А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зверь по имени Кот" (страница 6)

   Лёха пока не бил его изо всей силы, только слегка трепал по мордам – заводил сам себя. Но по тому, как в его хмельных глазах начал появляться опасный блеск, Ксана поняла, что скоро Федюня получит по полной программе.
   Тетка Матрена стояла поодаль, уперев руки в боки, и с видимым наслаждением наблюдала за начинающейся баталией. Она терпеть не могла мадам Николенко, и эту неприязнь перенесла и на безобидного Федюню. Впрочем, тетка Матрена принадлежала к тому генотипу, который ненавидит все человечество и любит лишь свою единственную и неповторимую персону.
   Ксана решила ни во что не вмешиваться, хотя ей и жалко было Федюню. С девушкой он всегда был очень вежлив и предупредителен и смотрел на нее с немым обожанием. Хорошо, что эти взгляды не замечала мадам Николенко…
   Поставив чайник на плиту, Ксана хотела уже уйти в свою комнату, но тут случилось непредвиденное – в конфликт вмешался «миротворец» Сим Симыч.
   – Ты, это, руки придержи, – молвил он строго, и встал между Лёхой и Федюней. – Нехорошо так. Чай, соседи.
   – Уйди отсюда, старый пень! – взвился Лёха и оттолкнул Сим Симыча. – Тебя тут не хватало…
   Старик отшатнулся и, зацепившись за мусорное ведро, со всего маху грохнулся на спину. Все на какое-то время оцепенели. Даже Лёха. Но хмель вскоре взял свое, и он сказал, гнусно ухмыляясь:
   – Получил! Канай отседа… надоел!
   И тут Ксана не выдержала, сорвалась. Похоже, и на нее подействовала магнитная буря или что там еще.
   – Что ты творишь… козел?! – вскипела девушка.
   – Чего?! – Лёха резко обернулся. – Это кто еще пасть раскрыл?! Кто меня козлом обозвал?!
   – Ну я, – дерзко ответила Ксана, глядя на Лёху нехорошим взглядом.
   – Глазам своим не верю – наша монашка прорезалась. Ах ты, курва, да я тебя сейчас за козла!..
   Что он намеревался сделать с девушкой, так никто и не узнал. Не меняя выражения лица, Ксана хорошо отработанным движением вогнала носок своей туфли в промежность Лёхи, и он лег на пол рядом с Сим Симычем.
   – С-сука-а-а… – шипел от боли Лёха; он ерзал по полу, держась обеими руками за свои мужские причандалы, а из его глаз лились слезы. – Убью-у-у…
   – Слушай ты, Сюся! – сказала Ксана и наступила ему ногой на шею. – Еще раз забузишь, мы тебя всем нашим колхозом кастрируем как блудливого кота. И чтобы я больше не слышала твоих ночных серенад. Понял?! – Она нажала сильнее.
   – Хр-р… хр-р… П-перестань! Не буду! Понял, понял!
   – Вот так-то оно лучше. Пшел вон отсюда!
   Стеная и охая, Лёха на карачках выполз из кухни. Ксана помогла подняться совсем обалдевшему Сим Симычу. Он во все глаза смотрел на девушку и морщился, массируя место ушиба. Сим Симыч никак не мог понять метаморфозы, которая произошла с Ксаной, которую он считал невинным безответным существом.
   – Как вы? – озабоченно спросила Ксана.
   – Нормально, – ответил Сим Симыч. – Зря ты его так…
   – Ничего, выживет. Это ему наука на будущее.
   – Да уж… наука… хи-хи… – хихикнула тетка Матрена. – Таперича он свою Машку месяца два не будет обихаживать. Трагедия…
   Она тоже была сильно удивлена «героическим» поступком девушки-тихони, но чужая боль доставила ей гораздо большее удовольствие, нежели столь эффектно и неожиданно закончившийся очередной кухонный скандал. Ксана была уверена, что тетка Матрена не станет глубоко копать, чтобы понять смысл произошедшего. Для нее главным было то, что появилась новая, животрепещущая тема для пересудов. Теперь Сюся надолго затихнет – пока все не забудется. Он считал себя козырем, а тут такой облом.
   Но Ксана была огорчена – у нее в коммунальной квартире появился личный враг, и это было чревато последствиями. Увы, она «засветилась». А в ее «профессии» героическим личностям, которые всегда на виду, делать нечего.
   «Может, шлепнуть этого гада… где-нибудь подальше от дома, – думала она, прихлебывая горячий, круто заваренный чай. – Ан нет, нельзя… Поздно. Теперь мне нужно молиться, чтобы с Лёхой в ближайшее время ничего не случилось. Иначе менты для начала придут ко мне. У них там тоже не дураки сидят…»
   Крепкий чай прояснил мысли, и Ксана села к письменному столу. Она взяла бумажный лист и начала черкать по нему карандашом. Так девушка всегда поступала, когда задание было слишком сложным. Впрочем, последние два-три года ей доверяли только такие.
   Идея пришла только тогда, когда она изрисовала кружочками и квадратиками с надписями весь листок. «Дура! – сказала Ксана сама себе. – Как можно было забыть, что мужики в основной своей массе телки́, жаждущие припасть к материнской соске?! Они больше живут прошлым, нежели будущим. Их хлебом не корми, а дай поностальгировать».
   Она решительно сожгла исчерканный листок и включила мобилку:
   – Алло!
   – Тебе чего? – раздался недовольный голос Фила.
   – Есть проблема, – ответила она кратко.
   Причину недовольства своего «работодателя» Ксана поняла сразу – Фил явно коротал вечер не в полном одиночестве.
   Несмотря на возраст и почти лысую башку, Фил был большим любителем молоденьких девочек. Но он редко пользовался услугами путан. Свой «контингент» Фил обычно находил в студенческих общежитиях и среди школьниц. Денег у него было много, поэтому девушки слетались к нему как бабочки на огонь. А Фил умел навесить лапшу на уши. Еще бы: шикарный новенький «мерс», дача за городом, дорогие костюмы и щедрое угощение. Редко какая из девчонок отказывалась принять его ухаживания.
   Поначалу он пытался подбить клинья и к ней. Поддавшись его напору, Ксана не стала сопротивляться и разделась едва не догола, но когда Фил попытался опрокинуть ее навзничь, она приставила к его виску пистолет и очень серьезным голосом сказала: «Еще раз попробуешь так сделать – убью».
   После этого фиаско он начал смотреть на Ксану как на змею, которая нечаянно оказалась в его доме.
   Но дело прежде всего, и Фил, скрепя сердце, был в основном весьма любезен и делал вид, что очень доволен их сотрудничеством. На самом деле – в этом Ксана была уверена на все сто процентов – Фил ее люто ненавидел и готов был сдать со всеми потрохами. Но такой момент еще не наступил. И не наступит, про себя решила Ксана.
   Еще немного – и пора с Филом кончать, подумала девушка. Он чересчур много знает, а потому представляет для нее опасность номер один. Мочить его не стоит, это чревато нежелательными последствиями (вдруг боссы Фила догадаются, кто с ним управился), а вот автокатастрофа, или, например, сердечный приступ с летальным исходом – это в самый раз.
   – Момент… – Какое-то время трубка молчала, а затем снова послышался голос Фила: – Говори.
   – Мне срочно нужны фотки усопшей жены нашего клиента. Желательно не одна, а несколько. Лучше те, на которых она сфотографирована в молодые годы.
   – Вот те раз… Где я их возьму?
   – Пойди и попроси у него, – отгрызнулась Ксана. – А голова у тебя зачем?
   – Чтобы было на чем держаться ушам, которые выслушивают твои благоглупости.
   – Я так и поняла. Тогда прими мою глупую подсказку. У нее должны быть родители, а у них – альбом с семейными фотографиями. Дошло?
   – Дошло… – буркнул Фил.
   В трубке слышался шум льющейся воды. Наверное, Фил удалился в ванную, чтобы не травмировать своими тайнами очередную пассию.
   – Это нелегко и будет стоить денег… – продолжил он с намеком.
   – Забудь! – отрезала Ксана. – И вообще, меня твои проблемы волнуют меньше всего. Информация, которую ты обязан мне предоставить, неполная, так что, будь добр, исполняй условия нашего соглашения. Усек?
   – Зараза ты, Кс!.. – начал было с чувством Фил, но тут же и умолк – любые имена и фамилии в телефонных переговорах были для них табу. – Ладно, я постараюсь.
   – Старайся быстрее. Даю тебе двое суток. Время пошло… – c этими словами раздраженная Ксана отключила телефон.
   Она легла спать с тревогой в душе. День выдался каким-то суматошным, непонятным и, главное, неэффективным. Одни проколы. Особенно ее тревожили незадачливые насильники. Если это люди Кармана, то можно не сомневаться, что он поставит весь город на уши, чтобы найти убийцу.
   К тому же, кроме ментов (что само собой разумеется), Карман подключит к розыску и своих братков, и воровскую шоблу. А эти умеют искать. У них везде глаза и уши.
   В общем, все выходило на то, что ее задача усложнится. Такая перспектива не очень радовала Ксану.
   «Посчитай в уме баранов и спи… дура!» – злобно сказала Ксана и невероятным усилием воли переключила мысли на другое. Вскоре перед мысленным взором девушки побежали морские волны, потом нарисовалась песчаная лагуна с пальмами, затем появилось звездное небо и наконец из его космических глубин опустилось невесомое темное покрывало. Оно свилось вокруг нее в мягкий кокон и унесло Ксану в далекую страну забвения.

   Глава 6
   Кот

   Старая крыса совершенно обезумела от бессильной ярости, услышав предсмертный писк крысеныша. Она интуитивно чувствовала, что это ее последний выводок, поэтому относилась к своим детенышам с удивительной теплотой и заботой. Но, похоже, увядающий организм крысы уже был не в состоянии дать крепкое здоровое потомство, и спустя неделю после родов из девяти крысенышей осталось только трое.
   Крыса была большой, очень большой. Скорее всего, на ее размеры повлияла радиация. В отличие от черных крыс, живущих на чердаках, она относилась к пасюкам, которые обычно селятся в подвалах, заброшенных амбарах и подземельях. В Горе для крыс было много места, однако они большей частью избегали селиться тут из-за повышенного радиоактивного фона, и только старая крыса, которая в свое время родилась неподалеку от разрушенного реактора, могла без последствий переносить коварное излучение, убивающее все живое.
   Но и она старалась избегать некоторых мест – где заряженные частицы лились бурным потоком. А в остальном жизнь старой крысы в Горе проходила тихо-мирно, без каких либо эксцессов и тревог. Ее прежнее потомство успешно осваивало близлежащие к Горе территории, и посещающие мертвый город делегации ученых диву давались, когда на пути им попадались крысы размером с кошку.
   И вот погиб еще один ее отпрыск. Удивительно, но у животных, как и у людей, есть любимцы среди подрастающего потомства. Возможно потому, что у них преобладают материнские гены, и мать это каким-то образом чувствует. А потому больше ее любви достается именно этому детенышу.
   Так было и со старой крысой. Убитый кошкой крысеныш как раз и был ее любимчиком. Он раньше всех начал самостоятельно охотиться, был очень храбр и не по возрасту рассудителен – если можно так сказать о животном. Крыса была уверена, что его застали врасплох, потому что крысеныш отличался осторожностью и никогда не вступил бы в схватку с более сильным противником.
   Старая крыса не боялась кошек. В мертвом городе они сосуществовали достаточно мирно; наверное потому, что еды было вдоволь, так как и крысы не брезговали мышами. А еще кошек, этих коварных и жестоких охотниц, сильно смущали размеры крыс. Схватка с таким монстром могла закончиться для них плачевно.
   Впрочем, и особой дружбы между крысами и кошками тоже не было. На памяти старой крысы бывали случаи, когда пасюки загоняли бездомную кошку в угол, и тогда ни о каком перемирии никто даже не вспоминал. Кошки платили той же монетой; но они большей частью убивали молодых крыс, которые случайно оказывались на их пути. Однако мясо крысенышей они не ели – уж неизвестно, почему.
   Старая крыса давно учуяла запах кошки. Она исследовала расселину, откуда он доносился, и успокоилась – щель была чересчур узкой, чтобы кошка могла добраться до ее гнезда. Крыса не могла предположить, что любопытный крысеныш, гибкий и ловкий, сумеет забраться наверх по узкому извилистому ходу.
   Но теперь крыса пылала местью. Отомстить! Напасть на кошку и ее выводок и убить всех! Это стало ее идеей-фикс. Но как добраться до кошки? Только через расщелину. Поискать другие пути старая крыса не додумалась. Скорее всего, из-за ярости, которая лишила ее рассудка. И крыса стала расширять щель, вгрызаясь в неподатливый бетон все еще крепкими и острыми зубами…
   Тем временем Кот рос не по дням а по часам. Он уже начал ходить вместе с матерью-кошкой на охоту. Бой с крысенышем, едва не окончившийся его гибелью, неожиданно стал катализатором взросления. Кот вдруг понял, как и зачем нужно убивать. И что свежее мясо ничем не хуже материнского молока.
   Теперь он со снисходительностью бывалого охотника наблюдал со стороны за возней сестер и брата, которым мать приносила по две, а то и по три мыши сразу, но никогда не забирал у них еду, хотя мог бы. Кот был сыт. Он до отвала наедался на охоте. К тому же, играть с обездвиженной мышью было совсем не интересно.
   Постепенно Кот и мать-охотница начали уходить от Горы все дальше и дальше, нередко покидая мертвый город. Кошка будто торопилась показать своему любимчику все тонкости и премудрости охоты. Она научила его опустошать птичьи гнезда, научила искать их на деревьях и в высокой траве. Показала, как можно достать лапой рыбешку из ручья и где таится заячий выводок.
   Однажды Кот наткнулся на змею и уже вознамерился было поиграть с нею, так как посчитал ее не добычей, а какой-то живой диковинкой, но тут невесть откуда появилась кошка-мать и сильным ударом лапы отшвырнула его от свернувшейся в клубок гадюки. Свирепое шипение Кошки подсказало неопытному охотнику, что он избежал большой опасности.
   Кошка не стала откладывать урок охоты на змей. Кот с интересом наблюдал за ее действиями, но вмешаться в схватку даже не думал. По поведению матери он уже понял, что «игрушка», похожая на большого, толстого и вполне безобидного червя, которых было много по берегам ручьев, смертельно опасна.
   Кошка кружила вокруг готовой к броску змеи и, улучив момент, била ее лапой. Она хотела, чтобы гадюка бросилась наутек, чтобы испугалась. Но змея была опытной и долго не сдавала позицию, надеясь, что кошке надоест это нудное и небезопасное занятие. Тем более, что вокруг дичи было полно. Наверное, змея даже недоумевала – что это с кошкой?
   Из опыта она знала, что главным ее врагом является длинноногий и остроклювый аист. Остальные птицы и животные обычно избегали входить в близкий контакт со змеями, за исключением лис. Но их было не так уж и много в этих местах, поэтому гадюка безбоязненно охотилась там, где ей вздумается.
   С кошками змея еще не встречалась и была сильно озадачена ее тактикой. Уже несколько раз она делала молниеносные выпады, но ядовитые зубы гадюки кусали лишь пустоту – оказалось, что кошка быстрее лисы. Кошка так быстро перемещалась по кругу, что у гадюки, образно выражаясь, закружилась голова. Совсем сбитая с толку гадина наконец расплела тугие кольца и бросилась наутек.
   Но не тут-то было. Кошка одним прыжком настигла ее и укусила за хвост. Разъяренная змея развернулась и попыталась достать охотницу. Но та уже отскочила на безопасное расстояние и горящим взглядом отслеживала каждое движение гадюки. Змея снова вознамерилась уползти, и опять Кошка придержала ее за хвост. Так продолжалось до тех пор, пока гадюка совсем не обессилела.
   И тогда наступил финал. Выбрав момент, Кошка подпрыгнула высоко вверх и, опустившись на змею всеми своими четырьмя конечностями одновременно, вогнала когти двух передних лап в ее тело ниже плоской треугольной головы. Пригвоздив таким образом гадюку к земле, Кошка ждала, пока та совсем выдохнется, совсем не обращая внимания на то, что змея хлестала ее хвостом и вила тугие кольца вокруг ног и тела охотницы.
   Но вот сопротивление змеи совсем ослабло, и мышцы ее тела превратились из тугих канатов в тряпичные жгуты. Неуловимо быстрым движением Кошка убрала лапы и тут же вонзила свои острые зубы в то место, где только что находились когти. Спустя какое-то время откушенная голова гадюки, хранящая смертоносный яд, упала на землю, и Кошка наконец расслабилась. Она отошла в сторонку и легла, чтобы отдышаться, тем самым предоставив Коту возможность поупражняться с безвольным телом змеи.
   Кот был старательным учеником. Он повторил по нескольку раз все движения кошки-матери, пока они не стали автоматическими. То ли своим звериным умом, то ли инстинктом он понимал, что от этого зависит, настолько длинной окажется его будущая жизнь.
   Со стороны могло показаться, что это обычные забавы молодого игривого кота, которого переполняет энергия и который может забавляться даже с бабочкой или падающим древесным листом. И только внимательный, а главное, искушенный, наблюдатель мог бы заметить, что все его прыжки и отскоки выверены до миллиметра, а змея в его воображении была не мертвой, а живой и полной сил…
   Еще одно опасное приключение Кот испытал, когда начал выходить на охоту самостоятельно. Ближе к осени он превратился в настоящего красавца. Мех на его туловище был сизым, с «изморозью», а мордочка и пушистый хвост стали темно-серыми, почти черными. Такие же темные «перчатки» были и на лапах. Этот окрас он получил от породы рэгдолл, так же, как и голубые выразительные глаза. А в наследство от отца, лесного кота, ему достались несколько абсолютно черных полос на хвосте и «перчатках», и самое главное – феноменальное зрение и потрясающий слух. Ко всему прочему, Кот обещал стать гораздо больше своих родителей.
   Со временем он стал уходить от города все дальше и дальше. Притом, не только в ночное время, но и днем. И не потому, что добычи стало меньше.
   Просто теперь его инициативу некому было сдерживать, и он превратился в настоящего путешественника. Кот был очень любопытен и сметлив. Он научился у Кошки не убивать ради забавы. Кот лишь запоминал, где бегает или гнездится мелкая живность, и когда приходило чувство голода, он не рыскал в бесплодных поисках по округе, а шел именно туда, где его уже ждал сытный обед.
   Однажды в своих странствиях он наткнулся на лисий выводок. Нора на сухом пригорке попалась ему на глаза совершенно случайно, но вибриссы Кота сразу встопорщились. Он чуял, что из норы веет неизвестной опасностью, но в то же время там находились живые теплокровные существа, потенциальная добыча. А значит, нужно все как следует разведать. Кот тенью скользнул в заросли лопуха и затаился.
   Некоторое время обитатели норы не подавали признаков жизни. Но Кота это не сильно смущало. По дороге он успел закусить глупой молодой мышью, которая выбежала из-под корневища вывороченной лесины прямо под его лапы, поэтому мог ждать сколь угодно долго. Кот уже усвоил главный принцип любой охоты – терпение, терпение и еще раз терпение.
   Конечно, он еще был не в состоянии долгое время изображать, как Кошка, неподвижное и почти бездыханное изваяние. Все-таки молодость и переполнявшая Кота энергия брали свое. Но с каждой новой охотой в нем прибавлялось житейской мудрости, происходившей не только из личного опыта, но также из каких-то потаенных глубин его существа. Скорее всего, сказывались гены отца, дикого лесного кота.
   Стояло раннее утро. В ложбинах все еще таял туман, но солнце уже осветило верхушки деревьев и его животворящее тепло постепенно будило лесных обитателей, ведущих дневной образ жизни. Наверное, прозвенел звонок вечного будильника и обитателям подземного убежища. В норе началось шевеление, и на небольшую полянку, с осторожностью, присущей всему лисьему племени, начали выходить лисята.
   Они долго принюхивались и присматривались, готовые в любой момент юркнуть обратно, в спасительную темень норы, но их живость и беззаботность вскоре взяли верх, и малыши устроили кучу малу. Кот озадаченно смотрел, как они бегали, прыгали, кувыркались, и не знал, что ему делать. Он мог убить любого из них, сил и сноровки Коту для этого вполне хватало, однако что-то его сдерживало.
   Во время своих походов по мертвому городу и окрестным лесам ему приходилось встречаться с одичавшими псами. Это были очень опасные звери. Кота спасала лишь молниеносная реакция и высокие деревья, на которые он буквально взлетал.
   Лисята, несмотря на малые размеры, были чем-то похожи на собак, но запах у них был иной. К тому же, они не казались опасными. В глазах Кота эти шустрые зверьки были обычной добычей, лишь несколько больших размеров, нежели та, с которой ему уже доводилось сталкиваться. И все равно некий внутренний тормоз приковал его к месту. Смущенный Кот даже несколько раз щелкнул зубами, словно примеряясь, как он вонзит свои уже немалые клыки в шею одного из суетливых существ, однако не сдвинулся с места ни на миллиметр.
   И он оказался прав. К сожалению, осознание правоты пришло слишком поздно. Заигравшись, лисенок кубарем откатился в сторону – и очутился прямо перед носом притаившегося в лопухах Кота. Некоторое время они смотрели друг на дружку – Кот озадаченно, а лисенок испуганно, – но эти смотрины длились совсем недолго. Маленький лис, обмочившись с перепугу, завизжал-затявкал с такой страстью, что оглушенный Кот даже опешил.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация