А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хоббит и Гэндальф (глаз дракона)" (страница 12)

   Глава двенадцатая
   ВЕЛИКАЯ ПОДЗЕМНАЯ БИТВА

   Гэндальф шел по подземелью. Он очень спешил, потому что недобрые предчувствия терзали его сердце. Он шел и знал, что до выхода ему, скорее всего не дойти. Но говорить об этом хоббиту он пока не хотел, чтобы не огорчать его. К тому же и волшебники могут надеяться. Вдруг произойдет чудо?
   – Гэндальф! – донеся до него жалобный крик Бильбо Бэггинса. – Подожди нас! Где ты?
   Маг оглянулся и увидел, что его спутники сильно отстали. Еще немного и они не найдут его вовсе и заблудятся даже не дойдя до лабиринта. Но он знал, что останавливаться нельзя ни в коем случае. И чародей не стал ждать, а пошел обратно.
   – Ты хочешь от нас убежать? – с укором обратился к нему хоббит, когда волшебник приблизился.
   – Бедный Бильбо! – грустно улыбнулся Гэндальф. – Ты прекрасно знаешь, что больше всего на свете я хочу вывести тебя отсюда. Но для этого нам надо очень спешить.
   – Я рад бы, но ты просто не представляешь, как тяжело таскать за собой его, – Бильбо кивнул на Зелендила. – Он останавливается около каждого камушка, около каждого выступа, около каждой улитки, которая ползет по камню, и все время спрашивает: «А это что такое? А для чего оно? А почему оно такое острое?» У него вопросов больше чем у пятилетнего хоббитенка. Это просто кошмар какой-то! Все ему надо потрогать, пощупать, попробовать. Ты знаешь, он тащит камни и песок в рот, словно младенец.
   Чародей вздохнул и погладил Зелендила по голове:
   – Он и есть младенец. Так же чист и невинен. Его мозг не осквернен знаниями. Он не знает, что такое добро, что такое зло. Для него все едино. Его душа закована в броню незнания. Вот почему глаз дракона не смог причинить ему вреда. Но пошли поскорей. Нам нельзя останавливаться.
   И Гэндальф взял Зелендила за другую руку и потянул за собой. Теперь эльфу, когда его вели с двух сторон, стало трудно отвлекаться, и он послушно шел, покорный чужой воле.
   Втроем они прошли всю подземную равнину и достигли лабиринта, из которого сюда вышли. Их глазам предстали десятки входов, которые находились на разных расстояниях и на разной высоте друг от друга. Все они были совершенно одинаковые. Круглые, темные и зловещие. И практически невозможно было угадать, из какого же коридора они сюда вышли.
   Любому другому это бы стало невыполнимой задачей, только не Гэндальфу. Он сразу увидел в одном из входов слабо светящийся голубой знак, который он лично поставил своим магическим посохом.
   – За мной! – сказал чародей.
   И они, в который уже раз, вошли в лабиринт.
   Трудно описать, чувства Бильбо Бэггинса, когда он шел по обратному пути вслед за Гэндальфом. С одной стороны он был несказанно рад, что они добыли глаз дракона и живые и невредимые возвращаются обратно. С другой стороны ему до слез было жалко Радринора, Трэйна, остальных эльфов и гномов, которые остались там в ужасной подземной равнине навечно, как двуглав Макромант. И эта горечь от потери, пусть не друзей, но все же хороших и добрых знакомых, омрачала победное настроение и радость возвращения. К тому же Бильбо почему-то чувствовал какую-то необъяснимую тревогу. И тревога эта была связана с Гэндальфом. Что-то творилось с магом. И Бильбо долго не мог понять, что же именно. Он видел, что чародей изменился, но вот что это были за изменения, он уловить не мог, как ни старался. А когда он попытался порасспросить друга, тот цыкнул на него с такой злостью, что Бильбо больше не делал попыток заговорить с ним.
   А Гэндальф ускорял шаг и шел все быстрее и быстрее. Движения его, всегда достаточно мягкие, если не сказать степенные, стали резкими и какими-то корявыми и некрасивыми. Длинноногий Зелендил и тот едва успевал за ним, а уж про хоббита и говорить нечего. Сказать, что он ведет эльфа за руку, уже было нельзя. Скорее наоборот, это Зелендил волочил беднягу Бильбо, как хоббитенок волочит сардельку на веревочке, когда хочет подразнить знакомую собачонку.
   – Так можно и голову расшибить, – сказал себе мистер Бэггинс, когда после одного резкого поворота он чуть не врезался в острый угол стены.
   И он с ловкостью ярмарочной обезьяны взобрался на спину Зелендилу.
   – Вот уж никто до этого не мог похвастаться, что катался на эльфе, – самодовольно сказал он сам себе.
   Бедный Бильбо! Он еще не знал, что ждет его впереди. Иначе бы он не радовался так.
   Гэндальф шел быстрым и, на первый взгляд, уверенным шагом. Он не отпускал руки Зелендила, и эльф послушно следовал за ним, куда бы он ни шел. А Бильбо сидел на спине у Зелендила. И радовался такому положению вещей.
   – Я честно это заслужил, – говорил он сам себе. – еще ни один хоббит не испытал столько злоключений, как я. Где я только не был в этот раз? Даже Гэндальф столько не испытал. А сколько всего я совершил? Какому хоббиту это по силам? Только мне. Разве я не заслужил несколько миль верхом на эльфе?
   – Только бы успеть, – говорил между тем Гэндальф и прибавлял шаг. – Только бы успеть. Осталось совсем немного.
   Вот так всегда. Всегда случается самое главное именно в тот самый момент, когда остается совсем немного.
   Отряд гоблинов появился, словно из неоткуда. Просто появился и все. И даже для Гэндальфа это было неожиданностью.
   – Чужие! – завопил визгливым голосом командир гоблинов. – Чужие! Опять посторонние! Схватить их и доставить нашему генералу Кроулплену!
   – Как бы не так, – сказал Гэндальф. В его руке тут же появился Глемдринг, и его сверкающее лезвие тут же обрушилось на гоблина.
   – Ой! – крикнул тот, и тут же его отрубленная голова улетела в темноту подземелья.
   А Гэндальф уже набросился на остальных.
   – Убийца! – заверещали гоблины. – Великий убийца гоблинов! Спасайся, кто может!
   Но Гэндальф был не из тех, кто щадит гоблинов. Эльфийский клинок засверкал в его руке тысячью молний, головы гоблинов, одна за другой стали расставаться с телами. Черная кровь фонтанами брызнула на стены пещер.
   – Караул! – кричали гоблины и пытались отбить удары волшебного меча. – На помощь!
   Их крики достигли самых укромных уголков подземных пещер, и воины в рогатых шлемах и с большими деревянными щитами посыпались на наших друзей со всех сторон.
   И Бильбо понял, что настал их с Гэндальфом последний час. Он тоже обнажил свой кинжал и вступил в битву. И это был уже совсем не тот Бильбо Бэггинс, который несколько лет назад впервые вступил на тропу испытаний и не мог прожить и дня без того, что б не вытереть нос любимым носовым платком. Это был великий воин. Маленький, но опасный и отчаянный, как настоящий хоббит, которого привели в ярость. Он дрался, как тысяча хоббитов, которых вдруг лишили на ужин сладкого ни за что ни про что. А нет ничего опаснее, чем лишать хоббита сладкого ни за что, ни про что. Хоббит в таком случае звереет и становится во сто крат опаснее самого злобного хорька.
   Только Зелендил не дрался. Он смотрел на битву, на брызгавшую вокруг гоблинскую кровь, на сверкание древних эльфийских клинков, слушал вопли умирающих гоблинов и плакал от страха и боли.
   – Зачем? – кричал он. – Не надо! Прекратите!
   И разумеется никто и не думал слушать его.
   Сверкал могучий клинок в руке Гэндальфа и поражал одного гоблина за другим. И маленький Бильбо убивал гоблинов, как разъяренный древний гном. Его руки, привыкшие держать трубку, теперь убивали врагов.
   – Вперед! – кричал Гэндальф. – Только вперед! Ни шагу назад.
   И путь его усеивался врагами. За ним следовал Бильбо, добивающий тех, кто пытался поразить великого мага в спину, а за ним Зелендил, заливающийся слезами.
   – Мне страшно! – кричал он. – Не надо. Прекратите!
   И гоблины не выдержали.
   – Молотящий врагов не знает пощады! – закричали они. – На помощь! Быстрее на помощь!
   Враги отступили. Они исчезли неожиданно. Также, как и появились. И стали пустынными, тихими и глухими бесконечные туннели. Тройка смельчаков бежала по ним, и Гэндальф едва успевал своим посохом стирать свои отметки, которые он сделал по пути к Оку Дракона.
   – Скоро мы выйдем наружу, – бормотал Бильбо. – А там солнечный свет, который не выносят гоблины. И значит там наше спасение. Только бы сейчас был день, а не ночь.
   Гэндальф опять держал Зелендила за руку, а малыш Бильбо сидел у безумного эльфа на спине. Как малютка хоббитша на спине у медведя из известной среди хоббитов сказки. Так они и бежали.
   – Остановитесь! – вдруг остановил их бег хриплый, но могущественный голос.
   И даже Гэндальф остановился.
   Они были в очень большом гроте. И на их пути стояли гоблины числом не меньше чем двести голов. И все вооружены до зубов. С трезубцами, с копьями, с топорами и копьями. И даже с Глемдрингом нет надежды одолеть такую свору. И командует ими большеголовый с водянистыми бородавками на лбу, носу и подбородке, гоблин. Уродлив и страшен, как ночной кошмар. Видимо это и был генерал Кроулплен.
   – Убейте их, гоблины! – закричал он. – Раскрошите на мелкие кусочки. Отнимите у них глаз дракона!
   И Бильбо закрыл глаза, так как понял, что теперь действительно пришла смерть, и ни Глемдринг, ни волшебный посох Гэндальфа не в силах что-либо изменить. И он не видел, как маг, открыл свой мешок, достал из него Око Дракона, взял его в руку и показал налетающим со всех сторон гоблинам.
   – Вы это хотите у нас взять? – с насмешкой спросил он. – Пожалуйста!
   – А-а-а! – закричали гоблины. – А-а-а!
   Они хотели броситься наутек, но не смогли, потому что их кривые толстые лапы вдруг приросли к земле, застыла в жилах черная кровь. И один за другим гоблины стали обращаться в камень. И вскоре вся пещера наполнилась каменными статуями, каждая из которых была страшнее и ужаснее другой. А потом гоблины и вовсе смешались со сталагмитами, которые кривыми зубьями торчали отовсюду.
   – Конец, – сказал Гэндальф и спрятал Око Дракона обратно в сумку. – Как я не хотел этого, но все же пришлось воспользоваться.
   – Что ты хочешь этим сказать? – спросил Бильбо, открывая глаза. – Мы победили,
   – Да, именно так, – Гэндальф взял Бильбо, Зелендила за руки и повел прочь из грота, где они только что чуть не погибли. Вскоре они были уже в том самом тоннеле, который вел наружу. – Мы победили. И никак иначе. Если бы всегда это было так легко, как сейчас. Но потому Око такое грозное и вожделенное оружие для наших врагов. Так что придется мне кое-что изменить в моих планах. Кажется, я очень не скоро попаду домой.
   – Почему? – удивился Бильбо. – Мы ведь победили.
   – Не совсем, – ответил Гэндальф, – мой милый хоббит.
   – С чего это ты стал таким чувствительным? – удивился Бильбо.
   – Да так, я радуюсь за тебя. И в то же время я испытываю грусть, что наше совместное Приключение закончилось и мне опять придется покинуть твое общество.
   Бильбо был словно громом поражен:
   – Что ты такое говоришь? Ты хочешь покинуть меня в такую трудную минуту?
   – Какая такая трудная минута? – не согласился Гэндальф. – Здесь на сотни лиг больше нет ни одного живого гоблина. Вы прекрасно дойдете с Зелендилом вдвоем и отправитесь домой.
   – А дымное ущелье? – воскликнул хоббит. – Ты забыл про него? Неужели ты думаешь, что нам удастся преодолеть это препятствие?
   – Глупости. Не будет никакого Дымного ущелья, – успокоил друга волшебник. – В места, подобные этому трудно проникнуть, а уж выйти из них пара пустяков. Этот туннель приведет на ту сторону Горелых гор. Вы выйдете, переночуете у глондры, и ты отправишься в Хоббитаун.
   И тут Бильбо по-настоящему рассердился. Она надулся, как мыльный пузырь, глаза его засверкали от обиды и горечи, но, тем не менее, он не потерял ни малой капли своего достоинства и начал такую речь:
   – Вот значит как, мистер Гэндальф, – хоббит покачал головой с таким укором, что волшебник вдруг почувствовал настоящую неловкость и даже удивился этому, – получается, что все, что было прежде с нами обоими, сходит со счетов? И моя роль во всем этом деле второстепенная и совершенно никчемная. Я, так сказать, просто развлек вас своим присутствием, скрасил досуг, разделил одиночество, а теперь пора и честь знать? Не ожидал я такого к себе отношения, честное слово, не ожидал. А тем более от вас, сударь.
   – С чего это ты заговорил со мной на «вы»? – улыбнулся Гэндальф, которого вся эта болтовня только развеселила.
   – Получается как со старым башмаком, – Бильбо продолжал возмущаться, не обращая внимания на то, что в голосе волшебника появились веселые нотки. – Поносили, и хватит. Можно выбросить. Ну что ж, может быть, оно и справедливо. Куда нам, бедным маленьким хоббитам, до магов, которым до нас и дела никакого нет. Еще бы! У них свои важные дела. Нам в них места нет. И им до нас дела нет. Ну а раз так, то и не надо. И пожалуйста! Но только с этой минуты моя вера в дружбу разбита, как старый горшок. Вдребезги.
   – Ну это ты преувеличиваешь! – все так же насмешливо заметил Гэндальф.
   – Преувеличиваю? Нисколько! Но настоящие друзья так не поступают! Они не бросают хоббитов в самый важный момент, в самый ответственный час, когда дружба требует наибольшего испытания.
   И тут Гэндальф не выдержал и расхохотался, держась руками за бока.
   – Как я понимаю, – сказал он, когда устал смеяться, – все эти громкие пышные фразы означают лишь одно. Ты хочешь, чтобы я не оставлял тебя до выхода из подземелья. Так?
   Бильбо кивнул.
   – Иными словами, все вышесказанное переводится на нормальный язык следующим образом: «Гэндальф, старина, кончай валять дурака, оставь свои мысли вслух, спрячь их на время и проводи меня до выхода! А там можешь убираться, куда тебе будет угодно». Так? Я все правильно понял?
   – Вообще-то я бы хотел, чтобы ты проводил меня до самого Хоббитауна, – потупившись, сказал Бильбо. – Но раз это невозможно, то хотя бы переправь меня через Рунное море.
   Гэндальф на этот раз уже сердито сверкнул глазами:
   – Мистер Бэггинс, не забывайтесь! До выхода я вас, так уж и быть, провожу (это мой, полностью согласен, священный, долг, долг дружбы, которую у меня нет никакого желания разбивать вдребезги, как старый отслуживший горшок, или выбрасывать как старый поношенный башмак), но только до выхода из подземелья! При чем выходить на поверхность я не буду. Останусь в туннелях. А дальше уж нет. Потому что у меня есть дела куда более важные, чем переправлять вас через Рунное море. Договорились?
   Бильбо очень обрадовался, хотя и старался изо всех сил скрыть свою радость. Он и не надеялся, что ему удастся выторговать у Гэндальфа хоть эту малость, поэтому поспешил согласиться.
   И они ударили по рукам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация