие богатства не согласился бы отдать. Как хорошо, что он наполнил водой тогда все имеющиеся у него в наличии посудины. Это был очень мудрый поступок. Впрочем, история показывает, что хоббит всегда делает то, что впоследствии оказывает большую услугу.
   Вскоре эльфы спели песню, вода совершила свой танец и расплескалась по каменной горе с двумя головами, и двуглав Макромант стал живым и здоровым.
   – Здравствуй, Макромант! – радостно закричал гном колдун. – Приветствую тебя, мой друг.
   Сверху вниз воззрился Макромант на гнома.
   – Крупертроп? – пробормотал он. – Откуда ты здесь?
   – Да вот, пришел спасать тебя, да сам попался в мышеловку.
   – И давно мы здесь торчим?
   Крупертроп обратился к Бильбо:
   – Какой сейчас день?
   – Пятница. Правда, я не уверен точно, но по крайней мере суббота.
   – А месяц, какой? – Гном стал терять терпение.
   – Месяц я знаю точно. Сейчас май.
   – Это без разницы. Я наверно не правильно выразился, – недовольно сказал Крупертроп. – Какой сейчас год? Вот что важно.
   – Какой год? Одна тысяча триста сорок восьмой по Летоисчислению Хоббитании, – ответил удивленный Бильбо.
   – А какой это будет год Третьей эпохи?
   Бильбо быстренько прибавил к хоббитской дате тысячу шестьсот и сказал:
   – Две тысячи девятьсот сорок седьмой.
   Крупертроп схватился за голову и удрученно посмотрел на Макроманта:
   – Ты слышал?
   – Да. Но что это значит?
   – Это значит, что с тех пор, как мы с тобой стоим здесь, прошло триста лет!
   Макромант только рот открыл.
   И не только он и Крупертроп были так поражены. Другие были потрясены не менее. А были и такие, кто превратился в камень целых триста пятьдесят, а то и четыреста лет назад.
   – Как же интересно все это время обходились без меня мои собратья? – в отчаянии сжал кулаки Макромант.
   Вот тут и сменилась великая радость великой печалью, потому что Бильбо пришлось рассказать несчастному великану о том, что все его племя вымерло двести лет назад от Черной болезни. И другие тоже услыхали о том, что их княжества, королевства, вотчины сгинули в вихре истории, и нет больше тех, кого они так любили и покинули, и кого им уже никогда не суждено будет увидеть.
   Бильбо и поющие эльфы смотрели на своих новых друзей, которых они спасли от векового плена и искренне их жалели. Только Крупертроп не расстроился.
   – Я поссорился со своими соплеменниками и ушел от них. Если бы я не покинул их, они бы убили меня. А так, теперь мне нечего больше опасаться. Так что расстраиваться я не намерен.
   Зато Макромант рыдал во весь голос и даже не пытался скрыть своего горя.
   – Что же мне теперь делать? – вопил он. – Как я буду жить? Какой я теперь король после всего этого? Как можно быть королем без подданных? Кого я теперь буду опекать? Для кого буду рубить быстрорастущие деревья? Какой теперь от меня прок?
   И тут Бильбо подпрыгнул. Он вдруг вспомнил, что кроме них в этом подземелье где-то рыщет кровожадная Веннидетта.
   – Ты не прав, король Макромант! – закричал он. – Ты нам очень нужен, потому что все мы находимся в страшной опасности. В любую минуту сюда может прийти драконша Веннидетта!
   – Как драконша? – воскликнули хором Крупертроп и Макромант. – Разве мы не спрятали ее в Свелингтонской пещере?
   И тут Бильбо пришлось быстренько рассказать обо всем, что случилось за последнее время, о том, как крумлины поселились в Свелингтонской горе и случайно разбудили драконшу, и как она прилетела сюда, чтобы добыть Око Дракона.
   И тут все вспомнили про глаз дракона и сильно взволновались.
   – Оно тоже сейчас прилетит сюда и снова всех нас заколдует! – закричали гномы, эльфы и люди. – Быстрее надо уходить отсюда.
   – Ну, глаз дракона нам не опасен! – успокоил всех Бильбо, хлопая рукой по мешку, где он находился. – А вот от драконши надо и впрямь уносить ноги. И все стали собираться. Хотя собирать было нечего. Ни у кого при себе ничего кроме оружия не было.
   Вскоре караван из тридцати гномов, девяти эльфов (не считая тридцати поющих эльфов, которые летели впереди всех и освещали дорогу) двадцати человек и одного двуглава потянулся к краю грота, где чернели выходы в Лабиринт Подземелий.
   Впереди всех шли Бильбо и Крупертроп. Хоббит разговаривал с колдуном гномов. Он рассказал ему про Гэндальфа и попросил помощи.
   – Сможешь ты мне помочь разыскать его в лабиринте? Один я на это не способен.
   – Но у тебя же есть альтасар, – удивился Крупертроп.
   – Что в нем толку?
   – Как что? У него ведь нюх такой сильный, какого нет ни у одного существа на земле. Дай ему понюхать что-нибудь из вещей твоего друга, и он, уверяю тебя, приведет к нему.
   – Ты уверен?
   – Эльфийские собаки могут найти что угодно.
   – Это верно, – подтвердил Радринор, который шел неподалеку от Бильбо и держал за руку Зелендила. – Биинор найдет господина Гэндальфа. И только он сможет это сделать.
   Обрадованный Бильбо тут же подозвал себе Биинора. Альтасар подбежал к нему, радостно махая хвостом. Хоббит сунул ему к мордам походную сумку Гэндальфа, в которой хранился драконий глаз.
   – На, нюхай, – сказал он.
   Биинор сначала фыркнул, потому что ему очень не понравился запах, который шел из сумки. Но потом он понял, что ему надо искать другой запах, а не запах Ока Дракона, и его носы зашевелились, внимательно изучая запах Гэндальфа.
   – Ты можешь найти его? – спросил Бильбо.
   Биинор кивнул и потянулся к узкому туннелю.
   Хоббит обрадовался:
   – Правильно! – именно сюда мы тогда и вошли. Я помню этот камень, похожий на голову орка.
   Бильбо радостно улыбнулся. Но не все разделяли его радость. Макромант в растерянности смотрел на вход в туннель, который был ему по колено и чесал головы.
   – Сдается мне, – наконец произнес он, – что сюда я не пролезу. Мне нужен другой ход.
   И тут все опять призадумались. Видя всеобщую растерянность, Бильбо предложил разделиться на два отряда.
   – Я возьму с собой несколько поющих эльфов, потому что только они могут заставить танцевать волшебную воду, Альтасара, потому что только он сможет найти Гэндальфа, и Крупертропа, потому что только он сможет добраться до моего друга сквозь завал. А остальные пусть идут с Макромантом большой дорогой.
   Так и порешили.

   Глава одиннадцатая
   ПОИСКИ ГЭНДАЛЬФА

   Нужно сказать, что наш мистер Бэггинс сильно воодушевился после всего случившегося. Воодушевился и воспрянул духом. В сердце его крепко поселилась надежда. Надежда, что он сможет выручить друга из беды. О том, что он должен расправиться с драконшей, Бильбо совершенно забыл. Вернее не забыл, а просто отодвинул эту мысль на задний план. А если сказать еще точнее, то хоббит рассуждал следующим образом.
   – Если я сейчас свяжусь с Веннидеттой, – говорил он сам себе, – то совершенно неизвестно, что из этого всего получится. А скорее всего, ничего хорошего. Я ведь всего лишь маленький безобидный хоббит. Ну где такому сражаться с великаншей драконшей? Я и с собакой драться не посмею, что уж говорить о змеюке длинной в четверть Хоббитауна, да еще и изрыгающей адское пламя из своей зловонной пасти. Да она меня изжарит, а не изжарит, так раздерет на кусочки и отнимет у меня свой драконий глаз, будь он неладен! Так что остается мне одно. Найти Гэндальфа, расколдовать его, а там пусть он сам думает, что делать с этой штуковиной, которая лежит в мешке, что висит у меня за спиной, и с этой сумасшедшей драконшей. Да битвы с драконами это не для меня. Как-нибудь обойдусь без этой почетной миссии. Пусть волшебники да богатыри этим занимаются.
   Вот так рассуждал Бильбо Бэггинс, когда шел по туннелю, по которому ему уже один раз приходилось путешествовать. Только теперь компания у него была несколько иная. В прошлый раз он шел с Гэндальфом и Зелендилом. Теперь ни того, ни другого с ним не было. Последнему обстоятельству, кстати, Бильбо был очень рад. Я говорю о Зелендиле.
   Нет, совсем не потому что Зелендил так сильно надоел мистеру Бэггинсу (хотя и тут есть доля правды, но это пусть уж будет на совести нашего героя)! Просто уж больно сильная это была ответственность, таскать за собой безумного эльфа. Мало ли что может с ним случиться?
   Итак, теперь вместе с Бильбо были Биинор, Лилиан, его сестра Лилиафь, Рениоальт и еще три поющих эльфа, а также гном Крупертроп.
   Биинор внимательно нюхал каменный пол под собой и уверено шел по следу. Очень скоро они пришли на то самое место, где Бильбо и Гэндальф сразились с первым нападением орков. Затем они вышли в пещеру, где орки на них напали во второй раз, да еще в таком огромном количестве, что Гэндальфу пришлось применить крайнее средство – показать им драконий глаз. Так что весь грот, от стены, до стены был словно грибами утыкан каменными орками и гоблинами. И хотя все они теперь не представляли ни малейшей опасности, путешественники поспешили поскорее миновать это место. Уж очень зловещий, если не сказать, омерзительный был вид у гоблинов. Так и казалось, что они сейчас оживут и накинутся на наших героев.
   К счастью все прошло благополучно. Орки остались, как им и положено каменными истуканами, никто из них даже не пошевелился, когда отважные путешественники проходили мимо. Не шевелились они даже после того, как Крупертроп постучал палкой по самому отвратительному и огромному гоблину, который был их командиром. Его звали Кроулплен.
   – Ну и образина! – произнес гном. – Вот уж ничего подобного не видел. И как же это вам удалось с ними разделаться?
   – Это все Гэндальф, – пояснил Бильбо. – Он всегда становится безжалостным, когда речь идет о гоблинах. Просто терпеть их не может. Да и я, признаться, тоже.
   Но вот грот с окаменевшими гоблинами остался позади. Они снова шли пустынными туннелями, сворачивали то в одну сторону, то в другую, поднимались, опускались, шли ровно, а потом снова поднимались или опускались, а то еще и сворачивали куда-нибудь. Биинор шел быстро, головы его крутились во все стороны вынюхивая следы Гэндальфа. Розовые ноздри шевелились, вылавливая запахи подземелья.
   – Эдак мы скоро найдем нашего друга, – радовался Бильбо.
   – Не спеши, – охладил его пыл Крупертроп. – Мало ли что еще может произойти? Не забывай, где мы находимся. Когда я искал Макроманта, то видел такие ловушки, что не будь я волшебником, ни за что бы мне не добраться до моего друга.
   – Знаем мы эти ловушки! – проворчал Бильбо. – По мне лишь бы не драконша, а все остальное худшим быть не может.
   – Драконши здесь быть не должно. Ходы для нее слишком узкие, – успокоил его на этот счет Крупертроп. – А вот обвал может случиться запросто. Больно уж много трещин на стенах. Так что не делай резких движений и не разговаривай громким голосом.
   Последнее предупреждение было излишним, потому что все и так разговаривали исключительно шепотом.
   Так прошло два часа, и вдруг Биинор заскулил, завилял хвостом и рванулся вперед. Бильбо и Крупертроп побежали за ним. Но вскоре они остановились, потому что дальше идти было некуда. Все было завалено недавним обвалом. Бильбо сильно разволновался:
   – Да это здесь. Я очень хорошо помню! За этим обвалом Гэндальф. Да-да! Там есть боковая пещерка, там он и стоит. Бедняга. Как же нам добраться до него?
   И Бильбо забегал взад вперед. Биинор пытался рыть камни лапами, но потерпел полный крах. Только лапы разбил в кровь. Горько заскулил и от отчаяния спрятал головы в лапы. Эльфы тоже летали как растерянные мотыльки в комнате, где только что горела лампочка, которую хозяева почему-то затушили. Крупертроп тоже стоял и чесал свою растрепанную как у разбойника бороду. Его глаза блестели как черный виноград при лунном свете, что показывало, что он думает.
   – Пожалуй, без колдовства тут не обойтись, – наконец сказал он.
   – Что же ты ждешь? – возмутился тогда Бильбо. – Делай же что-нибудь!
   – Не знаю, получится ли у меня что-нибудь, – пробормотал гном. – Все-таки триста лет срок не малый. А ведь волшебство не любит перерывов.
   Он принял величественную позу и стал творить гномовское заклинание, которое должно было расчистить дорогу вперед. Затем поднял руки над головой, растопырил пыльцы, борода у него стала колом, волосы дыбом, глаза метнули черные молнии и…
   Ничего не произошло.
   Крупертроп смутился:
   – Кажется, я перепутал слова в последней строчке, – признался он.
   – Попробуй еще раз, – посоветовал Бильбо.
   – Легко сказать! Но я все-таки попытаюсь. Хотя гарантий никаких не даю.
   И Крупертроп начал заново. Только в этот раз он произносил заклинание так громко, как только мог, и теперь у него не только борода и волосы на голове поднялись дыбом, но и плащ из козлиных шкур тоже поднялся, словно его трепыхал ураган. В общем зрелище он представлял внушительное. По пещерам разлетались непонятные слова и фразы.
   – Каракум!!! – выкрикнул он последнее слово, так что оно отозвалось эхом.
   И тут раздался страшный грохот. Эльфы от страха взялись за руки и кинулись к Бильбо, словно он мог спрятать их за пазухой. Сам же хоббит был напуган ничуть не менее их. Он упал на четвереньки и закрыл глаза. Потом он услыхал как огорченно кряхтит Крупертроп:
   – Кажется, я только все испортил.
   Бильбо открыл глаза и с нескрываемой тревогой в голосе спросил:
   – Что ты хочешь этим сказать?
   – Только то, что я уже сказал. – Гном только досадливо махнул рукой и показал хоббиту за спину.
   Бильбо оглянулся и увидел такое, от чего ему стало сильно не по себе.
   Вместо того, чтобы устранить завал впереди, Крупертроп устроил новый обвал позади. И теперь и впереди и позади них была глухая черная стена.
   – Что ты наделал! – воскликнул хоббит.
   – Я же предупреждал, что не могу нести ответственность за свои действия, – виновато стал оправдываться гном. – Я триста лет не колдовал. Да и до этого никогда не был таким уж хорошим волшебником. У меня и учителя то никогда не было. Я самоучка. Вот так!
   – Самоучка? – ахнул Бильбо. – Что же ты раньше не сказал?
   Всем в Средиземье известно, что нет опаснее никого волшебников-самоучек. Потому что они колдуют одно, а получается у них всегда что-то другое. Это те энтузиасты, от которых отказались маги, и которые на свой страх и риск сами овладевали магией, не имея на то особого таланта. Вот таким магом и оказался гном Крупертроп. Вообще-то все гномы и так владеют колдовством в той или иной степени. Но Крупертроп захотел стать на три ступени выше того ранга, на котором находился. Поэтому гномы, которые терпеть не могут выскочек, и прогнали его из своей колонии в Морийских горах. Но, пожалуй, сейчас не стоит вдаваться в историю биографии Крупертропа, потому что ничего особенно примечательного в ней нет.
   Итак, путешественники снова были в ловушке, которую к тому же, устроили себе сами.
   – И что же теперь делать? – думал Бильбо. – придется браться за лопаты и кирки. Хорошо, что среди нас есть хоть один гном.
   – На меня не рассчитывай! – тут же предупредил Крупертроп. – У меня и лопаты с собой нет. А даже если бы и была, то все равно, я ею не умею пользоваться.
   – Какой же ты тогда гном после этого?
   – А я, можно сказать, и не гном. Гномы отреклись от меня и выгнали. По ним лучше быть боевым гномом, гномом воином, но только не волшебником. А по моему они просто завидовали мне.
   – Ладно, – прервал речь гнома Бильбо, – ты лучше думай, что нам делать.
   – Могу попробовать еще пару заклинаний. Кажется, я кое-что припоминаю.
   – Ну, уж нет! Я тебе не позволю. В следующий раз потолок обрушится прямо на нас, и этим решатся все наши проблемы.
   – Тогда думай сам, – Крупертроп обиженно поджал губы и сел в стороне на кучу угля.
   Бильбо вздохнул:
   – Беда мне с этими гномами. Вечно от них одни хлопоты.
   Он тоже сел и стал думать. Но ничего не придумывалось.
   – А вы что обо всем этом думаете? – обратился он к эльфам.
   – Это мертвые камни, – ответил Лилиан. – Мы ничего не сможем с ними сделать.
   – Что же тогда делать? – спрашивал себя Бильбо. – Что же теперь делать?
   Он спрашивал себя и не мог найти ответа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация