А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Зверь по имени Кот" (страница 20)

   Глава 18
   Кот

   У Кота появился страшный и безжалостный враг. Нет, это не был самец куницы, хотя и с ним у Кота были весьма напряженные отношения. Вернее, отношений вообще не было никаких, Коту и кунице лишь предстояло выяснить их – окончательно, раз и навсегда. Но исход этих выяснений был пока неясен, да и сами враги не ставили себе цель найти друг друга во что бы то ни стало.
   Враг, о котором идет речь, назывался рысью. Она появилась внезапно и сразу же в лесу поселился СТРАХ. Он всегда присутствует среди диких зверей, но чаще всего это просто элементарные предосторожности, существующие в памяти всех представителей фауны на генном уровне. Если будешь постоянно бояться, то просто умрешь голодной смертью. Каждый день (или ночь) лесная живность идет на риск, чтобы прокормиться.
   Однако чаще всего риск был минимальным. Не заживались долго в основном старые и больные особи. У молодых и сильных всегда было время и создать семью, и вывести потомство, что составляло основу жизни. Лесные звери и птицы в расцвете сил всегда имеют возможность убежать, улететь или спрятаться от своего врага. Но что делать, когда враг вездесущ, когда он может охотиться и на земле, и на деревьях, и ночью, и днем?
   Именно таким врагом для обитателей леса, в котором жил Кот, и стала рысь. От нее не было спасения нигде и никому. Рысь разоряла птичьи гнезда и ловила птиц по ночам, когда те спали на ветках деревьев, она выслеживала неопытный молодняк, бегающий по земле, и ни одна зверушка не могла от нее скрыться. Рысь была еще молода; она оставила семью, чтобы найти свои собственные охотничьи угодья. И нашла. Несмотря на молодость, рысь уже была опытным охотником и бойцом, в чем вскоре и убедились обитатели леса.
   Легко лазая по деревьям, рысь (как и сам Кот) выбирала удобное место, с которого все кругом хорошо просматривалось, и терпеливо ждала появления жертвы. Она могла без движения лежать в засаде часами. Благодаря маскировочной окраске и полной неподвижности ее было очень трудно заметить, а она сверху видела все. Обладая чрезвычайно тонким слухом и удивительно острым зрением, рысь обнаруживала свою добычу еще издали; броски ее были молниеносны и почти всегда точны.
   Понятное дело, добыча не часто приходит к месту засады, поэтому рысь нередко использовала и более активный способ охоты – скрадком. Рысь ходила по лесу совершенно неслышно, прислушиваясь к малейшему шороху, принюхиваясь ко всем запахам. Так же, как и Кот, она скрывала свои следы, залезая на валежину, чтобы пройтись по ней и осмотреться с высоты.
   Но самым плохим и опасным для обитателей леса было то, что рысь убивала больше живности, чем могла съесть. Притом убивала всех подряд – от косуль и молодых кабанчиков до заячьей и беличьей мелюзги. Нередко она съедала лишь самые лакомые кусочки добычи, оставляя ее почти нетронутой.
   Кот быстро смекнул, что может воспользоваться неожиданными подарками фортуны. И подъедал за рысью то, что она оставляла. Притом старался опередить других соискателей дармовщины. Он с потрясающей сноровкой научился отыскивать места, где рысь прятала добычу. А прятала она всегда, сообразуясь с инстинктом.
   Но главным в этой ситуации для Кота было умение вовремя убраться подобру-поздорову, потому что рысь иногда возвращалась к своей добыче, чтобы доесть ее. И когда она находила лишь обглоданный скелет, то сильно злилась. Удивительно, но Кот чувствовал приближение рыси, как бы тихо она ни подкрадывалась.
   По молодости, которая предполагает безграничную веру в свои силы, он поначалу не боялся рыси, но опасался. Однако лишь до того момента, когда увидел, что2 сделала рысь с одним из его врагов – лисом.
   В этот день случай свел всех трех соперников вместе. Но если Кот оказался на месте очередной лесной трагедии случайно, то рысь поджидала в засаде именно лиса. Кот не мог знать, что лисица для рыси – наипервейший враг, и она готова потратить не один день и час, чтобы на ее охотничьей территории не было даже лисьего следа.
   Забравшись повыше, Кот удобно устроился в развилке разлапистой сосны и с интересом наблюдал за резвящимися на соседнем дереве белками. При случае он не прочь был полакомиться беличьим мясом, но эти шустрые древолазы часто оставляли его с носом, поэтому повзрослевший и набравшийся опыта Кот решил не тратить на них время, благо другой добычи хватало. В принципе он даже не прочь был подружиться с белками, но вот только они почему-то не проявляли ни малейшего желания принять его в свою веселую шумную компанию.
   Неожиданно внизу мелькнула рыжая тень, и Кот насторожился. Он так увлекся созерцанием беличьих забав, что немного расслабился и утратил бдительность.
   Не шелохнувшись и не меняя позы, Кот посмотрел вниз – и превратился в каменное изваяние. Метрах в двух ниже на толстой ветке лежала рысь. Она явно охотилась, хотя было раннее утро, и в это время рысь обычно уже отдыхала в своем логове, под корневищем вывороченного бурей дерева, где образовалась уютная пещерка.
   Казалось, что Кот даже перестал дышать. Он понимал, что если рысь заметит его, то ему от нее не уйти. Слишком малое расстояние… Поэтому Кот решил затаиться и ждать.
   Лис появился на звериной тропе спустя час после того, как появилась рысь. Видимо, он чуял опасность, потому что не бежал, как обычно, равномерной трусцой, а передвигался перебежками, с недоверием обнюхивая почти каждый подозрительный кустик, попадавшийся на пути, и оглядывая сомнительные деревья с низко расположенными ветвями; все-таки лис был умен и хитер.
   Но рыжая шкура рыси, распластавшейся на ветке, была по цвету практически неотличима от сосновой коры. Она могла ввести в заблуждение кого угодно. И лис, несмотря на весь свой опыт и запас хитростей, все-таки угодил в засаду.
   Прыжок рыси был молниеносным, мощным и неотразимым. Спустя несколько минут от лиса остались лишь бесформенные куски мяса и клочья шкуры, потому что рысь словно сошла с ума. Она рвала лиса своими большими клыками и острыми когтями с таким остервенением, что Кот даже тихо зашипел от страха, забыв об осторожности. Да, на этот раз он сильно испугался, потому что такой непримиримой ярости ему наблюдать еще не доводилось.
   Вскоре рысь, поточив когти о сосну, ушла. А Кот, покинув свое ненадежное укрытие, с невиданной доселе прытью помчался к барсучьей норе.
   Теперь он жил в одном из ответвлений подземных ходов, где было не очень уютно. Увы, лучшее место в норе принадлежало кошке. Но Кот не роптал и не противился. Он уже понял, что с противоположным полом лучше не связываться.
   Когда котята подросли, кошка сменила гнев на милость, и Кот наконец познакомился со своими отпрысками поближе. Они были трогательно милыми, но чертовски назойливыми. Когда Кот укладывался спать после ночной охоты, у котят почему-то именно в это время начинались игрища. Они ползали по нему, теребили за хвост и уши, и нахально пищали, требуя внимания.
   Обычно Кот не выдерживал такого посягательства на свой авторитет, как отца семейства, и находил другое место для сна – то есть, забивался в барсучью нору поглубже. Но котята росли не по дням а по часам, и вскоре они и там его начали доставать. Тогда бедный папаша начал вообще уходить из своего жилища и спал где-нибудь на дереве, хотя это и было небезопасно.
   Однако сегодня Кот стремился увидеть кошку и котят. В нем вдруг проснулся инстинкт защитника, коим он, в принципе, до сих пор не являлся в полной мере; прежде Кот был всего лишь кормильцем. Вид лиса, разорванного на куски, и способ охоты рыси подсказали ему, что этот враг может быть опасен его семье. Ведь котята еще такие маленькие, а кошка, хоть и принадлежала к семейству диких котов, все же не могла сражаться с рысью на равных…
   Все семейство было в сборе, и Кот немного успокоился. Но мысль о рыси не выходила из головы. Она даже приснилась ему, и Кот, приняв кошмар за явь, вскочил на ноги, яростно зашипел и встал в боевую стойку.
   С рысью нужно было что-то делать. Но что? Этого Кот не знал. С каждым днем искать добычу приходилось все труднее и труднее. Так сильно Кот не уставал еще никогда. Многие лесные зверушки переселялись на новые территории, а оставшиеся удвоили и утроили предосторожности. Даже мыши, и те поддались общему настроению, ушли из леса в деревни и на поля, где среди сорняков колосилась и осыпалась пшеница-самосев и другие злаковые.
   Рыси было известно, что у нее есть соперник, но до поры до времени не придавала этому обстоятельству большого значения. Она уже знала, что соперничество – это естественный образ жизни лесных обитателей.
   Однако Кот был очень удачливым охотником. И большим нахалом – как уже говорилось ранее, он не отказывал себе в удовольствии попользоваться трудами рыси и съедал ее добычу. А то, что не мог съесть или унести, перепрятывал.
   Другие лесные коты давно ушли из этой части леса, только Кот – то ли из упрямства, то ли из-за повышенного самомнения – по-прежнему испытывал свою судьбу, охотясь на территории, теперь уже принадлежащей рыси. Понятно, что этот риск делила с ним и кошка; но ей ничего другого не оставалось, так как котята были еще слишком маленькие для дальних путешествий.
   Но кошка, в отличие от Кота, который всегда старался брать добычу покрупнее, чтобы принести домой, ловила в основном мышей поблизости от барсучьей норы. Так что рыси она не была конкурентом и, тем более, соперником.
   По-настоящему рысь начала охотиться на Кота, когда тот однажды все-таки попался ей на глаза, притом при весьма вызывающих обстоятельствах.
   Рысь убила косулю, но есть не стала, так как это была вторая ее крупная жертва за сутки. Сытая рысь даже поленилась спрятать убитое животное, так и оставила свою добычу на небольшой полянке. Косулю она убила походя, из охотничьего азарта, и похоже, поначалу не намеревалась к ней возвращаться.
   Но что2 потом стукнуло рыси в голову – поди знай. Не дойдя до своего логова, рысь вдруг резко повернула обратно. Кот, с некоторых пор ставший тенью рыси, – он забирался на деревья и обычно следил за ней с высоты – решил, что до вечера рыси точно не будет, и спустился вниз, чтобы для начала полакомиться самыми вкусными частями еще теплого тела косули.
   Его спасло невероятное чутье. Правда, в последний момент. Голодный Кот так увлекся процессом еды, что на какое-то время забыл обо всем на свете. Рысь подкрадывалась настолько тихо, что ее не услышали даже сверхчуткие уши зайца, дремавшего под кустом. Она прошла от него на расстоянии не более полуметра.
   Хищница уже приготовилась прыгнуть, как Кот вдруг перестал есть и с неожиданной прытью помчался сначала по звериной тропе, а затем свернул в лесную чащу. Рысь то ли с досады, то ли от ярости фыркнула, и во всю свою мочь припустила вслед за ним.
   Удивительно, но Кот даже в такой сложной, смертельно опасной для него ситуации не потерял голову и не выбрал самый привычный и удобный для кошачьих путь к спасению – не забрался на первое попавшееся по пути дерево. Он понимал, что не успеет залезть достаточно высоко, на тонкие ветки, куда рыси ходу нет; хищница буквально висела у него на хвосте, и при ее способностях лазать по деревьям, она догнала бы там Кота в два счета.
   Казалось, Кот бежит, не зная куда. Но это было не так. Спасительное озарение пришло к нему сразу, едва он понял, кто за ним гонится. Ведь поначалу Кот просто убегал от опасности, даже не зная, что она собой представляет. Каким-то непонятным органом чувств он уловил враждебные флюиды рыси, которую не видел и не слышал, и первой его реакцией, совершенно неосознанной, была главная реакция всех живых существ – спасаться бегством.
   Кот бежал к старой лисьей норе, имеющей много входов и выходов. Он нашел ее в своих постоянных блужданиях по лесу. Эта нора не принадлежала его врагу-лису; скорее всего, в ней жил старый лис-отшельник, который так и остался почивать в норе вечным сном. На его останки любопытный Кот наткнулся, когда на всякий случай исследовал разветвленную систему подземных ходов, вырытых лисом.
   Нора была неподалеку от места, где рысь убила косулю, и теперь Кот мчался к ней с такой скоростью, с которой прежде никогда не бегал. Казалось, что еще немного и у него порвутся от напряжения мышцы и связки.
   Рысь настигала, но Кот все же добежал. Он буквально ввинтился в нору; все-таки Кот был очень крупным. В отчаянном прыжке метра на четыре рысь почти догнала Кота; она щелкнула зубами возле самого кончика его хвоста, но хищнице достался лишь запах ее, теперь уже наипервейшего, врага.
   В нору рысь залезть не решилась. Она лишь злобно царапала землю вокруг норы, словно пытаясь завалить вход. А затем ушла, даже не оглянувшись, потому что точно знала – Кота ей не достать.
   С этой поры Кот из охотника превратился в дичь. Рысь оказалась очень злопамятной, и Коту приходилось совершать поистине героические поступки, чтобы прокормиться хотя бы самому; о семье речь уже не шла.
   Впрочем, котята не голодали, хоть и не наедались вдоволь. Кошка-мать сильно исхудала, но все же обеспечивала их кормом, в основном мышами. На большее кошки не хватало. Она тоже знала, какой страшный враг появился на их охотничьей территории, и в связи с этим старалась сильно не рисковать. Далеко от норы кошка обычно не уходила.
   Коту помог случай. Как-то так получилось, что в лесу, несмотря на обилие дичи, в том числе крупной, не было волков. Казалось, что лес заговорен от этих хищников. Возможно, им не нравился повышенный радиационный фон или еще что-то, но как бы там ни было, а свои логова волки устраивали где-то в другом месте, и только зимой иногда наведывались в лес одна или две волчьи стаи.
   Однако долго здесь они не задерживались. Поэтому в лесу так много было косуль и кабанов. Жизнь без больших хищников была для них настоящим раем. И тут неведомо откуда появилась рысь. Она явилась как бы предвестником значительных перемен в укладе жизни лесных обитателей.
   До ее появления жизнь в лесу была хоть и не безопасной, но какой-то патриархальной, тягуче-размеренной, можно даже сказать – сонной. Старые особи или умирали естественной смертью, или их съедали мелкие хищники, что не противоречило законам природы, а зрелые, в расцвете сил, вили гнезда, рыли норы и размножались, попутно теряя какую-то часть молодняка, что тоже не являлось чем-то из ряда вон выходящим.
   Но кровожадная разбойница оказалась как бы живым магнитом. Вслед за ней пришли и волки. Пара волков соорудила себе весной логово на границе степи и леса. К лету у них родились малыши.
   Первое время, пока волчата не подросли, волки охотились, не отходя далеко от логова. Но по мере взросления потомства, требующего пищи все больше и больше, волки начали совершать набеги и на более отдаленные части леса. Однажды они появились и на охотничьей территории, которую рысь считала своей.
   Здесь нужно сказать, что волк для рыси такой же опасный и непримиримый враг, как рысь для лисицы. Волк злобно и решительно уничтожает рысей, даже когда в этом нет особой необходимости. Поэтому участков леса, освоенных волками, рысь старается избегать. Но в нашем случае все вышло наоборот – волки сами пришли на охотничью территорию рыси…
   В этот день Кот, как обычно, следил за рысью, сидя на кряжистом столетнем дубе, вершину которого расщепила молния. Собственно говоря, слежкой за своим самым коварным и опасным врагом Кот занимался не только из-за того, что ему хотелось плотно закусить на дармовщину или потому, что он был чересчур любопытным.
   Главной своей задачей Кот считал отвлечь рысь от направления, где находилась старая барсучья нора, в которой жило его семейство. Нет, это не было планом или мыслью в человеческом понимании. Просто он ЗНАЛ, что именно так должен поступить, если рысь захочет поохотиться возле речушки – там, где находится старая барсучья нора.
   Сегодня рысь устроила засаду на диких свиней. Несмотря на сухую, опаленную небесным огнем вершину, дуб был плодовит, и кабаны часто приходили к нему, чтобы полакомиться желудями.
   Рысь была молодой, но обладала большим охотничьим талантом. Она уже однажды убила подсвинка возле дуба. Чтобы сделать это, рысь пошла по самому легкому пути – забралась на одну из толстых нижних ветвей дуба и подождала, пока добыча не подошла к ней на расстояние прыжка.
   Поэтому теперь, прежде чем подойти к дубу, старый секач, вожак диких свиней, долго принюхивался и присматривался, и когда стадо начинало кормиться, он и еще два кабана постоянно оставались на страже. Так что повторить номер с засадой на самом дубе рысь уже не могла.
   А если она и попыталась бы напасть на свиней с наскока, то от нее могло остаться только мокрое место – с дикими кабанами шутки плохи. Их можно было взять только неожиданно и на испуг, чтобы они бросились бежать врассыпную. К тому же, рысь могла одолеть лишь поросенка или подсвинка. Взрослые кабаны были не чувствительны к боли, бесстрашны и злобны, поэтому убить их мог разве что тигр, король семейства кошачьих.
   На этот раз рысь затаилась в некотором отдалении от дуба, как раз над тропой, по которой обычно ходили дикие свиньи. Она опять забралась на дерево, и ее совсем не было видно с земли. Но вожак стада все равно учуял охотницу. Он несколько раз хрюкнул, и три самца во главе со старым секачом, вместо того, чтобы убежать, яростно атаковали дерево, на котором притаилась рысь.
   От их совместного напора дерево закачалось и затрещало – оно было не очень толстым. Рысь яростно зашипела, обнажив внушительные клыки, но эта демонстрация угрозы только подхлестнула кабанов, и они с утроенной энергией начали грызть древесный ствол и срывать с него кору и щепу. Казалось, что еще немного и дерево рухнет.
   Но тут вожак вдруг остановился, поднял вверх рыло и принюхался. Его ярость мгновенно улетучилась, уступив место ответственности за стадо. Похоже, старый секач что-то почуял. Какое-то время он стоял неподвижно, затем резко и требовательно хрюкнул, и свиньи дружно бросились бежать в направлении, противоположном тому, откуда пришли.
   Какое-то время испуганная рысь приходила в себя. А затем спрыгнула на землю, чтобы с вожделением и некоторой опаской обнюхать кабаньи следы. Она не могла понять, что стряслось.
   А вот Кот понял. Потому что увидел. С высоты своего насеста он заприметил две большие серые тени, идущие по звериной тропе. Это были волки, которые выслеживали стадо диких свиней. Они уже находились совсем недалеко от дуба.
   И тогда Кот совершил подвиг. Какие процессы происходили в это время в его голове, понять было трудно, но он сделал именно то, что нужно.
   Кот последовал примеру рыси – быстро спустился на землю. Но вместо того, чтобы улепетывать от дуба со всех ног, он вышел на открытое место и вызывающе зашипел.
   Сначала рысь опешила: ей бросает вызов какая-то малявка! Конечно, Кот был большим и, понятное дело, тяжелым, это рысь сразу отметила. Но несмотря на то, что она весила всего лишь на семь-восемь килограмм больше, нежели Кот, рысь была выше и сильнее его.
   Справившись с недоумением, рысь поступила так, как ожидал Кот – она свирепо оскалила клыки и бросилась на него с намерением немедленно растерзать нахала. Но Кот не стал с ней драться. Он развернулся и со всей возможной прытью помчался по звериной тропе навстречу волкам.
   Волки так ничего и не успели понять, потому что, не добежав до них два или три метра, Кот неожиданно взмыл в воздух и в невероятном прыжке оказался на близлежащем дереве. А мчавшаяся за ним рысь уже не смогла остановиться и врезалась в идущего впереди волка-самца.
   Дальнейшие события Кот наблюдал, сидя почти на верхушке дерева. Внизу вертелась куча мала. Волки злобно рычали, рысь визжала, а Кот невозмутимо вылизывал свою шерсть. Он был доволен как никогда прежде. Еще один враг – пожалуй, самый опасный – повержен, и угроз для его семьи стало меньше.
   Волки убили рысь, но есть ее не стали. И Кот, которому не пришлось долго ждать финала очередной лесной трагедии, вскоре понял, почему: розовое, аппетитное с виду мясо рыси было отвратительно горьким. Кот этого не знал. Оставив несколько «победных» меток на близлежащих кустах и деревьях, а также помочившись на труп рыси, он в отличном расположении духа удалился по своим кошачьим делам.
   И все же ему довелось побыть не только зрителем, но и участником жестокого лесного шоу. Все случилось спустя две недели после гибели рыси. Начались проливные дожди и охотиться стало тяжелее. В какой-то момент Кот даже пожалел, что рыси не стало. Она могла найти и убить дичь в любое время года. А там, гляди, и Коту кое-что перепало бы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация