А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хоббит и Гэндальф (глаз дракона)" (страница 16)

   Глава третья
   ДОЛГИЕ СБОРЫ

   Она открыла пасть и попыталась выдохнуть пламя. Ничего не вышло. Только простуженные хрипы, сипение и гнойное зловоние вырвались из ее глотки. Веннидетта заскрежетала зубами от злости. Ее длинный хвост взвился и словно кнут прошелся по стенам пещеры, в которую она была замурована. Драконша чутко прислушалась и вскоре поняла. что за одной из стенок существует пустое пространство.
   – Ага, – прорычала она, – значит выход там!
   И она бросилась всем телом на стену, за которой была свобода. Увы, сил у нее было все же недостаточно, чтобы разбивать камни. Напрасно Веннидетта билась всем телом о стены. Она была в настоящем каменном мешке. Грот, в котором находился колодец, был надежно замурован великанами.
   Опять вконец обессиленная драконша упала и долго не могла отдышаться. Лапы ее раскинулись в стороны, крылья безвольно обвисли дряблыми тряпками, только шипастый хвост извивался по полу и высекал из камня мелкие искорки. Злоба и ненависть душили Веннидетту. Как она жалела, что нет больше великанов и ей некому мстить! И тем большая злоба и ненависть ее направлялись на тех, кому она должна была отомстить за Смога. Особенно злил ее Некто. Почему-то Веннидетта ненавидела его больше всех. Больше людей Эсгарота и даже больше гномов, хотя никого драконы не любят так, как гномов. Почему же Некто так злил ее? Даже самое имя его. Некто! Почему? Видимо потому что, он был неизвестен и покрыт тайной. А ничего так не бесит и не злит драконов, как то, что покрыто тайной. Драконы искренне считают, что все тайное в мире может быть связано только с ними. И этот Некто не имеет права прятаться от нее под маской невидимости.
   – Я найду Око Дракона и увижу тебя, Невидимка! – рычала Веннидетта. – И тогда ты ответишь за все. И за гибель отца, и за мое пленение. Всю свою силу, которую я собиралась направить на двуглавов, я обрушу на тебя!
   И она стала вылизывать пол пещеры, слизывать лужицы, обсасывать стены. Силы снова стали возвращаться к ней. Наконец Веннидетта успокоилась и задумалась.
   – Что толку биться о стены, когда желудок пуст и мышцы дряблы? – наконец сказала она сама себе. – Надо набраться терпения, а с ним придут и силы
   С годами Веннидетта стала мудрее.
   Драконша закрыла глаза и сложила крылья. Она замерла и стала внимательно слушать. Драконы умеют слушать. У них очень тонкий слух. Уши Веннидетты очень скоро уловили звуки, которые шли из-за стен, проникая сквозь толщу камней. Сначала она слышала только звуки падающих со стен водяных капель. Затем она услышала легкий шорох, который шел откуда-то снизу. Ноздрей Веннидетты коснулось легкое дуновение воздуха. «А, так я здесь не одна подумала драконша – крысы.» В полной темноте ее глаза разглядели двух крыс, которые выскочили из маленькой трещины и нюхая воздух бежали мимо нее. Совершенно бесшумно хвост Веннидетты преградил им дорогу. Крысы оказались в кольце и когда поняли это, судорожно заверещали. Драконы самые стремительные существа на земле. Молнией кинулась Веннидетта на крыс и через мгновение обе оказались в ее пасти. Она проглотила их, не разжевывая.
   – И за это я тоже отомщу своим врагам, – сказала Веннидетта.
   Всю последующую ночь и день Веннидетта охотилась на крыс. Она съела их невероятно количество. и опьяненная свежей кровью, чувствовала как наливаются силой ее мышцы.
   Теперь она могла подниматься на задние лапы и карабкаться по стене наверх, туда где висели сталактиты, между которыми проживали целые колонии летучих мышей. Веннидетта стала охотиться на них, убивая десятками и глотая их. В пещере стоял адский шум от криков несчастных зверушек и хруст от ломающихся в пасти драконши их маленьких крыльев.
   Глаза Веннидетты разгорались все ярче и ярче. Они фонарями разгоняли мрак подземелья. Так проходили дни. Наконец Веннидетта почувствовала в себе силу, способную принести ей свободу. Ей понадобилось всего три удара головой, чтобы стена покрылась трещинами. Четвертый удар она нанесла хвостом. Вековая кладка не выдержала и огромные камни один за другим стали выпадать из стены. Вдохновленная первым успехом Веннидетта бросилась на стену словно таран. Ее сильные лапы отбрасывали камни в сторону, и драконша чувствовала, что стена стала поддаваться. Она утроила усилия и рванулась вперед. Наконец стена перед ней рухнула и Веннидетта оказалась на свободе.
   Из малого грота, в котором она была замурована, она оказалась в большом просторном гроте, который был освящен десятками ярких факелов. От их света драконша зажмурилась, но перед этим успела заметить, что пещера, в котором она оказалась была полна маленьких странных существ похожих на гномов, только черных, словно их вымазали в саже.
   Это были крумлины, они услыхали грохот и прибежали сюда, чтобы выяснить, что происходит. Когда стена перед ними после недолгого содрогания вдруг обрушилась, они замерли от удивления.
   Несколько мгновений и Веннидетта и крумлины были в оцепенении. Затем, когда драконша бросилась вперед, они с дикими воплями кинулись врассыпную.
   Как ни была стремительна Веннидетта, она все еще была очень слаба. Крумлины оказались для нее очень трудно досягаемой добычей. Они так стремительно разбежались и исчезли из поля зрения драконши, что та, не ожидавшая этого, растерялась. Затем ее начала душить злоба. Она издала протяжный рев, от которого содрогнулась вся Свелингтонская гора, и метнулась на поиски пропавших крумлинов.
   Драконы хотя и очень большие создания, чаще всего, как правило, живут в пещерах, и поэтому обладают величайшей способностью проходить по самым узким и длинным туннелям, где казалось бы, с такими габаритами сделать этого невозможно. Но на то они и змеи. Длинное тело Веннидетты вдруг стало узким и эластичным, крылья плотно прижались к спине, лапы вытянулись по бокам, и она стремительно стала обследовать Свелингтонскую гору. А заодно конечно же она желала полакомиться крумлинами. Ее сильно терзал голод, и у драконши голова кружилась от вкусных запахов, которыми было пропитано все пространство вокруг.
   Но крумлины оказалась существами на редкость неуловимыми для драконши. Они разбежались по всей горе, попрятались в самых дальних ее уголках, в самых маленьких и укромных пещерах, куда Веннидетта, как ни старалась, но проникнуть не могла.
   И вот тут она не на шутку разозлилась.
   – Да что же это такое? – сказала она себе. – Какие-то черномазые карлики вздумали играть со мной в прятки? Ну я им покажу!
   И она начала охоту на крумлинов. Словно кошка за мышами, стала она караулить их около входов, ждала около ручьев, в надежде, что они захотят пить и вынуждены будут показаться.
   Но прошла неделя, а Веннидетте не удалось поймать ни одного крумлина. Сначала она к этому относилась с философским спокойствием, но потом ее это стало раздражать. Еще бы! Голод на части разрывал ее внутренности, а кроме крыс и летучих мышей, она никем не могла полакомиться. К тому же было задето ее самолюбие. Она решила, что с места не сдвинется, пока не поймает и не разорвет всех крумлинов до единого.
   Увлеченная охотой, Веннидетта совершенно забыла про свой сон, и что она должна отправиться за Оком Дракона.
   – В конце концов Око может подождать, – успокаивала себя драконша. – Что с ним может случиться? А я не могу отправляться в такой далекий путь с пустым желудком. Виданное ли дело? У меня даже дым из пасти не валит, не то чтобы пламя. Да меня же засмеют, если я в таком виде появлюсь с Большом мире. Нет уж, подкреплюсь сначала, а потом слетаю за этим Оком Дракона, и тогда берегитесь все мои враги.
   И она продолжала охотиться за крумлинами. Чтобы эти проворные существа не сбежали, она завалила единственный вход в Свелингтонскую гору камнями, и таким образом крумлины оказались ее полновластными пленниками. Затем она заблокировала все подходы к ручьям и источникам воды, которых после того, как стаял весь снег, и так почти не осталось, и тем самым лишила крумлинов воды. В конце концов измученные жаждой некоторые крумлины стали появляться из своих укрытий. Через месяц Веннидетте удалось поймать первого крумлина, и она проглотила его целиком, не разжевывая. Уже на следующий день ей удалось поймать аж троих. Драконша устроила себе настоящий пир. Впервые за три столетия ее желудок наполнился мясом до отказа.
   Потом правда целую неделю она никого не могла поймать, Но крумлины все равно были обречены. Теперь их страшная участь была решена, и все было только делом времени.
   Веннидетта запаслась терпением и стала ждать, когда измученные осадой крумлины сами полезут в ее пасть.
   Однажды ночью ей вдруг опять приснился Смог Ужасный. Глаза его сверкали гневом, из пасти полыхал черный огонь.
   – Что же это ты дорогая доченька? – с нескрываемой злобой в голосе обратился он к Веннидетте. – Решила окончательно опозорить наш род? Весь ад смеется надо мной и Ведригайлой, твоей матушкой, оттого что у нас такая бестолковая дочка.
   – Чем же я не угодила вам, папаша? – удивилась Веннидетта (на самом деле она все прекрасно понимала, и где-то ей даже было стыдно, но она решила спрятать свое смущение под маской наглости).
   – Какого гоблина ты засела в этой пещере и не делаешь ничего для того, чтобы выполнить свой долг? Око Дракона! Почему ты не нашла его, глупая ящерица?!
   Ни на что дракона не обижаются так сильно, как на сравнение их с ящерицами или лягушками.
   – Хватит ругаться, папаша Смог, – сказала она. – Хорошо вам там без забот, без хлопот мечтать о возрождении нашего рода. Сами наделали глупостей, а я расхлебывай? Мне же пока недосуг искать Око Дракона. Тут, как говорится, не до жиру, быть бы живу. У меня крылья еле держатся на спине. Того и гляди свалятся. Триста лет ведь я в заточении пребывала. Думаете, по-вашему, это легко? Сил совсем нет. Не то что огня, искры добыть не могу. Пасть открою, из нее только хрипы да кашель вылетают. И горло мне словно кто-то теркой дерет. Больна я. Так что, пока не отъемся, не напьюсь до отвала горячей крови, отсюда с места не сдвинусь.
   Сказала так Веннидетта и перевернулась на другой бок, чтобы перестал ее беспокоить во время сна дух Смога. Страшно при этом ругался Смог Ужасный, но поделать ничего не мог. Так и удалился ни с чем.
   На следующую ночь, однако, опять он явился в сон дочери и начал ругаться:
   – Ах, ты дрянь, такая, сякая! Хочешь мое отцовское проклятье заслужить своей непочтительностью?
   Веннидетта была раздражена, потому что за весь день никого не поймала, и ее желудок подвывал от голода. Так что отцу своему она совсем не обрадовалась.
   – Опять вы приперлись? – недовольно сказала она. – Лучше бы помогли с провизией. Охота не клеится совершенно. Может спугнете этих карликов на меня?
   – И не подумаю! – ответил Смог. – Отправишься ты наконец за Оком Дракона?
   – Я уже один раз сказала, что не полечу не покушав, значит так оно и будет.
   – Ах, ты пакостница! – взревел дракон. – Да я тебя,,,
   – Погоди, отец! – раздался спокойный голос.
   И тут за спиной Смога возник силуэт еще одного дракона. Вернее драконши. Это была Ведригайла. Она явилась вместе со Смогом.
   – Ты никогда не мог общаться с детьми, – сказала Ведригайла Смогу. – Всегда быстро раздражаешься, начинаешь злиться, грубишь, запугиваешь. а так нельзя. Все дело нам испортишь. Разве для того Саурон вытащил нас сюда, чтобы мы все провалили? Как ты не понимаешь? Дети, они ласку родительскую любят. Здравствуй, доченька!
   – Ага, и мамаша с вами, – фыркнула Веннидетта. – Что же такого важного происходит, что вы вдвоем являетесь ко мне?
   Кажется, Веннидетта поняла, что дело серьезное, потому что сразу утратила свой грубый тон. Упрямство вмиг слетело с нее. Длинное бестелесное тело Ведригайлы тут же обвилось вокруг нее кольцами.
   – Смог прав, – стала шептать Ведригайла Веннидетте в ухо. – Не время сейчас жир нагуливать. Опасность тебе грозит.
   – Опасность? – встрепенулась Веннидетта.
   – На Око Дракона и другие охотники кроме тебя нашлись. И уже на пути к сердцу нашего рода.
   – Проклятье! – взревела драконша. – Кто посмел?
   – Нашлись враги. А разве у нас их мало?
   – Кто такие?
   – Этого мы тебе сказать не можем, потому что не знаем. Но чуем, что в опасности Око Дракона. Тянутся к нему руки вражеские. С недоброй целью тянутся они к нему, чтобы уничтожить и навечно искоренить наш род драконий. Так что не теряй времени даром, брось охотиться на мышей, пора приниматься за горных львов.
   Проснулась Веннидетта, вся в пене от гнева. И думать забыла она про крумлинов. Заревела так громко и яростно, что Свелингтонская гора затряслась до самого основания. Той же ночью разметала драконша камни, которыми завалила выход из пещеры и вышла на свежий воздух.
   Был в самом разгаре весенний день. Яркое солнце ослепило ее. И Веннидетта заревела опять. Только в этот раз от дикой боли, что прорезала ее глаза. Спрятало голову под крыло драконша и осталась недвижима.
   Этим воспользовались крумлины, которые, оказывается, все это время за ней следили. Они выскочили вслед за ней и бросились наутек, как можно дальше от драконши, всем своим племенем.
   Веннидетта слышала, как разбегается ее добыча, и плакала от досады. Но сделать ничего не могла. Она и пошевелиться боялась, не то чтобы голову высунуть из спокойной темноты. Так крумлины от нее все и убежали. Драконша же пришла в себя только глубокой ночью, когда стало совсем темно, и можно было спокойно открыть глаза.
   – О, как я отомщу! – захрипела она. – Всем отомщу!
   Она расправила крылья, несколько раз взмахнула ими, с трудом поднялась в воздух и полетела на восток, в сторону Горелых гор, зорко вглядываясь в темноту под собою, ища, кем бы можно было подкрепиться…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация