А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Анна Каренина, самка" (страница 2)

   Анна слегка, буквально на пару миллиметров придвинулась к Вронскому, и он, не столько увидев, сколько почувствовав ее приближение, возликовал. Его подсознание, уловившее это небольшое движение самкиного тела, дало наверх обычную команду: «радость, удовольствие». Вронский и сам слегка, совсем чуть-чуть, незаметно для самого себя придвинулся навстречу самке. Возможно, только для того, чтобы обойти лужу.

   Трудно сказать, когда впервые в лобных долях Вронского отчетливо оформилась мысль совершить с чужой самкой акт неоднократной копуляции. Не исключено, что это произошло как раз между шелудивым псом и грязной лужей. Но разве так уж важно, где и в какой момент случилось то, что случилось?..
   Нам важен результат.

   § 2 «…Анна не метала икру и не откладывала яйца…»

   Когда после прогулки Анна вернулась в свое жилище, первое, что неприятно поразило самку – контраст между ее постоянным брачным партнером Карениным и Вронским. До тесной прогулки с Вронским Анна уже как-то притерпелась к виду своего старого самца, привыкла к нему, но теперь она явственно видела, насколько тот проигрывал молодому – кожа Каренина была дряблой, испещренной пигментными пятнами, белесый цвет волос тоже не говорил о молодости и здоровье, да и вообще – Анна поморщила орган обоняния, – от него даже пахло старостью. Ее эпителий уловил характерный запах свободных радикалов, разлагающих изнутри тело Каренина, организму которого явно не хватало антиоксидантов. И какой же выгодный контраст по сравнению с этим занюханным самцом представлял собой крепкий Вронский, мужское амбре которого до сих пор тревожило память Анны, вызывая непроизвольный прилив крови к органам малого таза!
   Но вместе с тем чувство отторжения противного старика мешалось в душе Анны с успокаивающей силой привычки к нему, и этот прежде никогда не ощущаемый ею коктейль гормонов и нейропептидов сумбур ил ее мысли, удивляя самку красками новых эмоций.
   Анна сухо поздоровалась с брачным партнером, и тут же в помещение влетел детеныш из ее первого помета – Сергей. Если быть совершенно точным, то придется признать: Анна не была слишком плодовитой самкой, удачный помет у нее был всего один (второй закончился выкидышем), что для самки ее возраста было редкостью.
   – Мама!
   Услышав позывной на высокой частоте, самка повернулась к детенышу и обняла его передними конечностями. Детеныш сделал то же самое: тактильный контакт у их вида был весьма распространенным проявлением нежности и, вероятно, являлся редукцией копулятивного акта.
   В тот миг у самки сработал один из самых сильных инстинктов – материнский. Анне очень нравились его проявления, поскольку ощущения при этом возникали приятные, и она с удовольствием испытывала их.
   Немного позабавившись со своими ощущениями от детеныша, Анна отправила его спать, велев низкоранговой самке уложить ребенка в постель. Перед сном оставалось еще немного времени, и Анна решила почесать свою эмоциональную сферу иным способом – она протянула верхнюю конечность и взяла с горизонтальной поверхности небольшой предмет по форме напоминающий параллелепипед.
   Как его описать?.. Предмет был изготовлен преимущественно из переработанной целлюлозы и состоял из нескольких сотен рабочих пластин одинакового размера, почти не скрепленных между собой. Пластины были так тонки, что усилие их деформации и даже разрушения являлось весьма невысоким, поэтому рабочие пластины защищались от силовых флуктуаций двумя толстыми предохранительными пластинами.
   Альбедо рабочих пластин составляло 0,8 или даже 0,9, а почти вся их поверхность была равномерно покрыта контрастным веществом с крайне низкой отражающей способностью. Причем вещество располагалось на пластинах не хаотично, но упорядоченно и этот порядок являл собой кодировку. У вида, к которому принадлежала Анна, было принято обучать детенышей декодировке с раннего возраста, поэтому к наступлению пубертатного периода молодые особи уже так привыкали к декодировке смысловых значков, что могли считать практически любую информацию, записанную с их помощью. Декодировка значков с целлюлозных пластин было весьма распространенным способом раздражения эмоциональной сферы с целью искусственного вызывания приятных переживаний.
   Анна опустила ягодичные мышцы на особое деревянное приспособление специально для этого предназначенное, левой верхней конечностью придвинула поближе разветвленный металлический предмет, заряженный длинными жировыми цилиндрами, на концах которых уже шла химическая реакция, и откинула с параллелепипеда верхний предохранитель.
   Часть целлюлозных пластин уже была ею декодирована, поэтому она аккуратно переложила их и начала процедуру декодировки с того самого места, на котором остановилась прошлым вечером.
   Постепенно, по мере декодировки Анна почувствовала эффект, ее начало торкать, как сказали бы сто пятьдесят лет спустя. Эффект заключался в том, что перед внутренним взором Анны поплыли цветные картинки того, что она декодировала. Это было похоже на вызванную искусственно галлюцинацию. Кайф был легкий и управляемый, в отличие, например, от болезненных или наркотических видений – фантастические картины, которые проплывали перед внутренним взором Анны можно было легко развеять, просто окликнув ее. Но они точно так же легко и возобновлялись с прерванного места, стоило только вновь начать процесс декодировки. В этом и был весь смысл мероприятия.
   Сегодня Анна декодировала толстый информационный носитель, которому уделяла все последние вечера. В ее увлеченном цветными картинками мозгу разворачивалась трагическая история одного самца, который решил расширить пределы своего ареала обитания, возглавил отряды молодых самцов и ринулся покорять ареалы других стад. Со своим войском он вторгся и в ареал обитания Анны. Однако вожак Анниных соплеменников решил защитить свой ареал и тоже собрал множество молодых самцов – здесь были и низкоранговые, которых гнали воевать как невольников, и высокоранговые, которые командовали низкоранговыми.
   Разумеется, в информационном носителе почти ничего не рассказывалось о низкоранговых особях, зато высокоранговым уделялось большое внимание. Анна очень переживала, когда один из молодых самцов получил повреждение мягких тканей и упал с травоядного животного на поверхность планеты. Бой уже закончился, а он все недвижно лежал на тонком слое перегноя, направив органы зрения наверх, и наблюдал в атмосфере белые пары, гонимые воздушным массопереносом.
   В это время к нему подъехал на травоядном сам вожак огромной стаи чужаков-завоевателей и, обозрев лежащего без движенья самца, пустил звуковую волну:
   – Какая прекрасная смерть!
   В этот момент Анна испытала небольшой эмоциональный криз, и ее органы зрения увлажнились. Она по-животному сопереживала лежащему на земле самцу, потому что он был свой, и слегка, самой чуточкой своей доброй души ненавидела вожака-чужака, потому что он был чужой.
   Анна до того разволновалась, что потянулась к небольшой емкости с жидким оксидом водорода: организм потребовал долить в него немного растворителя, взамен израсходовавшегося. Условия на планете, где проживала Анна, были такими, что основой всех жизненных и природных циклов на ней являлся сгоревший водород. Анна и сама по большей части состояла из оксида водорода, то есть фактически представляла собой немалых размеров жидкостный пузырь, армированный белковой и костной тканью. Из Анны даже текло при случайных проколах внешней оболочки.
   Все живые существа планеты, будучи жидкостными пузырями, нуждались в постоянной дозаправке базовым веществом, отчего селиться предпочитали только возле источников упомянутого оксида. И вид Анны не был исключением из общего животного правила – и ее предки, и ее современники всегда для мест постоянной дислокации выбирали такие точки, где можно было в любую минуту восполнить запас жидкости. Во многие жилища оксид водорода даже подводился с помощью труб.
   Жидкая окись служила организму Анны не только растворителем, но и попутно осуществляла функции охлаждения. Круговорот жидкости в Анне происходил перманентно, жидкость периодически сбрасывалась из Анны, вынося отработанные вещества. Кроме того, она проступала на поверхности ее тела, поскольку вся Анна была перфорирована, то есть покрыта мелкими дырочками, которые служили для создания жидкостной пленки на радиаторе ее тела с целью отвода избыточного тепла, которое вырабатывала машина Анниного организма. Поэтому потери оксида водорода происходили постоянно, и Анне приходилось доливать его внутрь организма через то же отверстие, через которое в ее организм поступало твердое топливо. Иными словами ее ротовая полость представляла собой как бы клоаку наоборот.
   А вот настоящей клоаки у Анны не было – в отличие от загрузки, выделение жидких и твердых отходов у особей ее вида происходило из разных отверстий, хотя логичнее было бы, конечно, сделать наоборот – загрузку чистых продуктов проводить раздельно, а уж переработанные можно было бы удалять из организма через один шлюз: все равно на выброс, так к чему сортировать?
   Для полноты картины необходимо отметить, что иногда отвод жидкости из Анны производился и через отверстие для сброса твердых отходов, но происходило это крайне редко и только аварийном режиме. Гораздо же чаще Анна, напротив, испытывала определенные затруднения с экструзией твердых отходов и потому искала разные пути для нормализации этого процесса и доведения его до штатной нормы: одна полноценная экструзия за один оборот планеты, не реже.
   Надо сказать, что если бы описываемый разумный вид имел клоаку, весь облик цивилизации был бы совершенно другим! Дело в том, что клоачные животные выбрасывают ненужные шлаки в полужидком виде, то есть их консистенция близка по консистенции к консистенции оксида водорода. Причем выброс происходит вне волевого контроля организма, полуавтоматически и, соответственно, в любом месте, где приспичит.
   Отсутствие контроля над выбросом полностью изменило бы всю конструкцию жилищ главных обитателей планеты. Место выброса отходов потеряло бы свою локализацию и распространилось на всю горизонтальную поверхность жилища. А чтобы нижние конечности не утопали в «отработке», разумным клоачным пришлось бы перемещаться по решетчатой поверхности пола, через которую отбросы проваливались бы ниже. При этом в целях гигиены под решеткой необходимо было бы устроить искусственный промыв «нижнего пола» постоянным потоком жидкости. Кроме того, пришлось бы заставлять низкоранговых особей постоянно чистить решетки от следов выделений. Совершенно ясно, что при такой ситуации гораздо сложнее соблюдать гигиенические нормативы и избегать пандемий.
   По счастью, вид, о котором идет рассказ, мог до определенных пределов контролировать момент сброса отходов, и почти всегда особям удавалось донести их до специально выделенного для этих целей помещения, которое порой размещалось даже за пределами основного жилища.
   Единственное, о чем Анна могла бы пожалеть в ее ситуации, так это об отсутствии попарных костяных выростов в точке сброса твердых отходов. Ее верхняя клоака для загрузки пищи и залива жидкости имела такие костяные выросты для измельчения твердой пищи. Но зубы ничуть не помешали бы Анне и в противоположном конце во время запоров!..
   Если бы Анна была любопытной особью, интересующейся тем, как устроен мир, в котором функционирует ее тело, она могла бы провести следующий эксперимент – пойти к Ивану Арнольдовичу Борменталю и попросить у него точные аптекарские весы. Иван Арнольдович имел такой инструмент и за небольшую сумму вполне мог уступить его Анне, поскольку был хорошим знакомым ее брачного самца Каренина. А далее Анне оставалось бы только очень точно взвешивать все, что попадало ей в рот и ею проглатывалось, а также взвешивать все, что из нее выделялось, как непригодное к дальнейшему использованию.
   Конечно, в проведении подобного эксперимента не обошлось бы без сложностей. Во-первых, проводить его нужно было бы довольно длительное время, чтобы исключить случайные флуктуации и усреднить результат на большом промежутке времени с целью повышения точности. В идеале лучше было бы посвятить этому несколько лет или даже всю жизнь. Во-вторых, необходимо было также учесть иные выделения Анниного организма – незначительные потери шерсти, потери жидкости и кожного сала через перфорацию тела, потери на испарение при дыхании… Кроме того, организм Анны иногда терял немного жидкости через оконечность воздуховода, торчащую на лице, и изредка – через органы зрения. А иногда (совсем редко) случался аварийный выброс твердых и жидких отходов через ротовую полость.
   Однако, если бы Анной такой эксперимент был проведен и если бы в конце его она с одной стороны уравнения написала все, что ее утроба поглотила, а с другой – все исторгнутое организмом, и если бы к последнему члену уравнения она прибавила увеличение массы тела за счет отложившегося жира, то с удивлением обнаружила бы, что обе части уравнения совпадают в пределах точности измерения. Иными словами, Анна поглощала ровно столько, сколько выделяла. А за счет чего же она жила? За счет чего функционировал ее прыткий организм, если все съеденное Анна в том же количестве исторгала обратно примерно через сутки после поглощения? И на что тратил ее организм эти сутки, если исторгнуть проглоченное он мог сразу же, причем, через рот?..
   Как млекопитающее Анна употребляла в десять раз больше пищи, чем холоднокровные создания, потому что она своим телом грела атмосферу, а нагрев – чрезвычайно энергозатратное дело: девять десятых поглощенной энергии шло на поддержание температуры рабочего режима, в котором организм развивал максимальный КПД. И вот теперь, оказывается, никакая масса на это дело вовсе не расходуется!..
   Безусловно, если бы Анна такой эксперимент провела, она была бы поражена, возможно, списав результат на промысел Огромного Колдуна. Но еще больше был бы поражен Иван Арнольдович Борменталь, получив обратно загаженные неведомо чем весы. Впрочем, вряд ли и сей ученый смог бы прояснить Анне суть открытого ею феномена.
   А все дело в том, что Анна питалась не массой. А организацией массы. То есть чистой информацией. На входе в Анну поступала высокоорганизованная материя, которая за сутки превращалась в низкоорганизованную. За счет порчи хорошего продукта Анна функционировала, а энтропию сбрасывала в окружающую среду через задний проход.
   Энтропия пахла плохо. Так во всяком случае казалось Анне. И это врожденное, инстинктивное отвращение к каловым массам являлось приспособительным механизмом, целью которого было отвадить организм кушать энтропию…
   Анна припала ротовой полостью к краю емкости с жидким оксидом и сделала несколько мелких хлебочков, после чего поставила стакан на место. Процесс поступления жидкости в Аннин организм был организован чрезвычайно хитро! Оконечность ротовой полости Анны венчала особая гибкая присоска, которая даже по цвету отличалась от основного массива лица. Коснувшись этой присоскою поверхности жидкости, самочка грудными мышцами начинала раздвигать легочные мешки, и атмосферное давление тут же нагнетало жидкость в Анну, поскольку воздуховод конструктивно сообщался с пищепроводом специальным отверстием, через которое разряжение, словно в карбюраторе, передавалось в верхне-клоачную полость, обычно именуемую ротовой.
   В следующее мгновение Анна особым мышечным отростком, который выполнял в ее организме функции пищевого анализатора и шевелился внутри ротовой полости, увлажнила фалангу манипулятора и перевернула очередную целлюлозную пластину. Вечерняя декодировка печатных знаков всегда доставляла ей большое удовольствие.
   Однако планета уже давно отвернулась от светила, и Анна, взглянув на табло механического прибора, стоящего у стены, решила, что пора принимать горизонтальное положение и выключать сознание. Механический прибор, на который посмотрела Анна, работал от гравитации, реализуя накопленную потенциальную энергию массивных тел. Одно из этих тел уже почти отдало прибору все накопленное, и Анна подумала, что неплохо было бы преобразовать часть своей мышечной энергии в потенциальную энергию груза, но ей было жаль своей энергии, и она решила передать приказ о подъеме гири низкоранговой особи – этот путь был для нее наименее энергозатратен. «Совсем обленилась, – подумала о себе Анна. – Ну и пусть!»
   В полном соответствии с законами сохранения, все особи старались вести эргономичный образ жизни, не тратя лишних усилий там, где без них можно было обойтись. Это входило в некоторое противоречие с особенностями конструкции, которая была рассчитана природой на более высокую энергозагрузку. Поэтому лишняя энергия аккумулировалась в запасниках организма, раздувая его наподобие жирового шара.
   Положив информационный параллелепипед на горизонтальную поверхность, Анна отправилась на гигиенические процедуры, которые заключались в том, что Анна снимала с туловища искусственную шкуру и погружала свое голое потное тело в большой сосуд с подогретым оксидом водорода.
   Так было и в этот раз. Анна погрузила свое тело в жидкость, чувствуя, как триллионы молекул барабанят по ее кожным покровам. Это ощущение Анна воспринимала, как ощущение тепла, и в мозг с периферии сразу же поступал сигнал: «радость, удовольствие». Гигиеническую процедуру ей обычно помогала выполнять та самая низкоранговая особь, которой Анна намеревалась передать приказ о наборе потенциальной энергии гири. Она же отвечала за наполнение сосуда жидкостью и повышение кинетической энергии ее молекул…
   Ранг самцов и самок определялся не только происхождением особи, но и ее имущественным статусом. Дело в том, что социальная жизнь на планете в описываемый период совершала очередную трансформацию – все большее значение стали приобретать индивидуальные свойства особей – хитрость, смышленость, то есть способность таким образом функционировать в социальном пространстве, чтобы приобрести максимальное количество имущества. А вот происхождение отступало на второй план. Уже было не столь важно, из чьего ты помета, более значимым фактором становились твои собственные способности по добыванию предметов.
   У стороннего наблюдателя может возникнуть естественный вопрос: как определить стадный ранг путем сравнения предметов, добытых разными особями, если множество предметов, производимых цивилизацией, столь велико, а их назначение столь разнообразно, что сравнивать их впрямую не представляется возможным? Для облегчения сравнения вещей и, соответственно, определения рангового потенциала, полезность каждого предмета выражалась в особых универсальных единицах эквивалента ценности. Иначе говоря, произошел отрыв ценности от самой вещи, и многие вещи, не несущие никакой практической пользы, обрели тем не менее немалый ценностный вес в единицах эквивалента в силу их редкости. Такими, например, были блестящие вещи Анны, которыми она украшала себя, подобно другим самкам ее вида. Именно такие вещи, как правило, оттягивали на себя большое число универсальных единиц эквивалента. Подобная концентрация виртуальных единиц ценности в малом объеме реальной массы была крайне удобной. Не менее удобными стали во времена Анны и сами универсальные единицы эквивалента ценности. Они делались из тонких пластин целлюлозы с обозначением на них значков ценности. И чем большая номинальная ценность была на них обозначена, тем большее удовольствие особям доставляла декодировка этих значков. Забегая вперед, нужно отметить, что через полтораста оборотов планеты вокруг светила, когда героиня нашего рассказа – самка Анна – уже давно прекратила свой жизненный цикл и была съедена примитивными существами, универсальные единицы эквивалента ценности достигли предела совершенства, то есть отношение их номинала к реальной физической массе стало стремиться к бесконечности, поскольку почти все расчеты стали производиться в электронном виде.
   Вид Анны отличался от других высокоорганизованных млекопитающих тем, что умел делать вещи, то есть изменять форму естественных природных предметов и веществ, превращая их в неестественные. Именно эта преобразовательная активность позволила Анниному виду захватить практически всю планету: численность соплеменников Анны и симбиотических животных, с которыми ее вид сосуществовал, на пять порядков превышала численность аналогичных им по массе и типу питания животных. И все благодаря орудийной активности!
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация