А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зверь по имени Кот" (страница 25)

   Тем временем Тинг оттеснил от Ксаны «авторитета» и забияку. По их внешнему виду он понял, что это пьянчужки вроде бомжей. Поэтому Тинг действовал предельно мягко. Скорее всего, это были обычные безработные, которые промышляли тем, что шакалили в чернобыльской зоне и вывозили оттуда металлолом. Сдав свою добычу, деньги они обычно пропивали.
   Под нажимом Тинга мужики начали понемногу приходить в себя. В конечном итоге они вспомнили, что2 им говорил Север, поэтому желание ввязаться в драку с Тингом у них засохло на корню.
   – Ты это… того… – сказал «авторитет», опасливо отступая на два шага назад. – Чего вмешиваешься?
   Он мгновенно оценил Тинга и сразу понял, что перед ним очень сильный человек, который может сделать из него отбивную. Все-таки «авторитету» уже стукнуло пятьдесят, да и каждодневные пьянки не способствовали поддержанию хорошей физической формы.
   – Хватит вам, – миролюбиво сказал Тинг, помогая Ксане встать. – Идите по своим делам, оставьте ее в покое.
   Первым сорвался с места лентяй, у которого прошел временный паралич. Он припустил рысью, как молодой, и мигом скрылся позади автостанции. Куда и лень девалась. За ним поспешили и его собутыльники.
   Они были довольны: и деньги отработали, как надо, и по мордам не получили. Если, конечно, не считать оплеухи от Ксаны. Но сто баксов перевешивали все страдания, и «авторитет» уже мысленно шиковал с корешами в привокзальной забегаловке, где давали дешевую водку на разлив и недорогую закуску.
   – Как ты? – участливо спросил Тинг.
   – Ничего… все нормально… – ответила Ксана. – Спасибо вам…
   – Не за что. Я ведь ничего такого не сделал…
   Ксана подняла на Тинга немного испуганный взгляд, заглянула ему в глаза… и вдруг расплакалась. Это случилось с ней первый раз за долгое время. Как ни парадоксально, но слезы девушки были вполне естественными, не наигранными.
   Во-первых, она плакала от обиды – что ей пришлось играть дурацкую роль грязной бомжихи и валяться в ногах подонков, которые пинали ее как мяч. А во-вторых, Ксане стало очень страшно, потому что в этот момент глаза Тинга показались ей двумя бездонными пропастями, куда ее засасывал сильный вихрь. Из них изливалась невидимая энергия, которая вмиг превратила Ксану в беспомощного, плаксивого ребенка.

   Глава 23
   Тинг

   Тинг ощутил какое-то беспокойство. В связи с чем оно было связано, Тинг понять не мог. Когда он поселился в заброшенном селе и его жизнь в какой-то мере наладилась, стала обыденной, с ним начали происходить странные вещи.
   То, что Тингу начало казаться, будто он может слышать и даже иногда понимать язык зверей, птиц и растительного мира, ему уже не представлялось сдвигом по фазе. По здравому размышлению он понял, что это всего лишь иллюзии раскрепощенного сознания. Ведь до сих пор оно и впрямь было загнано с темницу и заковано в кандалы.
   Но кто это сделал? Процессы, происходящие в его голове, вскоре подсунули ему готовый вывод: с ним проводили какой-то эксперимент. Когда-то он слышал о таких вещах… но вот что конкретно, когда именно и от кого, Тинг пока не знал. И уж тем более ему не было известно, кто так поиздевался над его психикой.
   Как-то среди ночи Тинг проснулся со страшной мыслью: а что если он просто сумасшедший, который сбежал из больницы? Тогда все становилось на свои места. Его и впрямь должны были искать, чтобы вернуть обратно. Тут Тинг вспомнил, что́ с ним случилось в Припяти и совсем пал духом. Не может обычный человек управлять какими-то неведомыми силами, обладающими разрушительными свойствами. Не может! Это фантастика, сказка.
   Значит, ничего не было? Значит, все, что приключилось с ним в брошенном городе, это очередная иллюзия больного сознания? Тинг вскочил с кровати, выбежал во двор и попытался повторить то, что он сделал тогда. Но как Тинг ни напрягался, а вообразить, что в его ладонях лежит огненный шар, обладающий сокрушительной мощью, не мог.
   Тинг возвратился в дом совсем безутешным. Значит, он и впрямь душевнобольной. Значит, все это ему привиделось. В том числе и Припять. Но как тогда быть с фотографией родителей? Ведь это факт. А что если?..
   Он начал рыться в рюкзаке, где за неимением шифоньера лежали его вещи и где находилась фотография. Нащупав на самом донышке картонку, Тинг едва не заскулил как щенок, – он боялся, что снимка нет и в помине, и что фото существовало лишь в его воспаленном воображении.
   Тинг ошибся. Фотография родителей была реальностью. Он почувствовал огромное облегчение и сел на пол, потому что ноги начали предательски дрожать, а колени – подгибаться. Получается, если он и впрямь сбрендил, то не очень сильно, и у него есть шанс если и не выздороветь, то по крайней мере прожить остаток своих дней не в больничных стенах, а среди нормальных людей и на свободе.
   Это радовало. У Тинга будто гора с плеч свалилась. Однако все равно оставались некоторые сомнения. Ведь главный вопрос так и остался невыясненным: есть у него какие-то необычные способности или нет?
   Но вскоре и этот вопрос отошел на задний план. Тинг начал смотреть на себя как бы со стороны и при этом сильно удивлялся. Каждый день приносил ему все новые и новые сюрпризы. Просыпаясь утром, Тинг обнаруживал, что его копилка знаний опять пополнилась. Создавалось впечатление, что сведения из различных областей науки складированы в его голове тонкими, как лепешки, слоями и они сильно зачерствели, поэтому до сих пор от них не было никакого проку.
   Теперь по ночам эти слои один за другим сначала размягчались, а затем росли в объеме, словно на свежих дрожжах. И умываясь холодной водой из бочки, Тинг уже мысленно щелкал в голове алгебраические задачки, на следующий день решал логарифмические уравнения, а спустя неделю его мысли занимало происхождение Вселенной и квантовая механика.
   Знания пока были неупорядоченными, неполными, они толпились, как похмельные мужики с утра пораньше за пивом, и тем не менее, Тинг уже был способен ответить на многие вопросы, о которых раньше понятия не имел и которые мог знать только человек с хорошим, но несколько бессистемным образованием.
   А еще у него была проблема с «экраном». Даже баба Мотря считала странностью постоянное ношение вязаной шапочки летом. Поначалу она думала, что Тинг таким образом маскирует плешь, но когда убедилась, что у него волосы густые, растут быстро и покрывают всю голову, то сильно озадачилась. Впрочем, ненадолго. Она вполне удовлетворилась ответом Тинга: «Я так привык».
   Но ему самому шапочка с вшитой металлической тарелочкой была тяжелой и неудобной ношей. Ведь Тингу приходилось даже спать в ней. А если он когда и снимал свой «экран», то только в душе.
   (Душ – сваренная из толстого листа емкость на четырех столбах, обитых шиферными листами, – находился в саду. Он остался от прежних хозяев. Емкость была закрыта сверху рамой со стеклами и хорошо осмолена изнутри и снаружи, поэтому ржавчина тронула ее лишь немного. Тингу осталось только заменить лейку-смеситель и поставить новый кран, что он и сделал. Летом нагревателем служило солнце, а на зиму Тинг хотел поставить в бак электрические тэны. Вот только воду, чтобы заполнить емкость, приходилось таскать ведрами.)
   Тинг по-прежнему был уверен, что его ищут. Откуда у него происходила такая уверенность, он не знал. Тинг это чувствовал на интуитивном уровне. И он все больше и больше склонялся к мысли, что ему необходима операция по извлечению радиомаяка.
   Иногда ему казалось, что эта проклятая штуковина начинает зудеть и вибрировать, и тогда Тинг яростно чесал голову, словно у него завелись блохи. Нет, нужно оперироваться! Вот только где взять деньги на операцию? Немалые деньги. И как найти хирурга, способного вытащить этого подлого «жучка» и никому не проболтаться?
   Этот вопрос оставался открытым и не давал Тингу покоя…
   Наконец старенький разбитый автобус доковылял до автостанции. Тинг облегченно вздохнул – слава Богу! И где только районные власти откопали такое старье? В прошлый раз стариков – самоселов Чернобыльской зоны – вез на городской рынок почти новый, вполне добротный ПАЗ.
   Отойдя в сторонку, Тинг еще раз пересчитал деньги в кошельке и тяжело вздохнул: нужно искать работу. Еще три-четыре поездки в райцентр – и ему придется полностью перейти на подножный корм. А ведь впереди зима…
   Будучи в совершенно тоскливом настроении, Тинг махнул рукой на свое незавидное финансовое состояние и направился к центру города. Там находился уютный пивбар с интерьером в псевдоукраинском стиле, где торговали отменным пивом на разлив. В последнее время Тинг с удивлением обнаружил, что неравнодушен к этому напитку, чего раньше у него не наблюдалось.
   Времени у Тинга было хоть отбавляй, поэтому он сел за массивный деревянный стол и заказал себе два бокала пива и рыбное ассорти. Официант посмотрел на него с сомнением, но заказ принял, и вскоре Тинг уже наслаждался прохладным пьянящим напитком.
   Он не стал заходить внутрь бара, а устроился на улице, под навесом, крытым соломой. Покрашенные светлым лаком деревянные столы и скамьи отделял от улицы плетеный из лозы тын, на кольях которого висели расписные горшки и макитры. На стене возле входа было прикреплено колесо от телеги, а над самой дверью висела иконка под вышитым красными и черными нитками рушником.
   Вдоль стены бара в живописном беспорядке была расставлена разная хозяйская утварь: деревянные ведра, коромысло, два ухвата, большой цеп, предназначенный для молотьбы, висели хомут и уздечка, а в большом высоком горшке стоял сноп пшеницы, камыш с метелками, калиновая ветка с красными гроздьями ягод и три искусственных подсолнуха.
   Людей в баре было не много – в райцентре сельского типа, пусть он и называется городом, летом всегда работы по горло. Многие на полях, часть горожан сидит по разным конторам и офисам, а те, у кого нет официальной работы, занимаются приусадебными участками.
   Задумавшись, Тинг не заметил, что людей в баре прибавилось. Он посмотрел на улицу и увидел там шикарный автобус марки «Neoplan» с тонированными стеклами. Похоже, это приехали иностранные туристы, которых возили на экскурсию в город Припять и на Чернобыльскую АЭС.
   «Извращенцы… – с отвращением подумал Тинг. – Человеческое горе для них лучшее зрелище. Особенно, если оно лично их не касается и вдобавок находится в другой стране, которую считают полуварварской».
   Туристы мигом высыпали из автобуса и дружно ринулись занимать места за столами в баре. Наверное, бар в псевдоукраинском стиле был обязательным для посещения этой оравой иностранцев, страдающих маниакальной фобией чрезмерного любопытства. Ну как же – экзотика…
   Тинг сидел за самым дальним столом. Он всегда там садился – чтобы на него меньше обращали внимание. Но на этот раз ему не повезло. К столу подошли две иностранные девицы, и одна из них спросила на ломаном русском языке:
   – Разрьешите садиться к вам?
   – Пожалуйста, – ответил Тинг, изображая приветливую улыбку, что у него не очень получилось.
   Ему хотелось встать и немедленно уйти, но он только-только допил первый бокал пива, да и рыбное ассорти стояло почти нетронутым. К тому же, спешить ему было некуда и незачем. Набор продуктов, которые Тинг запланировал купить на рынке, был минимальным и не предполагал долгих хождений между торговыми рядами.
   И Тинг остался. Иностранки сели напротив. Он старался не смотреть на шумных, говорливых девиц, которые, едва заказав себе пиво и орешки, тут же начали вполголоса обсуждать своего соседа по столу. Сначала они сдерживались, но когда хмель ударил им в головы, девиц и вовсе понесло.
   – …Нет, ты только посмотри, посмотри, Труда, на этого русского мужика! Он зарос как дикарь. А глаза какие. Бр-р… Жуть! Как у тролля. Наверное, на него так повлияла радиация.
   – Ингри, русские все дикари. Вспомни, что говорила нам твоя бабушка…
   Тинг, который постепенно закипал, наконец не выдержал этой глупой, пустопорожней болтовни и сказал:
   – Прикусите свои розовые язычки, детки! Кстати, к вашему сведению, здесь не Россия, а Украина. Учите географию.
   Взорвись рядом с девицами граната, и то они так не удивились бы и не испугались. Иностранки дружно отшатнулись назад и едва удержались, чтобы не свалиться со скамьи. Тинг угрюмо ухмыльнулся и снова принялся прихлебывать свое пиво.
   – И-извините… – заикаясь, сказала Ингри. – М-мы не хотели… Вы… вы знаете датский язык?!
   – Откуда? – ответил Тинг. – Я ведь дикарь.
   Ответил и неожиданно понял, что он разговаривает с девицами на их родном языке! Это открытие поразило Тинга до глубины души. Он знает датскую речь! Мало того, он владеет ею практически в совершенстве! С ума сойти…
   Стараясь не выдать большого душевного волнения, Тинг стал жевать кусочек красной рыбы, глядя в тарелку. Пошептавшись, подружки быстро допили пиво, встали и Труда сказала – по-датски:
   – До свидания. Спасибо за компанию.
   Тинг, не поднимая головы, сумрачно кивнул. Девицы поторопились ретироваться. В это время раздался голос экскурсовода:
   – Дамы и господа! Пожалуйста, поторопитесь. Нам пора.
   Экскурсовод, солидная дама, вся обвешанная золотыми украшениями, говорила по-английски. Тинг и это понял. Неужели он знает и английский язык?! Похоже, его голова преподнесла ему очередной сюрприз…
   Туристы уехали. Когда автобус проезжал мимо бара, Тинг кожей почувствовал взгляды двух своих недавних соседок по столу. Наверное, они все еще были в состоянии ступора.
   Расплатившись и покинув бар, Тинг решительно направился не на рынок, а в ближайшую парикмахерскую. Его сильно задели слова Ингри, что он дикарь. Действительно, подумал Тинг, остановившись перед зеркальной витриной универмага, волосы у тебя, дружище, хоть косы заплетай. А если учесть, что он три дня не брился, так как одно-единственное оставшееся лезвие безопасной бритвы уже ничего не сбривало, только кожу царапало, то и вовсе понятно, что вид у него оставлял желать лучшего.
   – Вас стричь по моде или как? – спросила парикмахерша, полная черноволосая женщина с темными усиками над верхней губой.
   – Стригите просто, покороче и подешевле, – ответил Тинг. – А как насчет бритья?
   – У нас нет такой услуги… – Тут парикмахерша окинула тоскливым взглядом пустой салон и продолжила: – Но для вас сделаем.
   – Спасибо…
   Когда Тинг, аккуратно подстриженный и чисто выбритый, покинул парикмахерскую, то почувствовал себя обновленным. У него даже настроение значительно улучшилось. Правда, поначалу оно было подпорчено тем фактом, что ему пришлось снять свою шапочку и долго оставаться без «экрана». Но тут уж ничего не поделаешь. Может, пронесет…
   На рынке Тинг задержался дольше, чем намеревался. Он никак не мог найти торговую точку, где мог бы купить одно лезвие «жилетт»; целая упаковка была ему не по карману. Повезло Тингу лишь в киоске возле центрального входа на рынок. Торговавшая там тетка вошла в его положение, и Тинг, завернув лезвие в салфетку и спрятав его поглубже в нагрудный карман, поторопился на автостанцию – время поджимало.
   Его попутчики-старики уже дожидались автобуса, и Тинг, чтобы не мозолить им глаза и чтобы они не затеяли с ним пустые разговоры, уселся на скамью в отдалении от общей группы. Ему повезло – старики, занятые жарким спором, его не заметили. В принципе, Тинг был не против общения, но сегодня он хотел побыть наедине со своими мыслями.
   Задумавшись, он упустил момент, когда трое мужиков в подпитии начали бить бедно одетую девушку. Этого Тинг стерпеть не мог.
   В нем вдруг проснулось что-то большое и страшное, словно какой-то хищный зверь после зимней спячки. Не думая о последствиях своего поступка, Тинг быстро направился к месту событий. Но уже на полпути он вдруг испугался своего состояния и мысленно приказал сам себе успокоиться и не делать глупостей.
   Все обошлось как нельзя лучше. Пьяные забияки ретировались даже без обычных угроз, вот только девушка начала рыдать. Видимо, ей здорово досталось. Оно и понятно: трое мужиков на одну тонкую, как былинка, девушку – это явный перебор.
   – Перестань, перестань… – бубнил немного растерянный Тинг, заметив, что на них начали обращать внимание. – Перестань реветь! Одежда у тебя целая, крови нигде не видно, а синяки заживут. Есть хочешь?
   – Угу… – выдавила из себя девушка, размазывая слезы по не очень чистому лицу.
   Она уже взяла себя в руки и лишь продолжала играть запланированный спектакль. В этот момент Ксана мысленно похвалила себя за то, что по дороге к площадке, где стояли мусорные баки, она зачерпнула пригоршню пыли и размазала ее по щекам. Представив на миг, как жалко она сейчас выглядит, Ксана едва удержалась от улыбки.
   – Тогда иди в сквер, а я сейчас…
   Тинг вернулся к своим пакетам с продуктами, которые сиротливо дожидались его возле скамьи, подобрал их и пошел вслед за Ксаной. Пьянчужек в скверике уже не было, но после них остались пустые деревянные ящики, исполнявшие роль стола и стульев. На них Тинг с девушкой и расположился.
   – Вот колбаса, булка… Минералка… Ешь на здоровье.
   – Спасибо вам. Огромное спасибо!
   Ксана схватила колбасу и начала жадно есть – глотала ее кусками, почти не пережевывая. Это, надо сказать, было почти подвигом, потому что колбасу Тинг купил самую дешевую, которой обычно кормят не очень привередливых кошек, притом не для себя, а для деда Савки, который боялся оставить без присмотра свой птичий двор (старик эту колбасу коптил и, что удивительно, она становилась вполне съедобной и даже вкусной). Так что изображать голод Ксане пришлось на пределе своих артистических способностей.
   Насытившись, Ксана выпила минералку и исподлобья посмотрела на Тинга. Конечно, она съела не весь кусок колбасы (еще чего!), а только половину, сыграв стеснительность.
   – Ты ешь, ешь, – подбодрил ее Тинг, мигом оценив состояние девушки. – У меня много колбасы.
   Он понимал ее. Ведь и ему не раз приходилось быть голодным.
   – Нет, нет! – торопливо ответила Ксана. – Спасибо. Я сыта.
   – Ну, как знаешь… – Тинг не стал настаивать; это хорошо, что девушка так себя ведет; если человек стеснительный, значит, у него есть совесть. – Чего они к тебе пристали?
   – Понятия не имею… Наверное, решили покуражиться. – Тут Ксана снова выдавила слезу. – Я уже привыкла…
   – Что так?
   – Нет у меня ни дома, ни семьи… и заступиться за меня некому… – Ксана пригорюнилась.
   – Нет семьи? Это плохо. А что случилось, если не секрет? Ты ведь такая молодая, симпатичная…
   При последних словах Тинга девушка, сделав вид, что сильно смутилась (ну как же, ведь ей сделали комплимент!), достала из кармана замызганной курточки маленькое зеркальце и носовой платок, намочила его минералкой, и, отвернувшись от Тинга, начала энергично протирать лицо. Вскоре оно стало почти чистым. И нужно сказать, Тинг невольно подивился – девушка и впрямь была очень даже ничего.
   – Какие там секреты… – наконец ответила Ксана. – Я жила… в Припяти, когда все это случилось. Родители погибли в автокатастрофе, когда нас эвакуировали, а меня… меня отдали в детский дом. Вот и весь сказ. Сначала мне обещали дать квартиру, но потом Союз развалился и до таких, как я, не было никому никакого дела.
   Версию о погибших родителях ей подкинули в детдоме, когда Ксана начала кое-что соображать – чтобы ребенок не чувствовал себя просто брошенным. К двенадцати годам рано повзрослевшая Ксана сделала вывод, что ее, скорее всего, обманули. Может, потому, что почти всех ее детдомовских подружек матери оставили в родильном доме, а некоторых вообще бросили на улице.
   Разубедить Ксану в обратном никто и не пытался. И не из-за того, что воспитатели были слишком черствыми. Просто среди них уже не осталось никого, кто работал в тот год, когда Ксану оформляли в детский дом.
   Что касается документов, то их залила горячая вода, когда в полуподвале, где хранился архив, прорвало отопление. После этой аварии большую часть бумаг, раскисших до непотребного вида, выбросили. В мусорный бак ушла и папка с делом Ксаны. Так что о ее прошлой жизни не осталось даже нескольких фраз, написанных на клочке бумаги, за исключением фотографии родителей.
   Услышав, что случилось с родителями девушки, Тинг вздрогнул. В его памяти что-то мелькнуло, словно искра электрического разряда, но не более того. Искра лишь подожгла в нем сухие дрова жалости и сочувствия.
   – Неужто тебе не предоставили хоть какой-нибудь угол? – спросил Тинг.
   – Предоставили. Комнатушку размером с чулан. В поселке, где никакой работы нет и не предвидится. Я немного помыкалась, а потом… потом уехала оттуда. Куда глаза глядят…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация