А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Анти-Ахматова" (страница 58)


   Ахматова дает интервью ахматоведу-любителю: ее направляют на прокоммунистический литературный фестиваль. Там же ей полагается и премия.
...
   «Я уверена, что премию я получила за «Реквием». Эта вещь была переведена на все языки мира, была напечатана во всех странах мира». – Я (вынимая мюнхенское издание): «Анна Андреевна, вот это издание?» – «Вы уже имеете? – перелистывая – Хорошо. Как же вы достали?» – «Совсем случайно». – «Сколько же вы дали за этот сборник? Ну, сколько, не смущайтесь!» – «Я заплатил сорок рублей. Ведь это большая редкость». – «Как дорого!»
   Анна АХМАТОВА. Т. 5. Стр. 310
   Анна Андреевна удовлетворена. Она мысленно выстраивает бизнес. Американского поэта Фроста же, продающего (а может, и не продающего, но рассуждающего о твердых земных законах) сосновые карандаши – осуждает.

   Последние годы.
...
   В журнале «Польша» были стихи полячки Веславы Шимборской, в ахматовском переводе. Ее попросили перевести три стихотворения, из которых два она предложила мне, потому что устала и потому что хотела дать мне заработать. Время от времени мы практиковали этот вид «солидарного действия»: часть переводила она, часть я, все подписывалось ее именем, соответственно количеству строчек делился гонорар. От Н.Я. Мандельштам, увы, тянется гадкая сплетня, будто в таких случаях Ахматова была недобросовестна в расчетах.
   Анатолий НАЙМАН. Рассказы о Анне Ахматовой. Стр. 238
   Есть рассуждение Бродского о переводе по строчкам – что это невозможно подсчитать. Наверное. Как они считали? Не спорили ли? Можно было просто всю работу отдать ему, самой потом осуществить «авторский надзор» – отредактировать, поправить, дать свое имя, а деньги – поделить пополам. Не царское дело – считать и делить, и что-то делать самой, по строчкам! деньги получать только за фактически проделанное! Раз уж она в любом случае подписывала не переведенное ею.
   Пушкин тоже подробно описывает в письме к жене свои виды на семейные доходы и расходы. Но он за шесть лет брака родил четверых детей, жене его в последний год было 25 – они родили бы еще десятерых; сколько бы ни выжило – кормить немало надо было бы. Это все он имеет в виду в свои мужские 36. Ахматова же следит за финансовыми делами сорокалетней давности, нереальными даже тогда за контрафактностью, записывает в тетрадку…
   Визитер принес с собой сборник «Белая стая».
...
   «Покажите, покажите! Я вижу этот сборник в первый раз. Это очень интересно. Ничего об этом сборнике не знаю. Возможно, что кто-нибудь из петербуржцев был там и предпринял это издание. Это так называемое контрафакционное издание. Таких изданий было немало. Вот еще имеется издание моего сборника «Четки», оно было напечатано где-то под Одессой. Я сейчас занесу этот сборник – «Белую стаю» – в мою библиографию. Сколько в нем страниц? Сколько стихотворений?» (Записывает.)
   Анна АХМАТОВА. Т. 5. Стр. 291
   Она в том возрасте, в котором Толстой отказывался от прав на созданные им произведения. «Мусорный старик» заработал своей литературной работой почти миллион рублей. «Нищая» – ленивая Анна Ахматова – до старости записывала в книжечку контрафактные – по определению не могущие принести дохода – издания своих нескольких сотен стихотворений. А ведь нищему гораздо легче пролезть в игольное ушко! Она почти что была у цели.

   Если Царствие небесное обладало хоть какой-то ценностью для нее.

   Продажа сосновых карандашей и выгоды этого предприятия перед житьем с литературных трудов

   Труд – для Анны Андреевны Ахматовой самое презренное понятие.
   Велите ей выбрать между Марфой и Марией – она ответит правильно, но слукавит о мотивах. Откуда-то взялась у нее вульгарная иллюзия того, что, живи она «за границей», при ее роде занятий и талантах, у нее были бы какие-то «ландо», «послы», «брильянты» и пр.
   Фермер и школьный учитель Роберт Фрост, приехавший в Ленинград и наивно полагавший, что поэтическими сборниками – раз мадам не преподает, не переводит и не служит в издательстве и к тому же м-м-м… не замужем – особенно не прокормишься, – был ей омерзителен.
...
   Великий американский поэт <…> ей говорит: «Скажите, чем Вы торгуете? Скорее всего, американец употребил слово business, а переводчик не особенно был силен, да и Анна Андреевна английский знала плохо – или скрывала глубокие знания перед компетентными органами – это кому какая версия больше нравится. Анна Андреевна опешила, говорит: «Ничем». – «А я торгую соснами, из них делают карандаши».
   А.Ф. и Г.Л. КОЗЛОВСКИЕ. Анна Ахматова в записях Дувакина. Стр. 220

   «Не понимаю этого поэта. Он все время рассуждает о том, что можно купить, что можно продать. Что это за разговоры»?
   Соломон ВОЛКОВ. Диалоги с Иосифом Бродским. Стр. 109
   Она не понимала этого поэта. Понял ли бы он, что она, дама, одевалась в то, что ей «выдавало» государство?
...
   Она тогда из «городской нищенки», какой выглядела до войны, преобразилась в полнеющую немолодую и элегантную даму: ей выдали из каких-то специальных фондов одежду и обувь. Впервые за десятки лет у нее появилась маленькая изящная шляпа.
   Эмма ГЕРШТЕЙН. Мемуары. Стр. 501
   Роберт Фрост, презираемый Ахматовой за практицизм – все покупал на свои, зато потом Постановление у него ничего не отняло, и он не должен был принимать величественную позу: «Поэт, мол, это тот, кому ничего нельзя дать и ничего нельзя отнять».

   Нашла в каталоге недвижимости:
...
   Галлей, Вермонт.
   Ферма, построенная в конце 18-го столетия, в 1930-х годах принадлежала американскому поэту Роберту Фросту, четырехкратному лауреату премии Пулитцера. Усадьба признана памятником американской истории и культуры. Всего на территории в 150 га разместились 5 строений. Все постройки окружены лесами и ухоженными газонами. Есть два рыбных пруда с ключевой водой.
   Цена – 7,5 млн. долларов США.
   Описание снабжено, естественно, прелестной фотографией.

   В стране Советов платили платьями, маленькими изящными шляпками… и даже заборами.
   Записи в дневнике К.И. Чуковского о встрече в Переделкине с Фединым. После публикации книги «Новое о Маяковском» с письмами к Лиле Брик.
...
   <…> вынесено постановление о вредности этой книги и занесен удар над Зильбернштейном. Человек создал великолепную серию монументальных книг – образцовых книг по литературоведению, отдал этой работе 30 лет – и все это забыто, на все это наплевать, его оскорбляют, бьют, топчут за один ошибочный шаг. «Неужели вы подпишете?» «Что же остается мне делать?!» Бедный Федин. Вчера ему покрасили забор зеленой краской – неужели ради этого забора, ради звания академика, ради официозных постов, которые ему не нужны, он вынужден продавать свою совесть, подписывать бумаги <…>.
   К.И. ЧУКОВСКИЙ. Дневник 1930—1969. Стр. 284
   «Я – не литератор», говорила она о себе, отмываясь, как от грязи. Да, она – не профессиональный литератор, она – Советский Поэт.

   Тема денег как дензнаков для Анны Андреевны презренна. Оплату писательского труда она представляет для литераторов-трудяг в виде покрашенных заборов, а для себя лично, в наивных представлениях о себе как даме «высокого тона», в виде «ландо». Никаких денег. Даже меценатство, спонсорство, например, это тоже грязь.
...
   В связи с какой-то статьей, в которой говорится о том, что Николай Степанович обращался к меценатам. Николай Степанович никогда не имел дела с меценатами, и никогда к ним не обращался. «Путь конквистадоров» он издал на свои деньги, «Сириус» – тоже на последние свои. «Жемчуга» взял «Скорпион» – даром.
   П.Н. ЛУКНИЦКИЙ. Дневники. Кн. 1. Стр. 252
   Вообще-то каждый труд должен оплачиваться. Кто-то должен платить. Столько народа не соберешь, чтобы по пятачку скинулись на содержание Эрмитажа. Ценность произведения искусства должна стать такой несомненной, чтобы имеющий миллион с гордостью его бы отдал. Ну, за Гумилева никто не хотел.

   В литературе как бизнесе – книгопечании, издательском деле – Анна Андреевна предвзято невежественна.
...
   …ответила она с раздражением и принялась ожесточенно бранить «Литературную Москву». «Совсем дикие люди. Казакевич поместил 400 страниц собственного романа. Редактор не должен так делать. Это против добрых нравов литературы».
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1952—1962. Стр. 186
   Это против добрых нравов коммунистической уравниловки. Газета – это газета главного редактора, владельца, он делает там что хочет. А добрые нравы соблюдает только торгаш от литературы.

   О журнале «Современник», который стал издавать Пушкин.
...
   Значительную часть объема Пушкин заполнял своими сочинениями.
   А.В. АНИКИН. Муза и мамона. Стр. 168
   Это вполне в духе добрых нравов литературы. Пушкин не удовольствовался бы крашеным забором для себя и маленькой изящной шляпкой «из каких-то специальных фондов» для Наталии Николаевны. Скорее бы взялся за производство сосновых карандашей, как Лев Толстой за разведение японских поросят. Зная себя, решил заняться книжным бизнесом. Он родоначальник удачной борьбы за права авторов. Ни до него, ни после – 50% авторских от продажной цены книги никто не получал. За пять своих последних лет работы он получил около 160 тысяч рублей, без камер-юнкерского жалованья, которое было 5 тысяч в год. Это было очень хорошо – средний чиновник получал 30—50 рублей в месяц. Пушкин был первым, кто объявил о намерении честно трудиться. «Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать» – это Пушкин. А Анна Ахматова хотела продавать даже не вдохновенье (о презренных рукописях речь не шла, работать она не любила, на нескольких шлягерах и при самом либеральном строе все-таки не наработаешь на всю жизнь – да с брильянтами) – а тонкую свою какую-то поэтическую субстанцию, осанку, изысканных знакомых, четырнадцать лагерных Левиных лет – все на продажу. Она хотела, чтобы ей платили за то, что она – Анна Ахматова. Рассуждения Фроста о «простой» купле-продаже гневно осуждала.
   Фрост был основательным человеком. В исследовании человеческой души он дошел до Божьего установления: человек будет трудиться и плоды своего труда продавать, потому что один – скотовод, а другой – хлебопашец.
   Общение с Фростом вызвало у Анны Андреевны омерзение – то ли дело изысканный образ мысли советских писателей, с их домработницами, шоферами, домами отдыха и пр.
...
   И разве не позор, что Ахматова не имеет 7 копеек на трамвай, живет в неотапливаемой, холодной, сырой и чужой квартире. Что она носит рваное, грубое и чужое белье…
   П.Н. ЛУКНИЦКИЙ. Дневники. Кн. 1. Стр. 217

   О переводах:
...
   19 декабря 1941.
   «Я не могу переводить. Я никогда не могла перевести ни строки. Иначе зачем бы я голодала все эти годы, жила без чулок и без хлеба? Ведь переводы прекрасно оплачивались».
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1938—1941. Стр. 356

   Исполать тем, кто помогал ей в работе, за которую она бралась только «для куска хлеба». Ведь у нее не было никакого другого источника существования. Ни стихов, ни статей о Пушкине тогда не печатали.
   Эдуард БАБАЕВ. Воспоминания. Стр. 68
   Она думала, что с этого можно прокормиться?
...
   1 ноября.
   Письмо АА – Сталину.
   <…> напечатала одну работу о Пушкине, вторая печатается.
   ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА. Т. 3. Стр. 16
   Столько трудов – и тяжелые материальные условия!
   Поэт – состояние души. Фет не был профессиональным поэтом, он хотел быть дворянином и жить с помещичьих трудов. Толстой не хотел даже жить с графских барышей, он хотел сам пахать землю и тачать сапоги. Ахматова хотела иметь 7 копеек на трамвай и «ландо» за то, что она такая утонченная и пишет стихи…

   Причем реальную ситуацию на рынке стихотворной продукции на Западе она себе представляет – в отличие от ее преданных поклонников, которые верили в то, что великая Ахматова добровольно разделяет с ними тяготы советского быта, а на Западе, за ее талант и душевную изысканность, она была бы вознаграждена несметными богатствами.
...
   «Нигде в Европе этого нет. В Париже я рассказала одному поэту, сколько раз переиздаются у нас книги стихов – он едва верил. Публичные чтения у них не приняты. Если знаменитый художник сделает рисунки или виньетки к новой книжке стихотворений – тогда она приобретает шанс быть распроданной. Из-за рисунков – вы подумайте! В России всегда любили стихи».
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1938—1941. Стр. 125
   Она вернулась из-за границы.
...
   «Ни один из тамошних издателей не предложил мне деньги».
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1963—1966. Стр. 266—267
   Да, в эмиграции ей было бы не прожить, никаких привилегированных правительственных дач.

   Анна Андреевна рассказывает об издателе нью-йоркского альманаха «Воздушные пути» Р.Гринберге.
...
   «Сэр Исайя сказал ему: «Вы не раз печатали стихи и прозу Ахматовой. Вы должны заплатить ей». Он ответил: «Закон на моей стороне». Видали хама?
   Пока нет. Анне Андреевне, как юристке, выражение «закон на моей стороне» неизвестно. В стране, которая кормила ее, давала дачи и путевки, вопрос печатания книг и вознаграждения авторам решался не по закону. Мы не были правовым государством, а нарушение совковых «понятий» Анна Андреевна считала хамством.
...
   «Через некоторое время он все-таки позвонил мне и спросил, хочу ли я, чтобы он лично привез мне деньги в конверте? Я ответила: «Рада ЗА ВАС, что вы позвонили и произнесли эти слова. Ничего мне не надо: ни вашего визита, ни денег, ни конверта». И повесила трубку, не простившись».
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1963—1966. Стр. 294
   Видали хамку?
...
   All rights reserved.
   Мне лично приходится любоваться этой надписью на моих никому не переуступленных писаниях… Однако это детали.
   Анна АХМАТОВА. Т. 3. Стр. 227
   Пастернак переуступил свою Нобелевскую премию Советской власти. Это ее выбор. Если бы выбрала другое – пожалуйста. Студентке можно подбросить в качестве упражнения рассчитать уровень благосостояния литератора, живущего на Западе, со следующими вводными: дама, из эмигрантов первой волны, с первоклассной «славой» в диаспоре, неспособная писать коммерческую прозу и преподавать, малопродуктивная в поэзии, вынужденная содержать компаньонку (для стирки и замены сонма поклонниц), ленивая, с тяжелым характером и без дополнительных доходов. Остается ли на «ландо»?
   Литературный поденный труд был ей невыносим – она с юности готовилась к какой-то нереальной роли. Возможно, поэтому подсознательно расчетливо отвергла эмиграцию.
   Все, кто мог просчитать, что в России писательское ремесло не в пример выгоднее, вернулись – Горький, Алексей Толстой.

   Если хочешь купить «ландо» – стихи должны продаваться. В стране, в которой жила Анна Ахматова, покупало стихи и платило поэтессе – государство. Платило по гораздо более высоким ставкам, чем продавцам или изготовителям сосновых карандашей, – платьями с маленькими изящными шляпками, квартирами («На Красную Конницу я не поеду – далеко, и Владимир Георгиевич не сможет меня часто навещать»), дачами в престижных курортных зонах («Будка»), санаториями, персональными пенсиями и пр. Скорее всего эта же страна Советов сама должна решать, покупать ей или нет «Чудотворной иконой клянусь / И ночей наших пламенным чадом»…
...
   25 сентября 1940.
   Докладная записка управляющего делами ЦК ВКП(б) Д.В. Крупина – секретарю ЦК А.А. Жданову «О сборнике стихов Анны Ахматовой».
   «Стихотворений с революционной и советской тематикой, о людях социализма в сборнике нет. Два источника рождают стихотворный сор Ахматовой: бог и «свободная» любовь. А «художественные» образы для этого заимствуются из церковной литературы. Необходимо изъять из распространения стихотворения Ахматовой».
   ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА. Т. 3. Стр. 49
   Всего лишь. Не убить, не зарезать, не услать на десять лет без права переписки – «изъять из распространения». Не распространять. Не платить за эти стихи денег.
   Разве там было что-то сказано про «не писать»?
   У этого государства были свои виды на то, кому из писателей и за какого характера произведения платить свои деньги.
   Она хотела бороться с этим государством? Я что-то не слышала.
   Она хотела писать свои благоуханные стихи? Ей никто не запрещал. Пусть бы писала.
   На жизнь зарабатывать, если не заниматься обслуживанием государства в его идеологических нуждах, можно было практически тем же, чем на Западе – тем, к чему она была не способна: преподавать, переводить, заниматься литературной критикой или наукой, продавать карандаши: по американским условиям – как бизнес, по советским – в Рабкрине за прилавком стоять. У нее масштаб был другой.
...
   11 ноября 1939 года.
   Постановление Президиума ССП СССР «О помощи Ахматовой»: «Принимая во внимание большие заслуги Ахматовой перед русской поэзией, 1) Просить Президиум Ленгорсовета предоставить в срочном порядке А. Ахматовой самостоятельную жилплощадь. 2) Предложить Ленинградскому правлению Литфонда после предоставления квартиры А. Ахматовой приобрести необходимую обстановку. 3) Ходатайствовать перед Совнаркомом СССР об установлении персональной пенсии. 4) Предложить Литфонду СССР впредь до постановления правительства выплачивать Ахматовой пенсию в размере 750 рублей в месяц (профессор Пунин зарабатывал 850 в год). 5) Предложить правлению Литфонда выдать А.А. Ахматовой безвозвратную ссуду в размере 3000 рублей единовременно».
   ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА. Т. 3. Стр. 37—38
   Да, она все-таки не там была, где ее народ, к несчастью, был. Официально она была очень признана и никогда и отнюдь – не гонима. Не ареста она опасалась, отвечая Герштейн на предложение заступиться за Льва Гумилева («И Христос молился в Гефсиманском саду: да минет меня чаша сия»! – строго сказала Анна Андреевна), – а лишения этих привилегий. Квартирой занимался лично Вышинский.

   «Вот это – я!» А тут Фрост с его сосновыми карандашами: купить, продать.

   Так что: пусть не «ландо», но все же.
...
   20 мая 1930 г.
   Удостоверение на право бесплатного проезда в ленинградском трамвае.
   ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА. Т. 2. Стр. 133

   «Это не то что какая-нибудь там буржуазная слава: «ландо» или автомобиль, брильянты в ушах. Это – читайте товарища Жданова. Это – я!»
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1952—1962. Стр. 387
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 [58] 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация