А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Анти-Ахматова" (страница 27)

   Символы респектабельности

   Ахматова – это очень культурно. Столько культурных реминисценций, столько имен, столько надо знать. Детям и подросткам – да, надо знать, следите за кругом их чтения. Не оставляйте пробелов. (То, что знает Анна Андреевна, не выходит из круга среднего образования – если не специально написано для конкретного случая.) Взрослым – уверена, что все-таки это чувствуется, об этом только почему-то не принято говорить – все, что пишет Анна Андреевна, она пишет не по велению своего поэтического гения, а всего лишь для произведения эффекта очень культурного текста. Фокус удался.
...
   Волков: В стихах Ахматовой, особенно поздних, музыка часто упоминается: и Бах, и Вивальди, и Шопен. Мне всегда казалось, что Анна Андреевна музыку тонко чувствует. Но от людей, хорошо ее знавших, хотя, вероятно, и не весьма к ней расположенных, я слышал, что Ахматова сама ничего в музыке не понимала, а только внимательно прислушивалась к мнению людей, ее окружавших. Они говорили примерно так: высказывания Ахматовой о Чайковском или Шостаковиче – это со слов Пунина, а о Бахе и Вивальди – со слов Бродского.
   Соломон ВОЛКОВ. Диалоги с Бродским. Стр. 240
   Это входит в джентльменский набор престижных тем: Шекспир, Данте, Пушкин и пр.

   Ее шекспировский интерес на самом деле исчерпался следовательской заинтересованностью в том, был ли Шекспир на самом деле и он ли писал знаменитые пьесы.
   В ход идут ее обычные приемы.
...
   «Ведь он в университете не учился. Имени Шекспира нет в университетских списках. Все подписи на документах разные. Как это могло быть? Он не знал, как пишется собственное имя – «Шакспер» или «Шекспир»? Как, впрочем, Лермонтов и Баратынский. А завещание вы читали? Он оставляет жене «вторую по качеству кровать». Нет, вы только подумайте!» Тут Ахматову покинуло спокойствие, она даже встала из-за стола.
   Должен признаться, что при всем моем почитании Анны Андреевны гораздо больше тайны личности автора меня интересовали сами шекспировские трагедии.
   Владимир РЕЦЕПТЕР. «Это для тебя на всю жизнь…» Стр. 656
   Артур Лурье, написав музыку к стихотворению «Тень», заменил в – и так ворованной у Мандельштама – строчке «Флобер, бессонница и поздняя сирень» Флобера на – Бодлера! Какой простодушный прием! Ассоциации с Флобером, какими бы они ни были значительными для самой Ахматовой (повесть «Иродиада»), снижают общий «интеллектуальный» уровень ее письма. А так как по большей части у нее все можно поменять местами произвольно, то Лурье это делает спокойно – как сделала бы сама Ахматова.
   Кстати, в этом же стихотворении вместо «ясный» в черновике стоит «хмурый»; но ведь «светлый» и «темный», «первый» и «последний», «евангельский» и «языческий» – это для нее с легкостью взаимозаменяемые слова, обозначающие одно и то же – ничто.
   Лидия Корнеевна Чуковская огорчена слишком явной ревностью Анны Андреевны к подругам молодых мужчин в ее окружении в последние годы жизни.
...
   «Идя навстречу вашему непониманию, я решила разъяснить «Красотку» с помощью эпиграфа. Найду что-нибудь из Кутулла или Горация. Большего я сделать не могу». Стихотворению в печати предпослан эпиграф из Горация: «О quae beatam, Diva, tenes Cyprum et Memphin…» («О, богиня, которая владычествует над счастливым Кипром и Мемфисом»…)
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1963—1966. Стр. 108
   Эпиграф значительнее невнятного старческого «Красотка очень молода…» и явно выбран с целью возвысить и сделать более отвлеченной простую и смешноватую тему попытки ревности – как бы свысока. С такой стильной и осязаемой красотой, как у молодых ленинградских девушек, можно сражаться – сосуществовать – лишь уйдя на другое поле, а не погромыхивая взятым в неумелые руки Кутуллом или Горацием.
...
   Беседовала она со мной спокойно и благостно. И – внезапный – взрыв.
   «Софокл», ну «Софокл» холодноватые стихи, – сказала я, – но это не резон…» – «Холодноватые?! – с яростью произнесла Анна Андреевна. – Рас-ка-лен-ные! – повторила она по складам. И каждый слог был раскален добела. – Просто у вас нет уха к античности. Для вас это пустое место. И Дионисово действо и легенда о смерти Софокла – звук пустой. А это должно быть внутри, вот здесь, – она показала на грудь, – этим надо жить… И стихи мои о смерти Софокла так существенны для понимания отношений между искусством и властью. ДОЛЖНЫХ отношений. Это урок».
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1952—1962. Стр. 468
   Вот так она поучает народы. Но когда у нее самой этого нет в груди, а только в холодном уме, высчитавшем, как надо придать себе вес, – отклика такие стихи не получают. Стихи – это нечто другое, чем демонстрация гимназической образованности и рифмованные банальные декларации.
...
   Я промолчала. Насчет темы – поэт и власть, и преподанного здесь власти урока – это я, конечно, уловила. Что же касается античности – «Смерть Софокла» не воскрешает для меня античность. Одна ли я в этом повинна? А быть может, немного и Ахматова? Чудотворства какого-то тут не свершилось, аллегория осталась аллегорией.
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1952—1962. Стр. 469
   Воспоминания Валерии Срезневской, написанные под диктовку Ахматовой, назывались «Дафнис и Хлоя». Ну куда же без этого?

   Это именно то, что Сергей Аверинцев называет орнаменталистским использованием ситуации мифа.
...
   Не была завершена трагедия «Энума элиш, Пролог, или сон во сне», вобравшая в себя опыт мировой поэзии от древневавилонского эпоса до абсурдистской литературы нашего века.
   Светлана КОВАЛЕНКО. Проза Анны Ахматовой Стр. 403
   А было бы интересно читать такую трагедию знатокам древневавилонского эпоса и любителям абсурдистской литературы? Много ли там нового, своего, или это просто чтобы ученость и актуальность свои показать? Разве достоинство поэзии – культурологические реминисценции? Разве ей не о чем писать – о своем? Своего давно ничего не было. Когда-то была одна жалостная женская нота.
...
   И все же современникам привычней было осмыслять лирику Ахматовой через призму поэзии гречанки Сафо.
   Н. ГОНЧАРОВА. «Фаты либелей» Анны Ахматовой. Стр. 117
   От поэтических – если читать простодушно, и назойливых – если сразу разгадать ее замысел – античных и библейских образов вовсе не рождается желание рассматривать ее через призму античной поэзии. Это ведь просто литературный прием.
   Современникам не пришло бы в голову рассматривать ее лирику через призму Сафо. Это пришло в голову Анне Ахматовой, и она начала пиар-кампанию по продвижению этого сравнения.
   Наиболее часто использовался знаменитый прием «подкладывания мыслей».
...
   Эвтерпа, ты? Куда зашел я, а?
   Иосиф БРОДСКИЙ
   Это – по существу.
   Это не эпиграф к «Красотке».

   Она все «занималась» Данте и Шекспиром. Довольно странное занятие для поэта. Мелковатая идея – подбросить современникам словцо для того, чтобы они знали, кого называть «Данте наших дней», заниматься ими особенно нечего – это все равно, что заниматься небом, жизнью, счастьем – и прочее. То есть если не профессионально, то – просто как заниматься вечными истинами на все равно каком конкретно материале. Но она, по правде сказать, особенно и не «занималась». Только говорила. Ни одной интересной мысли, кроме самых высокопарных трюизмов.
...
   Она, величаво и скромно: «Я всю жизнь читаю Данта».
   Л.К. ЧУКОВСКАЯ. Записки об Анне Ахматовой. 1938—1941. Стр. 26
   Нас может интересовать только одно: что она вычитала в Данте. Работа о деле всей жизни (чтение – черновая работа поэта) – доклад на праздновании в Москве 700-летия Данте – занимает 3 странички очень крупным шрифтом.
...
   Работа (перевод Лозинского) была в моей стране высоко оценена…
   Анна АХМАТОВА. Данте
   Кто-нибудь есть, кто верит, что эти «мой народ», «моя страна» – сказаны простодушно, без тайной мысли об Анне Всея Руси и о том, что русская земля тоже может рождать своих дантов (в юбках)?

   Об именах попроще.
...
   Волков: Говорила ли когда-нибудь о Баратынском Анна Андреевна?
   Бродский: Нет, до него как-то дело не доходило. И в этом вина не столько Ахматовой, сколько всех вокруг нее. Потому что в советское время литературная жизнь проходила в сильной степени под знаком пушкинистики. Пушкинистика – это единственная процветающая отрасль литературоведения.
   Соломон ВОЛКОВ. Диалоги с Бродским. Стр. 230
   А сама девочка не могла додуматься, учила только то, что в школе проходили? К тому же отрасль процветающая, для нее это важно…
...
   Николай Степанович Фета не любил. АА всегда говорила ему: «Почитай Фета, почитай Фета», – не потому, что очень любила, а потому что считала, что Фета, вообще говоря, неудобно не читать.
   П.Н. ЛУКНИЦКИЙ. Дневники. Кн. 1. Стр. 188
   Это ли подход поэта? Равного – с равным? Нет, только приличие. Ну а Данте, Шекспир – это уже высший тон.
...
   27.11.1927.
   <…> «такие их похвалы доказывают только их же примитивность. Эти люди склонны идеализировать предыдущую эпоху, и они восторгаются такими словами, как «попона», «гайдук», «граф Комаровский»… Но это и понятно»…
   П.Н. ЛУКНИЦКИЙ. Дневники. Кн. 2. Стр. 319
   Я бы добавила еще Аграфену Купальницу, божницу, заутрени и пр. – из дежурного лексикона Анны Ахматовой.
...
   Стилизацией старинных «любовных сетей», «сладкого земного питья» не скрыть скудости своего поэтического багажа.
   Д. ТАЛЬНИКОВ. Анна Ахматова. Четки. Стр. 111

   4.01.1927.
   Шилейко как-то давал АА книгу Толстого о языческом Херсонесе. АА говорит, что, если б знала эту книгу до того, как написала поэму «У самого моря», поэма могла бы быть много лучше.
   П.Н. ЛУКНИЦКИЙ. Дневники. Кн. 2. Стр. 350
   Что может лучше свидетельствовать о вторичности ее поэтического взгляда? Если бы Пушкин знал современные исследования о добродетельной личности Антонио Сальери, он написал бы своего «Моцарта и Сальери» «гораздо лучше»? Какое ремесленное отношение к поэзии! Она действительно написала бы «У самого синего моря» «гораздо лучше» – в смысле, что насытила бы большим числом непонятных имен, понятий, ссылок и пр. – чтобы выглядеть значительнее и образованнее. Это – лучше?

   «Намного лучше» мог бы быть, по ее мнению, и «Фауст» Гете.
...
   «Жаль, что Гете не знал о существовании атомной бомбы: он бы ее вставил в «Фауста». Там есть место для этого…»
   Михаил АРДОВ. Монография о графомане. Стр. 328
   Кроме формального использования античных имен, используются и формальные приемы.
...
   <…> Один из излюбленных приемов Ахматовой: начало первой строки с союзной конструкцией: в данном случае с союзом «и». Свыше 60 раз в издании «Библиотека поэта» стихотворения Ахматовой начинаются с союза «и». У Сологуба союз «и» в первом стихе встречается всего 2 раза, у Гумилева – 3 раза. Ссылку на источник дала сама Ахматова.
   О.А. КЛИНГ. Своеобразие эпического в лирике Ахматовой. Стр. 63.
   В моем издании – 102: по типу «И увидел Бог, что это хорошо».
   Это – только стихотворения целиком 102 раза начинаются с «И». Четверостиший – не счесть. Строчек!.. через одну. Механический, спекулятивный прием, вроде разговорного словечка «как бы». То есть привносится какая-то полифоничность, неоднозначность – и все простым введением союза. Народ попроще употребляет его через слово: «Мы как бы отдыхаем, как бы наступила зима…» Как Анна Ахматова через строчку пишет: «И я наблюдала почти без ошибки…», «И черной музыки безумное лицо…», «И слава лебедью плыла…», «И очертанья „Фауста“ вдали…»

   Современная ей зарубежная литература ее не интересовала, но пароли она знала.

Вокруг пререканье и давка
И приторный запах чернил.
Такое придумывал Кафка
И Чарли изобразил.

   Текст на уровне кружка по эссеистике в гуманитарном лицее. Еще и ритм так неприятно хромает.
   Чарли!

   Дело ее жизни – «Поэма», ключевая часть – «Эпилог». Эпиграф к нему – из Хемингуэя. Писателя, которого она не знала, не любила, не уважала, – но он был модным, современным, она с ним могла больше понравиться молодым людям, чьим окружением очень дорожила, и выглядела не такой медведицей на Западе (она была уверена, что все там смотрят в ее сторону).
...
   Бродский: Внешне Фрост прост, он обходится без ухищрений. Он не впихивает в свои стихи обязательный набор второкурсника: не ссылается на йогу, не дает отсылок к античной мифологии. У него нет всех этих цитат и перецитат из Данте.
   Соломон ВОЛКОВ. Диалоги с Бродским. Стр. 104
   Если это не об Ахматовой, то о ком же? К этому приплюсовать встречи-невстречи и спросить – а что же тогда?
   Бродский думает, что ему все сойдет. Что он будет почти открыто говорить о ней как о спекулянтке, а мы все равно будем ему верить, что она – Великая Душа.
...
   «Одна моя слушательница прочитала о вас доклад – сокрушительный, где доказывала, что вы усвоили себе эстетику «Старых годов» курбатовского «Петербурга», что ваша Флоренция, ваша Венеция – мода, что все ваши позы кажутся ей просто позами». Это так взволновало Ахматову, что она почувствовала потребность аффектировать равнодушие, стала смотреть в зеркало, поправлять челку и великосветски сказала: «Очень, очень интересно! Принесите, пожалуйста, почитать этот реферат». Мне стало жаль эту трудно живущую женщину. Она как-то вся сосредоточилась на себе, на своей славе – и еле живет другим.
   К.И. ЧУКОВСКИЙ. Дневник (1901—1929). Стр. 202

   Попытка издательства привести сборник в quasi-цензурный вид – неудачна. Что за принцип – много Бога нельзя, а немножко сойдет?
   Лидия ГИНЗБУРГ. Ахматова. С. 138
   Немножко Бога сойдет потому, что так яснее видно, что этот ее «Бог» – дамские увертки и красивости, а если дать слишком много – то непонятно, ведь это же не религиозные стихи.

Ждала его напрасно много лет…
Но воссиял неугасимый свет
Тому три года в вербную субботу

   Понятно, что это – накануне Вербного воскресенья, но Вербной субботой этот день не называют, это – Лазарева суббота.
...
   Строки 8—15 включительно отмечены чертой, и написано: «Первая встреча с Б.А. в Царском Селе. Вербная суббота 1915».
   П.Н. ЛУКНИЦКИЙ. Дневники. Кн. 2. Стр. 43

   Стих стал красивее, обстоятельнее; интонация бледнее, язык выше; библия, лежавшая на столе, бывшая аксессуаром комнаты, стала источником образов.
   Ю. Тынянов. «Промежуток». ЛЕТОПИСЬ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА. Т. 2. Стр. 74
   Источником образов – да, религиозностью – нет.
   Кроме того, Библия – это респектабельно.
   Никакой религиозности в ней, конечно, нет. Культурная смесь на уровне гимназистки с отличной памятью. Разве мы не читали стихи поэтов, действительно волнуемых религиозными темами? Какие тут Дафнисы и Хлои? Возьмем «Доктора Живаго». Это, конечно, не религиозные стихи, а стихи с поэтикой религиозного чувства. Всего лишь, казалось бы – но там нет ни одного античного образа. Пастернаку не надо демонстрировать свою начитанность, он пишет о другом.
...
   Число «7» является древним сакральным числом, и Ахматова, глубоко верующий человек, не могла не знать о его ветхозаветных корнях.
   Н. ГОНЧАРОВА. «Фаты либелей» Анны Ахматовой. Стр. 110
   Она не верующий, а манипулирующий мифологемами христианства человек. Вернее, не христианства, а Библии, поскольку предания она не знает. Церковная практика и религиозная жизнь ей неведомы.

   Классическая музыка – это Ахматова знает твердо – это очень респектабельно. Она пишет о голосе Г. Вишневской (услышанном по радио):

Где-то что-то на миг серебрит…

   Плюс еще кое-что для объема: «алмазное сиянье», «могучая сила», петые-перепетые еще Есениным, «одеяньем шелков шелестит»…

   О другом – о войне, блокаде, Ташкенте – в общем, о розах, как всегда.

В изгнаньи сладость острая была,
Неповторимая, пожалуй, сладость.
Бессмертных роз, сухого винограда
Нам родина пристанище дала.

   Неужели нету другого слова, кроме как «сладость» – для всего?
   Про природу так же совершено необходимо писать, она это делает исправно.
...
   Приехали туда однажды в ноябре, когда листья давно облетели, и Ахматова сказала: «Природа готовится к зиме. Взгляните, какой она стала прибранной и строгой».
   Наталья ИЛЬИНА. Анна Ахматова, какой я ее видела. Стр. 594

   Борис Леонидович спросил Ахматову, умеет ли она полностью читать по-латыни название своего сборника «Anno Domini MCMXXI». Она ответила, что когда-то могла это сделать, а сейчас не уверена. Борис Леонидович стал вспоминать многосложные латинские числительные и довольно уверенно произнес полностью все заглавие, явно гордясь своими познаниями латиниста.
   Вяч.Вс. ИВАНОВ. Беседы с Анной Ахматовой. Стр. 475

   К слову сказать – очень плохое заглавие, в прежнем стиле манеры и позы. Ибо как прикажете читать: «Anno Domini millesimo nongentesimo vicesimo primo» (не думаю, чтобы и сам поэт твердо произнес эту кухонную латынь), или «Anno Domini тысяча девятьсот двадцать первый» (безвкусица порядочная)?..
   ИВАНОВ-РАЗУМНИК. Анна Ахматова. Стр. 339—340
   Если не с иронией, латынь по-латыни можно использовать только тогда, когда полностью ею владеешь. Это как минимум.
   Иначе это уж слишком смешная претензия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация