А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хоббит и Гэндальф (глаз дракона)" (страница 13)

   Глава ни в коем случае не тринадцатая, а всего лишь последняя
   ДОМ, МИЛЫЙ ДОМ!

   Гэндальф сдержал слово и не исчез, как собирался это сделать по своей любимой гэндальфской привычке. Поэтому они продолжили путь в том же составе. Только теперь уже маг не торопился, как прежде, и Бильбо не удалось еще раз прокатиться верхом на эльфе.
   Тем не менее, он был очень доволен, так как в этот раз ему удалось заставить Гэндальфа выполнить его, Бильбово, желание. А ведь всем известно, что Гэндальф редко соглашается на подобные просьбы, если при этом у него есть свои важные дела.
   Прошел час. Ничего и никого они не встретили за все это время.
   – Это потому, что у меня за спиной Око Дракона, – объяснил такое положение дел Гэндальф. Из всех злодеев только глупые гоблины способны напасть на тех, у кого есть эта штуковина. И они за это дорого заплатили. – Гэндальф самодовольно' ухмыльнулся.
   – Долго еще? – спросил Бильбо.
   – Что долго?
   – Нам идти, спрашиваю, долго?
   – Порядочно.
   – В таком случае, не пора ли сделать привал?
   Уж больно я устал. Да и Зелендил еле держится на ногах. Он хоть и эльф, и даже эльф без мозгов, а все равно устал.
   – Почему бы и нет? – Гэндальф неожиданно согласился. – Отдохнем, вспомним старые добрые времена.
   – Если бы при нас был табачок, – снимая плащ, вздохнул Бильбо, – то выкурили бы по трубке. Может, у тебя на донышке осталось что-нибудь?
   – И не надейся. В прошлый раз ты вытряхнул из моего кисета даже табачную пыль. И запаха не осталось.
   – Ничего не поделаешь. Вот вернусь домой, и не буду расставаться с трубкой даже во сне. А табака куплю сразу три воза. У старика Булкинса. Сколько бы он ни запросил за него. Вот честное слово!
   Они сидели на своих плащах, потому что просто так на каменном полу сидеть нельзя. Камень имеет очень опасное свойство. Он может вытягивать тепло из живого тела, и потом уже его ни за что не вернуть.
   Гэндальф поставил свой посох рядом, и тот так и остался стоять прямо, как солдат на карауле, хотя у него не было никакой опоры, – волшебная штучка!
   Набалдашник его светился ярким голубоватым мерцающим светом и на многие ярды вокруг разгонял подземельный мрак. Золотистым светом слегка светились волосы Зелендила.
   – Хорошо, – сказал задумчиво Бильбо.
   – Что хорошо?
   – Когда все хорошо кончается – хорошо! Вот что я имею в виду.
   – Ты уверен, что все закончил ось? – усмехнулся в бороду Гэндальф.
   – А разве нет? Гоблинов мы одолели, драконий глаз нашли. Ты его уничтожишь, и все дела. Чего еще?
   – Будем надеяться, что твои слова окажутся пророческими, – согласился Гэндальф. – Примерно на такой исход событий я и рассчитываю.
   Тут на Бильбо напала охота поговорить.
   – Если я чего-то не понимаю, – сказал он, – так это то, что так много желающих было его получить, это твое Око.
   – А разве мы с тобой не из их числа? – заметил Гэндальф.
   – Мы совсем другое дело. Мы не по своей воле отправились за ним. Чтобы драконшу одолеть. Это дело стоит того, чтобы ради него рискнуть. А эти друзья? – Бильбо кивнул на Зелендила, который зачарованно смотрел, как светится посох Гэндальфа, и не мог оторвать глаз от сказочного сияния. А ведь нормальных эльфов трудно чем-либо удивить. Им то зачем понадобился драконий глаз? Что они собирались с ним делать?
   – С Оком Дракона можно очень много чего сделать, – задумчиво ответил Гэндальф. – Очень много всего.
   – Да на что он годен, кроме как превращать в камень все живое? – поразился Бильбо. – Да по мне, он ни к чему, только для сотворения зла. А раз так, то я к нему и пальцем не притронусь.
   – Отчасти ты прав. И в словах твоих житейская мудрость, присущая твоему народу. Но скажу тебе, что эта вещь, что лежит в моем мешке, способна не только на зло. Разве ты забыл, что драконы не всегда были воплощением зла? Были и драконы.
   со светлой душой. Именно они приняли палантир' Неба и спрятали в нем сердце своего рода. А уж потом…
   – Вот уж в это мне с трудом верится! – стал спорить Бильбо. – Как вспомню Смога, так прямо коленки трястись начинают. Вот уж у кого была светлая душа. Да! Как огонь, от которого камни плавились.
   Тут пришла очередь рассердиться Гэндальфу.
   – Ты что же это, мне не веришь? ' – Вот нисколечко. Прошу покорно меня простить.
   – Хорошо, я тебе сейчас докажу, как ты ошибаешься.
   И маг полез в свой мешок.
   – Что ты делаешь? – взвизгнул Бильбо. Он так и подпрыгнул на месте.
   – Да вот хочу доказать одному упрямому хоббиту, что Око Дракона может не только обращать в камень живое.
   – Оно же нас погубит!
   – Не волнуйся, – сказал Гэндальф и вытащил Око из мешка, – в моих руках оно слушает только меня, а я ему приказываю не трогать моих друзей.
   Око послушно сверкнуло оранжевым светом и спрятало свой смертельный взгляд.
   – А теперь приказывай ты, – велел Гэндальф хоббиту.
   – Что я должен сделать?
   – Скажи, что ты хочешь, и Око выполнит любое твое желание.
   – Любое? – с сомнением в голосе воскликнул Бильбо. – Тогда пусть сейчас же мы окажемся в моей норке Под Холмом в Хоббитауне!
   Гэндальф, держа Око Дракона перед собой, сказал:
   – Положи на него руку! И руку Зелендила тоже.
   – Руку на эту штуковину, которая у меня на глазах расправилась с Радринором? Ни за что!
   Я боюсь!
   – Ничего с тобой не будет, – сказал Гэндальф и сам положил руку Зелендила на Око. – Теперь ты. Или мы отправимся в Хоббитаун без тебя,
   – Без меня? – пролепетал Бильбо. Он и боялся и волновался одновременно. – Хорошо, я попробую.
   И хоббит положил свою дрожащую руку поверх руки Зелендила.
   И вдруг черные мрачные стены подземелья, которые окружали их со всех сторон, стали светлеть.
   Светлеть и окрашиваться в разные краски, которые сначала переливались веселыми цветными пятнами, а потом эти пятна стали превращаться в рисунок, клеточку с тюльпанчиками. И тут Бильбо разинул от удивления рот, потому что узнал розовые обои, которыми у него была оклеена столовая. А потом он увидел свой любимый овальный стол, покрытый белоснежной скатертью с голубенькой бахромой по краям и с золотыми шелковыми кисточками на углах и мягкие стулья с высокими спинками, расставленные вокруг стола.
   Но самое удивительное – стол был накрыт к ужину. Да-да! Он был уставлен тарелочками, вазочками, чашками, блюдцами, бокалами, и все это было полным-полно яств, так любимых почтенным мистером Бэггинсом. И, конечно в центре стола прямо под круглым зеленым абажуром, свисавшим с потолка, стоял Мунни-пудинг.
   – Дом! – воскликнул Бильбо. – Да ведь это же мой дом. Мой милый дом! Неужели это правда?
   – Если ты не веришь своим глазам, – отозвался Гэндальф, – то проверь это на своих более надежных чувствах. Сядь за стол и поешь.
   И, не говоря больше ни слова, Гэндальф первым сел за стол, повязал на шею салфетку и положил в свою тарелку жирный кусок окорока.
   Бильбо почувствовал, что просто умирает от голода, и бросился в кресло, затем налетел на еду, как коршун на добычу.
   Даже Зелендил, хоть и был безумен, уловил носом запах еды, увидел ее и тоже догадался сделать те же действия, что и его полные разума друзья. Вскоре все трое сидели и молча ели.
   – Мой любимый пудинг! – сказал, наконец, Бильбо, когда основательно набил свой желудок мясными и овощными блюдами.
   – Да, пудинг что надо, – раздался за его спиной знакомый и в то же время какой-то совсем незнакомый голос.
   Бильбо обернулся и чуть не упал со стула, потому что увидел самого себя, сидящего в кресле-качалке у стены и курящего трубку.
   – Кто это?! – воскликнул он.
   – Твой двойник. Неужели ты забыл? – ответил волшебник. – Разве он не хорош? – Ах да, действительно. Но какой он толстый!
   Гэндальф засмеялся:
   – Раздобрел от спокойной жизни.
   – А ты уверен, что никто не заметил, что этот я вовсе не я?
   – Будь спокоен.
   Наконец друзья наелись и вытерли жирные губы и пальцы салфетками. В руке у Бильбо появилась большая пивная кружка, полная янтарного прохладного пива с кудрявой шапкой пены, которую он с наслаждением сдул, наблюдая, как медленно она стекает по стеклянным стенкам.
   – Дом, милый дом! – выдохнул он счастливым голосом и сделал хороший глоток. – Какое блаженство оказаться здесь! Ты просто не представляешь. И неужели это все благодаря драконьему глазу? Неужели все закончилось? Я просто не верю! Вот честное слово, не верю, и все.
   – Не говори этих слов! – закричал Гэндальф, лицо которого внезапно изменилось и наполнилось беспокойством.
   – А что я такого сказал? – удивился Бильбо.
   – Ну кто тебя тянул за язык? – простонал Гэндальф. – Да и я тоже хорош, забыл предупредить. – Да что же такого произошло? – не переставал удивляться Бильбо.
   И вдруг он с ужасом увидел, как все вокруг начало темнеть. На стенах ни с того ни с сего снова появились цветные пятна, и обои из розовых превратились сначала в бордовые, затем стали коричневыми, а потом и вовсе, черными.
   – Что это такое происходит? – удивился Бильбо. Удивился и испугался.
   И тут до него дошло, что это происходит обратный процесс тому превращению, которое он так недавно, еще до ужина, имел честь наблюдать. И точно, уютная обстановка дома мистера Бэггинса постепенно исчезала, а вместо нее возвращались черные стены подземелья Горелых гор.
   – Не надо! – застонал Бильбо. – Только не это!
   Но было поздно. Прошло еще две секунды, и Бильбо вновь очутился в Лабиринте Подземелий, в том самом месте, где они устроили привал, да еще и – как в насмешку – с кружкой пива в руке.
   А рядом с ним Гэндальф и Зелендил.
   Конечно, Бильбо расстроился не на шутку. Можно сказать, что он был в отчаянии. Совсем как маленький хоббитенок, которому сунули конфету в яркой цветастой обертке, а когда он развернул ее, то обнаружил пустоту. От злости, разочарования и досады Бильбо затопал ножками, а когда увидел в своей руке кружку с пивом, то так швырнул ее в стенку, что она разбилась на сотни маленьких осколков.
   – Это была шутка? – сдавленным от ярости голосом спросил волшебника Бильбо. – Если так, то это самая плохая твоя шутка, Гэндальф.
   – Это шутка не моя, – устало ответил маг. А Ока Дракона. Просто я забыл тебя предупредить, чтобы ты не сомневался в его силе: Драконы самые капризные существа на земле. И обидчивые. Больше всего они не любят, когда им не доверяют. Ты не поверил, и Око обиделось на тебя и вернуло все на свои места.
   – Неужели? – закричал пораженный Бильбо. – И ничего нельзя сделать? Может быть, можно договориться с этим противным драконьим глазом? Неужели ничего нельзя исправить? А если я попрошу у него прощения?
   – Увы! – только и ответил Гэндальф. – Впрочем, я ошибался, когда говорил, что Око перенесло нас в Хоббитанию, – оно всего лишь окунуло нас в иллюзию. Посмотри на осколки от твоей пивной кружки – они тают. Их просто нет. Так что шутка оказалась еще более жестокой. Не надо было нам так необдуманно себя дразнить. Вместо дома мы просто побывали в мечте о доме, или, как говорится, побывали там мысленно. Природу этого явления еще предстоит изучить, много непонятного даже для меня. Однако ничего уже не поделать. О чем я жалею по-настоящему, так это об ужине – он был великолепен, Но сейчас, увы, к великому моему сожалению, опять хочется есть. А было бы неплохо, если бы сохранилась хотя бы иллюзия сытости. Не правда ли? – По голосу Гэндальфа, как всегда, было трудно понять, то ли он шутит, то ли говорит всерьез.
   Впрочем, хоббиту было все равно. Он просто расплакался. Громко и горько. Ну прямо как хоббитенок. Никогда в жизни он еще не испытывал подобного разочарования. Гэндальф, как мог, успокаивал его. Но удалось это, как ни странно, Зелендилу. Увидев слезы Бильбо, он сам расплакался, как малое дитя.
   – Однако сейчас будет потоп, – насмешливо заметил Гэндальф.
   – Лучше утонуть, чем так, – ответил Бильбо. – Быть дома, И… – ОН не договорил и хотел было снова заплакать, но вдруг опомнился. Огляделся, посмотрел на Зелендила, похлопал его по руке. – Не плачь, дружище! А может, не так все и плохо?
   Кто знает, может, оно и к лучшему? Как говорил мой старик отец, ничего и никому просто так не дается. С чего тогда расстраиваться? В конце концов, я и так возвращаюсь домой. Не правда ли? Может, и не слишком быстро, зато своим ходом и живой и невредимый, а не стою где-нибудь в пещере в виде дурацкой статуи. Разве нет? И опять же, надо радоваться, что нам ни с того ни с сего удалось так славно пообедать.
   – Вот это речь настоящего хоббита! – обрадовался Гэндальф. – Во всем надо видеть лучшую сторону. К тому же нам осталось идти совсем ничего скоро выход из подземелья. Давай лучше встанем и пойдем. А потом настанет и пора попрощаться.
   Они прошли минут пятнадцать. Гэндальф почувствовал, как задергалось в его мешке Око Дракона, и остановился.
   – Что? – спросил Бильбо. – Уже?
   – Нет еще. Но уже скоро.
   Они прошли еще немного, и Гэндальф остановился опять, замер, и взгляд его стал настороженм.
   – Все, – сказал он. – Теперь мы расстанемся.
   Мое время исчерпано, мне следует отправиться по делам. Надо быстрее уничтожить эту штуковину, которая сыграла с нами такую злую шутку. А перед этим я еще должен ее кое о чем порасспросить.
   – А может быть, нам остаться с тобой? Уничтожим этот противный глаз и все вместе пойдем домой. Как ты на это смотришь? – сделал было робкую попытку сопротивления Бильбо.
   – Это невозможно – мне нужно будет справиться с Оком Дракона. А чтобы сломать эту игрушку, мне понадобятся очень сильнодействующие заклинания. Так что кому бы то ни было, а тем более маленькому хоббиту, нечего там делать. И я должен спешить, а то оно слишком волнуется – как бы опять не выкинуло какую-нибудь пакость. Так что давай не будем терять время и распрощаемся прямо сейчас. Вы с Зелендилом пойдете вперед, а я… Впрочем, это не важно, куда пойду я.
   Бильбо слишком хорошо знал своего друга, чтобы спорить с ним. И если Гэндальф что сказал, то так оно и будет. К тому же, говоря откровенно, он очень хотел отправиться домой, а не куда-либо еще. И последнее происшествие еще более усилило его желание – он хотел домой. И как можно быстрее.
   Все эти приключения ему изрядно надоели.
   – Что ж, – вздохнул он и задал последний вопрос. – А что мне делать с Зелендилом?
   – Встретишь эльфов и передашь им его с рук на руки. Чего проще? А если захочешь, можешь взять его себе на воспитание. Или – ни то, ни другое – отдай его бродячим артистам. – Гэндальф расхохотался. – Итак, доброго тебе пути, мистер Бэггинс! – И Гэндальф подтолкнул Бильбо и Зелендила вперед. – Идите, никуда не сворачивайте, хотя туннель и так прямой, как шланг твоего садовника, и очень скоро увидите свет. Там живет глондра Музес со своей семьей. Он вам обрадуется. Только коня моего оставь. Мне он еще пригодится. А там, глядишь, и я вас догоню, когда буду уже без этого каменного глаза.
   – Счастливо и тебе, Гэндальф Серый, – пожелал другу удачи и Бильбо. – Будь осторожнее с глазом дракона.
   – Буду, буду! – В голосе Гэндальфа было уже нетерпение.
   И Бильбо с Зелендилом пошли дальше. Бильбо несколько раз оборачивался и махал волшебнику рукой, но, когда он обернулся в очередной раз, того в туннеле уже не было. Только мягкое голубое сияние мерцало на том месте, где он стоял.
   – Вот так всегда, – сказал хоббит эльфу, которого он вел за руку, – обязательно он куда-нибудь исчезнет.
   Но он недолго расстраивался, потому что впереди сверкнул ослепительный белый луч, а вслед за ним в душный, пахнущий затхлой плесенью туннель ворвался свежий прохладный воздух. И хоббит понял – подземелье закончилось, а с ним закончилось и его Приключение.
   – Побежали быстрее, 3елендил! – закричал Бильбо. – Ему действительно не терпелось выбраться наружу, туда, где сияло солнце, где пели птицы, и не было этого бесконечного давящего подземельного мрака. Хоббиты любят уютные норки с розовыми обоями и зелеными абажурами, коврами и вазочками, любят, чтобы весело потрескивал огонь в камине, обеденный стол ломился от еды, а кресло-качалка поскрипывало под тяжелым после ужина телом.
   И хоббит и эльф побежали навстречу свету, навстречу свежему воздуху, навстречу небу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация