А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зверь по имени Кот" (страница 22)

   – Фил, – подсказал ему Одноухий.
   – Да-да, Фил.
   – О чем вы говорите? – изобразив удивление, спросила Ксана. – Не понимаю. Похоже, вы с кем-то меня перепутали.
   – О нет, ни в коем случае! – воскликнул хозяин кабинета. – Ошибка исключается.
   – Один момент… – сказал Одноухий, достал из кармана мобильный телефон и набрал номер. – Алло! Да, это я. Она не верит. Требуется твое подтверждение.
   С этими словами он передал мобильник Ксане. В трубке раздался голос Фила:
   – Это те люди, о которых я тебе говорил. Ну и дура ты…
   – А ты – гад!
   – Перестань обзываться. Ты еще спасибо мне скажешь.
   – Обязательно. Жди… – И Ксана вернула телефон Одноухому.
   – Теперь вы нам верите? – вкрадчиво спросил толстяк.
   Наверное, он волновался, потому что в его голосе явственно прозвучал иностранный акцент. «Немец, что ли? – подумала Ксана. – После этой гребаной перестройки сколько разной швали к нам из-за бугра привалило, что теперь и грязной метлой не выметешь…»
   – Короче, что вы от меня хотите? – жестко спросила Ксана.
   – О, это другой разговор… – Хозяин кабинета подвинул к Одноухому несколько фотоснимков. – Посмотрите, это ваш «клиент».
   Одноухий передал фотографии Ксане. Со снимков на нее смотрел ничем не примечательный мужчина с изможденным лицом. На нем была надета больничная пижама. И только на одной из фотографий он был в костюме.
   – Ну и?.. – Ксана вопросительно взглянула на толстяка.
   – Тридцать тысяч долларов – аванс, остальные тридцать – после выполнения задания, – ответил хозяин кабинета.
   Ксана не поверила своим ушам. За это чмо в пижаме – шестьдесят тысяч долларов?! Кто этот человек? Неужто какой-нибудь столичный депутат или министр?
   – Вы согласны? – спросил толстяк.
   – А куда денешься… – ответила Ксана, которая все еще переваривала услышанное.
   Шестьдесят тысяч! Это же сколько получал Фил за те «заказы», которые исполняла Ксана? Не меньше половины от причитающейся суммы. Значит, она была права в своих предположениях. Похоже, ей сейчас предложили обычную таксу за такие «услуги». Ну, может, слегка побольше. И явно по подсказке Фила. А иначе, откуда им знать расценки на ликвидацию?
   – Но сначала я хотела бы уточнить кое-какие детали, – продолжала девушка.
   – Несомненно. Этим вы займетесь с ним, – хозяин кабинета указал на Одноухого.
   – Нет уж. Такие вопросы решаются с первым лицом, – твердо сказала Ксана.
   – Ну что же, тогда я лично объясню вам суть дела, – сказал хозяин кабинета. – Этого человека можно ликвидировать только в крайнем случае. Его нужно привести к нам.
   – Быть поводырем – не мой профиль, – без колебаний ответила Ксана; она почувствовала какой-то подвох.
   – Нам известен ваш «профиль», как вы соизволили выразиться. Но дело в том, что это необычный человек. У него паранормальные способности.
   – Что значит – паранормальные?
   – Ну, например, он может нанести человеку ментальный удар. То есть, ударит как бы силой воли, не соприкасаясь с противником. Или заставит его выпрыгнуть из окна десятого этажа.
   – С ума сойти… – Ксана была ошеломлена. – Откуда у него все это?
   – Наука не может ответить на данный вопрос. Мы… м-м… изучали этого человека, пока он не сбежал. Возможно, его способности проявились под воздействием повышенной радиации. Он жил в Чернобыльской зоне, когда взорвалась атомная станция; но это только предположение. Нужно обязательно его вернуть. Иначе он может натворить много бед. Ну, а если не удастся… Что ж, тогда вам и карты в руки.
   – Но почему я?!
   – Все очень просто. Незнакомого мужчину близко к себе он не подпустит. Он всегда настороже. Так у него устроен организм. Очень высокая нервная организация. Он ощущает окружающее его пространство каждой клеточкой своего тела.
   – Может, он и мысли может читать?
   – Нет, до этого не дошло. Но у него хорошо развита интуиция. Поэтому только женщина может найти к нему подход. Пока он не видит в женщинах никакой опасности. Это плюс для нас. Вы должны войти к нему в доверие. Для этого требуется легенда. Нам сказали, что вы мастер на такие спектакли.
   – Если меня не подводит интуиция, боюсь, что шестидесяти «косых» в данном случае будет маловато. Планку нужно поднять.
   – Косых? Что есть «косых»? – спросил толстяк.
   – «Косые» – это тысячи, – объяснил Одноухий.
   По его будто вырезанному из камня лицу пробежала тень. Он то ли так улыбался, то ли его разозлило упрямство Ксаны.
   – И сколько вы хотите? – вперил в девушку свои зенки толстяк.
   – Сто, – решительно сказала Ксана.
   – Не понял… Что есть «сто»?
   – Сто – это пятьдесят тысяч долларов аванс плюс еще пятьдесят «зеленых» по исполнении.
   – Фройляйн!.. – толстяк даже поперхнулся. – Не многовато ли?
   – Нет. Теперь я точно знаю, что нет. Вы посылаете меня, можно сказать, на верную смерть. Этот сумасшедший (по его лицу видно, что он чокнутый), если я проколюсь, замочит меня за милую душу. Он же не человек, а монстр! Если все, что вы сказали, правда, то тогда за вашего уникума и ста тысяч маловато. И это ежели его просто пристрелить. Но привести… Бр-р! – Ксана вздрогнула. – Боюсь, что даже сто тысяч долларов – не те деньги, из-за которых можно пойти на такой большой риск.
   Конечно же, она играла. Мужчина на фотографиях ее не впечатлил. Так же, как и россказни толстяка об уникальных способностях будущего «клиента». Ксана верила в свои силы и возможности перевоплощения, полученные в наследство от Генриха Ивановича, и ничего не боялась. Она просто хотела подоить толстяка по максимуму.
   Хозяин кабинета и Одноухий незаметно для Ксаны переглянулись. Одноухий слегка прищурил правый глаз. Толстяк улыбнулся и сказал:
   – Хорошо. Я согласен на ваши условия.
   – Прежде, чем я возьмусь за это дело, аванс должен лежать на моем счете, – твердо сказала Ксана.
   Она успела заметить обмен взглядами и сразу же сделала соответствующий вывод. Значит, ее предположение оказалось верным – скорее всего, после выполнения задания она подлежит ликвидации. Вот суки! Ладно, поживем – увидим…
   Видимо, пожелание Ксаны не понравилось толстяку, потому что на его розовой упитанной ряшке появилось кислое выражение. Но он был вынужден согласиться.
   – Хорошо, – сказал толстяк. – Но ведь такая большая сумма, если она появится на вашем счете здесь, в России, может вызвать подозрение…
   – Пусть вас эта проблема не волнует. Я дам вам реквизиты моего счета в одном из зарубежных банков, где не столь придирчивы к подобным вещам. И еще – пока деньги на счет не поступят, я даже пальцем не шевельну.
   Толстяк и Одноухий смотрели на Ксану волчьими взглядами, словно собирались сожрать ее немедленно и с потрохами.

   Глава 20
   Тинг

   Тинг удивлялся своему везению. И не только удивлялся, но был немного встревожен – вдруг все это не к добру? Он настолько отвык от подарков судьбы, что даже маленькая охотничья удача казалась ему чем-то из ряда вон выходящим.
   На следующий день он решил с утра пораньше проверить яму-ловушку и нашел в ней крупного и хорошо упитанного подсвинка, при падении нанизавшегося на кол. Он был еще живым и время от времени издавал тихий визг. Похоже, молодой кабанчик решил показать свою удаль и прыть и обогнал на тропе обычно очень осторожных вожаков стада.
   Судя по всему, дикие свиньи возвращались по тропе с колхозных полей, где можно было найти свеклу, картошку и морковь, Конечно, без человеческого участия корнеплоды выродились, стали мелкими, дикорастущими, к тому же, их было немного, но для животных они были лакомством, и они редко какую ночь не инспектировали заброшенные колхозные поля.
   Когда Тинг подошел к яме, то услышал в кустарнике треск ломающихся ветвей и топот многочисленных ног. Наверное, стадо не хотело оставлять в беде подсвинка, но помочь ему дикие свиньи не могли. Вся трава вокруг ямы была вытоптана, и Тинг понял, что животные находились здесь не менее двух-трех часов.
   Тинг закончил разделку свиной туши, когда солнце уже поднялось довольно высоко. Едва он начал складывать мясо в предусмотрительно захваченный из дому мешок, как вновь ощутил те же эмоции, что и при первой встрече с волосатым существом, похожим на человека. Оно снова было где-то поблизости и наблюдало за Тингом.
   Теперь уже Тинг, включивший свой «локатор», быстро и точно определил местонахождение лесного человека. Но самое удивительное – он вдруг понял, что это существо голодное и буквально исходит слюной при виде его добычи.
   Тогда Тинг, стараясь, чтобы его слова звучали мягко и не очень громко, сказал, обращаясь к лесному человеку:
   – Привет, дружище! Я тут оставлю тебе кое-что. Можешь взять. Это мой подарок. Ешь на здоровье.
   Тинг оставил неизвестному существу голову и несколько ребер с мясом, положив свои дары на подстилку из веток и травы. А затем забросил мешок за плечи (даже без оставленного «гостинца» весу в нем было не менее пятидесяти килограмм) и пошел по звериной тропе, ни разу не оглянувшись – чтобы не напугать лесного человека.
   Продолжавший работать «локатор» Тинга сообщил ему, что существо быстро продвигается в направлении ямы-ловушки (он надежно закрыл ее, сделав крышку из толстых жердей, чтобы больше никто из лесных обитателей туда не провалился; подсвинка ему хватит надолго).
   Возвратившись в село, Тинг первым делом разрубил половину мяса на части, позвал бабу Мотрю и попросил ее разнести по соседям в качестве презента.
   – Мне одному будет много, – сказал он, заворачивая мясо в лопухи – за неимением бумаги.
   – От спасибо тебе, хлопче! – с чувством сказала баба Мотря. – Бо у нас с мясом покы шо важкувато. Осенью там куры подрастут, утки… а нонче одна тушенка. И то не всегда. Бо в город не наездишься.
   Отдачу от своего благородного поступка Тинг получил уже к вечеру. Благодарные старики потянулись к нему со своими гостинцами. Так Тинг наконец познакомился со всеми односельчанами. В разговорах время прошло быстро, и он уснул почти в одиннадцать вечера, потому что никак не мог выпроводить очень говорливого деда Савку.
   Когда утром он рассмотрел дареные припасы, то был приятно удивлен. Ему принесли полмешка молодой картошки, три десятка яиц, банку вишневого варенья, большую бутыль молока, два литра подсолнечного масла, пучок зеленого лука, по два пучка петрушки и укропа, корзинку краснобоких яблок, очень сочных и вкусных, почти полное ведро огурцов, и пластиковый пакет, в котором находились пышные пирожки с картошкой и капустой.
   В связи с изобилием продуктов Тинг не выходил в лес почти неделю. Все это время он обустраивался. Дом начал ему нравиться все больше и больше. Когда он очистил трубу от сажи, тяга стала отменной. Но первым делом Тинг побелил стены дома внутри и снаружи. Мел он нашел в сарайчике, а щетку ему дала баба Мотря.
   Потом Тинг покрасил полы, двери и оконные рамы. Для этого ему все-таки пришлось съездить в райцентр, где он купил в хозмаге шпатлевку, шпатель, два пакета алебастра (чтобы заделать щели в стенах), краску, растворитель и кисти. Когда Тинг закончил покрасочные работы, то домик стал как игрушечный. По крайней мере, так считал он сам. Тинг остался очень доволен своей работой, хотя маляром он оказался никудышным.
   В конечном итоге вырисовалась последняя проблема – постель. В доме от прежних хозяев остались диван и двуспальная железная кровать с панцирной сеткой. Диван пришлось выбросить, потому что его поточила какая-то тля, а может, мыши. Что касается кровати, то с виду она была вполне добротной.
   Правда, никто не мог дать гарантий, что железо не набрало радиации сверх меры, но Тинг утешал себя тем, что после аварии на атомной станции, как рассказывали старики, их сторона оказалась зараженной меньше всего, потому что весь дым потянуло в противоположном от села направлении – на север и северо-запад.
   Для кровати Тинг купил широкий ватный матрас, грубошерстное одеяло, подушку и два комплекта недорогого белья. Эти приобретения сильно опустошили его «кассу», и Тинг начал подумывать о работе. По сравнению с ним проживающие в селе старики имели большое преимущество – у них была пенсия.
   Делая приобретения в хозмаге, Тинг попутно купил газету-«толстушку» с объявлениями и теперь обстоятельно изучал ее, делая выписки. Он решил, что во время следующей поездки в райцентр попытает счастье; вдруг его возьмут на временную работу и без документов.
   Но прежде Тинг решил немного поохотиться, потому что мясо подсвинка закончилось на удивление быстро. Видимо, все дело было в том, что у Тинга проснулся зверский аппетит. Он не только много трудился, но и стал есть гораздо больше, чем прежде. Свежий воздух, доброжелательные соседи-старики, спокойствие, наполнившее его душу почти до краев, сделали свое дело, и Тинг даже начал поправляться.
   Аскетическое лицо Тинга постепенно округлилось, а на щеках появился здоровый румянец, хотя его трудно было разглядеть – от частого пребывания на солнце он сильно загорел. А в теле начал накапливаться жирок, и теперь, раздевшись, Тинг со своими торчащими ребрами (как было раньше) уже не напоминал анатомическое пособие для студентов-медиков.
   Конец недели выдался дождливым – везде шли грозы, а кое-где и проливные дожди. Улучив момент, когда грозовой фронт отступил, Тинг пошел в лес с твердым намерением опробовать свой лук в полевых условиях. По мишени он стрелял вполне прилично, а вот по живой цели еще не приходилось.
   Что касается ямы-ловушки, то там все было тихо. Если по тропе и ходили какие-нибудь лесные зверьки, то это были не дикие свиньи. Они оказались чересчур умными, чтобы попасться еще раз в одну и ту же ловушку. Нужно было искать другую тропу и рыть яму там. Но Тинг не испытывал желания лопатить тяжелую сырую землю.
   Ему повезло и в этот раз. Оказывается, временным улучшением погоды воспользовался не только он, но и лесные обитатели. Пробираясь по лесу, Тинг наткнулся на небольшую полянку, на которой два зайца щипали молоденькие листики клевера. Они так увлеклись этим приятным и вкусным занятием, что не расслышали шагов человека, может, потому, что лес был наполнен звуками падающих капель – это листья избавлялись от дождинок.
   Первой же стрелой Тинг подстрелил зайца. Второй, высоко подпрыгнув, задал такого стрекача, что, казалось, его просто сдуло ветром.
   Положив зайца в сетку-авоську, исполняющую роль ягдташа, Тинг пошел дальше. И снова охотничья удача явила ему свою благосклонную улыбку. На этот раз Тингу попался глухарь. И тоже на очередной полянке.
   Это был осторожный и опытный самец, но голод и с ним сыграл дурную шутку (ведь во время грозы, которая шла почти всю ночь, не покормишься). Глухарь жадно теребил метелочки дикого овса, время от времени прекращая это занятие, чтобы осмотреться кругом и послушать лес. Но такие паузы были чересчур редки, и Тинг этим воспользовался.
   Едва глухарь снова начал клевать дикий овес, как Тинг быстро занял удобную позицию, натянул тетиву, и стрела полетела в цель. Увы, точность прицела у Тинга оказалась не ахти какой; сказалось приличное расстояние. Стрела лишь легко ранила глухаря, и птице даже удалось взлететь в воздух. Но второй выстрел был гораздо точнее, и глухарь, шумно хлопая крыльями, рухнул на землю.
   Теперь идти стало гораздо тяжелее – сетка-ягдташ сильно мешала движению. Тинг решил: дойду до Большого ручья, и если ничего больше не попадется по пути – вернусь. Большим ручьем он назвал совсем мелкую речушку, которая текла мимо села, за околицей. У нее даже названия не было. А может, когда и было, но его уже и старики забыли.
   Ручей исчез. Теперь в его русле текла небольшая, но полноводная речка, притом очень быстро. Местами она бурлила и образовывала воронки. Вода в ней была желтоватой, с примесью чернозема и глины. Волны тащили с собой ветки, камыш, древесную кору и вообще всякую всячину.
   Тинг нашел на возвышенности, над самой водой, сухое местечко, постелил кусок полиэтиленовой пленки, сел и достал из кармана бутерброд, чтобы немного подкрепиться. Между туч выглянуло солнце, и на душе у него стало совсем легко.
   Он жевал хлеб и кусок холодной свинины и с интересом наблюдал за волнами, которые плескались почти у самых ног. Быстрая вода словно уносила все его печали и горести, скопившиеся в душе за долгое время, и Тинг все глубже и глубже погружался в приятно-расслабленное состояние, похожее на нирвану.
   Неожиданно он встрепенулся, провел рукой по глазам, будто освобождаясь от сна, и присмотрелся. Чуть ниже того места, где он сидел, образовалась отмель, и речные волны оставляли на ней то, что нести им было невмоготу. На этот раз речка выбросила на берег что-то большое и тяжелое. Тингу показалось, что оно шевелится.
   «Наверное, какая-то лесная зверушка, – подумал он, поднимаясь. – Если еще живая, нужно помочь. Похоже, в западном направлении идут очень сильные дожди. Ишь как ручей взбурлил…»
   То, что Тинг увидел, привело его в изумление. На берегу лежали большой кот и куница. Они практически составляли единое целое, потому что крепко впились друг в друга зубами. Тинг потрогал тельце куницы и понял, что она захлебнулась. А вот кот еще был жив, хотя жизнь в нем еле теплилась.
   – Да, Кот Котофеич, попал ты… – бормотал Тинг, пытаясь руками разжать зубы куницы, сомкнувшиеся на шее кота. – Еще бы чуть-чуть – и хана…
   Увы, хватка у куницы была мертвой. Тогда, чтобы освободить Кота, ему пришлось достать нож.
   Тинг нашел его три дня назад все в той же мастерской, которая оказалась кладезью разных необходимых в хозяйстве вещей. На удивление, широкий и прочный клинок не был сильно ржавым, но он не имел рукоятки. Заинтересованный Тинг почистил лезвие и попробовал его на остроту. Нож был как бритва. Похоже, его отковали сельские кузнецы-умельцы из клапана двигателя. Поэтому клинок и не заржавел, так как сталь на клапане была легированной.
   Недолго думая, Тинг сделал деревянную рукоятку, сшил ножны, и в итоге у него получился великолепный охотничий нож, которым можно было даже рубить кости без ущерба для лезвия.
   Тинг вставил нож между челюстей куницы, повернул клинок на девяносто градусов, и зубы зверька разжались. При этом что-то хрустнуло. С Котом Тинг поступил более милосердно – он разжал его челюсти руками, что было совсем нелегко.
   Затем Тинг вынес Кота на сухое место и начал вытряхивать воду из его легких. Он не знал, правильно ли все делает, однако эти манипуляции оказались очень даже действенными. Правда, воды вылилось немного, но Кот начал кашлять и отфыркиваться. А затем и задышал, глубоко и судорожно.
   Тинг положил его на землю, и Кот тут же поднялся, чтобы убежать. Но лапы отказали ему, и он со звуком, напоминающим стон, завалился на траву и закрыл глаза.
   – Экий ты громадный, братец, – удивленно сказал Тинг. – Прямо не кот, а рысь, только лапы коротковаты. Да-а, поработала над тобой куница… Все тело – одна сплошная рана. И что мне теперь с тобой делать? На лесного кота ты не похож, но и домашним я бы тебя не рискнул назвать. Какой-то уникум… Нет, оставить тебя здесь я не могу. Это будет нехорошо, не по-человечески. Пойдем в село. Может, удастся тебя вылечить…
   С этими словами Тинг перекинул через плечо свою авоську-ягдташ, взял на руки Кота, и быстро пошел вниз по течению речушки. Наверное, когда-то сельские жители протоптали на этом берегу тропинку, так как идти было легко, потому что не мешал кустарник и древесная поросль. Вскоре он уже был возле своего дома, где ему встретилась баба Мотря с кастрюлей в руках.
   – Я пришла, а тебя нэма, – сказала она, улыбаясь щербатым ртом. – От, вареничков принесла. Со сметанкой. А шо это такое?
   – Это кот, бабушка. В лесу нашел. Его куница сильно искусала. Надо бы вылечить…
   – Так он же не дышит.
   – Дышит. Он едва живой. Его вода на берег принесла. Нахлебался он под самую завязку…
   – Ну раз надо… Ты погодь, я до дому сбегаю. У меня там есть бинты и мазь… мертвого на ноги поставит.
   Спустя полчаса Кот напоминал египетскую мумию: он был весь в бинтах. Мазь была желтоватого цвета с резким незнакомым запахом. Баба Мотра смазывала Коту раны и рассказывала:
   – Цэ моя покойная свекровь научила меня эту мазь делать. О-о, дужэ сложный рецепт! Чого в ней только не намешано. Любую хворь снимает. Чи спина заболит, или колени, – смазал вечером, и наутро як новая копейка. Конешно, если по правде, то моя свекровка була ведьма. Не веришь? Ей богу! Я боялась ее, шо огня. Бувало, як посмотрит… мороз по коже идет! Ведьма, чисто ведьма. Но людей лечила, шо правда, то правда…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация